READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Города Красной Ночи

Ставь на матерей, не прогадаешь

В сумерках мы направляемся к дому шкипера Норденхольца, который находится за пределами города и стоит на холме с видом на залив. Он принимает нас в большом внутреннем дворе, закрытом сверху решеткой и сеткой от москитов. У него худое аристократическое лицо, зеленые глаза, медленная ироничная улыбка и уклончивая манера беседовать, рассматривая кончик собственного носа…

– Добро пожаловать в Порт Роджер. Надеюсь, квартиры пришлись вам по вкусу… – Его английский почти идеален, за исключением легкого акцента. – А сейчас… – Он смотрит на свой нос и улыбается, указывая жестом на стол в двадцать футов длиной, уставленный едой: рыба, устрицы, креветки, индюшатина, оленина, мясо дикой свиньи, дымящиеся котлы с рисом, бататы, кукуруза, манго, апельсины и бурдюки с вином и пивом: chacun pour soi [ ].
Все угощаются, а шкипер Норденхольц рассаживает всех по местам. Меня сажают рядом с капитаном Строубом, рядом сидят близнецы де Фуэнтес, или Игуана, как их здесь называют, Опиум Джонс, Берт Хансен, Клинч Тодд, Ганс и Келли, и еще какой то Доктор Бенвей.
Я постараюсь передать беседу за обеденным столом настолько точно, насколько позволит моя память. Беседа касалась оружия и военной тактики, но на таком уровне, который я и представить себе никогда не мог в своих одиноких юношеских мечтах – ибо я всегда был бумагомарателем, и долгими зимами взаперти исписывал тетрадь за тетрадью зловещими историями, в которых присутствовали пираты с других планет, половые акты с инопланетянами и атаки Лучистых Мальчиков на Цитадель Инквизиции. Эти тетради, с иллюстрациями Берта Хансена, хранятся у меня, запертые в маленьком сундучке. Беседа за обеденным столом создала у меня впечатление, будто мои тетради ожили.
– Ради вас, ребят с «Великого Белого», – шкипер Норденхольц бросил взгляд на стол, и в его глаза блеснула ирония, – я хотел бы подчеркнуть, что нашим врагом в этих краях является Испания, и наше самое мощное оружие – это мечты о свободе, которые питают порабощенные народы, в настоящее время обращенные испанцами в рабов и пеонов. Но одного этого оружия недостаточно. Прежде всего, мы должны изобретать более эффективные ружья и пушки. В осуществлении этой задачи мы полагаемся на наших умелых оружейников. Мы не должны также забывать, что существует много различных видов оружия. Опиум Джонс, нам интересно послушать твой доклад.
Опиум Джонс встал, извлек на свет карту около шести футов в длину и заговорил своим мертвым опиумным голосом.
– Как вам известно, мы ввезли большое количество маковых семян. В этих краях у нас уже есть целые поля. Многие другие районы подходят для культивации. Мы рассылаем повсюду людей, предлагающих опиум. Миссионерская работа, как мы это называем.
– А в чем, по твоему, перспектива этого братского проекта? – спросил Норденхольц.
– С коммерческой точки зрения, мы можем продавать восточный опиум дешевле и взять в свои руки торговлю опиумом в Америках, Канаде и Вест Индии. Конечно, неизбежен известный рост процента наркоманов в районах культивации…
– Какими достоинствами и недостатками обладают наркоманы с военной точки зрения?
– Мы можем обеспечить лояльность путем контроля над урожаем опиума. Наркоманы лучше, чем не наркоманы, переносят холод, голод и лишения. Благодаря мощному иммунитету, у них большая сопротивляемость простудам, бронхитам и другим респираторным заболеваниям. С другой стороны, они выходят из строя, если перестать снабжать их опиумом.
– Вы также распространяете и гашиш?
– Разумеется. Одна мерка зерен бесплатно при любой покупке в наших традиционных торговых точках. В отличие от опиума, он растет везде. – Джонс сделал широкий жест. – Тут его везде полно.
Доктор Бенвей поднялся с места.
– Болезни погубили больше солдат, чем все войны в истории. Если твой враг болен, а ты здоров, то победа твоя. Здоровые стервятники могут убить больного льва. К примеру, мой ученый коллега Опиум Джонс отметил иммунитет наркоманов к респираторным заболеваниям. А я могу добавить, что периодически употребляющие опиум, которых не следует считать наркоманами, также обладают иммунитетом. Представьте, какие преимущества в случае эпидемии смертельной испанской инфлюэнцей.
– Существует ли способ вызвать подобную эпидемию?
– Никаких проблем. Все респираторные заболевания передаются через плевки, слизь и мокроты. Нам надо только собрать эти выделения и доставить их на вражескую территорию. Примите во внимание наших потенциальных союзников… – Он указал на карте несколько районов. – Малярия и желтая лихорадка… обе вывезенные из Старого Света и процветающие в Новом. Исследования убедили меня в том, что эти болезни переносятся москитами. Сетки от москитов, хвойное масло, сок цитронеллы, которым натираются открытые участки кожи… эти простейшие предосторожности – не всегда, впрочем, надежные – дадут нам преимущество в пятьдесят случаев заболевания у врага против одного у нас. Дизентерия, желтуха, тифозная лихорадка… это еще более надежные союзники, которые вызываются путем заглатывания зараженных экскрементов, которые следует собирать и добавлять во вражеские запасы воды. Кипячение всей питьевой воды и исключение потребления сырой пищи и неочищенных фруктов дает стопроцентную защиту. Мы, конечно, всегда должны проявлять осторожность, чтобы не вызвать такую болезнь, от которой у нас самих нет лекарства или способа профилактики.
– Магическое оружие?
Сестра Игуана начала своим ровным нездешним голосом:
– Все религии – это магические системы, соперничающие друг с другом. Церковь загнала магию на шабаши сект и, где практикующие связаны друг с другом общим страхом. Мы можем объединить население Америк в огромную секту, живущих согласно Правилам и противостоящих христианским церквам, католической и протестантской. Наша политика в том, чтобы поощрять магическую практику и вводить альтернативные религиозные верования, дабы подорвать монополию христианства. Мы установим альтернативный календарь с нехристианскими праздниками. Христианство займет свое место как одна из многих религий, охраняемых от преследования Правилами.
– Экономическая война?
Строуб просмотрел какие то записи:
– Мы можем, естественно, продавать по дешевке восточный опиум… и, несомненно, многие другие продукты, такие как чай, шелк и пряности. Но самая наша мощная монополия – это сахар и ром. Европа дорого заплатит нам за свой сахар.
Мой аппетит был обострен гашишем, и я лучше всех смог оценить великолепную трапезу: моллюски и устрицы, испеченные на раскаленных углях с сухим белым вином, дикая индейка, голуби, оленина с марочным бордо, креветки, кукуруза, тыква и бобы, авокадо, манго, апельсины и кокосовые орехи.
После того, как компания наелась до отвала, шкипер Норденхольц постучал стаканом по столу, требуя тишины. Он поднялся с места и подошел к карте, говоря словно с самим собой, с паузами и неоконченными фразами, время от времени делая жесты в сторону карты своими длинными ухоженными пальцами игрока.
– Ради вновь прибывших… опытные работники тоже могут принести выгоду… несколько рекомендаций и советов. Мы уже основали… укрепленные поселения… как вы видите, число их практически неограниченно. Нам нужны ремесленники, солдаты, моряки и земледельцы, чтобы 0аселить уже основанные поселения и основать новые от Берингова пролива до Мыса. Деторождение поощряется… это, на самом деле, долг, надеюсь, не слишком неприятный. Мы рассчитываем, что некоторые из вас заведут семьи. В любом случае, матери и дети… о которых хорошо заботятся, вы меня понимаете. Нам нужны семьи, которые бы действовали как агенты и шпионы, в краях, находящихся под властью врага. Мы обращаемся к тем из вас, кто может работать поваром, метрдотелем, доктором, фармацевтом… стратегические профессии. Одна из наших целей – приучить испанцев к опиуму, сделав их таким образом зависимыми от поставок, которые мы можем, в ответственный момент, прекратить… А сейчас – здесь есть несколько, э э, молодых леди, которые дожидаются встречи с вами.
Он кинул горсть какого то порошка в жаровню, и оттуда с громом поднялось густое облако дыма. Шкипер Норденхольц, капитан Строуб, Опиум Джонс, доктор Бенвей и близнецы Игуана исчезли.
Вот ветер врывается во двор дома шкипера Норденхольца в Порт Роджере, задувая свечи. Когда они все гаснут, пятьдесят девушек и женщин стоят вдоль южной стены двора. Мужчины и юноши располагаются вдоль северной стены, лицом к женщинам.
Хуанито, шут и церемониймейстер, выпрыгивает на середину двора и поднимает руки, требуя тишины.
– А сейчас мы отделим los maridos, супругов, от los hombres conejos, мужчин кроликов, которые ебут, – он делает быстрое движение бедрами, – и сматываются. – Он изображает, будто бежит, размахивая руками и высоко задирая ноги. – Все мужчины кролики отойдите к восточной стене.
Ганс ухмыляется, прикладывает ладони к голове, изображая кроличьи уши, и трусит к восточной стене в сопровождении четырех друзей немцев. Мальчик бербер с русыми волосами, синими глазами и остроконечными ушами играет на флейте, отходя к восточной стене. Джерри и танцующие мальчики скачут вслед за ними, жуя морковки. Берт Хансен вытаскивает кролика из шляпы, берет низкий старт и бежит к восточной стене под улюлюканье женщин и аплодисменты ребят с восточной стены. Я шевелю ушами, и шмыгаю носом, оскаливаю зубы и рысью бегу к восточной стене в сопровождении Брэди, Пако, Клинча Тодда, Гая и Адама. У восточной стены внушительный перевес… Хуанито смотрит вокруг, словно в замешательстве…
– Esperan esperan…. Погодите погодите….
Он танцует за ширмой и выскакивает оттуда голый, в одной только кроличьей маске. Он смотрит на женщин. Его уши дрожат и указывают на восток….
– Y yo el mas conejo de los conejos… крольчее всех кроликов.
Он издает визг и направляется к восточной стене огромными скачками.
Он сбрасывает кроличью маску, снова выходит на середину двора и устанавливает на маленьком столике песочные часы. Он смотрит на предполагаемых супругов, которые все еще стоят у северной стены…
– У вас есть две минуты на размышление.
Он возвращается и встает у восточной стены. Пока сочится песок, я изучаю эти лица. Если мы рыбы, то они – вода, в которой мы будем плавать. Они будут прятать нас, снабжать нас оружием, проводниками и информацией. Они будут выполнять операции по саботажу в тылу врага. Некоторые из них будут управлять гостиницами, обслуживая чиновников, священников и генералов. Другие станут врачами и аптекарями. Они опытны в работе с изысканными наркотиками и ядами. Они будут претворять в жизнь идею войны невидимых живчиков, разработанную Бенвеем. Последние кролики мчатся к стене – и вот весь песок уже перетек вниз. Затем жены и мужья разбиваются на пары и удаляются в отдельные комнаты.
Хуанито подпрыгивает вверх и исполняет фламенко, в то время как мы возвращаемся к северной стене, встречаясь с женщинами, которых осталось тридцать. Среди них представлены все расы: блондинки, рыжие, индианки, китаянки, негритянки, португалки, испанки, малайки, японки, некоторые смешанных кровей. Идут приготовления. Танцующие мальчики сметают прочь тарелки и расстилают циновки. Зажигают курительницы для благовоний, появляются музыкальные инструменты, достаются декорации и костюмы: козлиная шкура Бужелу, костюмы с рисунками скелетов, крылья, маски зверей и богов. Две скользящие петли перекидываются через балку, веревку пропускают через два блока, чтобы облегчить повешение. Я замечаю, что веревки эластичны, а петли обшиты мягкой кожей.
Хуанито объявляет:
– Кролики мужчины и кролики женщины, готовьтесь к встрече с вашими создателями.
Он направляется от восточной стены к раздевалке. Мальчики скидывают с себя одежду, хихикая и сравнивая размеры своих набрякших членов, а затем они вытанцовывают на середину двора, образуя очередь из нагих тел. Женщины тоже уже все голые. То, что следует за этим, больше смахивает не на безудержную оргию, а на театральное представление.
– Леди и джентльмены, сейчас мы станем свидетелями совокупления Бога Пана и Богини Айши.
Задник представляет собой марокканские холмы в полнолуние, полную луну изображают при помощи своих машин осветители, золотой свет мерцает на наших голых телах, и двор заполняет музыка Пана. Шестеро танцующих мальчиков, вооруженных кнутами, натягивают поножи и шапки из козлиной шкуры и пляшут перед шестерыми девушками, одетыми в развевающиеся балахоны из тонкого синего шелка. Лица у мальчиков нездешние и бесстрастные, однако их тела извиваются и трясутся, словно обуреваемые дикими духами. Мальчики раздирают балахон на Айше, которая пытается бежать. Они порют ее кнутами по заднице, Айша падает на четвереньки, и они ебут ее под крещендо барабанов и флейт, а воздух наполняется странным ароматом.
– А теперь, почтеннейшая публика, представляем на ваше развлечение: Полуповешенный Келли и Полуповешенная Кейт исполняют Висельную Джигу.
Задник представляет собой восторженную толпу на площади. У Кейт рыжие волосы до пояса, сверкающие зеленые глаза и свежие красные пеньковые следы вокруг шеи. История гласит, что ее вешали за ведовство и другие противоестественные преступления, и вдруг и зрителей, и исполнителей расшвыривает в разные стороны диким воплем, достойным баньши [ ], а эльфы тем временем срезают ее и возвращают к жизни.
Кейт и Келли отвешивают поклон. Мальчик с рыжеватыми волосами, которого я уже видел на лодке, играет на волынке, и они начинают отплясывать дикую джигу, волосы Кейт развеваются вокруг, как адово пламя, они пляшут под ждущими их петлями, которые надевают друг другу на шеи с идиотскими ухмылками. Он вставляет в нее свой член, корчась в воздухе, в то время, как их вздергивают хохочущие палачи. Их глаза вспыхивают висельным огнем, и два тела обволакивает кипящий эллипс сине белого света. Их опускают на матрац, и маленькие мальчики, раскрашенные зеленой краской, возвращают их к жизни. Они встают и отвешивают поклон.
Задник представляет собой море, песок и пальмы. Идиотская гавайская музыка, и Ганс исполняет хула трах с гибкой малайской девушкой, в то время как его четверо друзей, лежа на спинах, задрав ноги в воздух, аплодируют подошвами ступней. Затем и пальмы, в которых спрятались мальчики, включаются в хула танец. Невероятно комический эффект, все заливисто смеются. Наконец, все актеры, включая пальмы, отвешивают поклон.
Тринадцать танцующих мальчиков ебутся под барабаны Гнауа и хлопают в такт. Музыка Гнауа отгоняет злых духов, которые могут попытаться проникнуть в матку. Можно увидеть будущего ребенка в потоке жидкого золота, а дух Хассана ибн Саббаха, Повелителя Джиннов, Повелителя Ассассинов, вселяется в извивающиеся тела и пустые отрешенные лица, скача верхом на барабанах, как на вздыбленном огненном коне. Все мальчики одновременно кончают, и волчья морда Пана сияет сквозь их юные лица, словно метеор.
– Изнасилование валькирии, – объявляет Хуанито.
Шведская девушка с длинными белыми волосами появляется среди декораций, изображающих северное сияние. Она едет верхом на лошади, которая неожиданно падает под ней и превращается в двух замаскировавшихся белокурых юношей, которые связывают девушке руки золотой веревкой. Один из них ебет ее, а другой ласкает ее соски. Парни подмигивают друг другу и ухмыляются, оскаливая зубы.
Я пытаюсь придумать, какого рода действие мне совершить, чтобы достичь обязательного конечного результата – зачатия. Клинч Тодд помогает мне выйти из затруднения. Его отец был ветеринаром и открыл, что сперма, взятая у призовой свиньи, коня, быка, пса или кота может быть введена во влагалище и вызвать беременность, за что невеста должна заплатить немалое приданное. Более того, один удой мог дать достаточно спермы для многих сюрпризов, и Клинч хранил целые кувшины этой дряни в леднике. Я как то раз делал с ним вместе обход потехи ради. Он вовсю дрочил призовым хрякам и спринцовкой вводил сперму в свиноматок – бесстрастно, словно подстригал живую изгородь. У него были золотые руки: животных охватывала похоть, стоило ему к ним прикоснуться. Но он повадился употреблять опиум, и руки его подвели. Один жеребец лягнул его в голову и убил наповал.
Вот и выход. Клинч выстраивает в ряд пятерых девушек различных рас – черную, китаянку, малайку, индианку, берберку – которые будут косвенно оплодотворены, избавив меня от необходимости притрагиваться к женщине, которая не вызывает у меня восторга. Я буду играть Бога Зерна в головном уборе из кукурузы. Мальчик с Юкатана с черной кожей, прямыми волосами и классическими чертами майя исполнит роль Черного Капитана, одного из богов войны, и выебет меня стоя, а Джерри в роли Ганимеда виночерпия соберет семя в алебастровый кубок.
Затем девушек увезут в дальние общины, и они будут ожидать разрешения от бремени. Если они захотят выйти замуж, то получат неплохое приданое, а их детей с детства будут обучать владению оружием и готовить к тому, чтобы они заняли свои места в деле борьбы за свободу.
Страницы из дневника Иронделлы де Мер:
Я колдунья, и я воин. Я не желаю, чтобы ко мне относились, как к племенному животному. Приходит ли это в голову шкиперу Норденхольцу? Никакого насилия, говорит он, не будет применяться – но меня принуждают обстоятельства – я осталась здесь без единого песо – а индейская кровь обязывает меня встать на сторону всех врагов Испании. Ребенок вырастет колдуном или колдуньей.
Теперь – краткое описание этих потасканных авантюристов, собравшихся присвоить себе целый континент и переделать его на свой вкус. Все они – puto maricones, продажные педерасты. Взгляните на этого Хуанито – el mas maricon de los maricones. El mas puto de los putos [ ]. Двадцать лет тому назад Норденхольц торговал своей жопой в Гамбурге. Старая история: капитан западает на него и берет в команду четвертым помощником.
А Строуб, с его тщательно разученным итонским выговором. Бывшие циркачи. Мама и папа были гимнастами, и исполняли на проволоке номер – повешение с ангельскими крыльями: он снимает петлю, простирает свои крыла и совершает захватывающий половой акт в воздухе со своей женой ангелицой. Это привлекало много внимания, и Строубов пригрели аристократы, но ненадолго. Вскоре высокомерность их обращения и разговоры с членами королевских семейств на манер добродушного общения со слугами отплатили им тяжкой платой. Было обнаружено их американское происхождение, их отослали в колонии, где они решили, что половой акт между ангелами – это слишком экзотично для американских вкусов, и они стали работать как Поющие Гимнасты. Вскоре они добавили побольше инструментов, перебрасывая их друг другу на проволоке – исполнение музыкальных фокусов на канате, вот что это было. Юный Джон научился своей выдержке на канате, так же, как и фехтованию. Но шоу бизнес был не для него, и он отправился в плавание с Норденхольцем.
Близнецы Игуана имеют определенное право претендовать на принадлежность к аристократии. Они происходят из старой помещичьей семьи, разорившейся и лишившейся всех владений. Их воспитали так, чтобы они всегда вели себя как богачи: «Делай вид, что у тебя все есть, и у тебя все будет», – говаривала Мама. Такие вещи не очень то сходят с рук в Мексике. С нелепыми поддельными титулами и наемными пистолерос, которым они пообещали денег, они прибрали к рукам поместье в Мексике и нашли серебряную жилу.
Норденхольц – хороший организатор. Он сразу понял, что одно единственное поселение будет неизбежно обнаружено и стерто с лица земли. Его план состоит в том, чтобы основать множество поселений, чтобы, если одно из них захватят, можно было ретироваться на другую укрепленную позицию, покуда отряды численностью человек в тридцать будут обрубать линии снабжения, загрязнять вражеские запасы воды, совершать молниеносные налеты и, в конце концов, вынуждать врага сражаться на двух фронтах, когда он осадит следующее поселение. Отличная стратегия. С каждой победой все больше людей собирается под знаменами Правил.
Предположим, испанцы будут изгнаны или приведены под власть Правил. Предположим также, что подобные восстания в Северной Америке и Канаде уничтожат власть англичан и французов. Что тогда? Можно ли будет удержать такую обширную территорию без привычной машины государства, без послов, армии и морского флота? Такое возможно только с помощью колдовства. Это революция колдунов. Я приму в ней участие в качестве колдуньи.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE