READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Пространство Мертвых Дорог

Глава 7

Субботний вечер, и, возможно, кто нибудь с другого берега забредет в салун к дядюшке Кесу – беды искать. Долго то искать не придется… короткоствольный полуавтоматический 44 го калибра будет в самый раз, решает Ким, а в кобуре на сапоге про запас 22 й пусть полежит. Правда, чтобы выхватить его, придется согнуться половчее. Ким репетирует перед большим зеркалом.

Как только Ким проходит сквозь вращающиеся двери, он понимает – сейчас начнется. Два человека за стойкой рядом с входом. Один – высокий и худой с мертвым, кислым, деревянным лицом, второй – тоже высокий, но жирный, с обвислыми губами и свинцово серыми глазами. Они вскакивают, перекрывая дорогу к двери. Вислогубый ухмыляется, показывая отвратительные желтые зубы.
– Слушай, что то мне пойло в глотку не лезет, когда я оказываюсь с голубцом в одной комнате. А тебе, Клем?
– Та же самая история, Кэш.
Видно, судя по всему, им бы хотелось поглумиться еще маленько, но Киму этого вовсе не хочется.
– Джентльмены, я не имею ни малейшего желания с вами ссориться… позвольте мне предложить вам по стаканчику.
В то время как Ким произносит эту фразу, рука его непринужденно и ловко скользит сперва к поясу, а затем обратно, словно он хочет вручить Клему свою визитную карточку, а затем он стреляет противнику в живот. Клем складывается пополам, вставная челюсть вылетает у него изо рта, щелкая в воздухе зубами. 45 й калибр Клема, который тот едва успел вытащить из кобуры, палит в пол, проделывая в нем дыру. Ким поворачивается на каблуках, крепко сжимая револьвер в обеих руках, и стреляет Кэшу в ямочку на шее. Пуля вырывает тяжелый шматок окровавленной кости и размазывает его по стене. Револьвер Кэша с лязганьем падает обратно в кобуру. Клем крутится на месте, пытаясь взвести курок кольта негнущимися пальцами. Не дожидаясь результата, Ким всаживает ему пулю прямо в лоб. Оба засранца замертво падают на пол.
Тщательные тренировки принесли свои плоды. Глядя на два распластанных на полу тела, из которых вытекают кровь и мозги, Ким чувствует себя просто превосходно – непобедимым. Два врага никогда не потревожат его вновь. Два паршивых сукина сына растворяются в воздухе и пороховой гари.

Ким вспоминает свои первые подростковые эксперименты с биологическим оружием. Оружием была оспа, городок иеговистов за рекой – мишенью. Их отвратительный молельный дом испортил ему великолепные закаты; его позолоченный шпиль напоминал Киму нежелательную эрекцию, и он поклялся, что придет день, когда этот шпиль будет повержен.
Это проще простого. Жители города были противниками вакцинирования… они не позволяли никому «портить Христову кровь». На рубеже столетий возникло немало подобных культов, но их приверженцы довольно быстро вымирали, рано или поздно с неизбежностью заражаясь оспой.
Так что, можно сказать, Ким просто поторопил руку судьбы, раздав иеговистам бесплатные иллюстрированные Библии, пропитанные культурой вируса оспы. Выжившие покинули город. Ким купил землю и опробовал на молельном доме свой самодельный огнемет. Схему он отыскал в журнале для мальчиков… там это устройство называлось «уничтожителем сорняков». Что ж, плевелы, как известно, и есть сорняки…
Паровоз свистит… тук тук тук… Ким покачивается на сиденье поезда…
ДОДЖ СИТИ
От рисунка, выполненного черной, зеленой, коричневой тушью, исходит мрачная, потаенная угроза – такая же, как от «Вида Толедо» работы Эль Греко… прозрачные кони и всадники, призрачные вывески и здания, мертвые улицы – старые киношные декорации.
КИТАЙСКИЙ РЕСТОРАН ЙЕНГА ЛИ Ким проходит в ресторан и, ступая на цыпочках, осматривает кабинки с одной стороны зала. Жирный краснолицый и черноусый коммивояжер, салфетка заткнута за воротник, удивленно, испуганно и ненавидяще глядит на него из за миски с чоп сви , словно
Ким – последний, кого он ожидает и хочет видеть.
Ким поднимает брови, смотрит в глаза коммивояжеру, пока тот не опускает взгляд и, кашлянув, не принимается снова за еду. Ким садится лицом к двери, в то время как коммивояжер начинает ерзать на скамейке, раскачивая кабинку. Ким бросает раздраженный взгляд через плечо. Затем он вновь смотрит на дверь, и рука его тянется к нагрудной кобуре, которую он использует, когда стреляет из положения сидя. Пуля врезается в стенку кабинки у него за спиной.
Коммивояжер давится, заливая кровью салфетку, и падает лицом в миску с чоп сви.
Действие перемещается в контору Бэта Мастерсона. Бэт – спокойная и неприметная личность. Он закуривает сигару и рассматривает Кима сквозь клубы дыма,
– Кто это был? – спрашивает Ким…

Бэт берет со стола папку…
– Наемники. Наемные мордовороты. Там таких хоть завались.
– Это надо понимать так, что мне пора сваливать?
– Страна большая, а все равно – одна деревня. Рано или поздно они до тебя доберутся. Если хочешь спрятаться – вали на восток… Чикаго… Бостон. Нью Йорк… Я, конечно, могу назначить тебя помощником шерифа…
– Спасибо, не надо. Я обещал отцу на смертном одре, что никогда не надену жетона блюстителя по рядка.
– В этой жизни рано или поздно приходится занять свое место. Жетон гарантирует тебе определенную безопасность. И если будешь работать на кого нибудь из крупных землевладельцев, это тоже даст тебе безопасность…
– Выколачивать деньги с арендаторов?
Бэт пожал плечами:
– Рано или поздно приходится занять свое место Ты ведь даже не бандит… По крайней мере пока еще..
Много лет спустя Бэт отвечает в Нью Йорке на вопросы репортера…
– Шустрый? Ну, скажем так, он таким не казался. Себя не обгонял. Всегда держал револьвер сразу обеими и не давал промаху никогда. Кроме того, револьверы у него были особенные, полуавтоматический у него был с мягким спуском, заряжался разрывными пулями, теми, что, когда раскрываются, с полтинник размером… А еще у него имелся гладкоствольный 44 го калибра, который сразу выстреливал шестью пулями… И вот еще: догадаться, когда он выхватит пушку, было невозможно. На лице и мускул не дернется, а пушка – глянь! – и уже у него в руке…
– А правда, что он из голубой роты?
– С этой стороны я его не знаю. Я в чужую постель носа не сую…
– Это правда, что вы изгнали его из Додж Сити?
– Нет, я просто попросил его оказать мне любезность и куда нибудь поехать…
– И куда он поехал?
– Гулять по свету, полагаю. Время от времени слухи о нем доходят до меня из самых разных мест…

Ким стоит спиной к стойке. У него за спиной – портрет обнаженной женщины в натуральную величину. Светловолосый парнишка с худощавым лицом, дико вращая глазами, пятится назад, револьвер в трясущейся руке. Волосы на голове у парня стоят дыбом, прыщи на лице пылают, когда он нажимает на спуск и всаживает пулю в лобок голой блондинке, прямо над головой Кима. Ловким движением ;Ким выхватывает револьвер, сжимает рукоятку обеими руками и выстреливает парнишке в живот чуть пониже ременной пряжки. Энергия пули, словно кулачный удар, отбрасывает мальчишку назад, и тот валится на карточный стол, роняя на пол фишки и стаканы.
Картежники вскакивают из за стола и поднимают руки вверх. Они смотрят в какую то точку у Кима за спиной: бармен держит обрез в шести дюймах (от хребта Кима, его цветущая физиономия лучится самодовольством, когда он подмигивает картежникам. Он кокетливо прикрывает глазки. Делает шаг по направлению к бару и оступается. Обрез летит на пол, переворачивая по пути плевательницу. Мясницкий топор торчит у бармена из затылка. Из узкого прохода между стойкой и кухней зловеще ухмыляется молодой китайчонок. Он изображает, будто берет поводья в руки, и показывает на боковой выход. Ким медленно пятится. Один из картежников, персонаж с надменным орлиным профилем и бледно серыми глазами, держит в поднятой руке сигару. Как только Ким исчезает за дверью, он медленно вкладывает сигару обратно в рот. Это Пэт Гарретт . Ким и китайчонок скачут бок о бок, пересекая ручьи, стараясь скакать по камням, но все равно оставляя следы, которыми может воспользоваться погоня.
Они осаживают коней, расседлывают их и снимают узду. Ким смотрит на своего коня. Тот прядает ушами и оскаливает ужасные желтые зубы. Ким резко огревает коня по крупу арапником, и оба скакуна несутся прочь, Кимов впереди. Неся седла в руках, они аккуратно заметают следы веткой сосны, при этом китайчонок что то мурлыкает себе под нос. Они направляются к заброшенной индейской хижине.

Мальчики обнажены; прижавшись друг к другу, они рисуют карту на мягкой красной глине, покрывающей пол хижины. Ким от напряжения высунул кончик языка; он рисует дорогу, которой побежит его конь, а второй побежит за ним следом. Время от времени китайчонок вносит в карту исправления. И вот она закончена. Китайчонок искоса улыбается Киму.
– Моя зопу ебай?
Ким становится над картой на четвереньки. Китайчонок засовывает палец ему в задний проход.
– Это «Тигловый бальзам». Осинь холоси, осинь голячи. Скакай как лошадка…
Он вставляет в задницу Киму свой тонкий твердый член. Ким пятится назад, брыкается, топочет копытами. Затем он делает вид, будто скачет галопом, в то время как китайчонок ебет его, подпрыгивая словно в седле и держа Кима руками за плечи.
Ким оскаливает зубы. Земляничного цвета волдыри высыпают у него на шее, на спине и вокруг сосков. Конский запах наполняет хижину, когда Ким кончает с визгом и ржанием. Белый конь Кима плевком спермы летит вдаль, уводя за собой погоню.

Монтажный стык. Интервью с Бэтом Мастерсоном…
– Ага, он убил сынка Старого Бикфорда, а Бикфорд держал на жалованье тридцать стволов. После этого ему и пришлось тронуться в путь.

Облизнув кончик карандаша, Ким записывает в своем дневнике:

Итак, чему я научился за сегодняшний день… Никогда не поворачивайся спиной к бармену. Он всегда займет сторону местных, потому что на местных он делает деньги. Лучше всего пристрелить его в самом начале. Только глупцы проявляют сострадание к негодяям, которых следует наказывать еще до того, как им представится случай совершить злодеяние.

Снаружи слышно тихое конское ржание. Ким натягивает брюки и сапоги. Они принимают решение разойтись в разные стороны и встретиться в Клир Крик через месяц.

Ким появляется в дверях салуна. Бородатый мужик у стойки выхватывает револьвер, в то время как бармен шарит рукой под стойкой, ища свой обрез. Ким достает оружие первым и стреляет бармену в сердце. Пуля второго противника пролетает мимо Кима и попадает в брюхо лошади, стоящей у коновязи снаружи…
Прежде чем бородач успевает взвести свои однозарядный кольт 45 го калибра, Ким убивает его двумя быстрыми выстрелами в живот.

Точно так же, как заранее чувствуешь перед выстрелом попадешь или промажешь, можно почувствовать и попадет или промажет твой противник. Я знал, что бородач промажет, поэтому я начал с бармена с его обрезом.
Вообще то надо всегда начинать с обреза.

Когда Ким и Рыжий Пес зашли в салун «Золотой самородок», разговоры смолкли. Бармен сразу нырнул под стойку, делая вид, что ищет какую то особенную бутылку для особенно разборчивого посетителя. Ким встал за спиной у бармена и облокотился о стойку лицом к двери, предварительно убедившись, что сзади никого нет.
– Два пива на стойку, человек!
– Ты что то сказал? – спросил бармен, не поворачивая головы.
– Ты меня слышал. Два нива, мигом, короче, pronto, холодного, sabes? Fresca…
Тут бармен наконец нашел то, что искал, а именно бутылку «Саузерн комфорт», и направился обратно к стойке с ней в руке.
– Мы не обслуживаем тут грязных индейцев и их полюбовников тоже не обслуживаем… А вот джентльменам всегда рады.
– Ты обслужишь нас первыми.
Бармен наливает порцию левой рукой, в то время как его правая шарит под стойкой в поисках обреза под охотничий патрон «десятку».Ртутная пуля 32 20
Пятеро человек вскакивают с мест, пытаясь перекрыть выход. Ким выбирает из них того, кто даже не вздрогнул, когда Рыжий Пес пристрелил бармена, – узкоплечего мужчину с бледными глазами, на груди у которого звезда помощника шерифа. Выстрел узкоплечего не заставляет себя ждать: Ким резко поворачивается боком, и пуля чиркает по пряжке его ремня.
– Ой! – выкрикивает Рыжий Пес. Ким стреляет блюстителю закона прямо в солнечное сплетение. Тот со стоном складывается пополам, извергая красные искры ненависти из мутнеющих глаз. Ким нашпиговывает ему свинцом шею. Помощник шерифа падает, с хрипом извергая кровь из разорванной гортани. Какой то бородач медленно валится на живот с мечтательным выражением распятого Христа на лице; во лбу у него зияет синеватое отверстие, проделанное пулей 32 20, выпущенной Рыжим Псом, из лопнувшего затылка вытекают мозги, похожие на подгоревший омлет.
Убивать людей – это затягивает, как наркотик. Ким худеет на глазах, пора с этим как то завязывать. К тому же городок невелик, убивать скоро будет некого. Но вот этот уродливый, прыщавый парнишка выглядит весьма привлекательно. Главное – ничем не выдать себя. Делать вид, что его не замечаешь. Парнишка подходит к стойке и прислоняется к ней, разглядывая Кима наглыми поросячьими глазками.
– Я слышал, hombre, что у тебя дурная репутация?
– А я ничего такого не слышал.
Ким слегка вздрагивает. От него исходит резкий мускусный запах, похожий на запах скунса. Это запах лихорадки убийц, но парнишка туповат и ничего не замечает. Ким распрямляется, чтобы достать оружие.

ДАААААА, русский револьвер 44 го калибра прыгает Киму прямо в ладонь. Пуля с хлопком входит парню в живот, и парень со стоном складывается пополам, Ким чувствует этот стон всем своим нутром. Это та а ак приятно!
Паренек оседает на пол очаровательной грудой мяса и тряпья.

Я однажды видел его в деле. Ну, дело то, впрочем, было так себе. Какая то мелкая шпана, просто славы хотел парень, чтобы всюду похваляться, я, мол, убил Кима Карсонса. Не такой уж молодой, лет под тридцать. Ким никогда, не делал зарубок на рукоятке револьвера, не хотел ее портить, тонкой работы штучка – черное дерево, железное, розовое, тик и тонкие металлические инкрустации – медь, серебро и золото. Специально под его руку сделана была.
Мы вышли из бакалейной лавки, встали на крыльце – какое там крыльцо, две деревянные ступеньки вниз к улице. Ким, должно быть, этого типа еще из лавки заприметил, потому что, выходя из двери, он сказал: «Не подержишь ли вот это?» и передал мне пакет с покупками. (Мы в это время делили одну комнату на двоих.) Выходим и тут же прямо перед крыльцом напарываемся на этого толстомордого типа.
Ким стоит, глаза внимательные, чуткие, руки висят как плети по бокам, ждет. Даже и не знаю почему, но мне и в голову не пришло прятаться, словно мы все на сцене, а у меня роль такая – стоять с коричневым бумажным мешком в руках, и тут вдруг до меня доходит. Внезапная ледяная испарина по спине, а дело то было в июле, жара стояла за тридцать…
«Ты, голубец ебаный!» – кричит этот тип, выхватывает пушку и два раза стреляет, выбивая стекло в окне лавки футах в двух над головой у Кима.
Ким на это ни малейшего внимания не обратил, просто поднял револьвер на уровень глаз и выстрелил этому дурню прямо туда, где у него брюхо на ремень наползало… Ну, тот сложился пополам, блюя кровью, и Ким добил его выстрелом в лоб и сказал, обернувшись ко мне:
«Из соображений гуманности…»
А затем он засунул револьвер обратно в кобуру и смахнул осколок стекла с плеча.
Да, особенно шустрым он не был… «Я никогда не стреляю, пока не почувствую, что обязательно попаду, – говаривал он мне. – Каждому стрелку требуется определенное время на то, чтобы извлечь револьвер, прицелиться, выстрелить и при этом попасть. Если у кого то это время меньше, чем у тебя, тебе приходит конец».
Некоторые стрелки, которые показывают чудеса в тире, не могут попасть в цель вовремя перестрелки. Ким в тире был середнячком из середнячков. Говорил, что это для него такая же скучища, как игра в шашки. Он вообще играть не любил, карт в руки отродясь не брал.

Ким сошел со сцены в Коттонвуд Джанкшн. Сцена двигалась на запад, а ему хотелось на север. Иногда он решал, в каком направлении двигаться, исходя из знаков, ведомых ему одному, иногда просто позволял ногам нести его, куда им вздумается. Или же услышав рассказ про какое нибудь место, он загорался желанием побывать там. При этом он старался избегать городов, население которых славилось набожностью. Утром, перед тем как выйти на сцену, он посоветовался со своим оракулом, который представлял собой нечто вроде той спиритической доски, что была у его матери, которая увлекалась столоверчением, предсказаниями по хрустальному шару и имела собственных духов хранителей. Один из них, которого Ким особенно любил, был индейским мальчишкой но прозвищу Малыш Риверс.
Однажды, когда матери не было дома, Ким надел одно из ее платьев, накрасился, как шлюха, и позвал Малыша Риверса, а в следующее мгновение он уже срывал с себя одежду, и хотя руки были, конечно, его, делал это словно бы не он сам, и он извивался и стонал, а Малыш Риверс тем временем еб его, закинув его ноги себе на плечи, а затем вспыхнула яркая серебристая вспышка, и он потерял сознание.
Оракул сообщил ему, что Малыш Риверс неподалеку. Он должен внимательно следить за всем, и тогда он поймет, что ему делать, так что, когда он увидел знак, показывающий на север, – КЛИР КРИК 20 МИЛЬ, – он, стоя посреди дороги с «аллигатором» в руке, принял решение сойти со сцены.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE