READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Голый завтрак

РЫНОК

Панорама Города Интерзоны. Начальные такты Покеда, Восточный Сент-Луис… то громко и ясно то тихо и прерывисто будто музыка где-то на ветреной улице….
Комната кажется трясется и дрожит от движения. Кровь и субстанция многих рас, Негритянской, Полинезийской, Горно-Монгольской, Пустынно-Кочевнической, Полиглото-Ближневосточной, Индейской – рас, еще не придуманных и не рожденных, комбинаций, доселе неосуществленных, протекает сквозь твое тело. Миграции, неописуемые путешествия по пустыням и джунглям и горам (застой и смерть в закрытых со всех сторон горных долинах где растения вырастают из гениталий, обширные ракообразные насиживают внутри яйца и проламывают скорлупу тела) через Тихий океан в каноэ с выносными уключинами к Острову Пасхи. Сложносоставной Город где все человеческие потенциалы разложены на огромном молчащем рынке.

Минареты, пальмы, горы, джунгли… Вялая река кишащая злобной рыбой, широкие заросшие сорняками парки где мальчишки валяются в траве, играют в загадочные игры. Ни единой запертой двери во всем Городе. Любой заходит к тебе в комнату в любое время. Начальник Полиции – Китаец он ковыряется в зубах и слушает обличения высказываемые сумасшедшим. Время от времени Китаец вынимает изо рта зубочистку и поглядывает на ее кончик. Хипстеры с гладкими медного цвета лицами валандаются в дверных проемах покручивая ссохшимися головками на золотых цепочках, их лица пусты невидящим спокойствияем насекомых.
У них за спинами, в открытых дверях, столики и кабинки и бары, и кухни и бани, спаривающиеся пары на рядах латунных кроватей, паутина тысячи гамаков, торчки перетягиваются перед ширкой, дурцефалы, драпарники, люди едят болтают моются там, в дымке дыма и пара.
Игровые столы где играют на невероятные ставки. То и дело какой-нибудь игрок подскакивает с воплем отчаянья, проиграв свою юность старику или став Латахом своему оппоненту. Но есть ставки и повыше чем юность или положение Латаха, игры где только двое игроков на всем свете знают каковы ставки.
Все дома с Городе соединены друг с другом. Дома из дерна – высокогорные Монголы помаргивают в дымных проемах – дома из бамбука и тика, дома из саманных кирпичей, каменные и краснокирпичные, южнотихоокеанские и маорийские дома, дома на деревьях и речных лодках, деревянные дома в сотню футов длиной укрывающие целые племена, дома из ящиков и гофрированного железа где старики сидят в гниющем тряпье помешивая консервированный жар чтоб остыл, громадные ржавые железные каркасы вздымающиеся на двести футов в воздух из болот и мусора с опасными перегородками воздвигнутыми на многоуровневых платформах, и гамаки болтающиеся над пустотой.
Экспедиции уходят в неведомые места с неведомыми целями. Прибывают незнакомцы на плотах из старых ящиков связанных гнилой веревкой, они шатаясь бредут из джунглей глаза распухли и заплыли от укусов насекомых, они спускаются по горным тропам на потрескавшихся кровоточащих ногах сквозь пыльные продутые ветрами окраины города, где люди испражняются рядами вдоль саманных стен а стервятники дерутся за рыбьи головы. Они падают в парки на заплатанных парашютах…. Пьяный фараон сопровождает их регистрироваться в здоровенную общественную уборную. Снятые с них показания насаживаются на колышки и затем используются как туалетная бумага.
Кухонные запахи всех стран висят над Городом, марево опия, гашиша, смолистый красный дым Яге, запах джунглей и соленой воды и загнивающей реки и сухих экскрементов и пота и гениталий.
Высокогорные флейты, джаз и бибоп, однострунные монгольские инструменты, цыганские ксилофоны, африканские барабаны, арабские волынки…
Город навещают эпидемии насилия, а неприбранных мертвецов пожирают на улицах стервятники. Альбиносы мигают на солнце. Мальчишки сидят на деревьях, томно дрочат. Люди, пожираемые неведомыми болезнями наблюдают за прохожим злыми, знающими глазами.
На Городском рынке есть Кафе Встреч. Последователи устаревших, невообразимых ремеселрисующие каракули по-этрусски, подсевшие на еще не синтезированные наркотики, банкометы пришпоренного Гармалина, мусор низведен до чистой привычки предлагающей сомнительную безмятежность овоща, жидкости чтобы вызвать состояние Латаха, Титонские сывортоки долголетия, фарцовщики черното рынка Третьей Мировой войны, акцизные телепатической чувствительности, остеопаты духа, следователи нарушений обличаемых льстивыми параноиками-шахматистами, служители фрагментарных ордеров записанных гебефренической скорописью обвиняющих невыразимые увечья духа, бюрократы призрачных департаментов, официальные лица безконституционных полицейских государств, карлица-лесбиянка доведшая операцию Шпиг-утота до совершенства, легочная эрекция которая удушает спящего неприятеля, продавцы оргонных цистерн и маших для расслабления, брокеры изощренных мечтаний и воспоминаний проверенных на клетках мусорной болезни с повышенной чуствительностью и выменянных на сырье воли, врачи искусные в лечении болезней спящих в черной пыли разрушенных городов, накапливающих яд в белой крови безглазых червей медленно наощупь пробирающихся к поверхности и к человеку-носителю, заболеваний океанского дна и стратосферы, заболеваний лаборатории и атомной войны…. Место где неведомое прошлое и возникающе будущее встречаются в вибрирующем беззвучном гуле…. Личиночные сущности в ожидании Живого…
(Часть описывающая Город и Кафе Встреч написана в состоянии отравления Яге…. Яге, Аюахуаска, Пилде, Натима – индейские названия Баннистериа Каапи, быстрорастущей лианы характерной для амазонского региона. См. обсуждение Яге в Приложении.)
Заметки из состояния Яге: Образы падают медленно и молчаливо словно снег…. Безмятежность… Вся оборона рухнула… всч свободно входить или выходить…. Страх просто невозможен…. Прекрасная голубая субстанция вливается в меня…. Я вижу архаическое ухмыляющееся лицо будто маска из южной части Тихого океана… Лицо сине лилово забрызгано золотом….
Комната приобретает аспект ближневосточного борделя с синими стенами и красными лампами с кистями…. Я чувствую как обращаюсь в негритянку, черный цвет молча вторгается в мою плоть…. Конвульсии похоти… Ноги мои приобретают округлую полинезийскую полноту…. Все шевелится корчащейся потаенной жизнью…. Комната – ближневосточная, негритянская, южнотихоокеанская, в каком-то знакомом месте которое я никак не могу определить…. Яге – это путешествие во времени-пространстве…. Кажется, комната трясется и дрожит от движения…. Кровь и субстанция многих рас, Негритянской, Полинезийской, Горно-Монгольской, Пустынно-Кочевнической, Полиглото-Ближневосточной, Индейской – рас, еще не придуманных и не рожденных, комбинаций, доселе неосуществленных, протекает сквозь тело…. Миграции, неописуемые путешествия по пустыням и джунглям и горам (застой и смерть в закрытых со всех сторон горных долинах где растения вырастают из гениталий, обширные ракообразные насиживают внутри яйца и проламывают скорлупу тела) через Тихий океан в каноэ с выносными уключинами к Острову Пасхи….
(Меня осеняет, что предварительная тошнота от Яге – это от того, что укачивает при перемещении в состояние Яге….)
“Все знахари используют ее в своей практике чтобы предсказывать будущее, находить потерянные или украденные предметы, ставить диагнозы и лечить болезни, называть виновного в преступлении.” Коль скоро Индеец (смирительная рубашка для Герра Боаса – специфическая шутка – ничто так не злит антрополога, как Первобытный Человек) не рассматривает ни одну смерть как случайность, и они не знакомы с собственными саморазрушительными тенденциями презрительно относящимися к ним как к “нашим нагим собратьям”, или вероятно чувствуя что эти тенденции превыше всего прочего подвержены манипуляциям чуждых и враждебных волеизъявлений, любая смерть – убийство. Знахарь принимает Яге и личность убийцы открывается ему. Как вы можете себе представить, рассуждения знахаря в течение одного из таких джунглевых дознаний порождают некоторое чувство беспокойства среди его избирателей.
“Давайте надеяться, что Старый Ксиуптутоль не взбеленится и не назовет одного из мальчиков.”
“Прими кураре и расслабься. У нас сеанс назначен…”
“А если он взбеленится? Пощипывая эту Натиму все время он уже двадцать лет земли не касается…. Говорю вам, Босс, никто по этой дряни так ударяться не может…. От нее мозги спекаются….”
“Значит объявим его некомпетентным….”
И вот Ксиуптутоль шатаясь вываливается из “”и говорит что мальчишки территории Нижней Цпино это сделали-таки, что никого не удивляет…. Старый Брухо тебе говорит, дорогуша, им сюрпризы не нравятся….
По рынку проходит похоронная процессия. Черный гроб – арабские надписи серебряной филигранью – влекомый четырьмя гробоносцами. Процессия скорбящих поет похоронную песнь… Лох и Джоди пристраиваются к носильщикам сзади, из гроба вырывается труп хряка…. Хряк одет в джеллабу, изо рта торчит трубка для кайфа, одно копыто сжимает пачку гряязных картинок, на шее болтается мезуза…. На гробе написано: “Это был благороднейший араб из всех.”
Они поют омерзительную пародию на похоронный маршна ломаном арабском. Джоди может так по-китайски изображать что сдохнгуть можно – как истеричная кукла чревовещателя. Фактически, он ускорил анти-иностранный мятеж в Шанхае унесший 3000 жизней.
“Встань, Герти, уважь местных чурок.”
“Если не я, то кто же.”
“Дорогой мой, я сейчас работаю над изумительнейшим изобретением… мальчик, исчезающий, как только ты кончаешь, оставляя запах горелых листьев и звуковой эффект свистков паровозов вдалеке.”
“Сексом когда-нибудь занимался без гравитации? Сперма твоя просто парит в воздухе словно славная эктоплазма, а посетительницы подвержены непорочному или по меньшей мере непрямому зачатию…. Кстати напоминает о моем старом друге, одном из самых привлекательных людей что я знал и одном из безумнейших абсолютно испорченном богатством. Он бывало ходил с водяным пистолетом и впрыскивал сперму в баб-карьеристок на вечеринках. Выигрывал все процессы о разделе детей как нечего делать. своей-то спермой никогда не пользовался, понимаешь.”
Затемнение… “Порядок в Зале Суда.” Поверенный А.Дж. “Убедительные тесты показали что мой клиент не имеет э-э персональной связи с э-э маленьким происшествием очаровательной истицы…. Возможно она готова соперничать с Девой Марией и зачать непорочно назвав моего клиента гррмпф призрачным сводником…. Мне это напоминает об одном деле в Голландии пятнадцатого века когда молодая женщина обвинила престарелого и уважаемого колдуна в вызове суккуба который впоследствии приобрел э-э карнальные знания о данной молодой персоне с при настоящих обстоятельствах прискорбным результатом беременности. Поэтому колдун был осужден как пособник и злостный вуайер прежде в течение и после факта. Тем не менее, господа присяжные, мы больше уже не рассматриваем подобные э-э легенды; а молодая особа приписывающая э-э свое интересное положение вниманию суккуба, будет расцениваться в наши просвещенные дни, как романтик или же простым английским языком как проклядая врунья хехе хехе хе….”
А теперь Час Пророка:
“Миллинс умер на илистом грязном берегу. Бесплатно для легких дернул только один раз.
“”Есть, Капитан,” сказал он, прищурившись на палубе…. А кто сегодня вечером наденет цепи? Это указывает на наблюдение некоторой осторожности при подходе против ветра, коль скоро попутному ветру не удалось выжать ничего стоящего ржавого груза…. Сеньориты в этом сезоне в моде в Аду, а я устал так долго карабкаться на пульсирующий Везувий чужих хуев.”
Нужен Восточный Экспресс отсюда в то место где не спрятаться (золотые россыпи) часто встречаются в этих местах…. Копай понемножку каждый день вот время и скоротаешь….
Дрочливые призраки шепчут жарко во внутреннее ухо….
Пробей свой путь к свободе.
“Христос?” насмехается порочный, сочный старый Святой накладывая блинчик из алебастровой чаши…. “Дешевка! Думаешь, я унижу себя совершением чуда?… Да этому только в цирке выступать….
“Подходите, Лоханки и Лоханы, и маленьких Лоханят тащите. Полезно для старого и малого, человека и зверя…. Единственный и законный Сын Человеческий излечит мальчику триппер одной рукой – одним лишь касанием, толпа – сотворит марихуаны другой, прогуливаясь по воде яко посуху и прыская вином из сраки…. Держитесь подальше, толпа, а не то вас озарит сиянием его личности.”
“А я же знал его когда. дорогуша…. Помню выступал он с Пародиями – тоже высший класс – в Содоме, а это дешевый был городишко…. Исключительно от голода… Так вот, этот гражданин, этот ебаный Филистер подваливает из Заштат-Баала или откуда-то еще, и называет меня ебаным фруктом прямо на сцене. А я ему говорю: “Три тыщи лет в шоу-бизнесе и рыльце еще ни в чем не замарал. А помимо этого чего ради я должен за каким-то необрезанным хуесосом говно лопать.”… Потом он заходит ко мне в гримерку извиняться…. Оказывается, он крупный лекарь. Славный парнишка, к тому же….
“Будда? Известный метаболический торчок… Сам по себе врубаешься. В Индии где никакого понятия о времени нет, Чувак частенько на месяц запаздывает…. “Погодите чч-то я не понял, это второй или третий муссон? У меня как бы стрелка в Кетчупуре более-менее.”
“А все эти торчки рассиживают в позах лотоса наземь поплевывают и ждут Чувака.
“А Будда значит грит: “С какой радости я должен на слух принимать. Ей-Богу метаболизую свой собственный мусор.”
“Мужик, да как ты можешь. Таможников же потом с себя не стряхнешь.”
“А ко мне они не липнут. У меня приколюха есть, усекли? Я блядь Святой с сего момента.”
“Ебаный стос, шеф, вот так поворот.”
“Ща кое-кто из граждан точно крышей съедет только свяжутся с Новой Религией. Эти неистовые личности не прорубают как отвязываться. Класса в них нету… А кроме этого, их скорее всего линчуют ибо кому понравится если кто-то будет ходить и понты резать что он лучше других? Ты че, кент, народу кайф ломаешь?… Поэтому тут все по уму разыграть надо, по умум…. Принимаем предложение, толпа, или на фиг. Мы тебе в душу впендюривать ничего не будем, в отличие от определенных дешевок которые останутся неназванными и пребудут нигде. Освободите пещеру для действий. Я щас метаболизую чуму с мурой и обойдусь Огненной Проповедью.”
“Магомет? Вы чч смеетесь? Его сочинила Торговая Палата Мекки. Египетский рекламный агент политрук конченый а дальше сами допишете.
“Я еще одну возьму, Гас. А потом, ей-Аллаху, пойду домой и приму свою Суру…. Погоди пока утреннее издание по базару пойдет. Разворочу Слитые Образы вдрызг.”
“Бармен поднимает глаза от беговой формы. “Ага. И крах их будет ужасен.”
“О… э… ну да, вполне. А теперь, Гас, я выпишу тебе чек.”
“”Ты всего лишь самый печально известная бумажная вешалка в Большой Мекке. Я не стенка, Г-н Магомет.”
“”Ну, Гас, у меня как бы два типа паблисити есть, благоприятная и наоборот. Ты уже наоборот хочешь? Я должен получить Суру касающуюся барменов кои не выписывают кредит для тех кто в нужде.”
” И крах их будет ужасен. Продали Аравию.” Он перескакивает через стойку бара. “С меня хватит, Ахмед. Забирай свои Суры и ступай. На самом деле, я тебе помогу. И не лезь.”
“Я твою телегу так починю, хуесос неверующий. Я тебя насухо передавлю как жопу у торчка. Я ей-Аллаху весь Полуостров высушу.”
“Это уже континент….”
“Оставь то что сказал Конфуций стоять рядом с Малюткой Одри и косматыми псами. Лао-Цзы? Его уже почесали…. И хватит этих липких святых со взглядом патического смятения как будто их ебут в жопу а им будто бы все равно. И чего ради позволять какому-то старому захезанному гаеру рассказывать нам в чем мудрость? “Три тыщи лет в шоу-бизнесе и рыльце еще ни в чем не замарал….”
“Во-первых, каждый Факт лишен свободы вместе с зуктерами и теми кто оскверняет богов коммерции играя в мяч на улицах, и какой-то старый седой ебила вываливается одарить нас плодами своего зрелого идиотизма. Неужели мы никогда не освободимся от этого седобородого придурка рыскающего по каждой горе в Тибете, могущего выволочься из хижины на Амазонке, взять кого-нибудь на гоп-стоп в Бауэри? “Я ожидал тебя, сын мой,” и выдает силосную яму полную кукурузы. “Жизнь это школа где все ученики должны выучить разные уроки. А теперь я отомкну свою Кубышку Слов….”
“Боюсь я ее сильно.”
“Не-ет, ничто не отвратит наступающего прилива.”
“Я не могу отвратить его, мальчики. Sauve qui peut.”
“Говорю вам когда я покидаю Мудреца я даже человеком себя не чувствую. Он преобразовывает мои живые оргоны в мертвое говно.”
“И вот рая я получил такое исключение почему бы мне не жахнуть живым словом? Слово нельзя выразить непосредственно…. На него вероятно можно указать мозаикой сопоставлений вроде вещей позабытых в ящике гостиничного номера, определенных отрицанием и отсутствием….
“Наверное подоткну себе живот…. Может я и стар, но до сих пор желанен.”
(Подтычка Живота есть хирургическое вмешательство в целях удаления жира на животе с одновременным произведением складки на стенке желудка, ведущей к созданию корсета из плоти, который, однако, может прорваться и расплескать ваши ужасные старые кишки по всему полу…. Стройные и фигуристые модели Плотских Корсетов, разумеется, наиболее опасны. На самом деле, некоторые модели-экстремисты известны в промышленности под названием Н.З. – Ночных залетов.
Доктор “Каракуля” Райндфест прямолинейно запуливает: “Постель это самое опасное место для П.К.-шников.”
Гимн П.К. – песня “Поверь Мне Коль Все Эти Чары”. Партнер П.К. в самом деле подвержен тому, что “объятья растают как тают подарки от фей”.)
В белом музейном зале полном розовых ню солнечного света шестидесяти футов высотой. Обширное подростковое бормотание.
Серебряные поручни… пропасть на тысячу футов вниз в сверкающий солнечный свет. Маленькие зеленые грядки капусты и салата. Смуглые вьюноши со скобелями выслеживаются старым педиком с другой стороны сточной канавы.
“Ох дорогуша, интересно а они человеческими экскрементами удобряют…. Может прямо сейчас удобрят.”
Он выхватывает перламутровый оперный бинокль – ацтекская мозаика на солнце.
Длинная вереница греческих пареньков строем подходит с алебастровыми вазами полными говна, опорожняют их в дыру в известняковом мергеле.
Пыльные тополи дрожат по ту сторону Плазы де Торос.
Конец.


назад  

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE

Цены и где купить снегоуборочную технику в Кирове и СПБ.