READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Западные земли

Глава 21 - Медовая дверь

Рабочие в каменоломне наткнулись на слой окаменевших пчелиных сот. Медовая сладость, скрытая под камнем долгие века, вырвалась наружу, и фараон, Нужник VIII, Великий и Ужасный, учуял ее за пятьдесят миль в своем дворце. О Нужнике VIII поговаривали, что он способен учуять, когда кто нибудь из его подданных испражняется, и определить по запаху, кто это именно.

Он немедленно направил на место находки своих самых умелых резчиков по камню. Слой окаменевших сот вырезали из камня и доставили во дворец. Вырезанная глыба была неправильной формы, размером десять на восемь футов и местами до двух футов в толщину.
Нужник VIII был очень стар, поэтому он повелел забальзамировать себя. После предварительных процедур, во время которых из тела фараона извлекли внутренние органы и мозг, вычистили, высушили и натерли останки, мумию, вместо того чтобы, как обычно, обмотать льняными бинтами, поместили нагой в саркофаг, вырезанный из окаменелых сот и заполненный медом.
С давних времен известно, что сахар консервирует, и вскоре другие последовали сладкому примеру Нужника VIII, Великого и Ужасного, повелев поместить свои мумии в апельсиново земляничное варенье, в смесь лотосового и розового сиропов, в глицерин, смешанный с осколками опала… саркофаг, покачивающийся на оси, чтобы осколки могли плавать в глицерине, и маленькое хрустальное окошечко, чтобы наблюдать через него покойника в его последнем пристанище.
Жрецы обеспокоены и бьют копытами, словно скот, почуявший опасность. Наплыв неортодоксальных методов бальзамирования может подорвать доверие к Нашей методике, стенают они. И страхи их не лишены основания.
Бальзамировщик Златокож открыл метод, при помощи которого на мумию можно наносить тонкий слой металла: для этого мумию сначала следует покрыть древесным углем, а затем погрузить в чан, содержащий смесь солей золота, меди и серебра, и подключить к устройству, действие которого мастер тщательно хранил в тайне. С Золотой Кожей уже не надо бояться насекомых, трупоедов, времени и воды. Однако при этом первичная мумификация должна производиться с особенным тщанием, иначе заключенная в металл плоть подвергнется отвратительному разложению с разжижением всех тканей и костей.
Златокож оставляет на оболочке мумии маленькое отверстие, герметично закупоренное и залитое сургучом. Каждый год в день, когда покойный был зачат, производится ритуал Обнюхивания: печать ломается и собравшиеся сановники, приблизившись к мумии, обнюхивают отверстие. Если есть хоть малейшие признаки тления, бальзамировщика разрубают на мелкие кусочки, которые сжигаются на жарком пламени, раздуваемом десятью нубийскими рабами до такого жара, что каждая клетка плоти виновного превращается в пар, пока от него ничего, совсем ничего не остается, и даже пепел развевают затем на полуденном ветре, дабы смешался он с пылью и песком. Это самое худшее, что может случиться с бальзамировщиком мумий, который уже считал, что ему зарезервирована и оплачена уютная квартирка в Западных Землях.
Иногда конкурент, уволенный работник или злой шутник могут пробраться в гробницу, проколупать отверстие в золотой коже и влить туда полную клизму жидкого дерьма, гнилой крови, трупных соков и тщательно подобранной культуры червей, извлеченной из мертвого стервятника. Затем злоумышленник запечатывает отверстие и полирует поверхность металла, чтобы его вмешательство осталось незамеченным.
Сегодня день Пятого Обнюхивания, и по этому поводу собралась представительная толпа. Во время предыдущих обнюхиваний из отверстия выходил сладкий, пряный запах, и гости одобрительно вздыхали. На этот раз, как только бальзамировщик взламывает печать, пробку выбивает и наружу вырывается струя вонючей мерзости, окатывая обступивших саркофаг сановников дерьмом и извивающимися червями.
Но Златокож избегает казни, поскольку фараон и верховный жрец усмотрели во всем этом проделки злого демона Фуку, известного также как Убийца Мумий, поскольку в качестве жертв он выбирает обычно беспомощные мумии.
Фуку – это бог нахальства. Он никого и ничего не уважает. Однажды он крикнул фараону Двоенужнику Великому IX: «Только попробуй дерзить мне, и я буду дрочить член твоей мумии, пока она не кончит!»
Творение Хаоса, Бог проказников и привидений, ненавистный для всех лицемеров, фанфаронов, мошенников и надутых ослов… дикий, отвязанный, он не подчиняется никому, кроме Пана, бога паники Вы встретите его везде, где Пан мчится сквозь визжащую толпу под пронзительные звуки флейт.

Недорогие бальзамировщики часто предлагаю! накопительную схему: ты платишь фиксированную сумму в месяц в фонд мумификации. Проживешь ли ты полвека или умрешь завтра – твое будущее в Западных Землях уже гарантировано. (Пара стариков, обняв друг друга за плечи, позируют на фоне своего скромного загородного домика.)
Западные Земли в настоящее время стали доступными для среднего класса – для купцов и ремесленников, спекулянтов и авантюристов, сутенеров, расхитителей гробниц и придворных. Жрецы заламывают руки и предрекают скорое перенаселение духовного мира. Но Египту также грозят вторжение извне и гражданские беспорядки. Поэтому фараон решает бросить средним классам кусок пожирнее, чтобы заручиться их поддержкой. Он дарит им Бессмертие.
– Если мы утратим доверие среднего класса, они поставят свои умения на службу партизанам и мятежникам.
– Ваши слова правдивы, о Нужник, Великий и Ужасный! Но мы привыкли жить по старинке.
– А я не привык? В то время туда пускали только избранную публику. Но если дело зайдет слишком далеко, мы всегда сможем уничтожить лишние мумии.
Союзы Бальзамировщиков всегда предлагают самые дешевые услуги, потому что дело в них поставлено на конвейер. Каждая бригада бальзамировщиков выполняет только одну операцию: одни удаляют мозги, другие – внутренние органы, третьи – обматывают мумию бинтами. В этом деле они достигли немалой сноровки и проворства. Работа, которая занимала месяц, теперь делается за один день.
– Хепера жалуется. Его раздражает скорость перемен, – брюзжит Верховный Жрец. (Хепера Скарабей, бог становления, носится туда сюда со все возрастающей скоростью. В отчаянии он опрокидывается на спину и болтает в воздухе лапками.)
Три часа двадцать три минуты от Смерти до Мумификации: час на то, чтобы хорошенько выпотрошить тело, час на просушку, час на обработку в известковом чане, внутренние органы перекладываются в изящные вазы, которые запечатываются и помещаются на хранение в общественное хранилище, которое постоянно патрулируется вооруженными охранниками и где за влажностью и температурой тщательно следят.
– Понимаете, о Нужник, Великий и Ужасный, ситуация выходит из под контроля.
– Верно. Но рано или поздно это неизбежно случается.
Даже безродные феллахи несут забальзамированных родственников в свои амбары для вяленья рыбы и коптильни. Теперь в Западные Земли может попасть практически любой.
Молодое поколение ставит под сомнение саму идею мумификации:
– Вечно жить с одной и той же старой жопой? Под такие песни молодежь плясать не будет.
– Да от них разит, как от окаменелого говна!
– А у вас есть какие нибудь лучшие предложения? – спрашивает серьезный молодой писец. – Нам известно, что мумификация обеспечивает относительное бессмертие. – Он обращается к Неферти. – А вы можете предложить что то лучшее, чем этот сомнительный способ?
– Я предлагаю вообще отказаться от бессмертия на таких условиях. Я намерен искать другие пути спасения. Кто вообще выдумал всю эту фигню насчет мумий?
– Боги.
– А кто они такие, чтобы навязывать нам свои условия?
– Они те, кто в состоянии навязывать нам свои условия.
– Попасть в Западные Земли означает освободиться от страха. Сможете ли вы освободиться от страха, если будете пытаться сохранить навечно свое физическое тело? Тело – это лодка, которую бросают за ненадобностью, перебравшись на другой берег, или продают, если найдется дурак, который ее купит… она же дырявая, как решето… как решето.

Неферти и Дыхарь стоят перед дверью из окаменевших пчелиных сот.
– Это крышка его саркофага, – говорит Дыхарь.
– А что вы сделали с фараоном Нужником VIII, Великим и Ужасным?
– Мы его съели. Он оказался удивительно хорош на вкус.
Дыхарь дышит на дверь вязкой липкой сладостью. Неф поспешно отступает в сторону, чтобы не засахариться на месте, поскольку сладкое дыхание бывает порою таким же смертоносным, как и тошнотворное.
Дверь поворачивается на смазанных маслом шарнирах. Праздник Дыхарей уже в полном разгаре. Поющие Дыхари испускают соответствующие запахи, мексиканские музыканты отрыгивают жареной фасолью и соусом чили. Повсюду печи для выпечки хлеба и тортильи.
Покровитель Дыхарей – Хумбаба, Бог Отвращения, что едет верхом на шепчущем южном ветре, чье лицо – масса гниющих потрохов, чье дыхание – благоухание смерти. Ни одно благовоние, ни одни духи не могут справиться с вонью Хумбабы. Он – божество всего, что выделяется и гниет, и,, следовательно, – Повелитель Будущего. А еще – Пазузу, Бог Лихорадок и Чумы… в его дыхании больницы и гангрена, плоть прокаженных, гноящиеся железы, черная рвота, холерный понос, вонь горелой пластмассы и гнилых апельсинов.
Он обучит Нефа тому, как скакать верхом на запахах.
– Встань вон там.
Дыхарь становится на расстоянии шести футов от Нефа лицом к нему и делает Падальный Выдох. Неф, как ему и велели, впускает запах в себя. Ощущение такое, словно жуешь очень острый перец или нюхаешь нюхательную соль, голова сразу прочищается, легкость, возбуждение от того, что ты вдыхаешь смерть и, не дрогнув, вкушаешь ее запах, ее тление, ибо ты вдыхаешь собственную смерть.

Вдохни глубже, это смерть.
Смерть – это глубже. Вдохни.
Это глубже. Вдохни смерть.
Вдохни это. Глубже – смерть.

Ищущему бессмертия важно помнить, что ничего не стоит воспринимать слишком серьезно. Но при этом излишнее легкомыслие тоже может привести к фатальным последствиям… ну и что с того?
Мы покидаем «Золотое очко». Через черный ход… ступеньки уводят вниз… тысячи каменных ступенек, заваленных мусором, вниз, вниз, вниз и вдаль, словно пикирующий самолет. Поворот рычага – и ты скользишь по невидимой воздушной плоскости, теряя высоту. Именно так мы скользим вниз по лестнице. По обеим сторонам – колючий кустарник и кактусы… похоже на Гибралтар. Неужели мы – знаменитые гибралтарские мартышки, спускающиеся по склону скалы? Вниз, в бараки, где женщины стирают белье и сплетничают. Мальчишки на велосипедах. Британцами родились, британцами умрем – мертвые пальцы в дыму указывают на Гибралтар.
Лестница заканчивается маленькой бетонной площадкой на обочине автострады. По другую сторону автострады – другая точно такая же площадка, но добраться до нее невозможно. Больше вокруг ничего не видать. – Ощущение полной опустошенности… здесь нет ничего, совсем ничего.
Я сажусь на маленькую бетонную полочку, прислонившись спиной к поросшему травой склону холма. Я гляжу на травинки под моей щекой и протягиваю ноги на каменных ступеньках, ведущих к дороге. Передо мной автострада, но по ней никто никуда не «дет. Стоит ли двигаться дальше? Я оглядываюсь на вестницу. Небо темно от дождевых облаков. Похоже, что я жду здесь чего то… застрял надолго.
Сел на поезд. Ночь, я вижу снаружи воду, мимо проплывают мерцающие огоньки, затем поросшие зеленью скалистые склоны, локомотив свистит покачивание потряхивание перестук тук тук набираем скорость… Ратон Пасс… обветшавший склад окна выбиты проносится мимо… раскачиваясь из стороны в сторону когда я иду по проходу в туалет… запахи застоялого табачного дыма, пара и железа и сажи и экскрементов, въевшихся в потрескавшиеся кожаные сиденья. Я не вижу моего отражения в зеркале на двери туалета… пустое зеркало… ту тууууууууу… звук гудка тает вдали… Поезд мчится вдоль берега какой то широкой реки или залива…

Посмотрите на эти их Западные Земли. На что они похожи? На дома и сады богачей. Неужели Бог не может предложить ничего другого? Что ж, говорю я, значит, настало время явиться новым Богам, которые не будут соблазнять нас столь жалкими подачками. О таких вещах даже думать опасно. И вообще жить опасно, дружок, большинство от этого просто умирает. Нет смысла пытаться выжить, постоянно избегая опасности, когда нам абсолютно нечего терять (ведь мы уже и так потеряли все), а в случае победы вся вселенная будет нашей. В свете всего, что нам известно, о прощении не может быть и речи. Не забывай, мы для них – хуже кошмара. Можно ли верить в договоры, пакты и соглашения, если твой противник ненавидит тебя лютой ненавистью? Разумеется, нельзя.
Мы можем создать свои собственные Западные Земли.
Нам известно, что существование Западных Земель обеспечивается кровью и энергией феллахов; вампирические мумии собирают их точно так же, как собирают воду в одно место, чтобы создать искусственный оазис. Подобный оазис существует до тех пор, пока есть вода и известна технология ее собирания. Однако существует и другой вид оазисов – самодостаточный, поддерживаемый усилиями самих его обитателей, не нуждающийся в постыдной вампирической подпитке.
Мы можем построить страну мечты.
– Но как сделать мечты осязаемыми?
– Никак. Именно в этом и заключается главная ошибка цивилизации мумий. Они пытались снабдить дух телом. Но дух, заключенный в тело, перестает быть духом. Наши мечты будут нематериальными.
Так что, разве не именно этим занимается искусство? Да и вообще все творческие профессии? Обретение бессмертия. Покуда существует расхлябанное, глупое так называемое «демократическое общество», призраки различных зануд, недостойных моего внимания, будут толпиться вокруг меня посреди учиненного ими безобразия.
Мы, поэты и писатели, мы – другие, мы – намного чище, мы живем в вечерних светлячках, в звуках паркового оркестра и в гудке далекого поезда, мы живем в служанке, чистящей вареное яйцо для выздоравливающего, который выздоровел давным давно, мы живем в снеге на могиле Майкла, который падает с неба, мягкий и пушистый, словно ставя точку в судьбе всех живых и мертвых, мы живем в зеленом свете в конце тоннеля, в последнем и величайшем из всех снов человечества…
Мне наплевать на Христианского Бога. Когда Белый Бог пожаловал вместе с испанцами, индейцы принесли ему в дар фрукты, кукурузные лепешки и шоколад. Но Белый Христианский Бог взял и отрезал им руки. Может быть, он не несет ответственности за поступки христиан конкистадоров? Нет, несет. Бог всегда несет ответственность за тех, кто ему поклоняется.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE