READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Западные земли

Глава 27

Человеческая участь, если ты принял ее, родившись в человеческом облике, безнадежна… или почти безнадежна. Имеется один шанс на миллион, а это не так плохо для биологического существа. Начни с самого начала: девять десятых твоей деятельности – бессмысленная суета, прикуривание сигарет, что нибудь еще в том же роде… девять десятых балласта, который тянет тебя на дно… все шансы на стороне сдающего.

Считается, что кино концентрирует немногие моменты осмысленного действия, но и в кино балласт доходит до шестидесяти процентов. Возьмем, например, «Крестного отца»… резать, резать и еще раз резать. Кому интересно смотреть, как он покупает персик, надевает пальто, выпивает бокал вина? В конце концов останется десять минут настоящего движения, и получится очень хороший фильм. Таким образом, весь сценарий одной жизни можно прожить за неделю, а частенько и быстрее. А в некоторых статистах так смысла и вообще не больше, чем на пару секунд.
Представь себя на планете, движущейся с такой скоростью. Каждая встреча стремительна, как встреча с кометой. Воздух хрустит от опасности, страха, горя и экстаза. Быстрее, быстрее, еще и еще быстрее.
Русский представитель порвал Атлантическую хартию на клочки и подтер ими задницу к большому изумлению Ассамблеи ООН.
– Да она и на это то не очень годится, – проворчал он.
Готовность номер один ожидается с минуты на минуту… в Центрах управления… подготовить к пуску… отбой… президент на горячей линии… проверка боеготовности быстрее быстрее доберитесь до конца контрольной линии и подключите сюда шину подачи команд… все быстрее быстрее и быстрее смена партнеров быстрее быстрее и быстрее… НАТО постоянно меняет планы… палец технического сержанта тянется к кнопке… президент на горячей линии… быстрее и быстрее, горячее и горячее… палец отодвигается от кнопки, снова тянется к ней… быстрее и быстрее, ближе и ближе… ГОТОВНОСТЬ НО/ … президент на горячей линии… три русских головы слетели с плеч., головы катятся, катятся, катятся… в Кремле идет такая перестрелка, какой и на Диком Западе не видывали...

Старец, Хассан ибн Саббах, стоит, окутанный озоновым дымком решимости, великолепный в своем обличье имама…
– Это будущее может и не наступить, если вы все нанесете удар в нужное время в нужном месте. Итак человеческая жизнь содержит в себе лишь немного рассеянных на всем ее протяжении моментов, которые обладают смыслом и ценностью… это совсем необязательно мгновения создания каких нибудь убийственных шедевров – взгляд, брошенный на ночное небо над Сент Луисом или в каком нибудь другом месте, может оказаться именно им. Или встреча с белым котом, лежащим на рыжей глинобитной стене и рассматривающим крыши Марракеша… такой кот – воплощение самого Ра. Удержать эти мгновения невозможно: «Если ты видишь нечто прекрасное – не цепляйся за него, если нечто отвратительное – не уклоняйся от встречи», – советует тантрическое предание. Откуда бы ни брались подобные мгновения, они всегда крайне редки – так как же прожить унылые годы и годы, наполненные жизненным балластом, волоча нашу стареющую плоть из одного места в другое? Только одним образом: помня всегда о том, что ты – мой агент, а не швейцар, садовник, лавочник, плотник, аптекарь или врач, которым тебя считают окружающие.

– Скольких сегодня на тот свет отправили, Док? – спрашивает, проходя мимо тебя, коллега агент в Хиксвилле. И ты чувствуешь себя превосходно, говоря в ответ какую нибудь глупость или банальность, ты упиваешься обманом и двусмысленностью, радуешься оттого, что ты – не совсем тот, кем видят тебя все вокруг, – ты гораздо опаснее.
И тогда исполнение самой банальной роли становится утонченным наслаждением… например, выслушивание расистской ахинеи из уст какого нибудь красношеего. Я уже занес его в мой список. Ему никуда не деться.
– Вы не представляете, как вы правы по поводу этих жидов! Читали «Протоколы сионских мудрецов»?
И партия в покер в субботу вечером… ты выигрываешь всегда, когда хочешь, уверенно, с тайным презрением, и они каким то образом ощущают это презрение и, проигрывая, хотят тем самым угодить тебе… Настоящая человеческая комедия, которая разыгрывается для твоего увеселения.
Но в основном все же ты ждешь только момента, чтобы приступить к действию. Когда же наступает этот момент? Когда твое Ка начинает направлять твои действия, и ты сливаешься с ним в единое целое.
Ка, твой двойник, обладает в Стране Мертвых теми же шансами, что и ты сам. Если ты умираешь, умирает и оно. Если тебя пытают, то и оно мучается. Так что ваши интересы полностью совпадают. Ибо только ни этом может строиться абсолютное доверие. Ка всегда оказывается рядом в нужный момент, и оно же подсказывает тебе, что этот момент наступил.
Ка мужчины действует как агент, отстаивающий мужские интересы в самом широком смысле слова и право на бессмертие – в первую очередь. Вспомни твой сон, в котором женщины на велосипедах, одетые в серые джемпера и шорты, проносятся мимо трибун, вздымая вверх сжатые кулаки и скандируют; «ДА ЗДРАВСТВУЕТ СМЕРТЬ!»
Помни, что Ка мужчины – тоже мужчина, поэтому если ты обнаружишь в себе женское Ка, знай, что это – коварная самозванка, за которой радостно устремляется устрашающее большинство умственно отсталых и одурманенных самцов, жаждущих, чтобы их поскорее превратили в свиней. Помни, что египетский иероглиф, означающий отъявленного труса, изображает женщину в мужской одежде, иначе говоря – женское Ка, завладевшее мужским телом.
Ка каждого человека сугубо индивидуально, но люди, похожие друг на друга, имеют и схожие Ка. Они до определенной степени взаимозаменяемы. Исходное мужское Ка – это и есть имам. Наиболее простой способ осуществить контакт между Ка – это половой акт. Секс – это то, что лежит в основании страха, ибо именно при помощи секса мы были заманены в ловушку человеческого бытия, которое есть безнадежный тупик. Ка может быть освобождено при помощи полового акта, в котором полностью отсутствует элемент страха.

Магические ритуалы начинаются со слов: «Да не имеют Лучезарные власти надо мной!»
Какой неуместный торг! Неужто Лучезарные – чьи то дворовые псы? Сделал дело и валяй обратно к себе на небеса, гак, что ли?
И вот адепт традиционной магии, запугав Лучезарных парочкой другой амулетов и пластмассовым жезлом Соломона, затем задабривает их дымком ладана, купленного в «Вулворте», затем онанирует или трахает свою девку, после чего духи якобы повинуются ему и выполняют любое его желание.
Нет, пусть Лучезарные войдут в меня! Я хочу стать одним из них, за этим я их и призываю.
Я знаю, что нарушаю этим все мыслимые законы и правила полетов. Ну и что с того? Наступает Время Полной Перезагрузки. Цель контактов с демонами, элементалями, суккубами, инкубами, светящимися мальчиками, Лучезарными заключается в том, чтобы вступить с ними в связь и породить желательное потомство, под каковым я подразумеваю потомство с большим потенциалом выживания.

В современном Египте или в тех областях, где находятся развалины майянской и ацтекской цивилизаций, мы сталкиваемся с «усеченной историей»: сегодняшняя реальность здесь потеряла всякую связь с историческим прошлым и представляет собой единый неподвижный блок застывшего времени. Так что последнее место, в котором стоит искать ключи к тайнам Древнего Египта, – это Египет современный.
Я бы хотел побывать в Египте тысячу лет назад, во времена Хассана ибн Саббаха. Как раз в это время начинается складываться концепция спасения через осуществление политических убийств. Первый истинный ключ к тайне – древнеегипетская концепция Семи Душ. ХИС понимает, что Ка. или Двойник, и является проводником в Сад. Однако, чтобы осуществить свою функцию, Истинное Ка должно убить Ложное Ка в воплощенной форме. А Ложное Ка, или Феку, обязано явить себя в тот момент, когда истинное Ка полностью овладеет человеческим организмом. Собственно говоря, функция человеческого организма – служить сосудом для истинного Ка. Таким образом, враги ХИСа представляют собой различные воплощения ложного, паразитического Ка.
Феку обладают тем преимуществом, что они бесконечно плодовиты и взаимозаменяемы, словно экземпляры одного и того же вируса. Феку проникает в Ка и немедленно начинает реплицировать его поддельные копии. Они обладают определенным сходством с оригиналом, как клетки рака печени обладают сходством с нормальной печеночной тканью. Выглядит, как настоящая, но сравнения с ней не выдерживает. Раковая и здоровая клетки не могут сосуществовать в одном и том же месте.
Религии – это вид оружия, и некоторые из них обладают значительным быстродействием. Стоит только посмотреть на бурную экспансию ислама к вратам Вены, в южную Испанию, на восток в Персию и Индию, на запад до Геркулесовых Столбов и в глубь Черной Африки. В зонах усеченного времени, таких как Египет, рекомендуется использование метода «водолазного колокола», потому что время в таких зонах отвердело и потеряло подвижность.
– Задрайте люк, мистер Хислоп, мы погружаемся.
Мы опускаемся ниже слоев, заполненных газетами и шумящими толпами, через эпохи Насера и Фаруха – толстого печального шута – через душные обеденные залы в «Шепперд отеле», который сожгли восставшие – пламя пожарища смешивалось с мерцающим светом канделябров в квартирах британских колониальных служащих, уверенно, как актеры, игравших свои роли невозмутимых и исполненных самообладания колонизаторов… ниже спрессованных призывов муэдзинов, удушающего застоя арабского мира, спускаемся к вспышке энергии, которая докатилась до врат Вены, до южной Испании, а затем – ЩЕЛК! – и Аллах на тысячу лет погрузился в творческий кризис.
Представьте себе Берроуза, который в течение тысячи лет повторяет: «Солнце остывает на веснушчатой коже мальчика».
Аллаху Акбар… Аллаху Акбар…
В течение тысячи лет Аллах строчил как безумный. поэтому сейчас самое лучшее, на что он способен, – это писания Хомейни. Вот что я вам скажу, у этих старых мулл в глазах есть нечто жуткое. Они смотрят куда то в сторону, вверх и слегка влево, и выражение у них на лице при этом крайне неприятное. Что то мертвое и деревянное в этих лицах. Халтурная работа, Аллах, – нас, наследников Шекспира, на такое не купишь.

Самый жуткий творческий кризис случился у меня как раз тогда, когда повествование подошло к Хассан ибн Саббаху и Египту, где Горный Старец, как считают, постиг тайну тайн, что позволило ему впоследствии вербовать сторонников, засесть в Апамуте и управлять своими ассассинами на расстоянии.
Я понял, что весь мой подход к ХИСу оказался ошибочным. Я вознес его на высокий пьедестал, а затем, под влиянием остаточных христианских рефлексов, начал призывать его себе в помощь, словно какой нибудь католик, сжимающий в пальцах брелок с изображением своего святого. Разумеется, потерпев поражение, я почувствовал себя преданным. Впрочем, мне постоянно казалось, что он тоже потерпел поражение и обвиняет в этом меня. Вместо того чтобы расспрашивать о всяких пикантных подробностях, я задался другим вопросом: было ли ХИСу так же плохо в Египте, как мне в гостинице «Императрица»? И тут же я понял, что ответ будет положительным!
Потому что я – это ХИС, а ХИС – это я. Я не агент и не представитель, которого бросили, как только дела пошли туго, и от которого где то в конторе на другом краю земли отрекся шеф. Но ведь именно этому и учил ХИС! Ка ассассинов сливались с Ка ХИСа воедино. С этого момента он стал представлять такую же (а вернее – ту же) опасность, что и его ассассины.
До ХИСа доходит, что его неудачная попытка стать визирем султана мотивирована глубокой неуверенностью в себе. Некоторые назвали бы это даже трусостью. Он отчаянно нуждался в защите от своих врагов, которые ненавидели его за то, что он себя представлял, но еще в большой степени за то, чем он мог бы стать. Поскольку ХИС представлял собой реальную угрозу их паразитическому существованию. Это самоочевидный духовный факт.
Попасть в руки таких врагов – все равно, что очутится в аду, и ХИСу чудом удалось избежать этой опасности.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE