READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Я, мои друзья и героин

Глава 15

Определённо, проституция – мерзкая работа. Но под героином так не кажется. Мне вообще везло. По крайней мере, моя работа оплачивалась по таким завышенным тарифам, что я до сих пор удивляюсь, как это было возможно. Условия всё ещё определялись мной. Я не трахалась с клиентами.

Среди нас были и более яркие звёзды, чем я. Так, например, некоторые ребята рассказывали, что им нужно четыре грамма в день. По тем ценам такое количество обходилось им от пятисот до восьмисот пятидесяти марок в день. И, не знаю как, но они почти всегда находили эти деньги! Да, эти ребята зарабатывали всяко больше, чем любой генеральный директор, и полиция не трогала их. К этим то звёздам я и ходила на Курфюрстендамм, и они всегда были не против пообщаться со мной.
Такими в то время, в феврале, марте, были мои мысли и чувства, когда я, хорошенько ширнувшись, бродила по городу. Не скажу, что всё было здорово, но героин всё же ещё не убил меня. И я постоянно врала себе, что ещё не сижу. Я полностью вжилась в роль наркоманки. Я находила себя обалденно крутой. Я ничего не боялась.
Когда я ещё не сидела на героине, я боялась всего. Отца, потом друга моей мамы, долбаной школы, дворников, инспекторов дорожного движения, контролёров в метро. Под героином я чувствовала себя неприкосновенной. Мне не было страшно. И ни разу я не обосралась при виде копов в гражданском, которые иногда наводняли вокзал. Всякий раз с холодной головой уходила от облавы.
Мне казалось, что некоторые нарки знают, как жить с героином, и я всячески старалась поддерживать с ними знакомство. Вот, например, Атце и Луфо. Атце был моим первым другом. Единственный парень, с которым мы ещё до Детлефа были в тесных отношениях, в которого я была влюблена. Луфо, Детлеф, Атце – они все были из той ещё гашишной компании семьдесят шестого года. Атце и Луфо пересели на героин незадолго до меня. Сейчас оба жили в потрясающей квартире с французской кроватью, кушеточным гарнитуром и полом, устланным коврами. У Луфо даже была настоящая работа – он был ассистентом у Шварцкопфа. Оба утверждали, что ещё не чувствуют зависимость и по месяцу, по два могут обходиться без дозы. Я верила им, хотя они и были всякий раз, когда я их видела, в черную обдолбаны.
Атце и Луфо были настоящими кумирами для меня. Я не собиралась так плотно подсесть на геру, как тогда, перед моим первым отколом, и хотела поучиться у них. Я ведь тоже могла бы жить в такой квартире с французской кроватью, кушеточным гарнитуром и коврами на полах, если бы только поаккуратнее обходилась с порошком.
Они оба, Атце и Луфо, были ещё не такими злыми, как другие нарки. У Атце была классная подруга, Симона, – та вообще не кололась. Мне страшно нравилось, что, несмотря на это, они замечательно понимают друг друга. Я охотно бывала у них и спала там на кушетке Луфо, если мы срались с Детлефом.
Когда однажды вечером я пришла домой и даже села в гостиной с мамой, – совсем задвинулась, наверное, – она без слов достала газету и протянула мне. Я поняла, в чём дело. Она всегда в торжественном молчании вручала мне те газеты, в которых стояло очередное сообщение о «жертвах героина». Меня это нервировало. Никогда не читала эти бредни!
Всё таки я взяла газету и стала читать:

Ученик стекольщика Андреас В. (17) давно хотел избавиться от своего пристрастия к наркотикам; его шестнадцатилетняя подруга, ученица медтехникума, пыталась помочь ему в этом: тщетно! Тиргартен: в квартире, роскошно обставленной отцом Андреаса для молодой пары, молодой человек всадил себе «золотой укол…»

Я не сразу врубилась в тему, потому что просто не смогла. Но нет, – здесь всё подходило одно к другому! Квартира, ученик стекольщика, подруга, Тиргартен и этот «Андреас В.» Андреас Вичорек, которого мы называли просто Атце…
Я только подумала сначала: «Вот так говнище!» У меня пересохло в горле, и мне стало плохо. Я думала, что нет, – это не может быть правдой! Атце просто не мог убиться золотым уколом! Именно Атце, который так расчётливо и аккуратно относился к ширеву. Я не хотела показывать матери, как меня прибила эта заметка, – она же не знала, что я опять сижу! Я взяла газету и пошла в комнату.
Я не видела Атце уже целую вечность, и теперь вот узнала из газеты, что случилось с ним за это время. Всю последнюю неделю он мощно двигал и загремел, в конце концов, в реанимацию. Его подруга Симона, узнав об этом, вскрыла себе вены.
Обоих спасли. За день до своей смерти Атце пошёл в полицию и сдал всех дилеров, которых знал: среди них двух девушек, их звали «близняшками», и у них всегда было отменное ширево. Потом написал прощальное письмо, которое также приводилось в газете:

«Я кончаю с жизнью, потому что наркоман доставляет своим родным и друзьям только досаду, горечь и отчаяние. Наркоман разрушает не только себя, но и окружающих. Спасибо моим любимым родителям и моей маленькой бабушке.
Физически я уже нуль… Быть наркоманом – последнее говно. Но кто обрекает на это несчастье людей, которые молоды и полны сил? Это должно стать предупреждением всем тем, кто говорит себе: ну, давай…, попробую, что ли! Вы, посмотрите же на меня! Прощай, Симона, теперь у тебя не будет забот, живи счастливо!»

Я легла на кровать и подумала: ага, а вот и твой первый друг… В могиле. Я даже не могла плакать. Я не была способна на чувства.
И когда на следующий день я появилась на точке, там вообще никто не плакал по Атце. На сцене вообще не плакали… Некоторые ребята страшно дулись на Атце.
Потому что он сдал нормальных дилеров, у которых всегда было нормальное ширево, – они уже сидели в тюряге, – и потому что он остался многим должен.
Самым удивительным во всей этой истории с Атце было то, что подруга Симона, которая раньше и близко не подходила к героину и всё хотела снять своего парня, через неделю после его смерти сама начала ставиться. Не прошло и полмесяца, как она забросила свою учёбу, и мы встретились на панели.
Луфо умер год спустя в январе семьдесят восьмого от передоза…
Иллюзия, что можно быть живым, умело обращаясь с порошком, после смерти Атце пропала. В нашу компанию, в которой когда то затусовывался и Атце, пришёл страх и недоверие. Если раньше мы вмазывались вместе, а шприцев на всех не хватало, то каждый хотел быть только первым. Теперь же всё внезапно захотели быть вторыми… Никто не говорил о том, чего боялся. Но порошок мог оказаться слишком чистым, слишком сильным, или, наоборот, смешанным со стрихнином или ещё с каким нибудь ядом. Умереть то можно было от чего угодно!
Итак, жизнь опять превратилась в полное говно. Всё было так, как написал Атце в своём письме. Вместе с собой я продолжала тащить в могилу свою маму. Я снова приходила домой, когда хотела. И как бы поздно я не явилась, она никогда не спала – всё ждала меня. Я приходила, а она глотала валиум, просто чтобы хоть как то заснуть! Я думаю, она держалась только на валиуме.
А во мне крепла уверенность, что скоро я закончу так же, как и Атце. Иногда, правда, появлялись такие надежды соломинки, и я хваталась за них. Даже в школе.
Был там такой учитель, который мне даже нравился, – господин Мюке. На его уроках мы часто проигрывали ситуации, в которых оказываются молодые люди. Например, устройство на работу. Один играл шефа, который ищет работника, другой – нанимающегося, и когда пришла моя очередь играть нанимающегося, я просто не дала «шефу» и слова сказать. На все его вопросы я отвечала претензиями, и парень, который играл шефа, быстро затих. Ну, так я и в жизни прорвусь, подумала я.
Однажды мы с господином Мюке пошли в центр профориентации. То есть сначала нам пришлось ещё посмотреть на парад союзников. Парни страшно интересовались, лазили по всем этим танкам и прочей технике, меня же от всего этого железа тянуло блевать – оно производило адский шум, и было годно только на то, чтобы убивать людей.
Мне очень понравилось в центре профориентации. Я внимательно выслушала всё, что относилось к профессии смотрителя зоопарка. Мы с Детлефом на следующий день зашли туда ещё раз, и я отксерила себе всё, что у них было по этому поводу.
Детлеф тоже нашёл весьма возбуждающими несколько профессий, которые ему там рекомендовали – он, собственно, искал что то связанное с сельским хозяйством. Мы так долго ходили по центру и восторгались нашими будущими профессиями, что совсем забыли, что нам ещё нужно поднять денег на дозу. И когда мы вечером стояли на вокзале и ждали клиентов, с документами из центра профориентации, всё это было просто невозможно и нереально! Если я так и собираюсь продолжать, то мне же даже школы не закончить – умру раньше!
На следующее утро по дороге в школу я купила «Плэйбой». Я покупала его для Детлефа, который от него тащился, но и сама заглядывала внутрь. Сложно сказать, почему именно «Плэйбой» нас так интересовал. Сегодня я этого вообще не могу понять. Но тогда «Плэйбой» был для нас картинкой из другого, чистого мира. Чистый секс… Чистые девушки без проблем… Никаких голубых, никаких фраеров. У парней кучи денег, они курят трубки, гоняют на спортивных машинах. И девушки трахаются с ними просто из удовольствия… Детлеф говорил, конечно, что всё это полная фигня, но каждый выпуск он должен был прочесть.
И в то утро я прочла в «Плэйбое» коротенькую историю. Её содержание я даже не так хорошо поняла, потому что ещё с утра была в ауте, но само настроение статейки мне понравилось. Дело происходило где то далеко далеко, под голубым небом и горячим солнцем. И там был эпизод, когда какая то девушка так это невинно ждёт, пока её друг вернётся домой с работы. Тут я начала просто плакать. Я сидела в вагоне и ревела, как крокодилиха, пока мне не надо было выходить.
Я сидела за партой и мечтала, как было бы нам хорошо с Детлефом там, далеко далеко. И когда мы вечером встретились на вокзале, я рассказала ему об этой истории. Он сказал, что его дядя и тетя живут в Канаде. Живут на огромном озере, и только поля да леса кругом. Они, конечно, нас примут. Он сказал, что мне надо сперва закончить школу – так будет лучше в любом случае. Он бы поехал вперёд, чтобы найти работу – это там легко, – и когда я подтянусь, у нас уже будет куплен деревянный дом.
Я сказала, что в любом случае собираюсь закончить школу. Мои дела там и так шли всё лучше и лучше. Легко! Я больше не стала бы там так глупо скандалить, а сосредоточилась бы на занятиях и постаралась получить хороший аттестат.
Тут Детлеф отошёл с клиентом, а я всё ещё ждала своего. Вдруг позади меня, как из под земли, выросли два типа и спросили: «А что ты тут делаешь, чёрт возьми?» Я сразу поняла: душманы. Хлопушка! Меня ещё никогда не забирали, и поэтому я не боялась их, – раньше меня всегда оставляли в покое. Я же ничего такого не делала, просто несколько месяцев с перерывами ходила подрабатывать на панель Цоо, как и многие другие девочки моего возраста… Облавы там были каждый день. Но полиция жёстко гоняла только иностранцев, тех, что притаскивали с собой бутылку водки или сигареты из Восточного Берлина. На таких уродов там регулярно устраивалась охота.
И я очень спокойно ответила этим полицаям: «Я жду своего друга».
Один из них спросил: «Не гони – ты тут сосёшь!» Я сказала: «С чего вы взяли? Что, я так выгляжу?» Они спросили сколько мне лет, и я сказала, что мне четырнадцать. Они непременно хотели видеть мой паспорт, хотя паспорта выдаются только в шестнадцать. В общем, пришлось просветить их слегка по этому вопросу.
Один из них, – заводила, видимо, – сказал: «Давай ка сюда свой мешок». Залез рукой в мешок и выудил оттуда ложку. Спросил, что это я делаю ложкой.
Я сказала: «Этой ложкой я ем йогурт».
Потом он, правда, вытащил из мешка шприц, завёрнутый в туалетную бумагу, и мне пришлось пройти. Привели меня в отделение на Цоо. Я не боялась. Я знала, что четырнадцатилетнюю они не смогут привлечь. Я просто была недовольна этими говноедами – они отнимали у меня время!
Меня заперли в клетку прямо рядом с письменным столом оберполицая. Я была так в себе уверена, что даже не пыталась скинуть героин, который всё ещё был в карманах джинсов. Ну как я могла выбросить ширево? Потом явилась дама полицай.
Мне пришлось раздеться, снять всё, даже рубашку и трусы, и потом она обшарила меня, заглянув в каждую дырку, прежде чем нашла, наконец, героин в карманах.
Один из полицаев излишне подробно описывал всю эту процедуру, одним пальцем печатая на машинке. Копия протокола пошла в толстенную папку. Ну вот: теперь я была зарегистрированной наркоманкой, а не какой то там неучтёнкой. Полицаи, впрочем, были очень добры со мной. Опять, правда, завели известную пластинку: «Чёрт, девочка, что же ты делаешь? Только четырнадцать, такая молодая, такая красивая и уже почти труп!» Пришлось всё таки дать им рабочий телефон моей мамы, и один из них пошёл звонить.
Мама появилась в участке так около половины шестого, полностью издёрганная.
Начался этот разговор с душманами, которые патетически выкрикивали «Такая маленькая! Такая красивая! Совсем ребёнок!» Мама сказала: «Да, да, этот ребёнок… Я вообще не знаю, что мне теперь с ней делать! Мы уже бросали с ней недавно. Но, значит, она не хочет завязать с наркотой!» Это было нечестно: «Она не хочет завязать!» Моя мама не имела никакого представления ни обо мне, ни о героине. Конечно, я хотела! Но как завязать – вот бы она сказала мне! Мы вышли из участка, и она начала допрос. Куда меня снова занесло? Где я была? Я сказала: «На вокзале я была, твою мать!» Она: «А тебе не надо было туда ходить!» Я сказала: «Я там просто ждала Детлефа – есть у меня ещё такое право, может быть?» Она сказала, что мне больше нельзя встречаться «с этим безработным асоциальным придурком». Помолчав, она спросила: «Ты ходишь на панель?» Я заорала: «Ты что, спятила? Скажи ещё что нибудь!! Что мне там делать, по твоему, объясни ка мне! Ты наверное думаешь, что я шлюха, да?» Тут она замолкла. Правда, теперь я начала серьёзно опасаться за свою свободу. И ещё меня пугало то, какой холодной вдруг стала мама. Я подумала, а вдруг всё: она меня бросит, откажется от меня, и не станет больше помогать. Но потом я сказала себе: «Ха, помогать! Чем, этими дурацкими сентенциями, что ли: не ходи на вокзал, не встречайся с придурком Детлефом?!» Мне пришлось ехать с матерью домой. Героина на следующее утро у меня не было. Утром мама вытащила меня из кровати. Посмотрела на меня и спросила: «Что у тебя с глазами, ребёнок? Они совершенно пустые. Я вижу в них только страх».
Мама ушла на работу, и я подошла к зеркалу. Я впервые увидела свои глаза в кумаре. Одни зрачки! Совсем чёрные, матовые и неподвижные. Действительно – совсем пустые! Мне стало жарко, и я засунула голову под кран. Это помогло – вдруг стало так холодно, что я пошла и залезла в горячую ванну. Несколько часов я, не вылезая, просидела в ванне, то и дело подпуская кипятка. Снаружи было так холодно, а мне нужно было как то убить время до полудня. Тогда я или смогу найти клиента, или кто нибудь поможет с ширевом. До полудня ни у кого не было порошка. Нет, подумала я, придется работать! Никто со мной, конечно, не поделится. Акселя и Бернда душила жаба – они жались за каждую четверть, они не могли насосать столько, сколько им было нужно. Сам Детлеф становился очень прижимистым, когда речь заходила о его порошке. Ну а остальные на сцене, – они бы скорее спустили всё в сортир, чем помогли б кому!
Ломало всё круче, и это всё таки заставило меня вылезти из ванны, чтобы обшарить квартиру в поисках денег. Гостиную теперь от меня закрывали – Клаус утверждал, что я царапаю его пластинки, – но я уже давно научилась открывать дверной замочек булавкой. В гостиной не было ни гроша… Тогда я решила заглянуть в пивную бутылку, что стояла на кухонном шкафу, – мама аккумулировала там новые монеты в пять марок.
Трясясь от кумара и от того, что, – как никак, – собираюсь ограбить собственную мать, я взяла тяжелую банку в руки. Не знаю, так я ещё никогда не поступала… Это было для меня последней подлостью. В этом я решительно отличалась от остальных игловых. Бернд, например, раз за разом вынес и загнал все ценности из родительского дома. Телевизор, кофеварку, хлеборезку электрическую – просто всё, за что можно было получить хотя бы пару марок. Я же успела продавить только собственные украшения, да почти все пластинки…
Вытряхнула из банки несколько монет… Четверть грамма на точке как раз подешевела с сорока до тридцати пяти марок. Итак, мне нужно было семь пятачков. Я прикинула, что, получая от фраеров, как правило, по сороковнику, я могла бы каждый день пять марок класть обратно. За неделю я возместила бы эту сумму, мама ничего бы и не заметила. Сказано – сделано: с семью пятаками в кармане я погнала на сцену, которая по утрам находилась у столовой Технического университета, взяла ширево и в последний момент вмазалась в сортире.
Ну как… Теперь каждый вечер мама осматривала мои руки: нет ли там свежих следов от уколов. Приходилось колоться в кисть. Всегда в одну и ту же точку. Там в конце концов образовалась чича, колодец. Матери я сказала, что это просто рана, которая почему то плохо заживает, но скоро она всё таки засекла свежую воронку. Я сказала: «Ну да, твою мать, – только сегодня! Я ставлюсь очень редко, и это совершенно мне не вредит!» Мама как следует взгрела меня. Я не сопротивлялась. Теперь она обращалась со мной просто как с куском говна, стараясь унизить при каждом удобном случае…
Инстинкт подсказал ей единственно верную манеру поведения с нарками. Потому что наркоман должен света невзвидеть от говна и грязи, прежде чем он серьёзно решиться что либо изменить. И тогда он либо добьёт себя окончательно, либо всё таки использует свои скромные шансы выжить. Вот так…
Мама всё ещё продолжала надеяться. В начале новогодних каникул она собиралась отправить меня к бабушке в Гессен. Сказала, что, возможно, мне придется задержаться там надолго. Я уже не знала, радоваться ли мне или бояться разлуки с Детлефом. Плюс этот неизбежный выход? Нет, со мной можно было делать всё что угодно… Я только настояла на том, что Детлеф в последнюю ночь переночует у нас.
В эту последнюю берлинскую ночь во мне опять воскресли какие то надежды. Мы спали с Детлефом, и я сказала ему: «Слушай, мы уже прошли с тобой через всё в этой жизни! За этот месяц я собираюсь действительно бросить. Я просто знаю, что больше у меня не будет такой возможности. И я хотела бы, чтобы ты сделал то же самое. Когда я вернусь, начнём новую жизнь…»
Детлеф сказал, что, конечно же, он отколется, почему бы и нет. Он и сам хотел мне это предложить. У него есть валерон. Он найдёт себе работу, и уже завтра или, в крайнем случае, послезавтра на панели его не будет – до свиданья!
На следующее утро я первым делом всадила мощную двигу, прежде чем отправиться к бабушке начинать новую жизнь. Когда я приехала к ней, ломка ещё не подошла, слава богу, но я чувствовала себя каким то совершенно инородным телом в этой деревенской идиллии. Все меня раздражало. Меня раздражал мой маленький брат, которого я видела ещё совсем крохотным, – он хотел взобраться ко мне на колени. И меня раздражал деревенский сортир, который ещё недавно казался мне таким романтичным.
На следующее утро все признаки долботы были на месте. Я сбежала в лес. Меня страшно нервировало пищание и чириканье птиц, я испугалась кролика, и залезла на охотничью вышку. Уже не могла и сигареты выкурить! Я хотела умереть на этой вышке. Не помню, как я свалилась оттуда и добралась домой до кровати. Сказала бабушке, что у меня грипп или что то в этом роде. Она обеспокоилась, но не сильно, и моё жалкое состояние как то не испугало её.
А над моей кроватью чья то заботливая рука укрепила плакат… Рука скелета и шприц в руке. Под рисунком подпись: «Это конец. Все началось с любопытства».
Сестра утверждала, что плакат достался ей в школе. Понятно – бабушка знала, что со мной, хотя я и не догадывалась об этом. Теперь я смотрела только на этот шприц…
Скелет и надпись я словно не замечала. Только шприц! Я представляла себе, что вот в этом баяне сейчас четверть грамма отменного порошка. Шприц так и просился с плаката… Часами я смотрела на этот плакат – чуть не рехнулась!
Сестра часто заходила в комнату, как бы не замечая, что со мной происходит.
Попискивала какие то тинейджерские песенки и думала, что может меня этим развлечь. Впоследствии, конечно, всё, что они с бабушкой там устраивали, казалось мне очень трогательным – но тогда…


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE