READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Я, мои друзья и героин

Глава 22

В первый же день меня проинспектировала целая команда врачей. То есть большинство белых халатов были студентами, которые меня очень нахально освидетельствовали с головы до пяток. Босс халатов задал мне пару вопросов, и я сказала, что хочу несколько дней побыть в клинике и потом поехать в интернат в Западной Германии, писать там выпускные. Он кивал головой и говорил всё время «да да», как обычно говорят сумасшедшим.

Когда я легла вечером в кровать, все сомнения разом пришли мне в голову. Что я такого им наговорила? Почему они вели себя так странно, будто я сказала, что я – Наполеон? Я внезапно испугалась, что я, как и Пуппи, никогда больше не выйду отсюда, и на всю жизнь обречена вести сонное существование на ранчо в своей бабкиной ночной рубашке и огромных трусах, засыпая на ходу.
Так прошло два дня, и меня перевели в палаты, потому что никаких признаков ломки уже не было. Я получила обратно своё шмотьё, и мне даже позволили есть ножом и вилкой, а не детской ложечкой, как на приёме.
На станции было уже три наркушницы – все девочки, которых я знала по сцене.
Мы четверо сидели за одним столом, и бабушки сразу прозвали его террористским.
Одна из девочек, Лине, уже имела богатый тюремный опыт. Она сразу сказала, что «Ранчо Бонни» намного хуже любой тюрьмы. Потому что в тюрьме ты можешь в любой момент добыть чего надо, а тут на ранчо это очень и очень сложно.
В общем и целом, у нас на ранчо было достаточно весело – ведь нас тут было аж четверо, – но сомнения меня всё не оставляли, со временем превратившись в настоящую панику. Я так и не получила от врачей осмысленного ответа – когда же я пойду на терапию. Они только говорили: «Ну, посмотрим, посмотрим…» У них там была масса изречений, которыми они обычно заколачивали дуриков.
Договор моей мамы с молодёжной управой был в том, что четыре дня я буду на «ранчо», пока не выйду, а потом я должна была получить место в клинике. Но я ведь и так откололась и пришла туда уже почти совсем чистой! О клинике почему то уже никто не вспоминал…
Наоборот, мощный удар обрушился на меня спустя пару дней. Мне принесли бумагу, подписав которую, я «добровольно» оставалась бы на «ранчо» так месяца на три. Я, конечно, отказалась и сказала, что ухожу сейчас же – пришла добровольно и могу уйти, когда мне захочется! Пришёл главный и сказал, что, если я сейчас же не подпишу на три месяца, то буду принудительно оставлена на шесть!
Я чувствовала себя просто обманутой. Ужас! Ясно, теперь я целиком и полностью завишу от этих идиотских врачей… Хотела бы я знать, что за диагноз они мне приготовили… Они легко могли повесить мне тяжелый невроз или шизофрению или ещё бог знает что! У меня, как у пациентки сумасшедшего дома, не было ни малейших прав. Ну всё – будешь второй Пуппи, поздравь же себя!
Самым ужасным было то, что я и сама теперь не знала, насколько спятила. Ну, невроз то у меня был точно! Потому что, насколько я знала из разговоров в консультациях, наркомания это и есть невроз – поступки, вызванные навязчивой идеей. Ну что ж, для невроза этого я сделала всё! Это множество выходов, а потом сразу же опять всё заново, – хотя я ведь знала, что убиваю себя… Сколько говна я уже сделала в своей маленькой жизни, как я обращалась с мамой, с другими людьми… Нет, нормальным это не назовёшь! Определенно – крыша у меня давно уже ехала! И теперь я думала только о том, как бы скрыть от врачей и сестёр, что я действительно ненормальная.
А эти сёстры обращались со мной, как с полной и официальной идиоткой.
Приходилось напрягаться, чтобы не ответить им грубо. Когда приходили врачи и задавали вопросы, я, стараясь перехитрить их, давала совершенно дикие ответы, которых в жизни от меня никто бы не услышал. И когда они уходили, я думала, что опять сказала что то не то. Точно – теперь они меня держат за совсем поехавшую!
В качестве терапии мне предложили вязание. Вязание! Нет, вряд ли мне это поможет!
Все окна на «ранчо» были забраны решётками. Но не настоящими, как в тюрьме, – потому что всё таки это была не тюрьма, – а такими вычурными решёточками. Можно было просунуть голову сквозь прутья и смотреть из окна. Я стояла там часами, решётка у горла, и пялилась на улицу. Была осень, листья становились желтыми и красными, солнце стояло низко и по вечерам заглядывало прямо в камеру. Я привязывала металлическую кружку к верёвке, свешивала её из окна, и она билась о стену дома. Или пыталась подтянуть ветку дерева, чтобы сорвать листик. Вечерами я думала: «Ну, если ты и не была ещё сумасшедшей, то тут гарантировано станешь!» Гулять с бабушками по кругу в садике мне не позволялось. У любого террориста есть право на прогулку… У меня не было! Что делать – существует опасность побега!
Они, правы – существует… В шкафу я нашла старый футбольный мяч. Им я била по стеклянной двери в надежде, что та сломается. Они отняли мяч. Тогда я стала с разбегу бить головой по стёклам, но стёкла были как из танкового стекла. Я чувствовала себя, как хищный зверёк в тесной клетке. Часами бродила вдоль стен. Я не вынесу этого! Мне просто надо бежать. И я побежала! По коридору до двери и обратно. Упала на пол и забилась в истерике.
По ночам мы с Лине ножиком выцарапывали замазку в раме одного запертого, но не зарешёченного окна. Стекло не поддавалось ни на миллиметр. На следующую ночь мы поставили одну кровать на другую и попытались выломать решётку. Бабушек в комнате мы так запугали, что они не смели и пикнуть – некоторые действительно держали нас за террористок. Ну, да и это не удалось – решётка не поддалась, а на грохот сбежалась охрана.
Надежды легально выбраться из дурки у меня не было. Тело, между тем, восстанавливалось без наркотиков. У меня появились толстенное брюхо. Лицо было жёлтое и при этом такое раздутое, как будто я уже оттрубила лет пятнадцать на «ранчо». Я с трудом засыпала. Почти каждую ночь что то происходило на станции. И мне всё время казалось, что я упускаю случай бежать. Нет, совсем безнадёжно! Но каждое утро я принаряжалась, будто сейчас отправлюсь на точку. Я упорно причёсывалась и красилась.
Пришёл кто то из чиновников. Сказал: «Ну, посмотрим, посмотрим…» От него я, по крайней мере, узнала, в какой тюрьме Детлеф, и какая у него статья. Тотчас села за стол и накатала ему огромное письмо. Отправила его, и сразу начала второе. Я хотела выговориться, но писать всё, как есть, я не могла. Потому что письма, конечно, читали. Читали, вероятно, ещё здесь на «ранчо», и уж точно в тюрьме. Приходилось лгать и в письмах. Писала, что счастлива, что мне вообще не требуются наркотики, и так далее…
От Детлефа я тоже получила целую стопку писем, и почему то все в один раз. Он писал, что плохо поступил с этим фраером и чеками. Что он сделал это, только чтобы отколоться в Париже. Он хотел меня удивить… Вдвоём мы бы никогда не сделали этого… Детлеф писал, что скоро выйдет и ляжет в клинику. Я писала, что тоже скоро лягу в клинику. И мы оба писали, что после этого мы вдвоём переедем на новую квартиру. Мы снова и снова выдумывали себе этот рай в письмах… При этом я была уверена, что вообще никогда не выйду с «ранчо»…
У меня, правда, был ещё один настоящий шанс. У меня снова появился грибок, и я каждый день говорила врачу, что мне надо в больницу на операцию, а то, мол, схожу с ума от боли. И действительно: одним утром меня под строгим конвоем вывезли в больницу. После обследования я стала настаивать на лечении. Я уже знала, как вырваться из больницы. Обеспечила себе пропуск в больничный парк. Конечно, наркоманам его так просто не давали, но там был фокус. Я подошла к одной очень милой и косой сестре, сказала ей, что хочу покатать в парке старую бедную бабушку, которая уже не может ходить. Она ничего плохого не заподозрила, и сказала, что это очень мило с моей стороны.
Я срочно надыбала себе какую то бабушку, которая нашла меня очень симпатичным ребёнком. Я выкатила её в парк и сказала: «Бабушка, один момент подождите, я сейчас вернусь». Через две секунды я была уже за забором.
Я долетела до метро и поехала к Цоо. Свобода! – я чувствовала её! Старая точка у столовки Технического университета… Я побродила там немного и подсела к трём молодым. Сказала, что только что с «ранчо». Это их впечатлило.
Мне страшно хотелось, а один из этих парней торговал. Сказал, что если я буду посредничать для него, он даст мне чего нибудь. Я сказала, давай. Он дал, и я вмазалась ко всем чертям прямо в туалете столовки…
Я вколола едва ли с полчетверти… Порошок был не супер. Всё равно – неплохо.
Меня потащило, но я была полностью в сознании. Должна же и я была попробовать, чем мы торгуем то! Этот дилер был ещё совсем молодой, и я немного знала его по гашишной точке на Хазенхайде… Ходил ещё в школу. Лет так где то шестнадцать. Я сразу поняла, что опыта у него не много. Иначе он подождал бы результатов, а уж потом платил…
Вдруг я почувствовала, что пятачок перед столовой просто кишит душманами, а мой дилер и ухом не ведёт. Пришлось подойти к нему и шепнуть «полиция», прежде чем он догадался собрать манатки. Я медленно шла в направлении Цоо, он – сзади.
Навстречу мне попался нарк с вокзала, и я сказала ему: «Стой, старик: облава у столовки, но я могу тебе достать отличный порошок». Молодой подбежал к нам, вытащил весь свой товар из кармана и сказал, что можно пробовать. Я подумала, что кончу сейчас! В трёхстах метрах облава, а этот идиот светит героином…
Сразу подошли те двое, что следили за нами. Бежать смысла не было. Этот мудак ещё попытался скинуть товар, и теперь повсюду в воздухе кружились лиловые чеки.
Нет – вот дурак, всё же… Теперь он всё хотел замазать клиента, свалить всё на меня, и говорил, что он тут ни при чём. Да…
Нас прислонили к машине, руки на капот, обыскали насчёт оружия, хотя никому из нас не было ещё и шестнадцати. Какой то говнюк из полицаев повозил мне как следует по сиськам – сохраняла полное спокойствие. Я уже вмазалась, и ничто в мире не могло меня взволновать. Снова прикинулась хорошо воспитанным ребёнком.
Полицаи успокоились только после того, как увидели документы. Один из них сказал: «Девочка, тебе ж только пятнадцать исполнилось, что ты тут делаешь?» Я сказала: «Гуляю!» И прикурила сигарету. Он рассердился: «Эй, а ну брось! Курить вредно в твоём возрасте!» Сигарету пришлось затушить…
Нас привезли в участок и заперли в обезьяннике. Дилер сразу разревелся в сопли и только истошно кричал: «Выпустите меня, выпустите меня!» Я сняла куртку, положила её под голову, легла на полку и задремала. Такой прихват вряд ли мог меня испугать. Потому что о моём побеге из «Бонни» наверняка ещё не заявили.
Точно – через два часа меня выпустили. Я сразу пошла к столовке, но внезапно проснулась моя совесть с мозгами. Опять – вмазалась при первой же возможности, кошмар! Я разревелась. Идти было некуда… Я же не могла со своими булавочными зрачками заявиться домой и сказать маме: «А вот и я, салют! Приготовь ка ужин!» Я зашла в старую консультацию университета. Там были очень разумные ребята, они уломали меня всё же позвонить маме. Мама вроде успокоилась, когда услышала, что я звоню из университета. Ещё по пути домой у меня ни с того, ни с сего поднялась температура, и когда я легла в постель, было уже около сорока. Я начала бредить, и мама вызвала скорую. Приехавший доктор хотел сделать мне укол, но я сопротивлялась не на шутку. Каждый день я кололась по два три раза, но шприц в зад – этого я просто боялась…
Температура упала, и я лежала трупом. «Ранчо Бонни» отняло у меня последние остатки здоровья. Только через три дня я снова встала и сразу же поехала в консультацию. Иначе, чем через точку на столовой, туда было не пройти. Я пробежала её насквозь, старясь не глядеть ни влево, ни вправо.
Всю неделю я ходила в консультацию. Там я говорила. Впервые в своей жизни. До этого все, к кому я обращалась, только сами заговаривали мне зубы: моя мама, отец, типы из «Нарконона» – все! Тут я говорила сама и сама понимала, наконец, что со мной происходит. Я ходила к ним и тогда, когда моё лицо стало вдруг жёлтым, как лимон, и когда перед столовкой я встречала знакомых, они в ужасе отбегали от меня, крича: «Эй, а ну отвали со своей желтухой!» Я просто не могла поверить, что у меня снова желтуха! Чёрт возьми, это было просто несправедливо! Всякий раз, когда я была чистой, и у меня появлялась надежда, эта наркоманская болезнь одолевала меня. Когда боль в животе стала невыносимой, мы с мамой поехали в больницу Штеглиц. Я хотела в Штеглиц, потому что у них там классная столовая… Два часа сидела в приёмной и корчилась от боли.
Каждая сестра, проходя мимо, легко могла прочитать диагноз по моему желтому лицу. Но они не обращали внимания. В приёмной было полно народу, детей. Будь моя желтуха заразной, я бы инфицировала всех подряд!
Через два часа я не вытерпела и сама побежала искать врача. По стеночке побежала, потому что была очень слаба, и у меня были страшные боли. Хотела узнать насчёт изолированного бокса, и когда мимо проходил какой то доктор, я сказала ему: «Я хочу кровать! Я не хочу всех тут заразить… У меня же желтуха, как вы можете видеть!» Он сказал, что ничем помочь не может. Сначала – в приёмную! Пришлось вернуться…
Когда, наконец, пришла моя очередь говорить с врачихой, и я ей так любезно объяснила, что, возможно, у меня желтуха и, возможно, от наркотиков, она ледяным тоном сказала: «Мне очень жаль, но тут мы не компетентны…» Я – наркоманка! Здесь никто не был компетентен! Мы с мамой снова залезли в такси. Она страшно проезжалась насчёт врачей, которые так просто, внаглую, отфутболили меня. На следующее утро мама привезла меня в больницу «Рудольф Виршов». Это, конечно, было фигово – я ведь только что убежала оттуда!
Явился молодой ассистент, чтобы взять у меня кровь на анализы. Я сразу показала мои вены и сказала: «Тут у меня тромбоз. И тут. И тут тоже. Вены совершенно забиты. Нужно брать пониже, и не просто втыкать, а бить по диагонали, иначе не пробьётесь». Этот растяпа всадил иглу прямо в забитую вену. Он тянул и тянул, но кровь не появлялась, и игла постоянно вылетала. И в следующий раз он прямо спрашивал, куда колоть…
Два дня я проспала. Желтуха оказалась не заразна. Через четыре дня печень вроде как отошла – моча, правда, была красной. А лицо жёлтым…
Каждый день я звонила в консультацию и билась за место в клинике. Ну а потом кое что случилось: Детлефа выпустили из тюрьмы… Мама привела его с собой в воскресенье – день посещений.
Ну да, большая любовь, объятия и поцелуи! Мы вышли в больничный парк. Всё было, как будто мы и не разлучались. И почему то вдруг – не знаю! – мы оказались сидящими в метро, направление – сцена! Судьба знать такая… Случай подыграл нам.
Мы встретили одного приятеля – Вильгельма. Этому Вильгельму страшно везло по жизни. Жил у одного голубого и выдающегося врача писателя. Этот врач не только снабжал его деньгами, но и устроил его в частную гимназию.
Короче говоря, этот Вильгельм достал нам дозняк. К ужину я снова была в больнице. На следующий день Детлеф опять пришёл. На этот раз у нас были сложности с тем, чтоб вырулить, поэтому я вернулась только в пол одиннадцатого.
Оказалось, что пока меня не было, отец приходил навестить меня – на следующий день он улетал в Таиланд…
Ну что я могла сказать маме, когда она пришла на следующее утро? Я знала, что я последний кусок говна, ну и что? Потом в больницу пришёл наш консультант и сказал, что мной заниматься ни к чему. Я снова клялась всем святым, что хочу в клинику. Детлеф посыпал голову пеплом и говорил, что это всё его вина. Инцидент замяли. Детлеф тоже наведывался в консультацию, и мы увиделись в следующее воскресенье. Ему как то повезло – с понедельника он уже ложился в клинику.
Я сказала: «Просто здорово, что ты это сделал. Теперь всё будет хорошо, я тоже достану место. Мы справимся. Говна не будет…» Мы гуляли в парке, и я сказала: «Давай ка быстренько съездим на Цоо. Хочу купить „Возвращение луны“, третью часть. Первые прочитала уже, и мама нигде не может найти третью…» Детлеф сказал: «Ну, это просто класс, подруга! Как раз на Цоо она продаётся! Скажи уж просто, что хочешь вмазаться!»
Идиот, его слова меня просто взбесили! Я и не думала о героине. Я действительно хотела третью часть этой луны. Я сказала: «Ты бредишь! Я – и ширево, сказал тоже! Можешь, впрочем, и не ходить!» Конечно, Детлеф пошёл.
В метро началась наша старая игра. Я сразу задрала пару бабушек. Детлефу это было неприятно, он отошёл в другой конец вагона, и я, как обычно, заорала на весь вагон: «Эй, старик, тебе не надо притворяться, что ты не со мной! Здесь же каждый видит, что ты не лучше!» Потом у меня началось кровотечение из носа. Не знаю, уже несколько недель такое случалось со мной в метро. Я разнервничалась и только размазывала дурацкую кровь по лицу.
К счастью, на Цоо я получила свой роман. Снова приободрилась и сказала Детлефу: «Давай немного погуляем тут. Это же твой последний день на свободе!» Конечно, мы автоматически оказались на точке. Там были Стелла и обе Тины. Стелла – та прямо обалдела от радости! Обоих Тин ломало… Девушки как забыли, что сегодня воскресенье – днём в воскресенье на панели ловить было нечего, там вообще ничего не происходило. Вся клиентура степенно прогуливалась с жёнами и детьми.
А я была рада чувствовать себя немного посторонней. Не надо было бояться ломки, не надо было работать… Я свысока смотрела на других, была счастлива и даже немного заносчива. Я думала: «Как всё же удивительно: на точке – и не хочешь вмазаться! Вот дела то!» Мы стояли на автобусной остановке на Курфюрстендамм. Рядом с нами два черножопых – они всё подмигивали мне. Из нас четверых я, несмотря на желтуху, выглядела свежее всех. Всё потому, что уже долгое время оставалась относительно чистой. Кроме того, на мне была обычная тинейджерская одежда, одолженная у сестры, а не эта наркоуниформа. Теперь я и внешне хотела отличаться от игловых…
Даже постриглась в больнице.
Чёрные не переставали моргать. Я сказала Тинам: «Могу договориться. Получите сорок марок как минимум, поделите четверть между собой». Тинам было всё равно – так жутко их долбило. Я задорно так подошла к чёрным и сказала: «Хотите двух девушек? Я договорюсь! Пятьдесят марок! Идёт?» Они по дурацки оскалились и сказали: «Не, не, ты брать, ты – пансион!» Я не обиделась, сказала: «Это даже и не думай! Но девушки – первый класс! Только четырнадцать лет! Только пятьдесят марок!» Младшей Тине как раз исполнилось четырнадцать.
Черножопые упрямились. И их можно было понять – стоило лишь взглянуть на Тин. Действительно, тут сложно было клюнуть. Я подошла обратно к девушкам, сказала им, что ничего не вышло и тут в меня как бес вселился! Я отвела Стеллу в сторонку и сказала ей: «Тинам ничего не светит в их состоянии. Им не поднять и черножопых. Давай ка поможем им – пойдём с ними… Заведём чёрных, а Тины быстро доделают. Они ведь всё равно трахаются с фраерами. Попросим сотню и купим полграмма!» Стелла согласилась, не раздумывая, хотя мы обе старались не связываться с иностранцами, это было для нас последним вариантом… Но я бы не поручилась, что Стелла не работает с ними.
Я подошла к туркам и сделала предложение. Ну, всё – те уже рыли землю. Только Детлеф нахмурился и сказал: «Ну вот – идёшь опять отсасывать!»
Я сказала: «Прекрати, я вообще ничего не делаю! Нас же четыре девушки, считай сам!» Я внушила себе, что делаю всё из сочувствия к Тинам. Конечно, не только из сочувствия. Просто мне, как обычно, требовался обходной путь…
Я сказала, что мы идём в пансион «Норма» на Нюрнбергерштрассе – там были большие комнаты. Никуда больше нас не пустили бы вшестером. Пошли.
Неожиданно к нам прицепился третий чёрный. Первые двое пояснили: «Друг… Тоже пансион…» Мы промолчали, сняли сотню, и Стелла с одним из них пошла за ширевом. У чёрных был свой дилер на точке, он продавал самые большие полграмма в городе.
Тронулись дальше – уже ввосьмером. Спереди мы, четыре девушки, и Детлеф – все под руку. Прохожие разбегались прочь с тротуара, уступая нам дорогу… Сзади трое чёрных.
Мы шли и напрягались. Обе Тины хотели героин, Стелла же не торопилась – она боялась, что Тины, получив порошок, отвалят. Кроме того, мы все хотели сплавить третьего чёрного, который в нашем договоре вообще никак не фигурировал. Стелла повернулась, показала пальцем на третьего и понесла: «Але! Если черножопый идёт с нами, мы отваливаем!» Ей ничего не стоило назвать турка черножопым!
Эти трое, однако, взялись под ручки, и пропустили слова Стеллы мимо ушей. Стелла сказала, что в таком случае нам ничего не остаётся, кроме как бежать. У меня были туфли без каблуков, и я была за. Первый раз за три года я была не на шпильках… Потом, правда, засомневалась: «Мы же определённо встретим их ещё раз, вот будет весело!» Я забыла, что сегодня в последний раз на панели…
Стелла призадумалась. Сдала немного назад и заговорила с чёрными. Мы шли как раз под лестницей в Европа центре, как вдруг сзади стало тихо. Я обернулась – Стеллы там уже не было! Как сквозь землю провалилась! Со всем героином! Турки тоже заметили пропажу и заволновались.
Я только подумала: «Вот так Стелла! Действительно!» Я страшно рассердилась!
Подумав, что она может быть только здесь, в Европа центре, я взлетела на пешеходный мост. Детлеф за мной. Обе Тины – ни с места. Чёрные мёртвой хваткой схватили их. Мы как сумасшедшие облетели весь Европа центр. Я слева, Детлеф справа – никаких следов Стеллы! Я так и не нашла её, и кроме того, мне было очень неудобно перед Тинами. Я видела, как турки отволокли их в какой то пансион, и ждала снаружи несколько часов, прежде чем они вышли, разделавшись с грязной работой. Ну а теперь они должны были, как минимум, получить свой дозняк, ради которого и работали! Я знала, где искать Стеллу, и мы пошли вниз на Курфюрстендамм. Там уже никого не было: сцена в это время переезжала к теплице.
Но мы же искали Стеллу и пошли прямо в туалеты! Только мы вошли, как услышали Стеллу – жива и здорова, она ругалась с кем то. В этом туалете целая куча дверей, но по воплям я сразу угадала, за какой из них Стелла. Я заколотила кулаками в дверь и заорала: «Стелла, открой сейчас же или что то случится!» Дверь тут же отворилась. Вышла полностью обдолбанная Стелла. Маленькая Тина с размаху вмазала ей по морде. Стелла сказала: «Там, там весь порошок! Мне он не нужен!» И удрала.
Враньё! Стелла проколола добрую четверть, только чтоб нам не досталось. Обе Тины и я смешали в кучу эти остатки с тем порошком, который мы только что купили, и разделили между собой. Для меня это было больше чем достаточно после выхода. Пришлось приложить усилия, чтобы подняться с толчка. Поехали к теплице.
Там снова была Стелла. Посредничала теперь. Мы сразу: «Пойдём, ты должна нам ещё четверть!» Она повернулась без рассуждений. Всё таки, какие то остатки совести у неё ещё были.
Я сказала: «Стелла, ты – последнее говно! Я больше не хочу с тобой знаться!» Я зашла в теплицу, вмазалась Стеллиной герой и купила себе колы. Сидела одна в углу. Первые минуты дня, когда я могла посидеть в покое. Сначала я немного надеялась, что где нибудь всплывёт Детлеф. Но нет – было уже слишком поздно! Я стала думать…
Эти раздумья начались вполне безобидно. Я думала себе: вот – это настоящее говно. Сначала тебя кидает твой единственный друг, потом лучшая подруга. Нет дружбы среди нарков! Ты совершенно одна! Ты всегда будешь одна! Все остальное – игра воображения. И весь этот террор ради одной дозы! Каждый день такой террор.
На меня как просветление снизошло. Меня иногда озаряло ведь… Всегда под героином. Когда я была чистой, я была совершенно невменяема. И сегодняшний день снова доказал это. Да нет, ничего страшного! Я была совершенно спокойна, потому что основательно втёрлась. Обратно в больницу не пошла. Было уже половина двенадцатого.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE