A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Хромосомное зло — Глава 1 скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Хромосомное зло

Глава 1

Полную тишину нарушал тихий звук – это медленно падали капли в водяных часах. Узкую комнату с высоким потолком, со стенами, сложенными из тусклых камней, освещала только одна свеча, и дальние углы комнаты тонули во мраке. Атмосферу абсолютного покоя подчеркивала скудная обстановка: из мебели тут были только железная подставка под свечу, стеклянные водяные часы на деревянной скамье и в самом центре комнаты – деревянная платформа, а на ней – грубый тюфяк, сплетенный из соломы.

На платформе сидел человек в простом черном плаще, скрестив ноги и положив на колени руки с замысловато переплетенными пальцами. Свеча стояла прямо перед ним, но голова ушла в плечи, и все лицо оказалось в тени. Широкий торс, гибкие мощные руки позволяли определить, что это мужчина.
Мужчину звали Джеб Стюарт Хо. Однако в данный момент человек по имени Джеб Стюарт Хо едва существовал. Его пульс упал до минимума, достаточного лишь для поддержания жизни. Температура тела снизилась вдвое, дыхание замерло. Если бы не поза – прямая осанка и скрещенные ноги, – случайный наблюдатель принял бы его за труп.
Но Джеб Стюарт Хо был жив. Он намеренно ввел свое тело в вышеописанное физическое состояние. И умер бы неизбежно через сравнительно короткое время, если бы его не вернула к жизни некая сила со стороны. Таково искусство конечной медитации, процесс обучения которой был долгим и болезненным. Когда достигаешь этого «конечного» состояния, вывести из него может только другой, опытный в этом искусстве человек – резким ударом по плечу.
Любой побоялся бы оказаться так близко к смерти и в такой зависимости от посторонней помощи, но не Джеб Стюарт Хо: он был уже недосягаем для страха. Боятся те, кто знает, чего нужно бояться. Он не знал. В то же самое время, в соответствии со своей философией, не зная ничего, он знал все. Просто он уже был в том мире, в котором побывали немногие за пределами храма. Это мир, где нет языка, нет эмоций, мир очень далекий от таких ощущений, как вкусовые, зрительные, обонятельные или тактильные.

Тихо отворилась дверь в дальнем конце комнаты. Вошел человек в черном плаще, в сандалиях, молча подошел к Джебу Стюарту Хо. Остановился, чуть ли не ритуальным движением достал из рукава своего плаща короткую полированную палочку из темной твердой древесины. Минуту помедлил, затем легким, быстрым движением нанес удар по плечу сидящего. Отступил назад и ждал.
Вначале не произошло ничего. Фигура оставалась неподвижной, но возник еле слышный звук – это Джеб Стюарт Хо втягивал воздух в легкие. Сначала крохотными глотками, при этом его тело практически не шевелилось. Потом грудная клетка начала заметно вздыматься и опадать, по мере того, как он делал более глубокие вдохи. Наконец он вздохнул полной грудью и приподнял голову. Казалось, сознание Джеба Стюарта Хо начало всплывать из глубин. Вначале туда, где теплее… Оно откликнулось на легкое и вначале медленное движение крови, начавшей свой путь по венам. Забилось сердце – сначала с большими промежутками между ударами, затем быстрее, стук его стал громче. Ожило тактильное ощущение. Хо почувствовал, как в тело врезается грубая структура тюфяка, на котором он сидел. Кожей ощутил одежду на теле. Затем возникла сухость во рту, желудок дал знать, что скоро потребует еды. Хо поднялся, и, не размыкая век, двинулся в направлении света… Открыл глаза, и сумрак комнаты ударил в них ошеломляющей яркостью…
Джеб Стюарт Хо молча разглядывал стоявшего перед ним человека. Тот был тоньше и моложе Хо, почти мальчик, с лицом гладким и невыразительным. Сверив свое первое после глубокой медитации зрительное впечатление с тем, что хранила память, Джеб Стюарт Хо узнал стоявшего перед ним: это был На Дук Уэст, его ученик, его слуга в храме и его любовник.
Им не требовалось обмениваться словесными приветствиями, Хо просто протянул руку и прикоснулся к юноше. Потом поднялся на ноги и целенаправленно двинулся к выходу из комнаты, ученик – за ним.
Дверь комнаты для медитаций выходила в коридор с высоким потолком. Стены коридора были сложены из такого же черного тусклого камня, что и стены комнаты. В них с равными промежутками были встроены ярко горящие светильники сферической формы.
Через несколько минут, пройдя по совершенно прямому коридору, они оказались перед двустворчатой дверью, украшенной искусной резьбой. Стоявшие по обе стороны от нее, двое в черных плащах, видимо, узнали Джеба Стюарта Хо. Они отступили, открыв перед ним дверь, причем движения их выглядели ритуальными.
Глазам вошедших открылся огромный круглый зал, гудевший, как улей.
Сверху, со сводчатого потолка непрерывно лился тот же яркий свет. В одной части зала вдоль изогнутой каменной стены люди в черном склонялись над столами, заваленными схемами, графиками, листками с какими-то цифрами и компьютерными распечатками. Высокие табуретки, чертежные доски…
В другой стороне на стене располагался экран огромного дисплея, по которому медленно перемещались цветные пятна и кривые линии.
Еще больше суеты наблюдалось в центре помещения, возле гигантского плоского стола. Люди в черных плащах передвигали по столу прозрачные схемы с линиями и цветными пятнами, похожими на те, что были на экране дисплея.
Но больше всего активности наблюдалось у той части стены, которая составляла почти треть всего периметра комнаты. Эта стена была покрыта мягким полупрозрачным материалом в рубчик. Рубчики шли вертикально с пола до бордюра куполообразного потолка. Все покрытие слегка выдавалось вперед, время от времени по нему проходили волны. Снаружи, откуда-то из-за этих волн в помещение проникал мягкий зеленый свет, также переменчивый и постоянно смещавшийся: одни участки становились ярче, другие тускнели. Люди в черном поглаживали руками это покрытие. Ладонями и кончиками пальцев они производили определенные, точные движения. Время от времени кто-нибудь из них аккуратно втыкал в покрытие длинную тонкую серебряную иглу. Проделывалось это с тем видимым напряжением, которого требует очень сложная виртуозная работа.
Все происходящее ничуть не удивляло Джеба Стюарта Хо.
Эта комната со сводчатым потолком была центром всего храма. Именно здесь Джеб и его собратья осуществляли свою вековую службу. Именно отсюда они регулировали процессы развития различных культур, процветавших в расколотом мире, оставшемся после взрыва вселенной.
В течение веков с тех пор, как законы природы перестали быть последовательными и человеческая жизнь осталась только в тех местах, где можно было искусственно стабилизировать любое развитие, Хо и его собратья несли свою вахту, целеустремленно выполняя бесконечную нелегкую работу. Они выявляли самые незначительные события в сотнях тысяч общин, выживших среди серого ничто, пространства, где все живое подвергалось распаду.
Все, что можно было выявить в жизни оставшихся общин, фиксировалось, включалось в графики, определяло новые расчеты. Среди братьев было принято говорить, что даже падение воробья не следует игнорировать. Потому что, чем скрупулезнее учтено в графиках прошлое, тем точнее вычисляется вытекающее из него будущее.
Прежде Джеб Стюарт Хо бывал в этой комнате только четыре раза, но прекрасно понимал смысл цветных пятен и линий. Годы обучения в семинарии научили его распознавать и оценивать смысл кривых. Подъем линии – борьба общества за материальный прогресс, плато – стабильность в развитии культуры, отчетливые прямые линии – лучи распределения материальных благ в городах центрального кольца, элегантный спуск линии – склонность к декадентству. Джеб Стюарт Хо умел прочитывать тонкости истории в неожиданных изменениях каждого графика. Он хорошо понимал, что может означать неожиданное окончание линии: оно означает крах данного носителя цивилизации.
Стоя в дверях комнаты со сводчатым потолком, Джеб Стюарт Хо медленно и пытливо обводил ее глазами. И постигал одну тайну за другой. Взгляд его остановился на рубчатой части стены, по которой проходили волны. Это была внешняя сторона ЗВЕРЯ – мыслящего устройства, которое позволяло Братству реализовывать свои замыслы. Здесь биокибернетическая масса схем и органическая жизнь были вместе, соединив воедино роли хозяина и слуги. Своего рода – Живая Медитация. Она давала возможность вносить в компьютер шаблоны, по которым братья осуществляли свои предсказания. Она же давала возможность раннего предвидения хода событий, которые могли стать критическими, и она же приказывала братьям, когда и где осуществлять свои вторжения в мир для исполнения решений.
Здесь был центр и смысл существования храма.
Это было центром существования и Джеба Стюарта Хо.
Он восхищался братьями, которые обхаживали ЗВЕРЯ, тех, кто серебряными иглами протыкали его прозрачную шкуру. Он уважал умение, с которым они передавали инструкции и получали информацию от огромного мыслящего устройства.
Он ими восхищался и уважал их, но не завидовал. В конце концов, он был исполнителем решений, принятых Братством. Живая Медитация, в которую включались они, приводила к нему, владевшему Конечной Медитацией.
Одна из фигур в черном выпрямилась, отделилась от группы склонившихся над огромным столом людей и направилась к Джебу Стюарту Хо. Подошедший был очень стар, о чем говорила кожа: свежая и мягкая, как у младенца, но испещренная множеством глубоких морщин и без малейшего намека на растительность. Однако взгляд был спокойным, решительным, как это и свойственно братьям.
Старик остановился перед Джебом Стюартом Хо и поклонился. Джеб Стюарт Хо ответил поклоном.
– Я прошел подготовку, Учитель.
Старик серьезно кивнул:
– И теперь готов?
В его голосе не было обычной старческой дрожи. Джеб Стюарт Хо посмотрел прямо в глаза старику.
– Да, Учитель, я готов.
Учитель поднял одну бровь и ласково улыбнулся.
– Не слишком ли ты самоуверен? Ведь это твое первое вторжение.
– Да, но я готовился к нему: набирался сил и знаний. Даже с хорошим запасом.
Глаза учителя блеснули юмором:
– Значит, если не сумеешь, виноваты будут те, кто готовил?
У Джеба Стюарта Хо перехватило дыхание:
– Я сумею, Учитель.
– Повторяю: ты очень самонадеян!
– Но ложная скромность ведет к недооценке своих возможностей. Этого нельзя допускать.
– Значит, ты считаешь, что абсолютно точно оцениваешь свои возможности и свою готовность?
– Я знаю, что готов.
– А ты не мог ошибиться при самоанализе?
– Если бы я ошибался, я не был бы готов.
Учитель согласно кивнул:
– Тогда тебе пора получить инструкции к заданию.
Взяв Джеба Стюарта Хо за руку, он повернулся к резным дверям.
– Пойдем ко мне в комнату.
И они пошли в обратном направлении, мимо двух безмолвных привратников по каменному коридору. Учитель остановился перед дверью, открыл ее и Джеб Стюарт Хо последовал за ним.
Комната во всем походила на ту, в которой медитировал Джеб Стюарт Хо. У стены отсчитывали время водяные часы, в подсвечнике горела единственная свеча. Но в этой комнате было два помоста – бок о бок. Пока Учитель усаживался, Джеб Стюарт Хо стоял рядом, потом тоже уселся, автоматически скрестив ноги и сплетя пальцы, как положено при медитации. Наступило долгое молчание, во время которого Учитель смотрел прямо перед собой, казалось, изучая водяные часы.
Джебу Стюарту Хо пришлось постараться, чтобы скрыть нетерпение. Несмотря на всю свою подготовку, он едва мог дождаться, когда его ознакомят с заданием. Наконец, Учитель заговорил.
– Снова приходится нам вмешиваться в дела потустороннего мира. Их нравы снова толкают на путь беды.
– Жду с нетерпением, в чем моя роль.
Учитель по-прежнему смотрел прямо перед собой.
– Каравай, замешенный поспешно, окажется бесполезным на противне. Мудрец не станет есть его, чтобы не сломать зубов.
Джеб Стюарт Хо покорно склонил голову. Он понимал, что его поставили на место. Опять потянулось долгое молчание, прежде чем Учитель снова заговорил. Тихо капала вода в водяных часах.
– Задача перед тобой поставлена не простая. Твой каравай будет тяжелым. Тебе нужна крепкая спина, чтобы вынести его.
На этот раз Джеб Стюарт Хо смолчал. Учитель продолжал свою речь.
– Почти максимальна угроза краха тех обширных территорий, которые расположены по окраинам ничто. Для внутренних областей она не так велика.
Учитель снова сделал паузу, и снова Джеб Стюарт Хо промолчал.
– Результат этого краха будет двояким. Возникнет состояние войны, которая станет нерегулируемо разрастаться. Однако лишь до тех пор, пока жертвы нападения не начнут разрушать стазис-генераторы своих противников и этим вызовут крах на занимаемой ими территории. От этого произойдет сдвиг в равновесии нашего мира, который мы еще не вычислили. При самых благоприятных условиях потеря существующего обитаемого пространства составит как минимум 65,79 процентов.
Джеб Стюарт Хо начал ощущать величие задачи, которую ему предстоит выполнить. Сомнение в своих возможностях зашевелилось где-то на периферии сознания, но усилием воли он его подавил. Учитель продолжал.
– Вторая опасность, которая возникнет в результате этой ситуации, в том, что утечка энергии при разрушении стазис-генераторов будет очень привлекательна для тех, кто развязал военные действия. Они потянутся к источнику энергии как можно скорее. Для этого многие из них неизбежно будут добираться через центральные сектора, которые обычно остаются не затронутыми. И тогда потери пространства и, конечно, населения составят не менее 98,51 процента.
Все услышанное тяжелой ношей ложилось плечи Джеба Стюарта Хо. Это было намного хуже, чем чисто физическая тяжесть. К тем тяжестям он привык. На тренировках повышенного типа по борьбе тело часто перегружают. Но то, что становилось теперь его личной ответственностью, – намного тяжелее. Тут надо быть уверенным в каждом своем шаге и прилагать сил больше, чем приходилось до сих пор.
Недавняя похвальба о своей готовности теперь казалась пустой и детской. Но он молчал, и Учитель продолжал инструктировать его.
– Все наши расчеты привели к одному выводу. Есть одна персона. В неизбежных поступках этой персоны заложено семя грядущей беды. Если ему дать прорасти и разрастись, цветы, которые на них расцветут, окажутся ужасными.
Джеб Стюарт Хо смотрел прямо перед собой.
– Моя задача будет заключаться в том, чтобы сорвать эти цветы?
– Твоя задача будет в том, чтобы не дать семенам прорасти.
– Я должен буду вмешаться и предотвратить поступки этой персоны, которые могут привести к беде?
В первый раз Учитель взглянул прямо на Джеба Стюарта Хо.
– Дело обстоит еще ужаснее. Поступки персоны и их воздействие на образ жизни людей слишком сложны. Тебе придется ликвидировать саму персону.
– Я должен буду убивать, учитель?
– Ты должен будешь убить, Джеб Стюарт Хо.
Наступило долгое молчание. Джеб Стюарт Хо устремил взгляд на свои руки, потом снова вперед.
– Кто этот объект?
– Женщина, сейчас ей на вид тринадцать лет, по воспитанию технократ. При отъезде получишь пакет данных.
– Можно один вопрос? Не ошибаемся ли мы, решив, что данная персона должна умереть?
– Наши расчеты точны до минимального предела ошибки.
– Но мы берем на себя гораздо больше: смертью одной женщины дело может и не ограничиться.
– Это уже второй вопрос.
– Мы всегда правы? Сомнение бесполезно?
– Сверхчеловек прибывает к реке и пересекает ее.
– Значит, мы всегда правы?
– До минимальной доли допустимой ошибки.
Они еще долго сидели в молчании. Водяные часы отсчитывали время. Джеб Стюарт Хо наконец поднялся, поклонился Учителю и покинул комнату. Он шел вниз по лабиринту коридоров в свою комнатушку. Там его ждал На Дук Уэст. При виде хозяина он поклонился и беспокойно поднял на него глаза:
– Учитель объяснил тебе задание, хозяин?
Джеб Стюарт Хо с улыбкой взглянул на юношу:
– Ты как мотылек, который летит на огонь… Так что не стоит потом удивляться, если будет больно…
– Да, хозяин…
– Учитель передал мне инструкции.
Ученик нетерпеливо смотрел на него:
– А я? Тоже еду?
Джеб Стюарт Хо покачал головой:
– Нет, я поеду один.
– А я, хозяин? Я столько месяцев был с тобой – и учеником, и… Мы делили с тобой и знания, и постель. Почему ты меня отвергаешь? Почему оставляешь тут?
Джеб Стюарт Хо ласково положил руку на плечо ученика.
– Тебе надо учиться дальше, На Дук Уэст. На мое место придет другой. Тебя никто не отвергает. У меня своя задача, у тебя – своя. Наши пути расходятся, и нам придется расстаться. Это не повод для печали. Когда путники расстаются на перекрестке, они радуются, потому что это значит – каждый нашел свою дорогу.
На Дук Уэст опустил голову перед лицом такой не требующей доказательств мудрости. Джеб Стюарт Хо протянул руку, погладил ученика по голове.
– Мы еще не расстались. У тебя есть работа – подготовить меня к путешествию.
– Да, хозяин, – На Дук Уэст смотрел в пол. Несколько мгновений молодой человек стоял не двигаясь. Джеб Стюарт Хо уселся, скрестив ноги, на тюфяк и поторопил на ученика:
– Ну, давай, займись делом.
– Да, хозяин, – оживился На Дук Уэст.
Он направился в угол к стоявшему там сундуку, открыл его и прежде всего извлек кусок белой ткани. Расстелил ее по полу. Затем один за другим стал доставать предметы снаряжения Джеба Стюарта Хо. Аккуратно разложил кожаный костюм – цельный доспех типа комбинезона черного цвета с застежкой спереди сверху донизу. Для непробиваемости он был простеган и укреплен маленькими серебряными пластинками в самых уязвимых местах. Доспех покрывал все тело, за исключением кистей рук и ступней ног. Края рукавов и штанин, а также колени и локти были укреплены полосками металла.
Раскладывание снаряжения исполнителя в Братстве было серьезным ритуалом. Большое значение придавалось последовательности извлечения предметов из сундука. Точно следуя традиции, На Дук Уэст достал широкий кожаный пояс с приспособлениями для разных предметов снаряжения. Затем шло оружие: длинный меч-двуручник, нунчаки – две короткие стальные дубинки, соединенные короткой цепью, плоский ящичек с набором из шести ножей для метания и пистолет Магнум-90 с портупеей, содержащей патроны и удлинитель для ствола.
Ученик проверил оружие, в рабочем ли порядке каждый предмет, нет ли грязи или ржавчины.
Он знал – ритуал проверки должен быть исполнен безукоризненно, иначе можно самому оказаться объектом другого, весьма болезненного ритуала.
И вот все предметы вооружения аккуратно разложены каждый на своем месте рядом с поясом и костюмом. Теперь не менее важное: переносной стазис-генератор (небольшая черная коробочка, которая предотвращала растворение своего владельца в ничто) и набор для выживания – концентраты и воду. Разложив все это, ученик достал из сундука последнее: толстый крупной вязки походный плащ с капюшоном в сложенном виде был помещен на кусок белой ткани с краю.
Когда все это было сделано, Джеб Стюарт Хо поднялся на ноги. Он расстегнул свой плащ, и тот упал к его ногам. На Дук Уэст минуту с любовью смотрел на хозяина – на его тонкое, но очень мускулистое тело, затем наклонился и поднял с пола черный кожаный костюм. Помог влезть в него, задернул молнию спереди, потом поднял пояс и стянул на талии хозяина. Джеб Стюарт Хо поднял руки, и ученик прикрепил к поясу генератор, набор для выживания и кобуру с оружием. Меч был подвешен на ремнях к спине хозяина, так что эфес оказался на уровне правого плеча. Ножи были пристегнуты пряжками к левому предплечью, нунчаки приторочены к правому.
Прежде чем вручить Джебу Стюарту Хо сложенный плащ, ученик достал из сундука зеркало и поднял его перед хозяином. Джеб Стюарт Хо рассмотрел себя и остался доволен. Его боевой костюм и вооружение безупречны. Лицо бледное, взгляд, как и положено, спокойный, решительный. Прямые темные волосы – до плеч, как принято в Братстве.
В зеркале – посланец, готовый исполнить волю своих собратьев. Туда, во внешний мир, он явится сверхчеловеком, как из сказки. Впрочем, о некоторых преимуществах, близких к сказочным, действительно можно говорить. Например, костюм способен защитить его и от нападения человека, и от снарядов. Даже без оружия, одним умением своих рук и ног, Хо смог бы победить многих. А снаряжение делает его еще сильнее.
С самого момента зачатия (и, в сущности, даже до того) он был предназначен, а затем и обучен тому, чтобы стать машиной для борьбы. Но только полученная в Братстве подготовка давала ему возможность и право применить свою силу на службу добру и справедливости. Он знал, что не выйдет за пределы дисциплинарных требований. Он не смеет уронить чести своего учителя и никогда не уронит.
Джеб Стюарт Хо взял плащ из рук ученика и перебросил его через плечо, убедившись, что эфес меча легко достать. Потом наклонился вперед и ласково поцеловал ученика.
– Прощай, На Дук Уэст.
– Прощай, Джеб Стюарт Хо.
Быстро выйдя из комнаты, он свернул к огромным наружным дверям. Возле них увидел поджидавшего его Учителя.
– Пошел?
– Да, Учитель.
Учитель передал ему небольшой пакетик, завернутый в белый шелк.
– Здесь все, что тебе надо знать о субъекте.
– Да, Учитель, – Джеб Стюарт Хо поклонился. Учитель ответил ему поклоном, и створки огромных дверей разошлись с легким скрипом.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE