A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Другие цвета — Глава 72 МОЯ ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА С АМЕРИКАНЦАМИ скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Другие цвета

Глава 72 МОЯ ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА С АМЕРИКАНЦАМИ

Моя первая встреча с американцами была очень простой, потому что произошла в детстве, но из-за нее у меня было много запутанных мыслей, желаний и зависти, которые разовьются во мне в последующие годы.

В Анкаре, куда мы переехали в 1961 году из-за того, что папа был назначен туда по работе, мы жили в дорогом многоквартирном доме напротив одного из самых красивых парков с искусственным озером, где одно время плавали два апатичных лебедя. Над нами жила американская семья. Они ездили на голубом «шевроле», который ставили в гараж под домом, и иногда мы слышали легкий шум. Мы, конечно, наблюдали за ними.

Нам были любопытны не американская культура или что-то подобное, а сами американцы. Ведь обычно мы не замечали, какие мы фильмы смотрим в анкарских кинотеатрах, которые каждое воскресенье заполняла толпа детишек, пришедших на дешевый дневной сеанс, — американские или французские. Нам было достаточно того, что они попали к нам с Запада, из цивилизации, открывавшейся нам из титров.

Американцев в те времена было очень много в том новом и состоятельном районе Анкары, и мы, конечно, с интересом наблюдали за ними. Они казались нам забавными, потому что постоянно раздавали всем вокруг какие-то мелочи. Самым интересным для нас предметом из далекой, загадочной Америки, который мы, дети, иногда подбирали на улицах, а иногда вытаскивали со дна мусорных бачков, были жестяные банки из-под кока-колы, или «кука», как мы их называли. Часто, найдя их, мы яростно топтали и давили их. Возможно, некоторые из банок были из-под пива; а может, из-под колы других марок. Еще мы играли в самые разные игры с этими жестянками, особенно хорошо я помню «прятки с кукой». Бывало, что мы разрезали их, делая из них металлические пластинки, которые использовали вместо денег. Но я тогда еще ни разу в жизни ничего не пробовал из этих бутылок: ни колы, ни чего-либо другого.

В одном новом доме, в саду которого был большой мусорный бачок, где мы всегда находили «куку», жила молодая и очень красивая американка, которая нравилась всем нам. Однажды ее муж поймал наш футбольный матч, остановил его, затем медленно прошел мимо нас вывести из гаража машину, а потом поцеловал кончики своих пальцев и, как в кино, послал своей красивой жене, махавшей ему в ночной рубашке с балкона, воздушный поцелуй. Мы надолго замолчали. Как бы они ни любили друг друга, но знакомые нам взрослые никогда в жизни не стали бы так откровенно демонстрировать посторонним свою личную жизнь.

Американские вещи продавались в одном большом магазине под названием «Афекс», который мы называли «Пиекс». Туда можно было заходить только американцам или тем туркам, кто работал с ними. Джинсы, жвачка, кроссовки марки «All-Star», пластинки, недавно вышедшие в Америке, соленые и приторно-сладкие шоколадки, разноцветные заколки для волос, детское питание, игрушки… Некоторые вещи, каким-то образом, явно незаконно, попавшие из «Пиекса» наружу, продавались из-под полы в некоторых магазинах Анкары по очень высоким ценам. Мы с братом очень любили американские игральные шарики. Накопив денег, мы покупали их в этом закрытом магазине. Рядом с турецкими слюдяными или стеклянными шариками эти, белоснежные, как фарфор, смотрелись как драгоценный камень.

Однажды мы узнали, что у сына нашего соседа с верхнего этажа, которого каждый день забирал в школу большой оранжевый школьный автобус, совсем как в американских фильмах, есть множество этих «фарфоровых» шариков. Мальчик этот был наших лет, с короткими волосами, стриженными на «американский манер» — с коротко остриженным затылком. Он был одиноким, потому что у него совершенно не было друзей. Наверное, он видел, как мы с друзьями играли в саду в эти шарики, и накупил себе в «Пиексе» несколько сотен. Нам казалось, что их у него были тысячи, по сравнению с нами. У нас было только по три, максимум по пять штук. Он любил высыпать все шарики из сумки, и мы, этажом ниже, долго слушали стук сотен падающих шариков, от которого захватывало дух.

Новость о таком изобилии быстро вскружила голову не только нам, но и нашим друзьям по кварталу. Собравшись у нас в саду за домом, они начинали кричать, глядя в окна квартиры американского мальчика: «Hey, Boy!» Проходило много времени, прежде чем он внезапно появлялся на балконе, сердито кидал собравшимся внизу пригоршню шариков и, понаблюдав, как мои друзья расхватывают их и дерутся из-за них друг с другом, исчезал.

Разгневанный одинокий король, бросающий золото толпе! Иногда он целый день не появлялся на балконе, и бродили слухи о том, что «королевский» автобус увез его в школу или что он уехал куда-то с родителями. Через некоторое время он стал бросать шарики не пригоршнями, а по одному, с промежутками, а мои друзья бегали за ними по саду, пихая друг друга.

Однажды днем «король» начал бросать шарики и на наш балкон. Шарики лились дождем, и некоторые, подскакивая, падали с балкона в сад. Мы с братом, не выдержав, бросились на балкон и начали подбирать их. Когда ливень из шариков усилился, мы начали драться.

— Это что такое?! — закричала мама, показавшись на балконе. — Ну-ка быстро в комнату.

Закрыв балконную дверь, мы с грустью и стыдом следили из комнаты за постепенно стихавшим дождем из шариков. Король, понявший, что мы не выходим на балкон, начал кидать их в комнате. Звук этот невероятно действовал нам на нервы. Когда мама ушла, мы тихонько, чувствуя себя виноватыми, собрали на балконе все шарики и грустно разделили их с братом.

На следующий день, когда король показался на балконе, мы позвали его снизу, как велела мама:

— Hey boy, do you want to exchange?

Мы показали ему с балкона наши шарики — стеклянные и слюдяные. Через пять минут он позвонил в нашу дверь. Мы дали ему несколько наших шариков, а он протянул нам пригоршню дорогих американских. Мы молча обменялись. Он сказал, как его зовут, а мы — как нас.

Нам запомнился не этот выгодный обмен, а то, что мальчика этого звали Бобби, что чуть раскосые глаза у него были синими, а коленки — грязными, как у нас. Смутившись, он убежал наверх, к себе домой.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE