A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Утка, утка, Уолли — ТЕМА 10 скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Утка, утка, Уолли

ТЕМА 10

Солнце било в окно, как луч прожектора полицейского вертолета. Его яркий свет проникал под закрытые веки и резал глаза. Спросонья я даже не сразу сообразил, что никакого полицейского вертолета нет, что это самое обыкновенное солнце. Я растерянно огляделся. Я был в постели один. Женщина, с которой я провел лучшую ночь в своей жизни, исчезла. И только потом я услышал, что звонит телефон (наверное, он трезвонил уже давно, и этот звонок меня и разбудил). Я откашлялся, прочищая горло, и несколько раз произнес вслух: «Алло». В плане проверки. Голос звучал хрипловато и сипло, но вполне адекватно. Я схватил трубку.

— Алло?
— Ваша собака у нас, — произнес глухой голос, явно пропущенный через компьютерную программу. Я посмотрел на часы. Было десять утра. А точнее, 10:04.
— Что?
— У нас... ваша... собака... Доктор... Барри... Шварцман, — проговорил с расстановкой компьютерный голос.
— Ч-что? А где... Это кто говорит?
— «Блокбастер-Видео». Торговый центр «La Cienega», Беверли-Хиллз. Отдел комедий. Дальнейшие инструкции — в коробке с «Тернером и Хучем».
И все. Короткие гудки.
ЧТО?! Я тупо уставился на телефонную трубку у себя в руке, как будто ждал визуального пояснения к услышанному. Это что, типа юмор?! «Тернер и Хуч»? Полицейская комедия восьмидесятых с Томом Хэнксом и этим огромным слюнявым псом?
У нас... ваша... собака... Доктор... Барри... Шварцман...
Я сорвался с кровати и принялся одеваться. Натянул первое, что попалось под руку: драные джинсы и синюю футболку с надписью «Я (сердечко) волшебные булочки тетушки Шерли». Я даже не стал заморачиваться на носки. Надел кроссовки на босу ногу и бросился к входной двери.
Схватился, не глядя, за ручку... и замер на месте.
На дверной ручке висели розовые кружевные трусики.
Я слегка растерялся. Снял трусики с ручки и принялся их рассматривать. Красивая вещица. Весьма сексапильная. Маленькая эротическая тайна. Я почувствовал, как мои губы растянулись в дурацкой мечтательной улыбке. В штанах шевельнулось заветное, И только потом я заметил, что к трусикам был прикреплен сложенный в несколько раз небольшой листок. Мне уже нравилось такое развитие событий. Я развернул записку.
Милый Уолли, спасибо за чудную ночь. Сделай мне одолжение: пей сегодня поменьше, если тебе вдруг захочется все повторить. В то же время, на том же месте. Целую, Джем.
Я буквально расплылся в улыбке. Джем. В этой горячечной спешке после звонка похитителей я почти позабыл про волшебную ночь. ДЖЕМ! У нее есть имя! Великолепная Джем, которая пахнет сочными персиками. Которая на вкус, как текила. И которая трахается, как богиня. Как порнозвезда.
Какая у нас была ночь! Идеальная ночь. Воплощенная мечта. Никаких разговоров. Никаких идиотских «давай узнаем друг друга поближе». Сразу — к делу. Без всяких прелюдий. А под утро она ушла. Невероятно. И вот теперь—эта записка. Обещание неземного блаженства уже в самом ближайшем будущем. И еще трусики, да. Тайный знак. Сувенир из страны восхитительных наслаждений. Я рассматривал их, чуть ли не прижимал их к лицу...
И тут случилось немыслимое.
Дверь открылась, и вошла Сью.
Я быстро убрал трусики от лица и засунул их в задний карман джинсов.
Похоже, это резкое движение слегка напугало Сью.
— Ой, это что у тебя?
— Сью! Привет! Да так, ничего! Ты меня напугала!
— А... — Она стояла на пороге, неуверенно переминаясь с ноги на ногу, как будто никак не могла решить, надо ли ей заходить, или лучше уйти. Мне показалось, что она что-то подозревает. Я смотрел на нее совершенно невинными глазами. А внутри страшно нервничал. Несмотря ни на что, я любил ее. Да, любил. Во всяком случае, меня к ней влекло. Как ни странно. Даже не знаю почему... Сью — изрядная стерва. Прямо-таки воплощение стервозности. И тем не менее... Она не красавица. В смысле, не сексапильная красотка в общепринятом понимании. Она невысокого роста, слегка полноватая. У нее неплохая фигура, но без всяких заманчивых, ярко выраженных выпуклостей и изгибов, которые, по мнению редакторов журнала «Максим», побуждают мужчин воспылать вожделением и любострастием. У нее длинные светлые волосы цвета мацы и самое обыкновенное лицо. Да, у нее удивительные голубые глаза, которые временами искрятся, как будто их подключили к источнику электропитания. Но меня в ней привлекают не только глаза, а все в целом. Есть в ней что-то такое... своеобразное. У Сью есть свой стиль. Она интересная, яркая. Оригинальная. Она хорошо одевается — в дорогих бутиках от известных фирм, — но при этом не выглядит высокомерной гламурной цыпой. В ней есть что-то особенное. Что-то, что сразу располагает к себе людей. Она обаятельная. Харизматичная, как теперь принято говорить. К ней проникаются симпатией с первого взгляда.
— А что ты здесь делаешь? — просил я. — В смысле, ты говорила, что улетаешь в Лас-Вегас...
— Да. Я вернулась.
Она вела себя как-то странно. Вроде как нервничала. Все пыталась убрать с лица невидимую прядь волос. А вот я точно нервничал, да. Но у меня были на то причины: сексапильные трусики другой девчонки в кармане джинсов. Только теперь до меня дошло... В смысле, я осознал в полной мере, что изменил Сью с другой женщиной.
— А что случилось? Концерт отменили?
— Ну... я... оказалось, я там не особенно-то и нужна, и я... я хотела с тобой повидаться, узнать, что тут с Доктором, как ты справляешься, ну и вообще... — Она умолкла на середине фразы, спрятала руки в карманы и уставилась себе под ноги.
— Э... спасибо.
Она подняла глаза и как-то странно посмотрела на меня. Толи с жалостью, то ли с сочувствием. А может быть, и с отвращением.
— Так что там с Доктором? — спросила она, нарушив тягостное молчание.
И хотя я уже не был уверен, что Сью по-прежнему меня любит, я был уверен в одном: Доктора она любит. Любила и будет любить всегда. Это грустно, на самом деле. Когда человек говорит о своей девушке, и единственное, что он может сказать о ее чувствах к нему: «Да, она любит мою собаку». Но, с другой стороны, хотя Доктор пухлявый и толстый, как я, он не лысеет, не страдает хронической неврастенией и не требует секса — всегда. Так что, наверное, в этом есть некий смысл.
— Его похитили! И требуют выкуп! — выпалил я, все еще ошеломленный ее неожиданным появлением.
Сью удивленно тряхнула головой.
— Кто требует выкуп?
— Не знаю. Тот, кто похитил Доктора!
— Вот в этой записке? — Она указала глазами на листок у меня в руке.
Ну, я и тормоз! Спрятал трусики Джем в карман, а спрятать записку ума не хватило.
— Нет! Этот-так... этод-другое, — пробормотал я, заикаясь.
— Ага...
— Просто записка от моего агента. — Я смял листок и небрежно засунул в карман.
— От кого?
— От моего агента. Ну, от Джерри. Он мой агент. Написал мне записку.
— Ага...
— Да... Нет. А записка о выкупе — в «Блокбастер-Видео». В коробке с «Тернером и Хучем». В отделе комедий.
— Уолли, ты бредишь? Ты хорошо себя чувствуешь?
— Извини. Я, наверное, и правда слегка не в себе. Просто мне только что позвонили... — Я рассказал Сью о звонке.
Она озадаченно нахмурилась.
— Погоди. Они сказали, что Доктор у них? В смысле, твой пес?
— Да! А есть какой-то еще Доктор, который пропал? Типа... ну, я не знаю... они похитили и моего стоматолога доктора Леви?
— То есть Доктора кто-то похитил?
— Да!
— И этот кто-то оставил тебе записку? В видеопрокате? И ты собираешься ее забрать?
— Да! Если хочешь, поехали вместе.
— Э... да, наверное. В смысле, конечно, поедем. Как-то все это странно...
Только теперь до меня дошло, что мы со Сью даже не поцеловались при встрече. Еще вчера я бы страшно расстроился по этому поводу. Меня бы это убило. Но не сегодня! Нет, нет! Не сегодня. Теперь у меня была Джем! Дайте, дайте мне Джем! И побольше! Побольше! ДЖЕМ! С кем я провел эту ночь? С восхитительной Джем! С кем я буду сегодня ночью? С Джем! С обольстительной Джем! Счастье все-таки есть!
Прошлая ночь была просто ВОЛШЕБНОЙ, по всем стандартам.
Мне хотелось заорать Сью в лицо: «И как я тебе ТЕПЕРЬ, стерва?!».
Но я не стал этого делать.
С одной стороны, меня мучило чувство вины перед Сью — все-таки она моя девушка, а я ей изменил, — но с другой стороны, мне хотелось достать из кармана трусики, сунуть их ей под нос, чтобы она разглядела, что это такое, а потом прыгать по комнате и распевать песни о том, как я славно потрахался с девушкой по имени Джем. Интересная дилемма. Но была еще третья сторона. И с этой третьей стороны, я обмирал от ужаса при одной только мысли о том, что Сью все узнает. Стало быть, никаких песен и танцев. Никаких демонстраций постороннего кружевного белья.
— Ладно. Поехали в «Блокбастер», — сказал я.
Сью была на машине, что оказалось очень даже кстати, поскольку моя машина так и осталась стоять у бара, где я бросил ее вчера. А мне хотелось как можно скорее добраться до «Блокбастера» и выяснить наконец, что происходит. Правда, ехали мы медленно. И меня это бесило. Сью не стала включать музыку, и тишина была оглушительной. Сью сидела, погруженная в свои мысли. Вся какая-то напряженная, хмурая — верный знак, что ее что-то серьезно тревожит. Я даже подумал, что она все-таки заметила трусики, и мысленно приготовился к неминуемому «разбору полетов». Хотя, может быть, все было проще. Наши с ней отношения в последнее время действительно сохли, чахли и дохли, как пресловутая цапля, а при таком положении дел нормальное общение вряд ли невозможно. Тем более, как я уже говорил, Сью — изрядная стерва. И ее напряженное молчание вполне могло быть проявлением ее изрядно стервозной сущности. Как бы там ни было, после того, как мы сели в машину, в первые минут пять пути никто из нас не произнес ни слова. Я все же не выдержал:
— У тебя все нормально?
Очевидно, я перебил ее сосредоточенный внутренний монолог. Сью удивленно взглянула на меня, как будто только сейчас поняла, что она не одна в машине.
— Что? — рассеянно спросила она.
— У тебя все нормально? А то у тебя такой вид... ну, как будто ты чем-то встревожена.
— Да. Нет. Не знаю... Просто все это так странно...
— Странно — не то слово.
— Да. А ты хорошо держишься. Такой спокойный... В смысле, я думала, ты с ума сходишь от беспокойства!
Я коротко хохотнул.
— Ты бы видела меня вчера! Я и вправду был сам не свой. Сегодня, наверное, первый день, когда я... более или менее пришел в себя.
— И все равно... ты какой-то уж слишком спокойный.
— Я спокойный?! Это я-то спокойный?! Поверь мне, Сью. Я люблю этого пса БОЛЬШЕ ВСЕГО НА СВЕТЕ! Когда он пропал, я действительно чутье ума не сошел. В прямом смысле слова. Просто я... даже не знаю. Сегодня меня отпустило. То есть не то чтобы совсем отпустило. Но у меня появилась уверенность, что все будет в порядке. Не знаю, откуда она взялась, эта уверенность. Но мне стало легче.
— Ну, так это же хорошо. Я за тебя очень рада. — Она улыбнулась мне вымученной улыбкой, и я улыбнулся в ответ. Мне было приятно услышать, что она за меня рада. Может быть, ей действительно не все равно, что со мной происходит. Мне опять стало стыдно за то, что я ей изменил. И собирался это повторить. Как можно быстрее.
Когда мы въехали на стоянку перед входом в «Блокбастер», я был уже весь на нервах. Выскочил из машины еще прежде, чем она полностью остановилась. Сью раздраженно окликнула меня, но я даже не оглянулся. Я ворвался в «Блокбастер» и ломанулся в отдел комедий. Было еще очень рано, где-то четверть одиннадцатого, и народу в прокате практически не было. Я представил, как выгляжу со стороны, и слегка поумерил пыл, сбавив шаг. А вдруг те, кто похитил Доктора, сейчас наблюдают за мной?! Мне не хотелось, чтобы они видели меня в таком раздрае. Хотя, с другой стороны, если за мной наблюдают, то они уже видели, как я ворвался в салон, весь взбудораженный, с безумным взглядом и явно в расстроенных чувствах на грани отчаяния. Я опять перешел на бег. Да ебись оно все конем. Я уже раскрыл свои карты. Кстати, а где тут отдел комедий? Я метался по лабиринту полок, словно толстая неуклюжая мышь в поисках сыра. Наконец нашел стойку с комедиями. Так. Буква «Т». «Такси». «Танго втроем». «Тампопо (Одуванчик)». Вот он! «Тернер и Хуч». Я открыл пластиковую коробку. Внутри был белый конверт, приклеенный скотчем к крышке.
Я оторвал его и открыл. При этом подумал, что я идиот. Как теперь с него снять отпечатки пальцев?! Наверняка отпечатки там были. Что мне скажут в полиции? Вот так и скажут, мол, идиот. Блин! Какая полиция?! Я же не хочу уподобиться тем дебилам из фильмов, которые, несмотря на вполне однозначное предупреждение похитителей, все равно обращаются в полицию. И все обычно кончается очень плохо. Так что, хрен с ними, с отпечатками.
Записка была исполнена в стиле традиционных посланий от похитителей из кинофильмов:

тЫ зНАешь, кТо мЫ. Не ПЫтайСя с нАМи сВЯзатьСЯ. Сиди тиХо, и когДА все зАКОнчитСЯ, полУчиШЬ сВОего псА обраТНО. еСЛи поПРоБуеШЬ с наМи свяЗаТься, еслИ скАжеШЬ кОмУ-то хОТь слОВо, ДОктОР уМРет. сИДи тИхо и жДИ дальНЕйшИх инСТрУкЦИй.

Я перечитал записку два раза. Больше всего меня порадовало начало. «Ты знаешь, кто мы». И кто вы, блин?
Сью подошла и прочитала записку, глядя мне через плечо.
— Ты знаешь, кто мы? — прочла она вслух.
— Вообще без понятия, — сказал я. Хотя у меня появились какие-то мысли. Собственно, за последние пару дней они появлялись не раз. Мне надо было вернуться домой и спокойно подумать.
— Какой-то бред сумасшедшего, — заметила Сью.
— Фредерик, я тебя очень прошу, ПОЖАЛУЙСТА, помоги мне перемотать кассеты. Я один не успеваю, — раздался раздраженный звенящий голос у меня за спиной. Я обернулся и увидел тощего парня с длинными сальными патлами, лет двадцати с небольшим, в сине-желтой футболке с эмблемой «Блокбастер-Видео», небрежно заправленной в широкие штаны цвета хаки. Почему-то я сразу решил, что он тут за главного. Может быть, из-за его старомодных квадратных очков в толстой оправе. Может быть, из-за походки, небрежной и в то же время такой... даже не знаю... уполномоченной. И еще мне показалось, что этот парень явно не блещет умом.
Впрочем, мне это было лишь на руку.
У меня появился план.
Я подошел к длинноволосому парню:
— Привет... — Я прочитал имя на карточке, прикрепленной к его футболке. — Клиффорд. Меня зовут Уолли.
При общении с подобными экземплярами я проникаюсь уверенностью в себе.
Это тот редкий случай, когда я себя чувствую представителем более развитого вида.
— Чем я могу вам помочь?
— Вы тут менеджер, Клиффорд?
— Помощник менеджера, ага.
— Замечательно. Вы сегодня здесь были с самого открытия? — Мне было очень непросто смотреть на его лицо, представлявшее собой сплошную воспаленную корку из прыщей разной степени созревания. Вкупе с сухими губами, с которых кожа сходила лохмотьями, и кривыми зубами, покрытыми влажным желто-коричневым налетом, это смотрелось весьма тошнотворно. Меня действительно малость подташнивало. Я старался не подходить к нему близко. При одной только мысли о том, как у него может пахнуть изо рта, мне хотелось бежать в туалет и блевать.
— Да. А чего?
— Кто-нибудь заходил в ваш прокат? В смысле, из посетителей?
— Ну, да. А чего?
— Много было народу?
— Да нет. Не особенно. А чего?
— А не сможете вспомнить, кто именно к вам заходил?
— Э... нет, наверное, нет. Не смогу, — сказал он.
Когда он говорил, его губы были похожи на затвердевшую землю в глинистой пустыне во время землетрясения, когда почва ломается и идет трещинами.
— Нет?
— Девушка заходила. Потом еще парень. Два парня. Женщина. Какие-то дети. — Он пожал плечами.
— Ага, хорошо. А вы не помните...
— А почему вы меня расспрашиваете? Вам это зачем? Вы из полиции или чего? Типа тайный агент под прикрытием...
— Тише! — Я заговорщицки огляделся по сторонам и понизил голос до конспиративного шепота. — Да, Клиффорд. Да. Мы проводим тайную операцию. По делу пять-шесть... э... шесть-две-сти... тире... два-два-семь. Пожалуйста, говори тише и не задавай никаких вопросов. Отвечай на мои, четко и по существу, и все будет, как надо, Клиффорд. Без каких-либо проблем.
Он смотрел на меня широко распахнутыми глазами. В его взгляде читался испуг и восторженное предвкушение приключения.
— Вы не похожи на полице...
— Тише, Клиффорд! Я же просил! В том-то и дело. Я же тебе говорил, у нас тайная операция. И нам нужна твоя помощь, Клиффорд. Помогать стражам закона — это долг каждого честного гражданина. — Он тяжело сглотнул и кивнул, весь такой из себя серьезный. — Опиши мне, пожалуйста, всех людей, которые заходили сегодня в «Блокбастер».
— Да я их не запомнил... просто какие-то люди, самые обыкновенные. Меня вообще почти не было в зале. Я перематывал кассеты. А Фредерик должен был мне помогать...
— Клиффорд, послушай меня. Ты не заметил, кто-нибудь из посетителей не задерживался в отделе комедий? Вон там. — Я указал на стойку с комедиями.
— Не-нет. Вроде бы никто.
— Ты уверен?
— Э... нет.
— Никто не спрашивал, где стоит фильм «Тернер и Хуч»? В смысле, сегодня?
— Э... нет. Хотя... Нет, никто.
— А что «хотя»?
— Нет, ничего.
— Ладно. Спасибо, Клиффорд. Ты нам очень помог. Береги себя. Я уже понял, что с ним разговаривать бесполезно.
Сью дожидалась меня у выхода.
— Ну что, пойдем? — спросила она раздраженно. Ее явно взбесило, что я потратил столько времени на разговор с Клиффором. — В смысле... это же глупо.
— Да, наверное. Пойдем.
Сью распахнула входную дверь и вышла на улицу первой.
— ПОДОЖДИТЕ! — крикнул кто-то нам вслед. Это был Клиффорд. Я подлетел к нему.
— Да, Клиффорд?
Он огляделся по сторонам, чтобы убедиться, что нас никто е подслушивает.
— Я тут кое-что вспомнил.
— Что вспомнил?
— Вчера вечером заходил парень. Спрашивал о фильмах про собак.
— А конкретнее?
— Он спросил, есть ли у нас фильмы про собак.
— Ага, понятно. И что ты ответил?
— Я ответил, что есть.
— И что дальше?
— Он спросил: «А какие?».
Я подумал, что этот Клиффорд — законченный тормоз.
— А ты?
— А я сказал... э... — Он снова завис. Я нетерпеливо взмахнул рукой, подгоняя его. — Я сказал: «Все собаки попадают в рай». Он сказал: «Во, давай!». Но фильм был на руках.
Он опять замолчал.
— И чего? — Мне очень хотелось стукнуть его чем-нибудь тяжелым.
— Я сказал: «Есть еще «Собачий полдень». Но сам я его не видел. И он тоже не видел. И спросил, есть ли что-то еще. И я сказал... я сказал «Тернер и Хуч»!
— Да! Клиффорд, ты молодец! — Я чуть не бросился ему на шею и не расцеловал в эти кошмарные губы в ошметках пересохшей растрескавшейся кожи. Ну, то есть образно выражаясь. На самом деле, у меня никогда бы не возникло таких извращенных желаний. — Замечательно! А теперь самый главный вопрос... как он выглядел, этот парень?
— А, ну, это легко. Чернокожий. С этими... как их... ну, косички такие... А, дреды! И в волосах — расческа. Ну, как будто она там застряла.
— Ага. — Я знал одного чернокожего с дредами и расческой.
— Да! — воскликнул Клиффорд. — Он был в оранжевой спортивной куртке.
Ну, да! Точно! Фанк Дизи.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE