A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Утка, утка, Уолли — ТЕМА 15 скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Утка, утка, Уолли

ТЕМА 15

Клянусь, я проснулся с улыбкой. С довольной, сияющей улыбкой полного и безоговорочного сексуального удовлетворения. Потрясающая девчонка! Просто мечта! Мне хотелось написать о ней песню или хотя бы спеть для нее «У меня под крылами — ветер». Хотелось выйти на улицу, найти подходящее дерево и вырезать на стволе большое сердце с нашими именами внутри. Хотелось обнять ее крепко-крепко и вдохнуть запах ее волос. И я бы, наверное, так и сделал, если бы не одно небольшое «но». Ее не было рядом. Я снова проснулся в постели один. Как в прошлый раз. Джем убежала, пока я спал.

Прямо не девушка, а какой-то Гудини.
Я встал с кровати и пошел в ванную, думая разные мысли и удивленно качая головой. Почему она снова сбежала? Кто знает?! Такой девчонке, как Джем, в голову не залезешь. Впрочем, на данный момент меня больше всего занимало, как бы еще раз залезть к ней в трусы.
Я пописал, умылся, посмотрел в зеркало...
На зеркале висела записка, приклеенная капелькой зубной пасты.
Почему-то мне было страшно ее читать. В голове промелькнула тревожная мысль: «А вдруг это прощальная записка? Вдруг больше уже ничего не будет?!»
Я развернул листок:

Дорогой Уолли, ты просто великолепен! Настоящий свирепый тигр! С нетерпением жду продолжения. Сегодня вечером. В то же время. на том же месте Джем.

Расплывшись в самодовольной улыбке, я перечитал первые два предложения.
— ДА! — крикнул я своему отражению. — Кто тут у нас настоящий мужик? — Я показал на себя в зеркале. — Ты! А что?! Ты и вправду чертовски хорош, — сказал я, приосанившись и представляя себя этаким Робертом Де Ниро, секретным агентом 007, крутым супершпионом после свидания с загадочной обольстительной соблазнительницей. Это была лучшая женщина в моей жизни, и я не знал о ней ровным счетом ничего. Мы с ней практически не разговаривали. Только разнузданно трахались. Без лишних слов. И меня это не парило. Это было таинственно и возбуждающе. Я улыбнулся своему отражению в зеркале и решил, что заслужил обстоятельный плотный завтрак. Непременно с беконом!
Но по дороге на кухню случились две вещи, из-за которых намеченный завтрак «благополучно» закончился, не успев даже начаться. Во-первых: проходя мимо корзинки с собачьей подстилкой, я на мгновение остановился рядом с этой пустой сиротливой кроваткой, на которой должен был спать Доктор Шварцман. Потом поднял глаза и случайно увидел свое отражение в зеркале на стене. Вид у меня был цветущий и бодрый. Не такой бледно-задроченный, как обычно. Глаза горят, щеки подкрашены классическим посткоитальным румянцем. Это было приятно, но в то же время до крайности отвратительно.
— Ну, что? Доволен, скотина? И тебе даже не стыдно? Пока ты тут развлекаешься, Доктор страдает у чужих людей, — отчитал я свое отражение. — Прости меня, Доктор Шварцман, — сказал я, обращаясь к пустой собачьей кроватке. — Я найду тебя, друг. Обещаю. Сегодня ты будешь дома.
На данном этапе завтрак еще не отменился. Но настроение сразу испортилось, и если бы завтрак все-таки состоялся, это была бы печальная трапеза. Я бы нехотя съел весь поджаренный хрустящий бекон. Безо всякого удовольствия, исключительно в знак молчаливого протеста. Я бы поднял стакан апельсинового сока за пропавшего друга, Доктора Шварцмана. Это был бы завтрак в его честь. То есть мне представлялось, что именно так все и будет. Однако позавтракать мне не дали.
Зазвонил телефон.
Я взял трубку на третьем звонке:
— Алло?
— ГДЕ ТЫ БЫЛ? — прогремел прямо мне в ухо компьютеризированный голос похитителя.
— Я... я был дома.
— Я звоню со вчерашнего дня, — раздраженно сказал голос в трубке.
— А... да... я выходил... э... по делам...
— ПАСТЬ ЗАТКНИ! — рявкнул мистер Телефонный Робот.
— Д-да, сэр. Я просто хочу, чтобы мне вернули мою собаку. Скажите, что мне надо сделать...
— ЗАТКНИСЬ И СЛУШАЙ!
— Да, извините.
— Говоришь, хочешь, чтобы тебе вернули твою собаку? Тогда приходи за дальнейшими инструкциями в «Блокбастер-Видео», — сказал похититель.
— Но... — В трубке раздались короткие гудки. — Алло? Алло?
Я растерянно уставился на телефонную трубку у себя в руке.
Интересно, у меня хоть когда-нибудь получится по-человечески завершить разговор по телефону? Ну, как это делают нормальные люди.
Мне пришлось взять такси, чтобы все-таки добраться до своей машины, которая уже второй день стояла на улице перед баром. Я подъехал к «Блокбастеру» в полном раздрае. Я ничего не успел: ни поесть, ни помыться. Даже не причесался. Я уже говорил, что я толстый, и поэтому все время потею. И особенно когда сильно нервничаю. В общем, в салон я вошел мокрый, как мышь. И сразу направился в отдел комедий, намереваясь начать с «Тернера и Хуча». Краем глаза я заметил Клиффорда в желто-синей фирменной футболке, которая висела на нем как на вешалке. Он поднял голову. Наши взгляды на мгновение встретились.
Я прошел мимо.
— Эй! — окликнул меня Клиффорд спустя пару секунд. Нет, он не тормоз. Он просто медленно соображает.
Я обернулся к нему на ходу.
— Да?
Он подскочил ко мне, и мне пришлось сбавить шаг.
— Вы тот самый парень. Ну, из полиции, — заговорщицки прошептал он, оглядевшись по сторонам. — Правильно?
— Да, все правильно, — ответил я, тоже шепотом. — Клиффорд, послушай... я сейчас не могу разговаривать. Я на работе.
Я прибавил шаг.
— А, тогда ладно. Я просто хотел вам сказать... странно так получилось, что вы пришли именно сейчас. Буквально пару минут назад тут была мама с сыном. Они взяли «Тернера и Хуча»! А утром к нам заходил тот самый парень. Ну, черный. С дредами... — Он покачал головой. — Как-то все это странно.
Я замер на месте.
— Что ты сказал, Клиффорд?
Он тупо уставился на меня своим перманентно бессмысленным, пустым взглядом.
— Я сказал, мама с ребенком только что взяли «Тернера и Хуча», вот буквально перед вашим приходом. И это странно, потому что вы тоже спрашивали про это кино. Ну, когда приходили сюда в прошлый раз. Они сказали, что у них точно такая же собака, как в фильме. И правда. Точно такая же! Я ее видел. Она сидела снаружи. Ее привязали к стойке для велосипедов. Такой огромный лохматый пес...
— Клиффорд. Когда они ушли? Отвечай быстро!
— Да вот только что. Может быть, вы еще сумеете их догнать. Ну, если бегом...
Я бросился к выходу. Если они унесут кассету, в коробке которой лежит записка от похитителя, я рискую уже никогда не увидеть свою собаку.
Ну, да. С моим-то еврейским счастьем.
Я завернул за угол и выскочил на стоянку. Стоянка была достаточно большая, поскольку «Блокбастер» располагался в здании торгового центра. Я внимательно присмотрелся к людям, которые садились в машины или уже сидели в машинах и готовились выезжать. Мое внимание привлекла женщина у черного джипа. На заднем сиденье сидел ребенок, а женщина помогала ему пристегнуть ремень. Пес тоже присутствовал. Большой и лохматый. Сидел в багажнике. Ура! Ура! Я бросился к ней со всех ног.
— Женщина!
Она даже не обернулась.
— Прошу прощения! ЖЕНЩИНА! Я К ВАМ ОБРАЩАЮСЬ!
Она наконец обернулась и увидела меня: потного, взъерошенного, с совершенно безумными глазами. Я бежал к ней, размахивая руками. На миг она словно окаменела. А потом быстро открыла сумочку и достала газовый баллончик.
Я был уже совсем рядом.
— СТОЙ! — закричала она. — НЕ ПОДХОДИ! Она нацелила баллончик мне в лицо.
Я резко остановился и поднял руки.
— Нет, вы меня не так поняли! Я совсем не хотел...
— НЕ ПОДХОДИ, УРОД! ХУЖЕ БУДЕТ! — вопила женщина. Ребенок на заднем сиденье начал пронзительно орать во всю силу своих небольших, но сверхмощных легких. Пес в багажнике тоже разбушевался и принялся истошно лаять. — СТОЙ НА МЕСТЕ! — Женщина сделала глубокий вдох и закричала: — НА ПОМОЩЬ! НА ПОМОЩЬ!
Она так орала, как будто ее уже убивали. Ребенок тоже орал, как резаный.
Пес заходился истошным лаем. В общем, дурдом, как он есть.
— Нет! Женщина! Нет! Вы меня не так поняли! Я вовсе не собирался на вас нападать! Я хотел просто задать вам вопрос! Честное слово! Я ничего вам не сделаю!
— НА ПОМОЩЬ! ГРАБЯТ! — вопила она. Ребенок орал, пес в багажнике лаял.
— Нет! Нет! — Я отступил на пару шагов, по-прежнему держа руки вверх, чтобы она видела, что у меня нет никакого оружия. —-Я ничего вам не сделаю! Я просто хотел вас спросить...
Она внимательно посмотрела на меня, пытаясь понять, можно ли мне верить. Потом начала медленно опускать руку с баллончиком.
— Посмотрите на меня! — продолжал я, чтобы закрепить результат. — Я толстый маленький коротышка, совершенно безобидный. Я хотел просто спросить одну вещь и боялся, что вы уедете. Поэтому я так и мчался. — Она все же поверила мне и опустила баллончик. — Прошу прощения, я не хотел вас напугать, просто мне надо было... — Я не успел договорить. Что-то ударило меня сзади и сбило с ног. Судя по ощущениям, это, наверное, был бульдозер на полном ходу.
Я ударился головой об асфальт и, похоже, на миг отрубился. Потом открыл глаза, увидел синее-синее небо и белые-белые облака, медленно проплывавшие в вышине, и подумал: «Какие пушистые облака». Голова кружилась, я никак не мог сообразить, что со мной произошло и почему я лежу на земле. Мне было на удивление хорошо и спокойно, но безмятежный покой был нарушен пронзительным, резким ударом под ребра. Я согнулся пополам отболи. И вспомнил: кто-то сбил меня с ног. И теперь этот «кто-то» меня пинает.
— Нападаешь на слабую женщину, да, скотина?! — услышал я между двумя пинками. Я лежал, свернувшись калачиком и прикрывая руками голову, и поэтому даже не мог посмотреть, кто меня бьет. — Ты у нас самый крутой? — Пинок. — Ну, ничего. Есть и покруче тебя. — Пинок.
Мне показалось, что женщина сказала:
— Не надо! Хватит!
Хотя, может быть, я просто выдал желаемое за действительное.
Не знаю, сколько все это продлилось, но удары наконец прекратились. И очень вовремя. Еще пара пинков — и я бы, наверное, начал выкашливать куски легких. Я поднял глаза и увидел здоровенного мужика, которого держали Клиффорд и еще один парень в фирменной майке «Блокбастер-Видео». Клиффорд втолковывал мужику:
— Он из полиции! Прекратите! Он переодетый коп! Он тут на задании!
— О Господи. Он из полиции? Правда? — растерянно проговорил мужик.
Клиффорд помог мне подняться. У меня все болело. В последний раз меня так избивали еще в средней школе. Судя по ощущениям, у меня были сломаны все ребра.
— Вы полицейский? — спросила женщина. Я посмотрел на нее и ничего не сказал.
У меня просто не было сил.
— Как-то вы не похожи на копа, — усомнился мужик, который едва меня не убил.
Я посмотрел на него с неприкрытой ненавистью.
— Он тайный агент, — сказал Клиффорд. — На секретном задании.
Они все смотрели на меня. Я никак не мог отдышаться. Клиффорд поддерживал меня под локоть. Наконец я немного пришел в себя, посмотрел прямо в глаза этого мудака, который чуть не запинал меня до смерти, и процедил сквозь зубы:
— Исчезни... уйди... с глаз... моих... на хуй...
Кажется, он проникся. Отступил на пару шагов, пробормотал:
— Прошу прощения, сэр. Я не знал, — и пошел прочь быстрым шагом, нервно оглядываясь через плечо.
— Вы как? В порядке? — спросила женщина.
Я сделал глубокий вдох, просто чтобы проверить, получится у меня или нет.
У меня получилось, но было больно.
— Да, я в порядке.
— О Господи. Мне очень жаль, что все так получилось. Просто я испугалась. Меня вообще очень легко напугать.
— Правда? Истеричка и дура. Таких надо лечить.
— Ну... э... а что вы хотели спросить?
— Спросить?
— Да. До того, как вы... как на вас... как он начал вас избивать. Кажется, вы говорили, что хотите задать мне вопрос.
— А, да. Я хотел вас спросить... это вы сейчас взяли в прокате «Тернера и Хуча»?
— Что? — растерянно переспросила она.
Она явно не ожидала такого нелепого вопроса.
— Это вы... сейчас взяли... в прокате... фильм... «Тернер и Ху...»
— Нет! Не она, — сказал Клиффорд.
Я посмотрел на него. Он покачал головой.
— Не она.
Клиффорд и его сослуживец привели меня обратно в «Блокбастер». Вернее, почти притащили на себе, поддерживая с двух сторон.
— А что в нем такого, в этом дивидюке с «Тернером и Хучем»? — спросил Клиффорд.
Я был не в том настроении, чтобы вести разговоры. На самом деле мне было больно произносить слова. Каждый вдох отдавался саднящей болью в груди. И не только в груди — во всем теле.
— Клиффорд, я не могу ничего говорить. Не имею права. Меня усадили на стул, и я сидел, держась обеими руками за
ребра и стараясь дышать как можно спокойнее, чтобы было не так больно.
— Фильмец-то поганый, на самом деле, — продолжал Клиффорд, качая не мытой с полгода засаленной головой. У меня что-то переключилось в мозгу, и я вдруг понял, что упустил одну важную деталь.
— Клиффорд, слушай, ты говорил, что тот черный парень заходил к вам сегодня утром?
— Ага, заходил.
— Тот же самый, который был в прошлый раз? С дредами? В оранжевой спортивной куртке?
— Тот же самый, ага.
— И что он делал?
— Ну, я за ним наблюдал. Потому что запомнил его с того раза. И мы с вами о нем говорили...
— Клиффорд, мне нужно знать, что он делал.
— Ну, он опять прошел в секцию комедий. Как в прошлый раз. В тот отдел, где кассеты.
Вот оно! Да! Клиффорд только что спрашивал: «А что в нем такого, в этом дивидюке с „Тернером и Хучем“?»
— Клиффорд!
— Да?
— Ты сказал, эта женщина взяла «Тернера и Хуча» на DVD?
— Ну, да.
— То есть... «Тернер и Хуч» на кассете стоит на месте?
— Да, наверное, стоит. Кто сейчас смотрит кино на кассетах? Я проверю по базе данных.
Клиффорд принялся стучать одним пальцем по клавиатуре компьютера.
— Не надо, Клиф. — Я медленно поднялся со стула и, превозмогая боль, подошел к полкам комедий на кассетах. «Тернер и Хуч» был на месте. В коробке лежала записка.

еСЛи хОчЕшЬ снОВа увИДеТЬ СВОю соБАкУ... пеРевеДи $ 50 000 в НАЦИОНАЛЬНЫЙ БАНК КАЙМАНОВЫХ ОСТРОВОВ на СчЕТ ноМЕр 476-899-6302487-WM3 в ТЕчЕниЕ 48 ЧасОВ. еСли НЕ выПОлНИшь наШЕ УСловИе, поЖАЛееШЬ.

Мне стало плохо. Пятьдесят тысяч долларов?! Где, интересно, мне взять столько денег? У меня в обувной коробке было тысяч двадцать пять, не больше. Но коробку с деньгами украли. У МЕНЯ НЕТ НИЧЕГО!!! У меня подогнулись колени, и я тяжело осел на пол. Меня как будто пришило. Доктор Шварцман. Мой единственный друг. Его больше нет. Как же я без тебя, Док?! Как же я без тебя?! Я подтянул колени к груди, закрыл лицо руками и разрыдался. В первый раз с той минуты, как начался весь этот хаос. В первый раз за долгие годы.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE