A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Утка, утка, Уолли — ТЕМА 16 скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Утка, утка, Уолли

ТЕМА 16

Я плакал навзрыд. Безутешно. Плакал о Докторе Шварцмане. Плакал о Сью. О своей идиотской работе. Об украденных деньгах. О покойном отце и о маме, которой, наверное, было стыдно, что ее единственный сын — патологический неудачник. Плакал о своей жизни. О том, какой эта жизнь была и какой не была, но могла бы быть. Впрочем, плакал я очень недолго. Мне пришлось прекратить рыдать, потому что каждое судорожное движение отзывалось пронзительной болью в отбитых и/или сломанных ребрах. Плюс к тому мне не хотелось, чтобы старина Клиффорд увидел меня в таком состоянии. Так что я метафорически взял себя в руки и поднялся на ноги — в буквальном смысле.

Я поблагодарил Клиффорда за помощь следствию (от чего тот раздулся от гордости), вышел на улицу и растерянно огляделся, не зная, что делать дальше. Я решил позвонить Джерри. Может быть, у него будут какие-то дельные соображения. Тем более что я ведь так и не удосужился позвонить ему и объяснить, почему меня не было на вчерашней встрече с издателями. Джерри, наверное, страшно злится. Или, может быть, беспокоится за меня: куда я пропал и вообще. Я набрал номер агентства, и Бет взяла трубку:
— «Агентство Сильвера».
— Бет, привет. Это Уолли Москович.
— Уолли! О Господи! Джерри тебя обыскался. Сейчас я вас соединю!
Джерри был подобен торнадо в Канзасе.
— Уолли?! — крикнул он так, что мне пришлось отнять трубку от уха.
— Джерри...
— Уолли, КАКОГО ХРЕНА?! Ты где?! Я тебе обзвонился! Со вчерашнего вечера! Чуть с ума не сошел от беспокойства!
— Джерри...
— Ты не явился на встречу! Ты, вообще, что себе думаешь?! С тобой все в порядке?
— Джерри...
— Ты не явился на встречу, а потом твой дурацкий мобильник опять позвонил у тебя из кармана, и я чуть ли не десять минут слушал какой-то весьма подозрительный шум и грохочущий рэп...
— Джерри...
— Уолли, я чуть с ума не сошел! У меня уже были мысли... совсем нехорошие мысли. Я подумал, что тебя тоже похитили. Знаешь, как я испугался?!
— ДЖЕРРИ!
— Что? Что у тебя происходит?! Ты где? Рассказывай все как есть! Где ты был?
— Я... — Я не знал, что ответить. Нет, правда, не мог же я сказать Джерри, что не явился на встречу с издателями, потому что отливал в компании рэперов, которые накурили меня в какашку. Он бы точно не понял. — Тут такое творится... такое...
— Что? ЧТО?!
— Джерри...
— Я тут с ума схожу от беспокойства, а ты даже не в состоянии толком все объяснить. Уолли, что происходит? Какого хрена, вообще?!
— Джерри...
— Ладно, Уолли, я понял. У тебя там все плохо. Ноты не волнуйся! Всякое в жизни бывает. Чего волноваться?! Забей и забудь!
— Джерри...
— Нет, Уолли, так не пойдет! Я жду объяснений! Ты не явился на встречу с издателями! На важную встречу! Ты меня очень подвел, и я жду объяснений. И на этот раз твои высокопарные излияния о достоинстве и чести художника не прокатят! Скажи мне, Уолли, что дело не в этом. Я тебя очень прошу! Пожалуйста!
— Да, Джерри. Дело не в этом. Мне очень жаль, что я не попал на встречу. Мне действительно очень жаль...
— И это правильно, Уолли!
— Да, Джерри.
— Очень правильно!
— Да, — сказал я, пытаясь унять стихию, которая в принципе не поддается умиротворению.
— Хорошо! А теперь объясни, почему ты не смог прийти. Я уже понял, что Джерри от меня не отстанет.
— Джерри... Я был с Орал-Би. — Даже не знаю, зачем я это сказал. Как-то оно само вырвалось. Нечаянно.
— Что?! Ты что, рехнулся?! Я тебе, кажется, говорил: держись подальше от этой шайки! Это опасно. И тем более в нынешней ситуации.
— Орал-Би не опасен. Ну, для меня...
— Уолли, ты сам понимаешь, что говоришь?! Что нужно этим ребятам?! Чтобы ты молчал! Может быть, это они и украли твою собаку!
— Нет, Джерри. Это не они. Даже если бы все это было действительно связано с «Godz-Illа», это был бы не Би, а Лайонз. Но я точно знаю, что это не они.
— Да? И с чего вдруг такая уверенность?
— Ну, это долгая история. Если вкратце, то я только что получил очередную записку от похитителей. Они требуют выкуп. — Меня вновь захлестнула волна пронзительной жалости к себе. Но сейчас я не мог разрыдаться. Впрочем, кажется, Джерри услышал неподдельную боль в моем голосе, потому что он вдруг смягчился и перестал орать.
— Вот, блин. Моско, ты там держись. И прости старого дядюшку Джерри. Я не должен был так на тебя орать, на тебя там и так столько всего навалилось. Ты давай успокойся и расскажи, что происходит. Что нужно этим маньякам?
Я сделал глубокий вдох.
— Они требуют пятьдесят тысяч.
— ПЯТЬДЕСЯТ ТЫСЯЧ?! Они что, охренели?! Пятьдесят косарей за собаку?! Они, вообще, что себе думают?!
— Дали срок сорок восемь часов.
— Да, дела... Знаешь, похоже, ты прав. Пятьдесят косарей — слишком мелко для Лайонза. Для него это так, капля в море. За подкладкой кармана и то больше мелочи... Пятьдесят тысяч! Пиздец!
— Да, Джерри. Пиздец как он есть. И что мне делать? Где я возьму эти пятьдесят тысяч?!
Джерри пару секунд помолчал, а потом вдруг рассмеялся.
— Что здесь смешного, Джерри? Он продолжал хохотать.
— Джерри, чему ты смеешься? По-моему, это совсем не весело!
— Я скажу тебе, Моско, чему я смеюсь. У меня есть хорошие новости. И потом еще очень хорошие новости, а потом есть еще и плохие, но их немного.
— Какие новости? — спросил я с опаской. Я не мог себе даже представить, что сейчас скажет Джерри. Я очень надеялся, что он предложит мне денег. Но это была совершенно безумная надежда. Из разряда «мечтать не вредно».
— Ну, во-первых, хорошая новость. Я вчера был на встрече с издателями. Без тебя.
— Да?
— Ага. А теперь очень хорошая новость. Они сделали нам предложение.
— Ч-что? К-какое еще п-предложение? — Я вдруг стал заикаться.
Наверное, от общей нервозности организма.
— Они согласны платить тебе по десять тысяч за книгу. И это только аванс. Шесть книг. Шестьдесят тысяч долларов. Единовременно и сразу. Плюс к тому авторский гонорар: проценте каждого проданного экземпляра.
— Шестьдесят тысяч... О Господи, Джерри! Это... безумие! В смысле, это же здорово, правда? Да! — Я был возбужден и взволнован, но в то же время меня раздирали самые противоречивые чувства. В том смысле, что мне СОВСЕМ НЕ ХОТЕЛОСЬ продавать свои книги этим придуркам из «Bionic Books». Потому что от
их ничего не останется. В смысле, от моих книг. Но с другой вороны... шестьдесят тысяч долларов! И я смогу вернуть Доктора! Моего лучшего друга! И мы опять будем вместе! И тут я вдруг вспомнил, что Джерри еще говорил...
— А какие не очень хорошие новости, Джерри?
— Ну, я был в плохом настроении, Уол. Ты меня выбесил. Не явился на встречу, даже не позвонил...
— Да. И что?
— Это было действительно заманчивое предложение, ноя подумал: «Малыш не хочет иметь с ними дело? Я Тут стараюсь, пытаюсь продать его книги, а он даже не соблаговолил появиться. По сути, он попросту меня кинул. Ну и хрен с ним. Тогда он вообще ни хрена не получит».
— И что? — спросил я угрюмо, уже понимая, к чему он клонит.
— И я... ну, в общем, я им сказал, куда они могу засунуть эти свои шестьдесят тысяч.
В итоге мыс Джерри договорились, что он сделает все, от него зависящее, чтобы все-таки заключить эту сделку с «Bionic Books». Я кое-как доковылял до машины. Шел я медленно, у меня было время подумать. Национальный банк Каймановых островов. Так было сказано в записке. Может быть, стоит позвонить Лайонзу и все ему рассказать. Но это рискованно. Еще неизвестно, что сделает с Доктором этот маньяк-похититель, если вдруг узнает, что я кому-то звонил. И, если честно, я все еще не был уверен на сто процентов, что Лайонз НИКОИМ ОБРАЗОМ не причастен ко всему этому делу. Так что лучше пока ничего никому не рассказывать. А дальше уже будет видно.
Я сел за руль, держась за отбитые ребра и морщась от боли при каждом движении. Я был явно не в форме. Единственное, что на данный момент может хоть как-то облегчить мои страдания, это...
Чизбургеры с беконом!
Я приехал в любимую закусочную, где подавали, наверное, самые вкусные в городе гамбургеры. Заказал чизбургер с беконом, большую порцию жареного картофеля с острым соусом и кока-колу. Взял со стойки поднос и направился к свободному столику.
— Московит! — Кто-то дернул меня за рубашку сзади, и мне волей-неволей пришлось зарулить в кабинку, мимо которой я проходил в тот момент.
Это был мой старый приятель Линь-Линь Чу. Ядовито-зеленая шоферская фуражка с ярко-красными китайскими иероглифами над козырьком, эклектичный наряд в стиле «безумный коллаж», все дела.
— Добрый день, мистер Чу.
— Садитесь. — Он очень настойчиво потянул меня за рубашку, заставляя присесть рядом с ним. Морщась от боли, я плюхнулся на скамейку. — Что с вами, Московит? Вас опять кто-то избил? В прошлый раз вам подбили глаз. А что теперь? Снова ваши друзья рэперы, да?
— Нет. Нет, я просто... отбил себе ребра.
— Да, конечно, Московит. Отбить себе ребра — это надо уметь. А я уже и забыл, как этот эклектичный китайский дедок раздражал меня в прошлый раз. До того, как он начал мне по-настоящему нравиться.
— Знаете что, мистер Чу...
— Линь-Линь.
— Да, Линь-Линь. Я действительно очень рад, что мы с вами встретились снова. Понимаете... я хотел убедиться, что вы никому ничего не рассказывали. Я имею в виду, мой секрет. В общем, вы понимаете. Насчет моей работы.
— Да! Да! Я все понимаю, Московит. Большой секрет, страшная тайна. Можете не беспокоиться. Старый Линь-Линь знает жизнь. Он никому ничего не рассказывал. Так что не переживайте. Мухи не вьются над тем яйцом, у которого не надтреснута скорлупа.
— Хорошо. Замечательно. Большое спасибо. И еще я хотел вас спросить... Вы заметили того парня? Он сидел сзади нас. В тот вечер, в прачечной... Такой чернокожий, с дредами. Может быть, он что-то вам говорил... Ну, по поводу нашего разговора... Когда я ушел...
Линь-Линь задумчиво сморщил лоб.
— Нет. Я вообще никого там не видел. Вообще никого.
— Хорошо. Замечательно, — сказал я. Ну, хоть какое-то облегчение. За последние несколько дней я вспоминал того парня из прачечной неоднократно. Мне тогда не понравилось выражение его лица: какое-то оно было... весьма подозрительное. И я се терзался сомнениями: то ли у меня разыгралась паранойя, то. и тот парень действительно как-то завязан на всем этом деле. Сейчас, по прошествии времени, я уже начал склоняться к мысли, что это и вправду была обыкновенная паранойя. Может, он просто увидел, как я обжег себе яйца горячей «молнией», а я уже навыдумывал себе всяких ужастей...
— Я тоже хотел с вами встретиться, Московит, — сказал Линь-Линь.
Я удивленно взглянул на него:
— Да? А зачем?
Он посмотрел мне в глаза.
— Я много думал о вас. После той нашей встречи в прачечной. Много думал. И мне было грустно. — Он прижал руку к груди. Слева, где сердце. — У вас все так горестно, — сказал он сурово. Я очень надеялся, что он не затеет меня «лечить». Бесплатный сеанс психотерапии со старым китайцем в ярко-зеленой шоферской фуражке в роли психолога — это было бы уже слишком. Голова просто раскалывалась, желудок сводило спазмами боли, и мне хотелось лишь одного: спокойно поесть.
Так что я только угрюмо кивнул, всем своим видом давая понять, что я сейчас не расположен к задушевным беседам за жизнь.
— Вы хороший человек, Московит, — продолжал Линь-Линь. — Это видно с первого взгляда. Но, как я понимаю, вы ввязались в какое-то очень нехорошее дело. И это меня беспокоит.
— Не беспокойтесь, Линь-Линь. У меня все хорошо. Честное слово.
Я улыбнулся, но Линь-Линь не улыбнулся в ответ. Он посмотрел на меня точно так же, как мистер Мияги смотрел на молодого и глупого Даньела-сан, и покачал головой:
— Нет, Московит. У вас все плохо. Когда мы виделись в прошлый раз, я заметил, что вы преисполнены горечи и печали. И еще я заметил боль. Неизбывную боль. И не только в подбитом глазе. Не только в ребрах.
— Я очень признателен вам за заботу, Линь-Линь. Но, честное слово, вы зря беспокоитесь. У меня все хорошо.
— Маленький человек с большим сердцем.
— Что?
— В точности, как Линь-Линь. Я улыбнулся.
— Наверное.
— Московит, вас могут ударить сюда, — он указал на мое лицо, — и оставить отметины, ссадины и синяки. Могут ударить сюда, — он указал на мои ребра, — и вам будет больно. Но это не самое страшное. Главное, не позволяйте, чтобы вас били сюда. — Он резко ткнул пальцем себе в грудь, указывая на сердце.
Я смотрел на него. Он смотрел на меня. Это был момент истины.
— Печаль... это ссадина на сердце. След от удара, — проговорил он очень тихо.
Он выжидательно смотрел на меня, а я молчал, переваривая услышанное.
Наконец я сказал, проглотив комок в горле:
— Да, я понял. Спасибо, Линь-Линь.
Он кивнул, по-прежнему глядя мне прямо в глаза.
Хотите верьте, хотите нет, но я был искренне тронут его заботой. Хотя, может быть, я еще просто не отошел после эмоционального взрыва в «Блокбастере». Ну, когда я разрыдался, как маленький. Впрочем, нет. Это действительно здорово, когда рядом есть человек, которому небезразлично, что с тобой происходит. Пусть даже это всего лишь случайный знакомый из прачечной.
Линь-Линь доел свой обед и поднялся из-за стола.
— Вы сильнее, чем думаете о себе, Московит. Поверьте старому Линь-Линю. Я достаточно пожил на этом свете. Самый сладкий сон — на рассвете, а мудрость приходит с годами.
Он сжал мне плечо и повернулся, чтобы уйти. Но, сделав пару шагов, обернулся ко мне:
— Да, Московит. Чуть не забыл. Когда у меня возникают какие-то сложности в жизни, я всегда вспоминаю, что говорил мне отец. Он говорил так: «Когда заходишь в дремучий и темный лес, ты идешь в темноту лишь половину пути. А потом ты уже идешь к свету на той стороне».
Он кивнул мне и ушел.
Я быстро съел все, что взял, вышел на улицу, сел в машину. Поехал домой.
Если бы я знал, чем все это закончится, я бы заказал еще один чизбургер.
Как только я вошел в подъезд, кто-то схватил меня сзади. Причем с двух сторон.
— Эй! — крикнул я возмущенно, но чья-то огромная сухая ладонь крепко зажала мне рот. Меня приподняли над полом в четыре руки и поволокли обратно на улицу. Я отчаянно извивался, позабыв о боли в отбитых ребрах. Страх и адреналин — лучшая анестезия. Я не сумел разглядеть тех двоих, которые явно меня похищали (средь бела дня! на глазах у прохожих!), но до того, как меня запихнули на заднее сиденье, я хотя бы увидел машину снаружи. Что-то вроде бронированного автомобиля для членов правительства или высших полицейских чинов. Мои подозрения подтвердились, когда я увидел перегородку из толстого пуленепробиваемого стекла между передними и задними сиденьями.
Мои похитители сели спереди. Один — за руль, а второй — рядом с ним на пассажирском сиденье. Я сразу узнал этих брутальных горилл в дорогих элегантных костюмах. Верные телохранители Авраама Лайонза, звероящеры в человеческом облике и убийцы мирных поселян.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE