A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Утка, утка, Уолли — ТЕМА 19 скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Утка, утка, Уолли

ТЕМА 19

Я проснулся с улыбкой. Третье утро подряд я просыпался с улыбкой, такого со мной не случалось уже очень давно. Я потянулся к Джем, чтобы поцеловать ее нежно-нежно, но ее не было рядом.
Она снова сбежала.

Я сел на постели и от досады ударил кулаком в подушку. У нас была потрясающая ночь любви! Наверное, самая лучшая до сих пор! Мы сделали это три раза! Три раза! А в перерывах лежали, обнявшись, и разговаривали. Я даже не помню, когда я в последний раз разговаривал с кем-то, кто слушал меня так внимательно, как Джем. И с таким искренним интересом, как Джем. И я тоже слушал ее с интересом. Потому что мне было действительно интересно. Мы дурачились и щекотали друг друга. Мы не говорили об этом прямо, но все-таки намекали на то, что мы оба, конечно же, чувствовали. Не могли не почувствовать, что между нами происходит что-то особенное. Мы заснули, обнявшись. Это было как чудо. Даже ребра уже не болели. Я исцелился.
Но Джем снова исчезла. Опять решила сыграть со мной в Гарри Гудини.
Я не знал, что и думать.
А потом я почувствовал запах...
Бекон!
Значит, Джем никуда не исчезла. Она осталась. И она жарила бекон. Это было чудесно. Как в сказке. Я сидел на кровати, вдыхал восхитительный запах и думал о том, что жизнь все же прекрасна. А потом Джем вошла в спальню. Она была в моей старой футболке и держала в обеих руках по тарелке. Яичница с беконом и блинчики. Это было так сексуально.
— Завтрак в постель? — прошептала она. Да, жизнь действительно прекрасна!
— Господи, — выдохнул я. — А я думал, ты снова сбежала.
— Сбежала?
— Ну, как ты делала раньше. Исчезала, оставив записку.
— Нет. Я больше уже никуда не исчезну. Игра закончилась.
— Хорошо. В смысле, все это было забавно, загадочно и все такое... но, знаешь...
— Я никуда не исчезну, честное слово. Ешь. — Она поставила тарелки мне на колени. На одной из тарелок лежали нож и вилка и сложенная салфетка. — Подожди. Одну секунду. — Она выбежала из спальни и тут же вернулась со стаканом апельсинового сока и бутылочкой кленового сиропа. Я не верил своему счастью. Так не бывает! Я вдруг подумал о Сью и почувствовал себя виноватым. Не перед Сью, перед Джем. Мне не хотелось сделать ей больно. Похоже, у нас намечалось что-то серьезное, а у меня вроде как была девушка...
— Джем, мне нужно тебе кое-что рассказать.
— Мне тоже нужно тебе кое-что рассказать.
— Я даже не знаю, с чего начать... э... дело в том... ладно, лучше скажу, как есть. У меня есть девушка...
— Я знаю.
— Я понимаю, я должен был рассказать тебе сразу... Ты знаешь?!
— Ага.
— Погоди. А откуда ты знаешь?
— Ну... у тебя здесь повсюду ее фотографии. Сью, да? Ее зовут Сью?
— Э...да.
— Как я понимаю, она не слишком тобой дорожит?
— Ну, да... наверное. Да, ты права. Она та еще стерва. Но откуда ты знаешь?
— Не знаю. Просто мне так показалось...
БА-БАХ! Что-то грохнуло в коридоре. Джем испуганно замолчала.
БАХ! БА-БАХ! БАХ!
— Это что? — прошептал я растерянно.
— Похоже, кто-то к тебе стучится, — проницательно заметила Джем.
— Какого хрена?! — Я встал с кровати, натянул старые драные джинсы и мятую футболку, которые валялись на полу. — Сколько времени? — спросил я, направляясь к двери.
— Десять, начало одиннадцатого. Джем была перепугана не на шутку. БАХ! БА-БАХ! БА-БАХ! БАХ!
— Сиди здесь, не высовывайся, — сказал я.
Я подошел к входной двери и выглянул в глазок, но тот, кто стоял с той стороны, закрывал его рукой.
— Кто там? — спросил я. БА-БАХ!
Дверь задрожала, и я испуганно отшатнулся.
— Я не открою, пока вы не скажете, кто вы!
— Открывай, на хер, дверь, пока я ее, на хер, не вынес, — произнес очень тихий и очень спокойный голос с той стороны, вообще-то подобные вещи обычно орут, а не шепчут. А тут я даже как-то растерялся и, наверное, поэтому открыл дверь.
Идиот!
Как только я отпер замок и повернул ручку, дверь распахнулась, словно под ураганом, так что меня сбило с ног. Два давешних великана из горилл Лайонза вломились в квартиру, точно голодные бегемоты. А я, стало быть, выступил в роли добычи, предназначенной на съедение. Белый великан был в черных джинсах, элегантном черном пиджаке и шляпе. Самоанский великан — в камуфляже. Вид у обоих был очень злой.
Они остановились посреди коридора, плотоядно огляделись увидели меня, распростертого на полу. Самозванец поднял меня, хватив одной рукой за футболку, а другой — за штанину джинов. Что было дальше, я помню смутно. Кажется, он подбросил меня к потолку. На взлете я, видимо, задел ногой лампу, стоявшую на столике, потому что она упала. А следом за ней упал я, шмякнувшись о паркет, словно цельная мясная туша.
— Козел! Безмозглый кретин! — Самозванец набросился на меня, словно бешеный слон, и с размаху пнул прямо по больным ребрам. — Все, исуму, тебе пиздец. — Я попробовал увернуться от следующего пинка, но увернулся как-то неудачно. Удар пришелся по почкам. Я очень надеялся, что эти уроды не знают, что я тут не один. Скорее всего они правда об этом не знали, потому что белый великан не стал проходить в квартиру, а стоял в коридоре, спиной к двери в спальню, и наблюдал за тем, как его напарник из нацменьшинств превращает меня в отбивную.
— А что такое «исуму»? — спросил он с вежливым интересом.
— «Крыса» по-самоански, — сказал самоанец, после чего наклонился ко мне. Схватил за грудки и поднял на ноги резким рывком. — Крыса и есть. Что, не мог держать пасть на замке?! — Не дожидаясь ответа, он ударил меня кулаком по лицу. Было больно. Еще как больно. Похоже, это становится доброй традицией. В последнее время все только и делают, что бьют меня по лицу кулаками. Боль пронзила все тело. Глаза заслезились, из носа хлынула кровь. Самоанец меня отпустил, и я упал на пол. Я хотел притвориться мертвым, чтобы они потеряли ко мне интерес, но я боялся за Джем. Мне было страшно представить, что будет, если эти уроды ее найдут. Я не успел даже спросить, чем я их так рассердил.
Все произошло слишком быстро.
— Прикончи зверюшку, — сказал белый великан, по-прежнему стоя спиной к двери в спальню.
— Зачем? — спросил самоанец.
— За тем, что так велел Денди, дубина.
— Нет, Денди сказал измудохать его в лучшем виде и доставить к нему.
— Нет, он сказал измудохать и прибить. Точно-точно.
— Да нет, бро. Ты просто не понял... Кстати, ты взял веревку?
— Нет. Я думал, ты взял, — сказал белый великан.
— Я не взял. Потому что Денди мне ничего не сказал.
— Блядь. Ну, ладно. Тогда сделай так, чтобы он не трепыхался.
— Это я завсегда. — Самоанец еще раз пнул меня в живот. Вроде как даже не прилагая особых усилий, но мне хватило. Я закашлялся, сложившись пополам. Самоанец присел на корточки и ударил меня кулаком в висок. Перед глазами поплыли красные круги с черными завитушками. Я сам не понял, как мне удалось сесть, привалившись спиной к стене. Лучше бы я остался лежать! Потому что, как только я сел, мне стало видно, что происходит в конце коридора. Джем стояла за спиной у белого великана, подняв над головой большой красный огнетушитель, который я держал в спальне рядом с кроватью. Она собиралась ударить этого амбала огнетушителем по голове! Мне стало страшно. Я хотел крикнуть ей, чтобы она даже и не пыталась, но у меня получился лишь сдавленный хрип. Совершенно беспомощный, я наблюдал за происходящим.
Теперь оба амбала орали на меня в две глотки, но я не мог разобрать ни слова. Голова раскалывалась от боли, в ушах звенело. В ужасе я наблюдал за тем, как Джем слегка отклонилась назад, чтобы лучше замахнуться, и храбро обрушила огнетушитель на голову белого великана.
Она промахнулась.
Он был слишком высок для нее, а огнетушитель был слишком тяжелым и просто скользнул по плечу великана. С тем же успехом Джем могла бы ударить его и рулоном туалетной бумаги. Оба амбала повернулись к Джем. Она испуганно вскрикнула и принялась пятиться к двери спальню. Великаны переглянулись и расхохотались. Джем уронила огнетушитель, бросилась в спальню и захлопнула дверь. Великаны рванули за ней. Я не мог ничего сделать. Не мог даже пошевелиться. Я услышал, как дверь распахнулась и ударилась о стену с оглушительным грохотом, который саданул мне по мозгам. Мне показалось, я слышал крик Джем. Хотя, может быть, мне действительно лишь показалось.
А потом я увидел Джем. Кто-то из этих уродов толкнул ее так, что она налетела спиной на дверной косяк, упала на пол, словно тряпичная кукла, и застыла неподвижно. Белый великан поднял ее, схватив за руку и за ногу, и принялся раскачивать как бревно. Потом он швырнул ее на пол рядом со мной. Джем тихо вскрикнула. Она лежала лицом ко мне. Похоже, ей тоже досталось. Но, слава богу, не так капитально, как мне. У нее на лбу была небольшая царапина, которая слегка кровоточила, но других признаков зверского избиения не наблюдалось. На Джем была только моя футболка, которая теперь задралась, открыв ее голую задницу взору обоих горилл. Джем смотрела на меня широко распахнутыми глазами, в которых читался животный ужас.
— Так, так, так, — проговорил самоанец, указав взглядом на обнаженные прелести Джем. — Это что тут у нас?
Джем попробовала отползти подальше, хотя понимала, что это ее не спасет.
— Какая приятная неожиданность, — усмехнулся белый великан. — Ну что, позабавимся с этой сучкой?
— Это я завсегда, — отозвался самоанец. — Денди сказал привезти только его. А про нее ничего не сказал.
Они расхохотались.
— Сейчас, милая барышня, ты узнаешь, как это бывает, когда за дело берутся настоящие мужики. Уж мы порвем тебе попку по самые уши, — заявил белый амбал, давясь смехом. Джем закрыла глаза. Великаны не сразу взялись за дело. Они хохотали, упиваясь нашим страхом. Наконец они отсмеялись и направились к нам. Это было самое поганое мгновение в моей жизни. Казалось, оно растянулось на целую вечность...
Белый великан поднял Джем с пола и играючи перекинул себе через плечо.
— Ну, что? На кроватку? — спросил он своего напарника, махнув рукой в сторону спальни.
— Нет, давай лучше здесь. Пусть исуму тоже посмотрит, — сказал самоанец с нехорошей улыбкой.
Белый великан обернулся ко мне:
— Видишь, козлик, как это бывает?! И так будет со всяким, кто попытается подставить Эйба Лайонза и Орал-Би. Понял, крыса поганая?
— Занимайте места в партере! — рассмеялся самоанец, и они разложили Джем на диване, готовясь к показательному выступлению. Джем извивалась, пытаясь вырваться, но самоанец схватил обе ее руки своей огромной лапищей и пригвоздил их к дивану, а белый амбал раздвинул ей ноги и вклинился между ними всей своей необъятной тушей. Он встал на колени, зажал ноги Джем у себя под мышками и принялся расстегивать молнию на джинсах. Я силился встать. Я не мог допустить, чтобы эти уроды изнасиловали мою Джем. Мне удалось упереться ладонями в пол. Я попробовал приподняться, изо всех сил отталкиваясь руками.
— Наверняка эта цыпочка в жизни не пробовала настоящего хуя...
В этот миг, словно кто-то специально рассчитывал время, входная дверь распахнулась, и в квартиру ворвался очередной вихрь смятения, на этот раз — в облике двух относительно элегантно одетых мужчин с пистолетами наголо. Этакие красавцы из среднего эшелона нью-йоркской мафии, прямо из сериала про клан Сопрано. Первый — высокий, худощавый, с длинными темными волосами, собранными в хвост. Второй — низкорослый и крепко сбитый с редеющими волосами, зализанными назад. Оба были в черных брюках, черных рубашках и блейзерах. С золотыми цепями на шеях. «Итальянцы», — подумал я. Интересно, какими судьбами? Вновь пришедшие деловито осмотрелись и тут же взяли на мушку обоих великанов, которые, надо сказать, были не менее растеряны и озадачены, чем ваш покорный слуга. Я услышал два тихих хлопка, совсем не похожих на выстрелы. Великаны свалились замертво. «Наверное, с глушителями», — решил я, разглядывая пистолеты, которые были действительно странной формы. «Итальянцы» проверили пульс у поверженных великанов. Типа не нужен ли контрольный в голову. И тут в квартиру вошел еще один мужик. Этот выглядел посолиднев. Весь такой важный, в элегантном сером костюме в тонкую полоску. Одно слово — босс.
Он мельком взглянул на своих людей, поморщился и сказал:
— Бросьте этих горилл. Помогите детишкам. «Итальянцы» оставили бездыханных амбалов и бросились помогать мне и Джем.
— Вам нельзя здесь оставаться, — прошептал низкорослый мафиози. — Мы отвезем вас в надежное место.
Гм. Все интереснее и интереснее. Я откашлялся, прочищая горло, и кое-как прохрипел:
— А вы кто?
— Считай, что мы ваши ангелы-хранители, — улыбнулся босс.
— Сам стоять сможешь? — спросил низкорослый.
Я покачал головой. Он помог мне подняться, закинув мою руку себе на плечо.
Джем встала сама, опираясь руками о журнальный столик.
— Мне надо одеться, — сказала она.
— Только быстрее, — отозвался босс.
Джем умчалась в спальню. Босс и высокий мафиози оттащили тела великанов на кухню. Джем вернулась уже через пару минут. Вид у нее был по-прежнему перепуганный, но во взгляде читалось искреннее облегчение.
— Где ключи? — спросил босс.
— В спальне, — прохрипел я.
Босс резко дернул головой, отдавая безмолвный приказ высокому. Тот пошел в спальню и взял ключи. Я схватил со стола свой мобильный. Мы вышли из квартиры. Рядовые гангстеры весело подхватили меня с двух сторон и помогли спуститься по лестнице. Я пребывал в полной растерянности. Мне по-прежнему было страшно. Но у меня не было выбора. Волей-неволей пришлось идти с этими головорезами, которые и вправду явились, как ангелы хранители, и спасли нам с Джем жизнь.
Мы вышли из подъезда, перешли через улицу и направились к машине, припаркованной у тротуара. Еще один сюрприз: это был тот самый «кадиллак эскаладе», который уже несколько дней дежурил у нашего подъезда, причем те, кто сидел внутри, явно следили за моей квартирой.
Рядом с машиной стоял мускулистый смуглый мужик с аккуратной козлиной бородкой и старательно набирал цифры и буквы с номерного знака на клавиатуре маленького переносного компьютера с опцией распечатки квитанций. На груди его форменной куртки цвета хаки был приколот значок с именем: «Рико».
— Эй, приятель, ты чего делаешь, нах? — спросил низкорослый мафиози.
— Выбиваю квитанцию на штраф. Вы поставили машину на желтой разметке, а это, как вам должно быть известно, зона погрузки-выгрузки, и здесь нельзя просто ставить машину.
— Ну, да! — сказал босс. — Мы как раз загружаемся.
— Нет, сэр, — возразил ему щеголеватый Рико. — Я наблюдаю за этой машиной уже... э... семь минут. И в нее ничего не грузили.
— Сейчас распечатаешь эту квитанцию, и мы, нах, погрузим в багажник твой остывающий труп. — Суровый тон низкорослого мафиози не оставлял никаких сомнений, что его заявление — не шутка, а чистая правда.
— Прошу прощения, но если вы не хотите платить штраф, мне придется выписать вам повестку в суд.
— Слушай, парень, мы тебя по-хорошему просим, — прищурился босс, и этот прищур явно не обещал ничего хорошего. — Пожалуйста. Друг мой. При всем уважении... Я понимаю, ты просто делаешь свою работу, но мы уже уезжаем. Вот прямо сейчас. Так что, пожалуйста, я тебя очень прошу, давай обойдемся без всяких квитанций и повесток. Договорились?
— Нет, — заявил Рико с самодовольной улыбочкой. Мне очень не нравилось то, к чему все это шло.
— Так, я же сказал: НИКАКИХ квитанций, — проговорил босс с нажимом. — И на этот раз я уже не прошу.
— Поздно. Я уже ввел номера в компьютер, — сказал Рико, очень довольный собой.
Босс обернулся к низкорослому и выразительно приподнял бровь.
— Уже ввел в компьютер? — переспросил низкорослый и шагнул к Рико.
— Да! А когда номера уже вбиты в компьютер... — Рико пожал плечами.
Низкорослый мафиози сделал еще один шаг в его направлении.
— Значит, вбиты в компьютер?
— Отойдите, пожалуйста, сэр. — Рико наконец заметил, что мелкогабаритный Джо Пеши* подошел как-то уж слишком близко к нему. Его рука как бы невзначай легла на рацию, висевшую на поясе. Под форменной курткой цвета хаки заиграли бугристые мышцы.

* Джо Пеши — американский киноактер, сыгравший во многих гангстерских фильмах.

— Ты у нас самый крутой или что? Типа большой хрен с бугра, ходишь по улицам со своей адской машинкой, портишь людям настроение? «Круче нас только яйца?» — Низкорослый уже подошел к Рико вплотную. Я подумал, что мускулистый служитель закона сейчас точно зарядит ему в ковш.
— Сэр-Низкорослый вырвал компьютер из рук Рико и с размаху грохнул его об асфальт. Аппарат раскололся. Мы с Джем аж подпрыгнули от неожиданности. Высокий мафиози наблюдал за происходящим с едва заметной улыбкой. Босс оставался невозмутимым, как индейский вождь.
— Еблысь! Ай-ай-ай! Наш крутой мачо уронил свой компьютер! Осторожнее надо с техникой, приятель. Все-таки хрупкая вещь! И, наверное, дорогая! Нехорошо получилось. Теперь жди пиздюлей от начальства.
Рико взглянул на номерной знак и закрыл глаза.
— EBR 512. EBR 512, — повторил он несколько раз, пытаясь запомнить номер.
— Как ты меня утомил, — сказал низкорослый и принялся методично, со знанием дела избивать незадачливого контролера. Первый удар — кулаком в челюсть. Потом в живот. Потом еще раз в живот и снова в челюсть. Рико упал на асфальт и свернулся калачиком, прикрывая живот и голову. — Надеюсь, ты ходишь в церковь. Причащаешься там, все дела... Тебе давно отпускали грехи, козел драный? Потому что иначе ты попадешь прямиком в ад, — приговаривал низкорослый, пиная Рико ногами.
— Ладно, поехали, — сказал босс.
Высокий мафиози оттащил своего коротышку-напарника от стонущего контролера. Мы загрузились в машину. За руль сел высокий, босс устроился на переднем сиденье. Мы с Джем и мелкокалиберным Наполеоном уселись сзади. Высокий завел мотор. Я оглянулся и посмотрел на контролера, распростертого на асфальте. Он вроде бы шевелился.
— Вот же мудила, — сказал низкорослый, проследив за направлением моего взгляда. — Одним мудаком меньше — мир чище, точно?
Мы с Джем переглянулись. Ее глаза потемнели от страха. Я смотрел на нее, и у меня разрывалось сердце. Я крепко стиснул ее руку. Джем прижалась ко мне и потерлась лицом о мое плечо, как делает кошка, когда лезет ласкаться.
Даже не знаю, с чего бы, но у меня вдруг случился прилив небывалой отваги.
— Кто-нибудь мне объяснит, что за хрень происходит? — спросил я.
— Да не парься, compadre*. Все в порядке, — сказал босс. Он сделал глубокий вдох, достал из кармана какой-то пузырек с таблетками, высыпал себе на ладонь сколько-то там пилюлек (сколько именно, я не видел) и проглотил их все. Прямо так, без воды.

* Compadre — кум, приятель, дружище (исп.).

Не будь рядом Джем, я бы, наверное, сразу притух. Но в присутствии Джем мне хотелось быть храбрым.
— Что значит не парься?! Вы ворвались ко мне в квартиру, убили двоих, вытащили нас из дома, куда-то везете... ни в полицию не сообщили, ни нам ничего не сказали... избили на улице контролера... я хочу знать, что происходит! — Мне самому показалось, что мой маленький монолог звучит, скорее, истерично, нежели твердо и требовательно.
— Ты бы, кум, приглушил громкость. — Босс принялся массировать горло, видимо, помогая таблеткам пройти по глотке. Он сдавленно кашлянул, как это делают кошки, когда выкашливают комки шерсти. — Если ты вдруг не понял, поясняю еще раз: мы спасли тебе жизнь. Вам обоим. И никого мы там не убивали.
— Как это не убивали?! Я своими глазами видел, как ваши красавцы их застрелили!
— Мы просто пульнули в них конским транквилизатором. Вкатили по лошадиной дозе, — усмехнулся высокий. — Покажи ему, Лу.
— Вот. Видишь? — Низкорослый, сидевший рядом со мной, показал мне огромный серебряный пистолет странной формы. Я бы в жизни не понял, что это такое: аппарат для введения успокоительного лошадям, приспособление для отстрела вьетконговцев или лазерный бластер для аннигиляции злобных инопланетных пришельцев.
— Мы и не думали никого убивать, тем более в твоем доме. Мы вообще-то пытаемся уберечь тебя от неприятностей, и два трупа в квартире тебе, как я понимаю, без надобности. Через пару часов они оба очухаются. И даже не поймут, что их вырубило. — Босс коротко хохотнул и обернулся ко мне всеми своими объемистыми телесами.
— А вы кто? — спросил я.
Он отвернулся и принялся барабанить пальцами по подлокотнику своего кресла, глядя прямо перед собой на дорогу.
— Друзья называют меня Душка Винни. Это Лу-Коротышка. А это Дылда Кевин.
«Очень мило», — подумал я.
— Нет, я имел в виду, кто вы такие? И почему вы спасли нас?
— Кстати, спасибо. Вернее, не за что, — сказал Винни и махнул рукой в направлении моего дома. — Похоже, мы подоспели как раз вовремя.
— Да, спасибо. Большое спасибо. Вам всем, — сказал я, обращаясь сразу ко всем троим. — И все-таки, может быть, вы нам расскажете, что происходит? Почему вы следили за мной?
— А ты заметил? Надо же, какой глазастый! Ну, скажем так: за мной был должок одному твоему доброму другу, и он попросил меня присмотреть за тобой. В качестве ответной услуги.
— Моему доброму другу? Какому другу?
— Старому доброму Джерри Сильверу. Он мне позвонил, рассказал о твоих затруднениях с... как бы это сказать... с небезызвестными в городе ганста. — Винни коротко хохотнул. — Он беспокоился за твою безопасность и попросил меня присмотреть за тобой пару дней, пока все не уляжется. Понимаешь, о чем я?
— Это Джерри вас попросил?!
«Я люблю тебя, Джерри», — подумал я.
— Ну, да. Джерри. Тебе повезло, парень, что ты его знаешь. Мне надо было осмыслить услышанное. Выходит, у Джерри
есть связи с мафией. Все интереснее и интереснее. Впрочем, это его дела, и меня не должно волновать, что там и как. Тем более в моей нынешней ситуации. Потому что если бы не Джерри и не его сомнительные знакомства...
— А к-как вы узнали, что н-надо вмешаться? — выдавил я, заикаясь. — Ну, то есть... в-вы и вправду пришли очень вов-вов-ремя...
— Я же сказал, мы присматривали за тобой, — отозвался Винни. Я тряхнул головой:
— Я только не понимаю, почему они к нам вломились? Я вчера разговаривал с Лайонзом! И все было нормально!
«Правда, он мне велел сидеть дома и вообще никуда не высовываться...»
— Ты, как я понимаю, еще не видел сегодняшних новостей. — Винни передал мне газету. Сегодняшнюю «New York Post».
На первой странице была огромная фотография Орал-Би с бокалом шампанского в руках. На заднем плане маячил Авраам Лайонз. Похоже, снимок был сделан недавно. Наверняка на каком-нибудь приеме по случаю вручения очередной музыкальной премии. По низу страницы шла надпись большим жирным шрифтом: «ОРАЛ-БИ ОТ ОРАЛСЯ» Надпись под фотографией гласила: «Обер-продюсер и звездный рэпер оказались мошенниками. Подробности сенсационного разоблачения на стр. 2».
— Главная новость дня, — сказал Винни. — Во всех газетах прошло. Даже по ящику передавали. О тебе, кстати, тоже упоминается. «Уолли то, Уолли это». Только «Уолли». Без фамилии. Говорят, это ты выдал страшную тайну.
У меня тряслись руки. Сердце бешено колотилось в груди.
— Похоже, дружище, тебе пиздец. Как ни крути, — усмехнулся Винни.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE