READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Парадоксия: дневник хищницы

Глава 11

Швыряю телефонную книгу на пол. Пинаю ее ногой. Трясу головой, тяну шею, так что хрустят позвонки. Проверяю помаду. Открываю дверь. На миг замираю, потом медленно спускаюсь по лестнице и выхожу на улицу. Мимо входа в подземку. Плотная тишина обступает со всех сторон. Звуковая галлюцинация, нарастающая глухота; кокон приятственного беззвучия отгораживает от всего, кроме сна наяву, в котором я плавно перемещаюсь.

Он едва не сбивает меня. Грек-блондин. 19. На десятой скорости. Джинсы, ботинки, ремень. Хватает меня за руку, умоляет простить его, предлагает угостить меня кофе, дать ему пять минут, чтобы он как-то загладил свой промах. Обещает обед в роскошном ресторане. Предлагает свозить меня на выходные в Монтаук. Встречаемся на Грэнд-сентрал, или на Автовокзале, или на Пенсильванском вокзале в 06.20. Я вру про мой возраст. Даю ему несуществующий адрес. Называюсь не своим именем. Он говорит, как его зовут, но я сразу же забываю. Он что-то бормочет про судьбу, которая нас свела, он знал, что это случится, у него было предчувствие… Я улыбаюсь, глядя в окно, и киваю. Шепчу: я тоже. Мои глаза горят хищным огнем. Я тоже.
Мы выходим из поезда в прохладный и влажный туман. Его наивная радость — заразительна. Я погружаюсь в нее с головой. Так легко притвориться, что ты — это кто-то другой. Поверить, что дождь на его влажных губах, что прильнули к моим, очистит мое дыхание от ужасающей вони всего остального мира. Поверить, что это возможно — забыть, кто я и что я. Потеряться в скольжении его языка у меня во рту, когда он целует меня на крыльце маленького обшарпанного мотеля.
Мы быстренько регистрируемся и бежим на пляж. Густой туман, легкая изморось, пустынный пейзаж. Конец сезона. Никого нет. Печальная полуночная песня грязной потрепанной чайки разносится эхом как край земли. Бежим к воде, надеясь, что она поглотит нас целиком. Он падает на колени, трется мокрым лицом о мокрые бедра. Расстегивает на мне молнию, стягивает с меня тугие трусики. Бережный поцелуй — словно шепот, затерявшийся в волосках. Глубокое дыхание. Я прижимаю его к себе. Обнимаю его за шею, запустив руку ему под рубашку, и прошу: лижи меня, не останавливайся. Раскрываюсь навстречу его языку, замершему у меня на губах.
Заставляю его протолкнуть язык глубоко в мое липкое сладкое мясо, которое я раздвигаю нетерпеливыми пальцами, одновременно пощипывая свой клитор. Пока эта крошечная головка не набухает кровью, которую мне так хочется испустить ему в рот, когда я кончаю, заливая ему все лицо.
Когда спазмы оргазма слегка утихают, он заходит мне за спину, падает на четвереньки и прижимается своим красивым лицом между моими разгоряченными ягодицами. Глубоко вдыхает. Упивается ароматом моих интимных секреций. Прижимается еще теснее. Дразнит, щекочет. Обводит языком вокруг трепещущей дырочки. Круг за кругом. Заставляет меня всосать его язык своей задницей, буквально насаживает меня на этот дразнящий кол плоти. Трахает меня в задницу. Языком. Своим жадным ртом. Я кончаю. Опять.
Он тащит меня на песок. Наклоняется надо мной. Лицом к лицу. Говорит, чтобы я попробовала на вкус свою сладкую задницу. Целует меня взасос. Я присосалась к его языку, стоя на четвереньках. Возбужденная сука. Он хочет выебать меня в задницу. Прямо сейчас. Заходит мне за спину, поддерживая обеими руками свой сочный лоснящийся член. Трется им о меня, говорит что-то по-гречески. Переводит, чтобы я поняла: «Я тебя буду ебать, пока ты не отрубишься без сознания… а когда ты придешь в себя, я все еще буду тебя ебать…» Он прижимает головку к моей крошечной дырочке. Одной рукой раскрывает ее, а другой медленно вводит меня свой член. Шепчет мне на ухо: дыши глубже, раскройся, расслабься и получай удовольствие. Его толстый член пульсирует у меня внутри. Он засадил мне его до конца. Но так плавно, так гладко. Он говорит: засоси меня, вдохни меня в себя. Я стараюсь дышать помедленнее. Помогаю ему изнутри. Мои мышцы сжимаются и дрожат. Он понимает, что я готова, и начинает ритмично долбиться в меня. Гладкий горячий член вгоняет меня в состояние экстатического исступления. Я бешено раскачиваюсь вперед-назад, вжимаюсь в него задницей, мотаю головой, побуждая его войти в меня до предела — выебать до потери пульса. Я умоляю его, я прошу… Он вынимает свой член и опять начинает дразнить меня языком. Я уже изнемогаю, мне нужно, чтобы он вставил его обратно, мне нужно, я шепчу, как безумная: ну еби же меня, еби…

Я вернулась в город вечерним поездом, который в 17.45. Дождалась, пока он не отрубится, вытащила у него из бумажника тридцать долларов и потихонечку смылась. Я никогда не «сплю» с кем-то… меня буквально тошнит при мысли, что я проснусь в жутком похмелье, и какой-то незнакомый мужик будет тыкать в меня своим хуем, который вечером накануне, может быть, и казался мне верхом блаженства. Но то, что ночью казалось прекрасным и удивительным, при свете дня все видится бледным и тусклым. И я не хочу видеть эту унылую блеклость, не хочу вдыхать запах сна, который отваливается от кожи, как насытившаяся пиявка. Не хочу разбираться с тем, что я сделала и с кем. Не хочу ничего помнить. Хочу, чтобы все забывалось как можно скорее, уже под душем — чтобы вода тут же смывала все воспоминания. Обо всем, кроме временного насыщения, которое может давать только анонимный секс с незнакомцем, которого ты видишь в первый и последний раз в жизни.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE