READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Пристань святых

Просто чтобы провести время

Брэд и Грег работали над каким-то жутко секретным проектом внутри космической программы, а потом их вызвали и разрешили подать в отставку без особых осложнений. Какая несправедливость, ведь они так много, так упорно работали, и только потому, что один шпик из уголовного розыска водил носом по Танжеру, где они проводили отпуск, им пришлось уйти. Это случилось три месяца назад, теперь они работают на одну частную компанию. Их работа связана с попытками сделать человека из кусочка тела. У них в распоряжении современная клиника, и по особым каналам поставляются доноры.

Первые двое прибыли на роликовых коньках, и на них не было ничего, кроме голубых плавок. Грег с Брэдом чуть не потеряли сознание при виде их. Один был стройный темноволосый юноша лет шестнадцати, немножко прыщеватый, ну, вы же знаете, насколько привлекательны могут быть подобные ребята, и Брэд подумал: «Господи, это же я!». У другого были монголоидные черты, тело гладкое и твердое, словно сделанное из тиковой древесины, и две голубых татуировки на каждой ягодице, и Грег подумал: «Господи, это же я!».
Итак, мы проводим два упомянутых божественных экземпляра в смотровую комнату и объясняем, что нам нужно вырезать образец из прямой кишки, очень небольшого размера, а сама процедура будет совсем безболезненной... и э-э... чем более возбуждены они будут в тот момент, когда мы будем проводить операцию, тем более высоки будут шансы того, что из образца нечто получится... Но прежде всего некоторые чисто технические детали. Во-первых, нужно провести ряд измерений. Юноши равнодушно кивают и стягивают с себя свои плавки, и у обоих мгновенно возникает эрекция, так, словно они могут ею управлять. Парень спокойно жует резинку, пока я снимаю с него мерку. Затем мы ведем их в одну из операционных, где у нас имеются магнитофоны, камеры, оргонные воронки и площадки для съемок фильма.
Площадка для данного фильма изображает пустой гимнастический зал, в воздухе пыль, покрытый плесенью мат. Маленький прыщавый парнишка стоит на четвереньках, второй готовится.
Я говорю ему держаться, пока я вставляю в него трубку для взятия образца. Это пластиковая трубка, перфорированная специальными мелкими отверстиями, с вращающимся ножом, который работает на электричестве. Когда анус сжимается, небольшие участки эпителия проникают сквозь отверстия и затем обрезаются ножом. У меня имеется инструментарий разного размера, в данном случае я использую трубку не толще карандаша — проход у него очень узкий. Парень выплевывает свою жвачку, и они начинают, не обращая никакого внимания на то, что мы с Брэдом наблюдаем. Как только срез сделан, я хлопаю его по заднице, он выталкивает пластиковую трубку, и я получаю образец от другого парня. После этого ребята принимают душ в проржавевшей кабинке, и я говорю им, чтобы они пришли снова в субботу. Я хочу получить образец оттого из них, который поменьше, в момент оргазма. Я воспользуюсь вибрирующей трубкой, по размерам соответствующей члену другого парня.
В субботу он приходит снова со своим другом, который будет наблюдать за происходящим. Мы укладываем его на кровать на спину с поднятыми коленями, под колени подвязываем резиновые ремни и прикрепляем их к стене, чтобы ноги не опускались, и подносим оргонную воронку к его анусу, яйцам и члену. Он корчится, демонстрируя свои острые зубы, а, когда я ввожу трубку и включаю вибратор, он кончает до самого подбородка, а я говорю Брэду:
— Господи, из этого наверняка что-то получится!
Много ребят приходило таким образом, нормальные привлекательные подростки. Многие из них обладали способностями, которые они хотели передать своему потомству, и потому мы брали у них образцы в тот момент, когда они занимались своим любимым делом: бросали ножи, стреляли, катались на коньках и т.п.
Два парня, занимавшихся карате. Они трахаются стоя. Один из них, кончая, издает вопль: «Кьяй!», разбивает витражное окно и кирпичную кладку.
Два молодых вора, ограбивших банк, в светло-зеленых костюмах и серых широкополых шляпах. Дешевый отель, деньги разложены на кровати. Деньги возбуждают их, словно кошачья мята. Они раздеваются, наносят на тело смазку и катаются по кровати. Затем бросают жребий, кто кого будет трахать. Побеждает обладатель пикового туза. Второй парень встает на четвереньки, и первый трахает его. В это мгновение врываются легавые, и у них глаза лезут на лоб при виде того, чем занимаются ребята. Не прекращая своего занятия, юноши хватают автоматические пистолеты «вальтер», снабженные глушителями. Волосы встают дыбом у них на голове, когда из разных отверстий одновременно извергаются сперма, ректальная слизь и бездымный порох. Легавые падают на пол под градом беззвучных пуль.
Цирковые Мальчики дрессируют зверей с целью совершения убийств и саботажа. Маленькая мохнатая обезьянка забирается в генеральскую палатку с кривым ножом в лапах. Опытные куницы знают все главные артерии. Тигры-людоеды обожают белое человеческое мясо. Целый цирк собирается перед клиникой, и мы берем образцы, пока они демонстрируют нам свои трюки. Им хорошо известна длина волны животных, и они умеют включать и выключать их. Они могут вызвать панику среди зверей или пробудить в них ярость. Мальчишки общаются между собой с помощью рычания, урчания, мяуканья, лая, тявканья. Они скалят зубы друг на друга, словно дикие собаки. Когда они трахаются, они тоже скалят зубы, воют, стонут, и волосы встают у них дыбом по всему телу, от лодыжек вверх по ногам, покрывающимся гусиной кожей, к волосам на ягодицах и между ними и до шеи и головы. Они запрокидывают голову и воют, и стая волков воет вместе с ними.

* * *

Пим Пам, слоновий мальчик, пяти футов ростом с одним черным и другим зеленым глазом. Он никогда не разговаривает, а общается только с помощью особых вибраций, которые вы чувствуете внутри. Нам приходится брать его образец в том месте, где пасутся слоны. На расстоянии трехсот ярдов впереди находится большое стадо. Несколько сот обнаженных новобранцев из Биафры выстраиваются вокруг и вытягиваются по стойке смирно. Пим Пам встает на четвереньки, и я вставляю трубку в его худую узкую задницу и включаю вибратор. Пим Пам начинает дрожать, мотая головой из стороны в сторону, в глазах появляется панический страх. Когда он кончает, трубка вылетает из него и, пролетев со свистом по траве, ударяет по слонам. Они взмахивают бивнями и начинают дикий бег по направлению к английскому консульству. От их бега стонет земля. Я спрашиваю парня, как у него подобное получается, и он пишет ответ на грифельной доске: «Я представляю то, чего мне очень хочется, и, когда я кончаю, это происходит».
1920 год. Вооруженные ребята с автоматами Томпсона в черном «кадиллаке». Один из них — на заднем сиденье. Парень с оружием садится на колени к своему дружку, открывая ему свою задницу, вы чувствуете, как щекочет у него в яйцах, а автомобиль несется по пустым улицам, губы сжаты, глаза сияют. И вот они подъезжают к перекрестку, три пистолета с Веста-Сайда. Он поворачивается вокруг своей оси, пустые гильзы дождем сыплются на его тело.
Парни-шаманы с помощью известных им способов заставляют врага чихать, смеяться и икать. Двое из них трахаются стоя, и смеются, и кончают смеясь. Их смех проникает прямо вам в нутро. Они трахаются на четвереньках, затем встают на колени, брызгая спермой и выкрикивая: «АХУ АХУ АХУ». Их сперма летит на пятьдесят футов. Один садится к другому в промежность, и они начинают икать, вначале медленно, затем все быстрее и быстрее, и их икота разлетается, подобно пулям. Другие ребята способны призывать ветер и вызывать землетрясения, стоя голыми на холме по колено в траве, медленно двигая бедрами и при этом взмахивая руками с криком: «Ветер Ветер Ветер». И ветер со свистом занимается вокруг их тел, сдувая сперму. Все заканчивается ураганом. Сейсмические парни трахаются медленно и тяжело семьдесят тонн на квадратный дюйм вы чувствуете как скапливается энергия под земной корой как рушатся дома как бегут люди. Ребята кричат и грохочут их бедра содрогаются и в земле возникают глубокие трещины.

* * *

Музыкальные Парни с флейтами, барабанами и цитрами, сложная паутина из шерсти, струн и проволоки позволяет извлекать музыку из порывов ветра. Парень с золотистыми волосами с волчьим лицом Пана и с голубыми глазами растягивает на ремнях чернокожего юношу, садится на корточки у него между колен и вставляет вибратор. Парень с лицом Пана играет на флейте все быстрее и быстрее и, когда он кончает, мы с Брэдом падаем на пол. Это и есть ПАНИКА. Юноша, черный и блестящий, словно обсидиан, опускается на колени с барабаном между ног, другой парень заходит и начинает трахать его в такт мерным звукам барабана. Ребята танцуют обнаженными под удары барабанов, один из них стоит в середине. Он полукровка, в нем течет китайская кровь вперемешку с кровью южноамериканских индейцев, у него прямые черные волосы, кожа, гладкая, как фарфор с изысканным розоватым оттенком. Из кожаного портфеля извлекается воронкообразный инструмент с перегородками, сужающимися к выходному отверстию, и присоединяется к нашей трубке. Увидев воронку, мальчишка опускает глаза и прикусывает губу. Два парня, отведя ему колени назад, несут его на операционный стол. Они вставляют в него трубку, воронка выступает наружу. Один юноша, очень высокий и худощавый, занимает место перед ней и начинает дуть в огромный рог из очень тонкой меди, сделанный в форме раковины улитки. Звука не слышно, только вибрации сотрясают парня изнутри. И вот две половины его тела трутся одна о другую, пока не возникает впечатление, что он сейчас расколется надвое, и в этот момент он несколько раз извергает семя до самого подбородка.
Зеленый парень в кожаных плавках стоит, улыбается и медленно потирает свои плавки одним пальцем. Маленький чернокожий парнишка выполняет роль переводчика.
— Он — парень-ящерица. Думает очень медленно. И много не говорит.
При таких медленных движениях у него на все уходит три часа и, когда он наконец кончает, он отрывает металлическую стойку кровати и завязывает ее в узел.
На двух парнях-змеях с покатыми лбами и черно-голубыми глазами плавки из рыбьей кожи. Они общаются с помощью шипения, от которого вас охватывает ужас. Мы ведем их в операционную и вставляем трубки в обоих. Они лежат там и смотрят друг на друга немигающими змеиными глазами. Затем один из них открывает рот, его клыки вылезают на целый дюйм и он кусает второго. Они кусают друг друга, шипят и заливают простыни желтой спермой. Их заводят укусы — дрожа с ног до головы, они стремятся излить яд. Позднее мы исследовали его химический состав. Он похож на цианистый калий — убивает в течение нескольких секунд. На самих же парней-змей он не действует.
Однажды вечером на закате я перечитывал «Питера Пэна» и вдруг почувствовал этот странный аромат, подобный запаху разложившегося сексуального трупа, и я сразу же понял, что он исходит от Парней Бубу. На них розовые, лиловые и желтые рубашки в тон их язвам. Они стоят в томных позах, почесывая друг друга и покуривая маленькие трубки. Сами они розовато-лиловые и издают сладковатое благоухание распада. Мы надеваем резиновые перчатки и маски. Никто из них не раздевается сам — все раздевают друг друга. Они всегда все так делают: кормят друг друга, зажигают друг другу трубки, чешут язвы друг друга, вытирают друг друга. Их язвы — это отдельный, заслуживающий особого внимания предмет. Они эрогенные, немного припухшие, гноящиеся. Один из парней показывает мне, как он может заставить язву двигаться по его телу, а затем переходить на кого-то из его товарищей. Так они передают свои язвы друг другу. Один из них выпускает струю лилового гноя из язвы и попадает в самую маленькую букву «е» в таблице для проверки зрения, висящей на противоположной стене. Отшелушивающиеся язвы они счищают в сухую пыль, которая разносит заразу на мили вокруг.
Брэд, который чуть-чуть напоминает плохого католика из романов Грэма Грина, вдруг выкрикивает:
— Грег, у меня возникли нравственные сомнения по поводу всего этого.
Я прошу его не быть таким идиотом. Неужели все, чем мы занимаемся, хуже Бомбы? Мы должны получить сыворотку из язв, чтобы использовать ее против врага, который не может оставить всех остальных в покое и заняться собственным делом, потому что в голове у него не больше, чем у возбудителя оспы, против христосиков-крепышей-любителей консервированной тушенки, страдающих запорами, сбрасывающих свои бомбы с вертолетов, финансируемых «Моральным Перевооружением»*, на ни в чем неповинных индейцев... «Привет, ребята»... Ну, привет, грязное прогнившее «Я» и дай ему водяной пистолет в его мертвые серые зубы. От язв все обыватели сгниют до костей за тридцать секунд.

* Международная псевдохристианская организация.

Когда один из ребят открыл нам свою промежность, мы увидели, что волоски у него в заднице способны выпрямляться, напрягаясь. Их называют «возбуждающие волоски», в них содержится сексуальный яд, от которого вы вначале сойдете с ума, а потом заживо сгниете, Брэд потерял контроль и заорал:
— Мне плевать на то, что я сгнию, я коснусь возбуждающих волосков, даже если это будет последним, что я сделаю в жизни.
И мне пришлось отправить его в нокаут с помощью специальной трубки в три фута длиной, и мне уже больше не смешно, и — о господи! — невозможно описать, что происходит с язвами, когда я включаю вибратор на глубокий массаж — они взрываются по всему телу с ног до головы, оставляя маленькие эрогенные кратеры, напоминающие анусы; в момент оргазма парень изгибается и ударяет в потолок, а кожа на нем разрывается от промежности до подбородка. Другие ребята сдирают ее с него, и под ней у него обнажается новая кожа, белая, как мрамор. Они сдирают кожу и с его члена, обнажившийся новый член сразу же вскакивает и извергает семя. В таком состоянии, после «линьки», они очень чувствительны, их способно завести даже легкое дуновение ветерка.
К тому времени когда мы закончили, они уже все сбросили свою сгнившую кожу, и мы оставили их в темной комнате, чтобы они смогли отдохнуть и поспать. Конечно, мы сохраняем сброшенную кожу, чтобы впоследствии стереть ее в очень мелкий порошок, подобный слезоточивому газу... если бомбу, начиненную высушенной кожей Бубу, сбросить на Нью-Йорк, атомная бомба по сравнению с ней покажется детской игрой.
Представьте себе, что в течение нескольких секунд десять миллионов человек заживо сгниют, да и сама по себе вонь, которая возникнет при этом, тоже будет неплохим оружием. Проснувшиеся ребята напоминают греческие статуи. Они идут обнаженные, взявшись за руки, по мраморным портикам мимо мраморных фонтанов. Спустя некоторое время они вновь начинают гнить и каждый месяц должны полностью сбрасывать кожу. Сброшенной кожи становится все больше и больше. С ней возникает примерно такая же проблема, как с ядерными отходами. У нас накопились ее целые цистерны. Один из способов распространения заразы — птицы, они совершенно не восприимчивы к ней. Достаточно просто посыпать порошок им на крылья и отпустить их в свободный полет, и они понесут смерть на солнечный юг.
Парни-Сирены белы, словно жемчужина, мерцающая переливами света. Когда мы растянули одного из них, его анус стал подобен розовому моллюску, в экстатических движениях вытягивающемуся вперед и вбирающему в себя трубку. Я включаю вибратор — парень делается розовым, затем красным, затем густо-лиловым, так что на него становится больно смотреть; он сам начинает вибрировать по мере того, как разные цвета пробегают по его телу: небесно-голубой, лососево-розовый, затем похожий на цвет северного сияния. И вот его рот приоткрывается, и он исторгает тонкий пронзительный звук, который ударяет по нервам и железам. Он кончает с последним оглушительным воплем восторга. Постепенно цвета затухают, возвращаясь к жемчужно-белому. Я осматриваю создание, которое теперь находится в глубокой коме, и вижу, что внутри у парня — некая разновидность моллюска в скорлупе из мягкого известняка. Эти существа — гермафродиты, у них могут возникать гениталии обоих полов. Парни-Сирены были созданы как биологическое оружие для уничтожения вражеских солдат и агентов. Любое прикосновение Сирены смертельно. Она медленно пожирает человека всем своим телом. И только самые опытные юноши из Института Передовых Сексуальных Исследований обладают иммунитетом по отношению к Сиренам.
Вы уже наверняка поняли, что мы не просто берем образцы, мы собираем страшное оружие. У нас имеются соответствующие записи и фотографии. Обыватели собираются вокруг телевизора послушать Послание Президента, и видят в цвете, как Бубу трахает Сирену под аккомпанемент Музыкальных Парней. Жирный сенатор от южного штата не может поверить собственным глазам, они у него вылезают наружу, лопаются и забрызгивают экран мерзкой жидкостью. Ненависть была их оружием, они были ПРАВЫ ПРАВЫ МИ ПРАВЫМИ. Пусть же они подавятся своей ненавистью. К ним приходят Бубу. Вас приглашают на церковный ужин, за которым следует вечер классического танца. Круг за кругом, быстрее, быстрее. Цирковой парень с эрекцией... заталкивает сзади... оскалив зубы, словно дикие собаки... сними штаны и забрось их в угол... на всю ночь оставайся... оставайся немножко дольше... жуй свой кокаин и выплевывай его на стену... не пойму, почему бы тебе не остаться немножко дольше.
Уолтер Хьюстон из «Дьявола и Дэниела Уэбстера»* играет на скрипочке...

* Фильм 1941 г., в котором Уолтер Хьюстон играл роль дьявола.

Меняйся партнерами круг за кругом На всю ночь оставайся и немножко дольше Сними штаны и забрось их в угол Не пойму, почему бы тебе не остаться немножко дольше...
МЕНЯЙСЯ ПАРТНЕРАМИ КРУГ ЗА КРУГОМ
КРУГ ЗА КРУГОМ БЫСТРЕЕ БЫСТРЕЕ Жуй свой кокаин и выплевывай на стену Захвати с собой смазку и трахайся в зале Не пойму, почему бы тебе не остаться немножко дольше...
КРУГ ЗА КРУГОМ БЫСТРЕЕ БЫСТРЕЕ
МЕНЯЙСЯ ПАРТНЕРАМИ КРУГ ЗА КРУГОМ
Голда Меир и Эзра Паунд
Ради сохранения окружающей среды срите на землю
Не пойму, почему бы тебе не остаться немножко дольше...
МЕНЯЙСЯ ПАРТНЕРАМИ КРУГ ЗА КРУГОМ
КРУГ ЗА КРУГОМ БЫСТРЕЕ БЫСТРЕЕ На всю ночь оставайся и немножко дольше Сними свое имя и забрось его в угол Отсоси у друга и выплюнь на стену Смени свой презерватив на шарик Не пойму, почему бы тебе не остаться немножко дольше...
КРУГ ЗА КРУГОМ БЫСТРЕЕ БЫСТРЕЕ МЕНЯЙСЯ ПАРТНЕРАМИ КРУГ ЗА КРУГОМ
На всю ночь оставайся и немножко дольше Возьми звездно-полосатый и засунь его в угол Разжуй свою Библию и выплюнь ее на стену Дьявол и Дэниел Уэбстер пришли к тебе в гости Не пойму, почему бы тебе не остаться немножко дольше...


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE