READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Вагина. История заблуждений

14. О преклонении перед женским началом

Говорят, что книжки о женских органах забавляют маленьких девочек. Например, в них упоминаются три типа малых губ. Самые маленькие — треугольной формы. У них две узких, плотно пригнанных складки, которые почти не видны, поскольку прикрыты наружными губами. Средний тип выглядит как листок лилии. Он в форме полумесяца или треугольный. Можно видеть, как он по всей длине будто чуть напух. Большие внутренние губы в несложенном виде напоминают крылья бабочек. Они треугольные или прямоугольные и явно четко видны.

Описания Моник Виттиг напоминают работы Джорджии О’Киф*: художница изображала на своих полотнах цветы таким образом, что невольно возникали ассоциации с женскими половыми органами. Да и в ее пейзажах также все испещрено складками, которые наводят на вполне определенные фривольные мысли. На протяжении многих веков визуальные искусства фокусировали внимание зрителей на женских половых органах. Некоторые из таких произведений в высшей степени стилизованы и имеют ритуальное значение. Уже в самых древних изображениях, сделанных на стенах пещер, где обитали первобытные люди, имеются как фаллические символы, так и символы женского начала, притом и те и другие несомненно связаны с обрядами плодородия. Ведь раз матриархальные сообщества некогда существовали, значит, само собой разумеется, в них существовал культ поклонения женским идолам.

* Джорджия О’Киф (1887–1986) — знаменитая американская художница, чье творчество начиная с 1970-х годов привлекло внимание молодых интеллектуалов, в особенности феминистских кругов.

До изобретения фотографии к качеству иллюстраций эротического характера редко предъявлялись претензии. В то время гравюры и картины имели чисто практический смысл, и то, что сегодня считается эротическим искусством XVII и XVIII веков, было попросту модным проявлением игривости той эпохи. Подобное искусство было, прежде всего, описательным; так, иллюстрациям к сонетам Пьетро Аретино (1492–1556), итальянского поэта эпохи Возрождения явно не хватает эмоциональности. Гравер мог полагаться на то, что читатель самостоятельно откроет для себя, перелистывая страницы этой книги (один или в приятной компании), что именно возбуждает его желание. Только в XIX веке возникла идея, что искусство призвано способствовать передаче чувств художника тому, кто знакомится с его произведением, а это уже совершенно иная форма эротичности. Наиболее известный пример — картина Гюстава Курбе «Происхождение мира» (1866), которая сегодня находится в музее д’Орсе в Париже. Глядя на нее, зритель испытывает всю гамму положительных эмоций. Очевидно, что Курбе пытался нарисовать своеобразную икону, воплощающую женское начало.
История этой картины примечательна. В XX веке она долгое время принадлежала французскому психоаналитику Жаку Лакану, однако изначально художник написал ее по заказу египетского посла в Париже*, в чьем салоне она и висела, скрытая за зеленой шторкой. Тогдашние правила приличия требовали соблюдения осмотрительности; как известно, то же самое в свое время случилось с «Махой обнаженной» Гойи: тогда художнику были заказаны два варианта картины, так что их первый владелец, фаворит испанской королевы принц Годой демонстрировал публике только «одетый» вариант «Махи», и лишь самые близкие друзья принца получали возможность любоваться «Махой обнаженной». Благоразумие, осторожность в отношении открыто сексуальных тем в искусстве, по-видимому, коренятся исключительно в нашем христианском прошлом, однако в мире существуют иные культуры, в которых понятия красоты и сексуального возбуждения находятся в тесной взаимосвязи. Японское и китайское эротическое искусство, которое в последние два столетия стало столь популярным в Европе, часто принимало форму сексуально откровенной «инструкции по пользованию», более того, на свадьбу эротические свитки обычно дарили именно невесте. Китайская книга для чтения в спальне (так называемая «книга у изголовья»), созданная, по-видимому, около 100 года нашей эры, открывается стихотворением, в котором молодая жена так обращается к мужу:

* Википедия сообщает, что заказчиком был Халил-Бей, бывший посол Оттоманской империи в Афинах и Санкт-Петербурге, который к тому времени проживал в Париже. Любопытно также, что вскоре после покупки этой картины, уже собрав большую коллекцию картин, он ... разорился и вынужден был продать многие картины за долги уже в начале 1868 г., всего через год-полтора после приобретения «Начала мира».

Свои одежды я сняла, румяна стерла, пудру...
И развернула свиток, что лежал у изголовья.
Возьму себе девицу из простых в учителя,
Чтоб с нею все позиции пройти,
Те, что обычный муж едва ли знает, —
Тьен-Лao их все преподала Хуанди*.
Нет ничего превыше счастья первой ночи,
Какого не забыть, сколь долго ни живи**.

* Цинь Ши-Хуанди (259–210 гг. до н. э.) — первый китайский император династии Цинь.
** Перевод Владимира Болотникова.

Примечательной чертой японского эротического искусства является то, что на японских гравюрах половые органы изображены с исключительной детализованностью, и их размеры крупнее, чем в жизни. Когда влагалище показано крупным планом, оно представлено либо суперреалистично, либо крайне стилизованно, однако всегда, — с большим почтением к этому органу. Даже в наши дни в японских заведениях, где показывают стриптиз, поощряется рассматривание влагалища так сказать «в упор», так что к услугам клиентов даже имеются увеличительные стекла. Японские рисунки отличаются большой свободой выразительных средств, тогда как китайское искусство менее экспрессивно и гораздо более реалистично и детализировано. При этом с максимальной детализацией воспроизводятся именно забинтованные ноги. Это радикальное увечье, которое веками наносили ногам китайских женщин, в той культуре служило мощным эротическим символом, и искусство отразило этот факт.
В книге Артура Голдена «Мемуары гейши» (1997), как уже отмечалось выше, немало рассказано о подготовке главной героини к карьере гейши. Среди прочего она узнает, как делать особую прическу гейши — «булавочную подушку». После того, как волосы были смазаны маслом и в них втерли воск, парикмахер зачесал ей челку назад, а остальные волосы завязал большим узлом на макушке. Сзади остается небольшая щель, причем ее оставляют так преднамеренно, поэтому официальное наименование подобной прически — «момоварэ», или «разделенный персик». Узел же образуется за счет того, что волосы завязывают вокруг куска ткани, и для начинающих гейш цвет этой ткани красный. Новоиспеченная гейша Саюри на тот момент была еще довольно несведуща в вопросах секса, но вскоре один клиент доверительно сообщил ей, что самый вид такого красного пятна в волосах вызывает у мужчин сильное желание.
Этолога* Десмонда Морриса** особенно интересует, какие сигналы посылает тело, чтобы обеспечить выживание наиболее приспособленных особей. Хорошо известно его объяснение развития женской груди: поскольку мы ходим на двух конечностях и поскольку самка человека (в отличие от самки шимпанзе) не подает явных генитальных сигналов, что у нее началась течка, понадобилось разработать иные сигналы. Грудь своей формой напоминает ягодицы, а последние стали замещением огромных красных подушек, которые самка обезьяны демонстрирует во время своего фертильного периода. Цивилизация создает все новые и новые правила для искоренения форм провокативного поведения, однако природа все равно нарушает их, подавая эротические сигналы в каких-то иных местах. Моррис утверждает (правда, нельзя не отметить, на основании не слишком долгих наблюдений), что, например, обнаженный пупок во второй половине XX века стал весьма популярным эротическим символом. Так, на старых картинах и фотографиях у пупка обычно более круглая форма, однако сегодня вертикальный «разрез» стал, по-видимому, куда более распространенным — именно тогда, когда пупок стали обнажать гораздо чаще, чем когда-либо прежде.

* Этология — полевая дисциплина зоологии, изучающая поведение животных.
** Десмонд Моррис (род. 1928) — английский зоолог и этолог, автор многих «шумных» идей в последние десятилетия, также автор таких известных книг, как «Голая обезьяна», «Людской зверинец», «Голая женщина».

В западном искусстве XX века изображения сексуально доступных женщин неизбежно служили для передачи сексуальных чувств, однако они могли быть различного рода. Пикассо и Эгон Шиле* восторженно пользовались некоторыми штампами порнографических изображений — например, изображая женщину, которая приглашающим жестом разводит в стороны свои половые губы. Это создает эффект беспечной эротичности, однако когда речь идет о серии Тома Вессельмана** «Великая американская обнаженка», такая банальная поза многим покажется отталкивающей. Марлен Дюма***, со своей стороны, принадлежит к художникам, которые часто используют эротические темы, однако она не боится подпасть под власть эротических стереотипов. Художники-мужчины, которые сами себя характеризовали как эротоманов, были способны создавать великолепные произведения, используя один лишь взгляд своей модели, ее позу или свое видение женской сексуальности. Ненасытные, истекающие влагой вагины Бельмера****, возможно, и дают эффект возбуждения, однако оно всегда будет смешано со страхом и отвращением. Не все эротоманы обожают женщин. На самом деле, их охватывают двойственные чувства, и «запойное», непреодолимое сексуальное влечение порой лишь способ защиты от страха. Вот что об этом писал Филип Рот:

* Эгон Шиле (Egon Schiele) (1890–1918) — австрийский художник-экспрессионист, ученик знаменитого Климта, был признан его наследником, но неожиданно умер от гриппа-испанки. Прославился еще при жизни, причем его работы одни считали порнографическими (однажды он даже попал в связи с этим в тюрьму), другие немедленно признали гениальными.
** Том Вессельман (1931–2004) — американский художник, работавший в жанре поп-арта и «найденного искусства» (ready made — инсталляции из найденных предметов).
*** Марлен Дюма (род. 1953 г.) — родилась в Южной Африке, но еще в 1970-е годы переехала в Амстердам, где и живет поныне. Она использует в своем творчестве коллажи из поляроидных снимков, вырезок из журналов (в том числе порнографических).
**** Ханс Бельмер (1902–1975) — французский художник-сюрреалист, родом из Польши, стал известен в 1930-е годы своими будоражившими воображение огромными (размером с человека) куклами, в которых он стремился запечатлеть сексуальные переживания.

Да, Алекс, ну как тебе не стыдно? Все твои сверстники уже переженились на порядочных еврейках, развели детей, покупают дома — как говорит папаша, пускают корни, — продолжают род. А тебя все это время занимает только пизда. Да к тому же — пизда шиксы*! Ты на нее охотишься, ты ее щупаешь, нюхаешь, трахаешь, и что самое позорное, ты только о ней и думаешь — днем и ночью, дома и на улице. Тебе тридцать три, а ты все еще бегаешь по Манхэттену с вытаращенными глазами, высматривая девок в обеденный перерыв. Просто удивительно, как тебя еще не задавил автомобиль. Тебе уже тридцать три, а ты еще строишь глазки каждой девице, сидящей напротив в метро, и предаешься на ее счет гнусным фантазиям. /.../ Ты же, тридцатитрехлетний придурок, нисколько не изменился с тех пор, когда в школе, поднимаясь на уроке, прикрывался книжкой, чтобы никто не заметил, что у тебя спереди выпирает. Глядя на женщину, ты думаешь только о том, что у нее между ног. Обалдеть можно: ведь и у этой, и у той, и у всех у них там находится настоящая пизда! Прямо под платьем!**

* Шикса — девушка нееврейка, девка (идиш).
** Перевод С. Коровина из книги Филип Рот «Случай Портного». Санкт-Петербург: Лимбус Пресс, 2003.

Это — типичный подход к анатомии половых органов человека. Потому что все темы, которые мы обсудили здесь по части идеализации и эстетизации, также сопрягаются со страхом и отвращением, которые обсуждались в последней главе. Это же относится к изображению совокупляющихся пар, независимо от того, изображены ли они так по художественным или по чисто эротическим причинам. Не важно, сколько желания и возбуждения человек испытывает по отношению к влагалищу своей любимой, но некоторые его аспекты могут представляться довольно отталкивающими. Это состояние напряженности позволяло многим художникам превратить его в постоянный источник вдохновения. В 1988 году Готфрид Хельнвайн создал плакат для постановки пьесы «Лулу» Франца Ведекинда, который вызвал скандал. Фламандский поэт Херман де Конинк* воспользовался этим весьма неоднозначно в своем стихотворении «Гетера памяти»:

* Херман де Конинк (Hermann de Coninck) (1944 — 1997) — фламандский бельгийский поэт, журналист, издатель.

Когда, наигравшись в прятки,
издевательски медленно,
позевывая почти,
она наконец-то роняет
дорогущие трусики на пол, —
он уже близок к разгадке
тайны «икс»: этого sex’a в lux’e.

Пока она подставляет крылатым ладоням
откровения полные груди —
взирает, весь в пламени, он
на предвечную цель,
чьи губы мольбе нестерпимой его так и не
ухмыльнутся.

У женщин вся мощь — из пещеры, из складок,
из холма Венеры, из раны,
где тщетные ночи укрылись навеки;
они же — играют, над sex’oм и lux’ом паря...

Над взморьем луна, помрачая умы,
Вот так, чуть с презреньем, на всех Моной Лизой
глядит.

Впрочем, это же относится и к обладательницам женского органа. Даже среди очень самоуверенных женщин немногие действительно горды тем, как выглядит их влагалище. Во время перформанса под названием «Промежность» фотограф Яэль Давиде осуществила трансформацию собственного влагалища в свое лицо, и это сделало ее редким исключением из правила.

Эстетические идеалы в различных культурах

Около двадцати лет назад в одной популярной телепередаче в течение нескольких месяцев отвечали на письма «подростков о сексе. Больше всего писем было с вопросами о половых губах. Очень многие девочки, по-видимому, с отвращением относятся к собственным малым половым губам: их не устраивал ни вид, ни размер, ни цвет, ни все остальные свойства; и все они жаждали получить ответ на вопрос, как бы несколько улучшить внешний вид их половых органов. К 1998 году, судя по всему, мало что изменилось в этом смысле: издатели журнала для девочек, получавшего в среднем около полутора тысяч писем в месяц от своих читательниц (всем им было около шестнадцати лет), сообщили репортеру, бравшему у них интервью, что гипертрофированные половые губы все еще одна из «вечных тем», которую подписчицы постоянно поднимают в своих письмах. При этом некоторые девочки научились скрывать размер малых губ, складывая их и заводя внутрь. Время от времени и гинекологам и хирургам, выполняющим пластические операции, приходится делать косметические операции по уменьшению половых губ. Один американский журналист взял интервью у уролога и пластического хирурга Гэри Олтера (забавно, что у него «говорящая фамилия»: alter по-английски означает «изменить», «переделать»), который рекламирует себя в качестве «косметического хирурга для женских гениталий» и гордится тем, что способен ликвидировать любую асимметрию. Журналисту было предъявлено большое число фотографий, и он был изумлен тем, какой огромный диапазон индивидуальных вариаций в строении половых органов можно свести к стандартно воспроизводимому виду вульвы после операции, хотя пациентки, казалось бы, такие разные... Похожие изменения делаются и в порнографической фотографии, за счет использования компьютерной ретуши, так что идеал, которого стремятся достичь все эти молоденькие девушки, на самом деле не имеет никакого отношения к реальности...
Но что означает — «большие» губы и что такое — «приемлемые»? Так в одной французской клинике, которая специализируется на операциях на внешних половых органах, за девять лет хирургическое вмешательство было осуществлено у 163 пациенток, и всего 4 сантиметра составляли разницу между нормальностью и гипертрофией... Помимо косметических причин, некоторые женщины желали сделать операцию из-за проблем во время коитуса (возникали трудности с введением члена партнера) или в связи с занятиями спортом. Целых 64 процента из них жаловались на проблемы с одеждой: для некоторых женщин с большими половыми губами даже колготки создавали известный дискомфорт.
Когда речь заходит о размерах женских половых органов, почти все согласны с тем, что большой размер — это некрасиво. Правда, на самом деле, это не так очевидно. У североамериканских индейцев племени зуни существует особая церемония для подтверждения пола новорожденного ребенка. Если это девочка, над ее влагалищем держат бутылочную тыкву — в знак надежды на то, что ее половые органы будут расти большими-пребольшими. А вот у мальчиков пенис обрызгивают водой, отражая надежду, что он останется маленьким. Почему? Таковы были идеальные представления зуни. Гораздо лучше известен случай, связанный с женщинами из племени готтентотов, про которых говорили, что у них очень большие половые губы, в сочетании с потенциалом для выращивания непропорционально больших и жирных ягодиц (это явление называется стеатопигией). Последнее еще может быть генетически предопределено, а вот большой размер их половых губ вызван тем, что их специально растягивают, а также прочими манипуляциями. Американская журналистка Натали Энгир описала ситуацию с «готтентотской Венерой» — женщиной, которую в XIX веке привезли в Европу из Южной Африки и которая стала затем известна под именем Сара Бартман. Ее нещадно эксплуатировали, выставляя в качестве аттракциона на ярмарках, а когда она умерла, ее тело подвергли вскрытию. До 1981 года ее гипсовый слепок находился в экспозиции парижского Музея человека, пока протесты активисток женского движения не привели к удалению с всеобщего обозрения этого остаточного явления колониализма. Нельсон Мандела затем не раз обращался к французским президентам Миттерану и Шираку с просьбой вернуть бренные останки «готтентотской Венеры» на родину, чтобы предать их земле в тех местах, откуда она была родом, и Франция в конце концов ответила согласием на эту просьбу. Правда, случилось это только в январе 2002 года. Ее останки были захоронены в том же году, в День женщин (9 августа), в восточной части Капской провинции ЮАР. Энгир указывала, что готтентотские женщины своим обличьем сильно напоминают обезьян некоторых видов, которые, волоча свои половые губы по земле, способны таким образом легко распространить свои феромоны по довольно большой территории. Энгир подозревала, что ученых, которые с таким энтузиазмом заинтересовались так называемым «готтентотским передником», подсознательно радовало существование характеристики у африканских женщин, явно показывавшей, что черная раса якобы ближе к обезьянам, чем к человеку разумному...
У нас имеется немало антропологических сведений о племенах Микронезии на островах Трук и Понапе. Здесь у маленьких девочек совершали интенсивные манипуляции с половыми губами и клитором (причем согласно самым первым сообщениям антропологов, занимались этим очень старые мужчины, уже полностью импотентные), при этом исходя из принципа — чем больше, тем лучше: лучше для наслаждения как самой женщины, так и ее партнера. У нее тогда «влагалище, наполненное изобилием» (поскольку у нее большой клитор и большие половые губы), и она может по праву гордиться этим. Ее половые губы специально прокалывали и к ним подвешивали различные украшения с погремушками и колокольчиками. Бедной женщине приходилось привыкать ходить с широко расставленными ногами. Зато одно ее появление сопровождалось мелодичным звучанием и должно было услаждать слух мужчин и возбуждать желание. Если она ссорилась с другой женщиной, эту ссору улаживали, сравнивая их «влагалища, наполненные изобилием». Правой будет признана та, у кого более красивые половые органы. Также высоко почитают волосы на лобке, и эффект усиливают тем, что на внутренней стороне бедер делают различные татуировки.
Деверо, сильно подверженный психоаналитическим идеям, указывает, что многие из этих вмешательств способствуют тому, что женская промежность начинает напоминать мужскую — если не особенно приглядываться. Это более верно для обитателей островов Понапе, чем для жителей острова Трук. Мужчинам Понапе проделывают одностороннюю ритуальную кастрацию, в результате чего их гениталии занимают срединное положение. Это, как считается, помогает преодолеть общий страх перед кастрацией, который испытывают мужчины. Среди жителей острова Трук контакт между полами можно назвать практически фаллическим. Во всяком случае, для мужчины очень важно «завоевать» свою женщину, то есть довести ее до оргазма. Жители Микронезии, а также готтентоты развили свою любовь к клитору куда раньше европейцев. Во время своего пребывания в Африке незадолго до Второй мировой войны Мари Бонапарт была изумлена тем фактом, что в пределах одного континента — Африки — можно встретить как самых закоренелых врагов, так и самых рьяных приверженцев клитора.
Наш век отличается своим одержимым пристрастием к телу, и даже влагалище оказалось отчасти вовлечено в атмосферу этой одержимости. Прежде всего, появились способы изменить все, что люди считают некрасивым или ненормальным. Можно уменьшить размеры половых губ, убрать их асимметричность и так далее. Гормональные изменения во время климакса приводят к снижению количества подкожного жира в больших половых губах, и некоторые женщины пытаются компенсировать это за счет впрыскивания силикона — операцию эту осуществляет косметический хирург, и она напоминает операции по приданию губам пухлости с помощью силикона. Новое устройство, вроде большой присоски, при приложении к влагалищу создает странно набухший половой орган, похожий на гениталии самки шимпанзе, у которой началась течка. Изобретатель этого устройства, Вильгельм Канненгисер, рекламировал свой метод, среди прочего, еще и как возможный способ предотвращения постклимактерической атрофии слизистой оболочки и подкожного жирового слоя.

Волосы на лобке

А как относиться к волосам на лобке? Отношение к этому вторичному половому признаку у разных людей разное. Всякий, изучающий классическую скульптуру, заметит, что многие из этих произведений изображают мужчин с солидной растительностью, пусть это и стилизованные волосы на лобке, а вот у статуй, изображающих женщин, нет даже намека на волосы! В живописи, которая отражала классический подход к этому вопросу, до XIX века господствовало точно такое же табу; впрочем, даже волосы в подмышках или волосы на груди также изображались крайне редко! Картина Гойи «Маха обнаженная» считалась смелым шагом вперед в этом отношении, однако даже в ней лобковые волосы скорее затенены, нежели выписаны. Картины, в которых женское тело не трактовалось в соответствии с господствующими академическими концепциями об искусстве и о прекрасном, до 1899 года предназначались исключительно для личного использования. Климт был первым художником, который аллегорически изобразил обнаженное тело с пылающей порослью рыжих полос в промежности, причем само название этой картины было говорящим — Nuda Veritas («Голая правда»).
Подмышечные волосы также были предметом аналогичного табу, и всякий, кто изображал их, привлекал к себе повышенное внимание. У «Махи обнаженной» их нет, и то же самое можно сказать почти про все изображения обнаженной женской натуры. Исключением были картины Дельво*. На всех его картинах с обнаженной натурой изображены молодые девушки, и их половые характеристики резко подчеркнуты, притом не в последнюю очередь это волосы на лобке и в подмышках. А в Японии одна звезда порнофильмов стала известной только благодаря тому, что отказалась брить волосы у себя в подмышках. Эта женщина, по имени Куроки, стала серьезной фигурой в медийном пространстве, причем она пользуется реальным серьезным влиянием, каким пользуются Чиччолина** в Италии и доктор Рут*** в США...

* Поль Дельво (1897 — 1994) — бельгийский художник, представитель сюрреализма.
** Чиччолина (род. 1951 г.) уроженка Будапешта (ее настоящее имя Анна Илона Шталлер), падчерица сотрудника венгерского МВД. В 1970-х годах она обосновалась в Италии, стала сниматься в порнографических фильмах. Тогда же она начала свою политическую карьеру и в результате стала депутатом итальянского парламента от радикальной партии, выступавшей за выход страны из НАТО, против распространения атомной энергии, за помощь голодающим во всем мире.
*** Рут Вестхаймер (род. 1928 г.), более известная под псевдонимом «Доктор Рут», — доктор гуманитарных наук, популярный сексопатолог, ведущая теле- и радиопередач, автор множества книг. Ее новаторское, откровенное и искреннее шоу, выходившее в эфир после полуночи, достигло такой популярности, что продолжалось полтора часа.

Но, может, отсутствие на картинах и статуях волос в области лобка и подмышек указывает на то, что в древности и в Средние века широко использовалась депиляция? В «Ars amatoria» («Искусстве любви») Овидий советует женщинам удалять волосы на ногах и подмышками, но при этом не упоминает лобковые волосы. В тексте «De ornatu mulierum» («О женской косметике»), одном из составляющих частей так называемой «Trotula» (руководства по женской медицине, созданного в Салерно в XI веке*), содержится перечень средств для удаления волос. До нанесения любого средства полагалось попариться в бане.

* Врачебная школа в Салерно, крупнейший медицинский центр Европы в XI–XIII вв., хранила традиции античной медицины, это была школа практических врачей. Примечательно, что сохранилось несколько текстов, написанных работавшими здесь женщинами-врачами. Одной из них была Тротула де Руджьеро (годы жизни неизвестны, она была, по-видимому, женой одного из практиковавших там врачей); она занималась болезнями женщин и в 1059 году, например, читала лекции для студентов. Известны такие ее трактаты, как «Большая Тротула» (о женских болезнях) и «Малая Тротула» (о косметических составах), а также «О составлении лекарств». Ее авторитет был столь высок, что его признавали средневековые профессора медицины, а имя так известно, что, например, Чосер (Джеффри Чосер; англ. Geoffrey Chaucer; ок. 1340), самый знаменитый поэт английского Средневековья, «отец английской поэзии», создатель литературного английского языка, упоминал его даже через триста лет!

Взять сок из листьев бешеного огурца (Ecballium elaterium) и миндальное молоко; поместить их в сосуд и тщательно смешать с негашеной известью и аурипигментом. Затем добавить толченый гальбанум (камедь) с небольшим количеством вина, оставить на день и ночь, а затем поставить на огонь. Когда эта смесь как следует проварится, надо удалить гальбанум и добавить немного масла или вина, а также ртуть. Получив эту смесь, надо снять ее с огня и добавить следующие ароматические вещества, растертые в порошок: нужно взять в равных количествах смолу мастикового дерева, ладан, корицу, мускатный орех, гвоздику. У этого притирания сладковатый аромат, оно хорошо смягчает кожу. Салернские женщины обычно пользуются им для удаления волос.

Впрочем, в парной бане предпринимались попытки выщипать волосы, и если это было проблематично, тогда «Тротула» советовала воспользоваться разными другими способами, давая указания о том, как поступать, если на коже начнется раздражение. При последующем уходе за кожей важную роль играли хна и яичный белок.
Применение хны и парильных процедур обязательно в хаммаме* (турецкой бане), при ритуальном купании мусульманских женщин. Для них проведение депиляции — вопрос религиозного долга. Причиной посещения хаммама может стать возможность сексуального сношения с собственным мужем (например, после его временного отсутствия), однако и после супружеских утех мусульманке полагается очищаться, а где это лучше сделать, чем в хаммаме? Правда, хотя ислам положительно относится к супружеским удовольствиям, довольно многие мусульманки, по-видимому, стыдятся слишком уж часто ходить в баню.

* Название произошло от арабского (ивритского) слова «хам» — жар. Турецкая баня, или «хаммам», прямой потомок римских терм. Еще пророк Мохаммед, называя поход в баню обязательным, говорил: «Чистота — половина веры». Другое его высказывание: «Тепло хаммама увеличивает плодовитость и, соответственно, количество почитателей ислама».

Мусульманки также бреют волосы на лобке на протяжении всей своей жизни, и западные гинекологи свидетельствуют, что женщинам с жесткими волосами трудно сделать эпиляцию, не раздражая кожу и слизистую оболочку. В Индии существует такое правило: вдовам не дозволяется брить волосы на лобке — это необходимо лишь при жизни мужа. Среди женщин Запада обычай удалять все лобковые волосы или хотя бы их часть становится все более распространенным. Это, похоже, превращается в вопрос стиля жизни, порой с сексуальными обертонами. Некоторые (и мужчины, и женщины) находят гладкий холмик Венеры более привлекательным и восхитительным, чем натуральное «начало мира»... В частных объявлениях и на веб-сайтах знакомств в Интернете все чаще можно встретить специальное упоминание об этом обстоятельстве, как о личном предпочтении, а начиная с 2003 года любители порнографических изображений, предпочитающие «кустистые заросли», были даже выделены в отдельную целевую группу...
В прошлом подобные вкусы отнюдь не были превалирующими. Сообщалось, например, что Джон Рёскин* был настолько потрясен наличием подобной растительности у собственной невесты (этим она сильно отличалась от классических обнаженных статуй, которые он прежде с таким прилежанием изучал), что оказался попросту не в состоянии предаться с нею любовной неге. Дело кончилось тем, что их брак был расторгнут. Все, разумеется, немало позлословили и посплетничали по его поводу, но когда он впоследствии опять собрался жениться, ему пришлось прибегнуть к всякого рода благоразумным околичностям, чтобы успокоить родственников будущей жены. Это оказалось не так-то просто, поскольку его уверенность в том, что он окажется в силах подняться на нужный уровень в данных обстоятельствах, давала бы намек на пристрастие к мастурбации, а уж о чем-то таком он вовсе не хотел бы упоминать, разве что крайне завуалировано...

* Джон Рёскин (1819–1900) — английский писатель, теоретик искусства, литературный критик и поэт, сильно повлиявший на развитие искусствознания и эстетики второй половины XIX — начала XX в.

Если супруг отдает явное предпочтение бритому холму Венеры, это может приводить к домашним перепалкам даже в наш просвещенный и эмансипированный век — как, впрочем, и в том случае, если ему для обладания женой обязательно нужно видеть ее в соблазнительном, «сексуальном» нижнем белье или же в кожаной атрибутике... В Париже, например, после Рождества в крупных универмагах всегда большие очереди на сдачу купленных вещей: главным образом потому, что женщины предпочитают обменять дорогое нижнее белье, которое им подарили мужья, на хороший набор практичных кастрюль и сковородок... Конечно, побрить волосы на лобке — это кажется небольшой жертвой ради мужского либидо, однако если после этого женщина стесняется ходить в бассейн или может испытывать чувство стыда в обществе собственных детей, тогда нередки ссоры.
В области интимных отношений лобковые волосы могут также иметь символический смысл. Если родители нередко хранят на память срезанный локон волос своего ребенка, то и небольшие пучки лобковых волос можно просить на память — в знак исключительной привязанности. В романе Джона Ирвинга* «Правила виноделов» (1985) Хомер Уэллс, главный герой повествования, работает в Сент-Клу, приюте для сирот и клинике абортов, которой руководит Уилбур Ларч, немолодой, обаятельный человек. Жизнь Хомера изменилась в тот самый день, когда в эту клинику приехала молодая пара, чтобы сделать женщине аборт; и он с первого взгляда без памяти влюбился в эту женщину. Убирая операционную после проведения необходимой процедуры, Хомер обнаруживает пучок лобковых волос, которые дальше становятся объектом его вожделений. Хомер и эта женщина позже стали близкими друзьями, однако он не признался ей в любви. Лишь через много лет порыв ветра вдруг выдул эти волосы из бумажника, когда он раскрыл его, чтобы купить билет в кино, и, пока женщина помогает ему подобрать вылетевшие заодно деньги, она инстинктивно осознает, что это ее собственные волосы и что он не просто так хранил их все эти годы. И хотя ветер все же унес с собой этот драгоценный сувенир из прошлого, у любящего наконец появился шанс на взаимность.

* Джон Ирвинг (род. 1942) — современный американский писатель, сценарист.

Это достойный пример, конечно, однако подобные эротические сувениры становятся объектом охоты и по совершенно другим, не романтическим причинам, например как трофей настоящего мачо... Наоми Вулф поведала нам, что в некоторых «берлогах», — квартирах американских студентов, на особом месте находилась «выставка награбленного», обычно она помещалась над унитазом. Отчасти это делалось для того, чтобы наблюдать за реакцией женщин, ведь в подобных берлогах-общежитиях не было раздельных туалетов, и каждая женщина, решившая посетить уборную, становилась мишенью для «невинного мальчишеского юмора»...
Сексуальное хамство составляет особую часть студенческой жизни. Примечательный пример привел Биллем В. Ватерман*, вспоминая о том времени, когда он был членом редакционных коллегий нескольких эротических журналов. Однажды, когда нужно было найти хоть какой-то материал, чтобы заполнить две последние страницы, он решил, что хорошая шутка никогда не помешает. И тут же накропал объявление, приглашая дам обратить в звонкую монету собственные лобковые волосы (он даже назвал выдуманную им закупочную организацию «Концессией эксплуатации лобковой растительности»).

* Виллем В. Ватерман (1915–1985) — современный нидерландский писатель, автор множества романов.

Некоторые факты недостаточно широко известны, а ведь, например, разбогатевшие на нефти шейхи с Аравийского полуострова сегодня готовы уплатить огромные суммы за особые подставки под чайник, сплетенные из лобковых волос, которые выращиваются на склонах Венериной горы в Европе.
Между тем, это уже стало последним писком моды в Америке. ИДЕАЛЬНЫЙ ПОДАРОК ДЛЯ МУЖЧИНЫ, У КОТОРОГО ЕСТЬ ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ! Недавно мультимиллионер Пол Гетти заплатил 35 тысяч долларов за подобную салфетку для специального столика, за которым он завтракает: она была изготовлена, помимо прочего, из нескольких прядей лобковых волос, принадлежавших прежде некоей принцессе — натуральной блондинке, члену одной из европейских королевских семей.
— Как, по-вашему, эти богатые арабы попросту сбрендили?
— Как, по-вашему, этот Пол Гетти попросту очередной американский выскочка и честолюбец?
— Вы не можете взять в толк, с чего вдруг сходят с ума все эти влиятельные, могущественные мужчины?
— КАКАЯ ВАМ РАЗНИЦА???? ЗА ЭТО ДАЮТ ХОРОШИЕ ДЕНЬГИ!

И дальше всем женщинам, которые хотели бы продать собственные лобковые волосы, предлагалось прислать образец на адрес находящейся в Роттердаме компании, которая называлась «Пьюбик Хэар Плейс Мэтс, Инк.» (или на более привычном русском языке: «Подстилки из лобковых волос, Инкорпорейтид»). Требовалось также отметить цвет волос, их тип (прямые или курчавые) и скорость их роста. Потенциальных поставщиков специально предупреждали: в силу исключительной конфиденциальности данного предложения, компания не имела возможности настаивать на том, чтобы лобковые волосы собирали «наши собственные представители, прямо в первоисточнике». Ведь в любом случае, как было там же написано, «лобковые волосы европейских принцесс, например, не представляется возможным поставлять вместе с официально заверенным сертификатом происхождения. Понадобится оплатить услуги кого-то из придворных, чтобы иметь возможность собрать их».
Кое-кто, как это ни удивительно, в самом деле прислал образцы лобковых волос, однако в целом отклик был достаточно слабым. Автору этой книги, тем не менее, однажды была продемонстрирована «настенная инсталляция», в которой этот розыгрыш был сохранен для потомства, и чего там только не было — огромные пучки и крошечные завитки, самых различных оттенков и толщины.
О, времена, о, нравы! 1 мая 2000 года одна газета опубликовала заметку о тематическом вечере, который был устроен в Роттердаме: он был целиком посвящен лобковым волосам. Высоко над толпой танцовщицы со специальных дорожек рассыпали пригоршни лобковых волос — синтетических конечно же. Там же бойко продавались нижние штанишки, украшенные густой порослью...
В нью-йоркском Музее современного искусства на одной из стен некоторое время был выставлен предмет цвета слоновой кости, продолговатый и прекрасно скругленный, с идеальной спиралью, которая концентрически расходилась от центра. Ничего невероятного, но до чего же красивая была конструкция. Надпись гласила, что это безымянное произведение создал Том Фридман и что для этого он использовал лишь «мыло и лобковые волосы». По моему разумению, художник должен был работать над совершенствованием этого удивительного произведения не менее пятнадцати лет. В данном случае грубой прозе жизни была придана особенно эффективная эстетическая форма. Когда речь идет о чем-то близком к сексуальным темам, это обязательно исполнено двусмысленностей.

Современные украшения

Подстриженные и подбритые лобковые волосы обычно являются свидетельством определенного стиля жизни, это также относится к татуировкам и пирсингу. Прежде такие вещи ассоциировались лишь с примитивными культурами или с барами для моряков, сегодня же это становится частью наших эротических предпочтений. Эта тема нередко приводит к столкновению между поколениями, нередко в одной семье. Даже те матери, которые с большим удовольствием пойдут со своей дочкой к ювелиру и еще подержат свое чадо за руку, пока ей прокалывают мочки ушей, обычно невероятно расстраиваются, когда их дочери просят проколоть им еще и пупок. Пирсинг и татуировки для старшего поколения являются признаками проституции и принадлежности к миру преступников, символом морального разложения и садомазохизма. Одна знакомая рассказала мне, как она договорилась с дочерью, что разрешает ей сделать пирсинг в день ее шестнадцатилетия, если той так уж требуется следовать моде, и как глубоко она сама была тронута, когда стала свидетелем бурной радости дочери по поводу этого нового вида украшения на ее теле. Разумеется, татуировка и пирсинг могут играть важную роль в то время, когда девочки и мальчики взрослеют, обретая форму для своей новой личности.
Интимный пирсинг (прокалывание больших и малых половых губ и клитора) для разных людей имеет разный смысл. Кроме простого «По-моему, это очень красиво», иногда можно услышать, что и мужчинам и женщинам такой пирсинг приносит больше удовольствия во время половых сношений. В таком случае пирсинг попадает в ту же категорию, что и «щекотун» (презерватив с усиками) или ребристый презерватив. Наиболее поразительный эмоциональный стимул, разумеется, был мазохистским. В романе Полин Реаж «История О.» (1954) полное подчинение О., героини книги, доводится до логического завершения после того, как ее клеймят тавром и продевают металлическое кольцо через ее половые губы. Последнее — явный знак, символ определенного статуса, точь-в-точь как, например, обручальное кольцо служит знаком определенного статуса. Сексуальную связь можно визуализировать, сделать зримой, как в рамках определенных отношений, так и за их пределами. В дополнение к разного рода крайне эксгибиционистским, садомазохистским процедурам пояса целомудрия стали частью эстетики современных С/М отношений, так что их, разумеется, можно приобрести за сходную цену.

Эластичность и упругость

Какие еще характеристики вагины можно идеализировать и какими можно восхищаться? Другими словами, что следует делать женщине, чтобы сохранить свое влагалище неотразимым? Меир Шалев* рассказал нам в романе «В доме своем в пустыне» (1998) историю мальчика, который рос в семье, где у него было пять «матерей»: его собственная мать, сестра, бабушка и две тетки. Влияние женщин было ошеломляющим, и мальчик получает хорошее представление о женских тайнах. Уход за так называемой «памушкой», за их половыми органами, чересчур многого требует от женщин. Он подслушивает и ухитряется понять, что там, за дверью, происходит, когда женщины хором считают: «Один, два, три, четыре. Пять, пять, пять, держись... не отпускай...» Четыре раза надо потужиться недолго, а один раз долго-долго, чтобы памушка была сильной. Из-за двери ванной он слышит, как тренируют его сестру: «Вот, молодец, так и надо, а теперь еще раз... Ничего смешного, раскройся... Все, кто в курсе, могут по лицу женщины определить, сладкая у нее памушка или кислая».

* Меир Шалев (род. 1948) — один из наиболее известных писателей современного Израиля, автор нескольких романов и журналист.

Упругость и непреодолимое притяжение влагалища описаны в повести «F/32» Эвридики Камвисели (1993). У главной героини, Элы, примечательные отношения любви-ненависти со своей собственной шахной, и то же самое можно сказать о бесконечных ордах мужчин, с которыми она делится своим органом. Уже на первой странице говорится:

У Элы самая плотная шахна на свете. «Но всякий подарок судьбы может обернуться проклятием», — напоминает себе Эла...
Мужчины налетают на нее со всех сторон, в состоянии умопомрачения. «Обожаю твою шахну! Настоящая, ничего не скажешь! А вкус какой! И побрита так чудесно. Такая легкая. Да еще и расширяется! Как нежный сон...» «А какая смышленая! То напряжется, до предела! То у нее эрекция, то она мягкая, как перезрелый фрукт, какие переходы! Она пульсирует!» «О, я будто попал внутрь щупальца кальмара, плыл в нем голышом, и вдруг целый океан мигом превратился в мощный кулачок, ритмичный, с двойным спазмом!» «А какая свежесть от нее, она как мокрая земля, как свежая краска, огурец, гром». «Деликатес, да и только!» «Умница, говорю тебе!» «Никогда не ломается! Даже светится в темноте!» «Она прелестна! Гордись своей шахной!»
«Что же вдохновляет все эти сравнения? — удивляется Эла. Как я могу гордиться чем-то, чем неспособна управлять?» На все эти бесконечные лингвистические потуги мужчин Эла хладнокровно отвечает лишь: «Извините, откуда мне знать?»; или «Я этим не управляю»; или «Это все происходит помимо меня». Но мужчины лишь смеются ее словам, будто она шутит, и им лишь представляется, что и она мастерски владеет метафорами.

Существует, правда, одно решение, пусть оно и оказалось жутким. Слепой старик, столкнувшись с Элой на тротуаре, на Пятой авеню в Нью-Йорке, ударяет ее ножом. С великодушной помощью Элы, в результате этого исступленного нападения, свидетелем которого стало немало прохожих, ее женский орган оказался полностью вырезан. И вот вскоре ее шахна ускользнула, скрылась от Элы, так что весь Нью-Йорк теперь под угрозой. Эла преследует ее по пятам. Выделывая пируэты, скача по зоопарку (между обезьян) и по мужским и женским тюрьмам, высвобожденная шахна Элы делается все более знаменитой. Она даже появляется в знаменитой, популярной вечерней программе Дэвида Леттермена под псевдонимом «V» («В» — как в слове «влагалище»), а потом за счет хитроумных маркетинговых ходов превращается в знак, который узнают не хуже такого известного бренда, как «Кока-Кода». Многие знаменитости встречаются на ее пути, пока она не воссоединяется с той женщиной, от которой бежала. Пока идут поиски утраченной части тела, все это, несомненно, представляет собой осознанный парафраз гоголевского «Носа», и, кстати, вполне возможно, что Гоголь выбрал нос преднамеренно, поскольку эта часть мужского тела всегда прочно ассоциировалась с пенисом.
Плотность и упругость — прекрасные качества, что и говорить. Упражнения, которые делали тетки Меира Шалева, известны под названием упражнений для развития тазового дна, или упражнений Кегеля* для промежности — их немало рекламировали в различного рода пособиях по женскому здоровью, а еще было выпущено устройство для электрического стимулирования мышц влагалища, специально для повышения их тонуса. Небольшие шарики «бенва», которые продают в сексшопах, как считается, делают эти упражнения еще более эффективными. Несомненно, что за последние пятьдесят лет, с начала «сексуальной революции», тысячи и тысячи женщин проделали упражнения Кегеля. В апреле 1999 года в Нидерландах был показан по телевидению документальный фильм, в котором одна женщина с Суринама поведала зрителям о «кетевивири» — паровой бане с травами, которые позволяют содержать влагалище в хорошем состоянии, в тонусе, так сказать «в первозданном виде». После этой передачи на телекомпанию позвонило так много заинтересованных женщин, особенно тех, кто пропустил передачу, что случилось почти невероятное: ее полностью повторили всего через девять дней после первого показа! При этом процедура такова: травы настаивают, и затем этот горячий «чай» выливают в ночной горшок, установленный в унитаз, чтобы женщина могла удобно посидеть над паром в течение пятнадцати минут, пока настой не остынет. В этой передаче говорилось, что действие такой процедуры не слишком верное. «Надо понимать, — говорила суринамская женщина, — что если этот пар не оказал нужного эффекта, значит, у той, кто продавала эти травы, была менструация... Поэтому запомните: покупать травы нужно только у стареньких бабушек!»

* Арнольд Кегель (Arnold Kegel) (1894–1981) — немецкий гинеколог середины XX века, создавший систему упражнений, которые позволяют тренировать так называемые сексуальные мышцы (мышцы таза). Он же изобрел перинеометр Кегеля, с помощью которого можно измерить вагинальное давление.

Кетевивири — древнее средство, его привезли в Парамарибо, столицу Суринама, женщины-мароны (потомки беглых рабов). В этом составе несколько трав, и у каждой своя функция, свое, определенное воздействие. Одни нужны лишь для приятного аромата; другие, как утверждается, придают влагалищу способность сильно сжаться и не отпускать — как будто попал в тиски. Для женщин, которые стыдятся покупать подобные изделия, их поставщики используют различные способы доставки, включая доставку по определенному адресу с помощью местных таксистов. Суринамские знахари-травники преобразовали методику пропаривания и орошения для лечения разнообразных болезней половых органов, и они известны своими успехами в этой области. Хайнес Ландвел — один из таких, традиционных лекарей, он регулярно ездит с консультациями по региону Карибского моря и в США. Говорят, что одна из его клиенток — знаменитая певица Уитни Хьюстон.
В Марокко женщины используют различные домашние снадобья для улучшения состояния влагалища и получения большего удовольствия — и для мужчин и для женщин. Например, они используют перец, а еще — настойку лаванды. Социолог из Марокко Сумайя Наамане-Гессу, однако, слышала не слишком много положительных отзывов об этих средствах. Самый древний рецепт для сужения влагалища (и для предотвращения женской холодности, женского безразличия) можно найти в трактате «Тун сюань цзы» мастера Тун Сюаня*, этого древнекитайского «Искусства любви». В него входит набор текстов, которые относятся к династии Суй (около 600 года нашей эры), однако ван Гулик указал, что эти тексты передавались еще со времени династии Хань**, то есть они были созданы почти одновременно с началом христианской эры.

* Ли Тунь-Сюань — буддист-мирянин, живший в VIII в. Слыл большим знатоком «Автамсака (Хуаянь) сутры», автор одного из самых известных комментариев к ней.
** Она просуществовала дольше других китайских династий — с 206 г. до нашей эры до 220 г. нашей эры.

Рецепт:

Ши-лю-хуан (сера) 2 грамма
Чин-му-сян (благовоние девясила) 2 грамма
Шань-цай-хуан (семена эводии — Evodia rutaecarpa Bth.)
Ше-чуань-цзы (Cridum japonicum)*

* Вероятно багряник японский.

Растереть в порошок и просеять. Небольшое количество следует втереть во влагалище перед коитусом. Дозу надо выбирать тщательно: если она будет слишком велика, влагалище полностью закроется.

В Средние века женщины на Западе использовали целый ряд рецептов из «Тротулы». Компрессы из лекарственных составов, накладываемые на область влагалища, по-видимому, существуют так же давно, как и сама медицина. Особенно популярны были ароматические окуривания. Женщины присаживались на корточки над специальной курильницей, а чтобы дым лучше доходил туда, куда требуется, использовались особые полые перфорированные дилдо — искусственные члены-расширители. Среди сибирских самоедов* окуривание было часть ритуала очищения после менструации, причем дым получали, поджигая шкуру оленя. Суринамские знахари-травники используют не только целебный пар и дым для окуривания, но также специальные спринцевания и вагинальные омовения, а суринамские матери активно обучают своих дочерей практическим правилам гигиены влагалища, точь-в-точь как все родственницы юного израильтянина, героя романа Меира Шалева. Так, с самого раннего возраста маленьким девочкам не запрещают поглубже засовывать пальчики себе во влагалище и пользоваться особыми кусками материи, предназначенными только для этой цели.

* Самоеды (или самоядь) — старое название северных народностей России (таких, как ненцы и ряда других, говорящих на родственных, самодийских языках). Почему их так зовут, до сих пор не ясно. Одна из самых распространенных версий такова: от словосочетания «самэ-еднэ», что значит «земля саамов». Предполагается, что русские, осваивая север Евразии, перенесли на ненцев и других знакомое определение — саамами в древние времена называли жителей Скандинавского полуострова.

Здоровье влагалища: в здоровом теле — здоровый дух!

Европейская система гигиены половых органов, между тем, куда более консервативна. Все еще есть такие матери, которые пытаются отговорить своих дочерей, находящихся в подростковом возрасте, от использования тампонов.

Ей пришлось с боем добиваться разрешения использовать тампоны... Она сначала спросила у матери, можно ли. «Нельзя», — отвечала та. Она тогда попыталась сама ими воспользоваться, но лишь причинила себе ужасную боль — они, как оказалось, могли быть опасными.

Дочка исподтишка попыталась воспользоваться тампонами, однако поскольку не смогла ввести первый тампон более, чем наполовину, он и в самом деле причинил ей сильную боль. Ей пришлось просить помощи у матери, и вот тут оказалось, что та совершенно неопытна в этих делах... Мать несла полную ерунду, просто потому, что не хотела впутываться в это дело. Это заставило девочку предпринять еще более решительные шаги, поскольку тампон — это важный шаг на ее пути к независимости и самостоятельности.
Если у женщин возникают выделения из влагалища, вызванные кандидой (кандидамикоз, «молочница»), можно пользоваться фунгицидными препаратами. Их прежде вводили во влагалище, однако фармацевтическая промышленность добилась больших успехов в производстве таблеток, которые принимают перорально (и которые, можете не сомневаться, гораздо больше стоят в аптеке), так что сегодня у женщин на Западе отсутствует и этот повод для того, чтобы прикасаться к собственному влагалищу. Выделения из влагалища слишком часто считают патологическим симптомом, тогда как было бы гораздо лучше, если бы женщины воспринимали их как обычную составляющую личной гигиены, как способ самоочищения организма. В рекламных текстах женщинам начинают вдалбливать, насколько больше они будут уверены в себе, если начнут регулярно ухаживать за кожей с помощью специальных увлажняющих и очищающих составов. Точно так же и реклама прокладок говорит женщинам, что им никак не обойтись без этого предмета первой необходимости. На самом же деле все эти выделения нужно просто смывать струей душа, особенно если половые сношения происходят достаточно часто. Правда, женщины, пожалуй, гораздо охотнее прибегали бы к подобному, простому и эффективному методу личной гигиены, если бы биде было более распространено.
Здоровые влагалищные соки, также выделяющиеся из тела, можно лишь приветствовать, однако создается впечатление, что сегодня о них упоминают (и тем более показывают) только в порнографических фильмах. А вот в жизни придворных в классическом древнем Китае женские выделения как результат секса высоко почитались. Для китайца сексуальная жизнь играла почти религиозную роль: ведь и в даосизме и в конфуцианстве занятия любовью представляли собой отчасти путь поиска бессмертия! В древних китайских текстах постоянно упоминались люди, которые достигли возраста нескольких сот лет, и создается впечатление, что подобному долгожительству (пусть не бессмертию), несомненно, способствовало неукоснительное исполнение правил, которые регулировали их сексуальные обязанности.
Мужское семя — это мужская жизненная сила, то есть сперма представляет собой крайний случай яня. Бессмертие будет достигнуто, если время от времени будить сперму, предотвращая ее трату. Драгоценная эссенция, суть янь, должна быть с большим искусством возвращена через спинной мозг в мозг головной... Китайские наставления в сфере любви содержат большой спектр советов относительно того, как предупредить потерю семени: для этого мужчина может широко раздувать ноздри и задерживать дыхание, или же энергично дышать, вбирая воздух в легкие и выпуская его. Еще помогает, если он будет скрежетать зубами, вращать глазами, размахивать руками или же если зажмет себе самому область между анусом и мошонкой. Во время половых сношений пробуждаются женские выделения. Они представляют собой крайнее проявление инь, и лишь благодаря сочетанию двух жизненных соков, которые прокачиваются к мозгу, создается атмосфера, благоприятная для достижения бессмертия. Печатный текст 1598 года (период Мин), называемый «Сю-чень-йень-и» («О том, сколь важно придерживаться истины»), упоминает три женские жидкости, каждая из которых течет с одной из высот женского существа. Слюна женщины — это нефритовый фонтан, стекающий с кончика Красного Лотоса. Молоко женщины, которое названо персиком бессмертия, берет свое начало на кончике Двойного Лотоса. Влагалищные соки женщины — это белый свинец или лунный цветок, вытекающий из кончика Багряного Гриба или из Пещеры Белого Тигра. В отношении последнего ван Гулик, который, как мы уже отмечали ранее, обычно переводил сексуально откровенные пассажи с китайского на латынь, а не на английский или голландский, так что он, соответственно, написал:

Emanat ex intima vagina. Ostium eus clausum esse solet; muliere autem in coitu ad voluptatem excita ita ut genae rubescant et haeret vox eus, ostium illut aperitur et humor inde excretus profluit, cum ad summum voluptatis culmen mulier pervenerit. Qui humor ubi in vaginam collectus erit, vir membrum per unius pollicis spatium reducat, deinde promoveat atque retrahat, quo mulieris essentiam hauriat, тем самым оказывая благоприятное действие на его «изначальный Янь» и питая его дух.

[Влагалище можно видеть изнутри. Его входное отверстие обычно закрыто, однако когда женщина испытывает возбуждение при коитусе, так что на ее щеках появляется румянец и голос делается хриплым, тогда эти уста раскрываются и из них вытекает влага, как только женщина достигнет пика своего сладострастия. Как только эта влага соберется во влагалище, мужчина выводит свой член на несколько дюймов, затем вводит опять и снова выводит, чтобы поглотить женскую сущность.]

Подобные тексты были широко распространены, их читали и цитировали, притом в научных работах не реже, чем в порнографических публикациях. Сексуальное удовольствие женщины столь же важно, как и удовольствие мужчины, который, более того, должен внимательно следить за своими эякуляциями. Всякий, кто воспринимает свои религиозные обязанности серьезно, не может, поэтому ограничиваться всего лишь одной женщиной. Даосский мудрец на Зеленом Буйволе* выразил это следующими словами:

* Речь идет о JIao-Цзы (Старый Младенец, Мудрый Старец), древнекитайском философе VI–V вв. до нашей эры, одном из основателей течения даосизма, авторе трактата «Дао дэ цзин» («Канон Пути и благодати», другое название «Три телеги»: написанный на бамбуке, он занимал три телеги). Когда Лао-Цзы стал стар и разочаровался в людях, он, узрев упадок правящей династии, отправился куда-то на запад, в горы. Перед исчезновением его видели верхом на зеленом буйволе.

Если мужчина будет менять женщин в процессе соития, он получит максимальную пользу. Если он способен совокупиться более, чем с десятью женщинами за одну ночь, тогда все обстоит как нельзя лучше. Если совокупляться все время с одной и той же женщиной, ее жизненный сок постепенно ослабеет, пока в конечном счете она не окажется более в состоянии одаривать мужчину здоровьем. И что хуже всего, сама эта женщина будет изнурена.

Десять женщин за ночь, и притом ни одной эякуляции?! Если бы женщины эти были проститутками, тогда частота их сексуальных контактов создавала бы столько инь, что мужчина был бы компенсирован за потерю своего семени. Около 1500 года тексты стали более умеренными, и как считает ван Гулик, это было связано с резким увеличением заболеваемости сифилисом — новым видом угрозы для здоровья. Мастурбацию тогда считали очень нездоровым занятием в любом возрасте, да и ночные истечения (поллюции) были поводом для тревоги. В особенности если мужчине приснилась соблазнительная женщина, тогда в него, скорее всего, вселились женские инкубы или лисицы-демоны. А если мужчина встретил женщину, с которой у него было соитие во сне, ему следует быть начеку: она очень даже может оказаться инкубом, который жаждет похитить у него его янь.

Трудно сказать, получали ли достаточно удовлетворения сами женщины, игравшие столь важную роль в духовно направляемом сексуальном мире. В фильме «Зажги красный фонарь» (режиссер Чжан Имоу) хорошо представлена атмосфера жизни в старом Китае. Ясно, что мужчины тогда проявляли серьезное сексуальное внимание к своим женам и наложницам. Это было не более чем их обязанность; каждая женщина имела право на секс, по крайней мере, один раз в пять дней. Однако завершив свои физические обязательства, мужчина полностью забывал о женщинах, и, кроме тех ночей, когда он появлялся у них для занятий любовными играми, они его никогда и не видели. Приведенную выше восторженную поэму, которая описывала брачную ночь, написал, разумеется, мужчина. Женщинам XXI века с огромным трудом удается убедить своих любовников, что мужчины несовершенны, если речь заходит об умении оценить сексуальные потребности противоположного пола. Может, то же самое имело место в Китае, двадцать пять веков назад?
Связь между физическим и духовным началом продолжает быть предметом обсуждения, однако это может носить обманчивый характер. В своем коротком рассказе «Человек из Сингапура» Рената Рубинштейн* описала свою встречу в аэропорту Гонконга с мужчиной (мистер Джейкоб), который предложил ей познакомить ее с йогой. «Секс тут ни при чем!», — уверял он ее. Рената, которая знает себя достаточно хорошо, чтобы понять, что йога не для нее, тем не менее, позволяет завлечь себя в квартиру этого мужчины, где под его уморительные комментарии, происходит точь-в-точь то, что во время случайной, одноразовой связи она могла бы ожидать и в Амстердаме. Она была вполне удовлетворена свиданием, однако, тем не менее, поинтересовалась у него, к чему было так специально заявлять с самого начала, что якобы «секс тут ни при чем». Мужчина глубоко уязвлен: как она смеет сравнивать все, что она только что пережила, с чем-то настолько банальным, как секс?! Восток есть Восток, а Запад есть Запад, и им точно никогда не сойтись**...

* Рената Рубинштейн (1929–1990) — нидерландская писательница и журналистка.
** Строка из стихотворения Р. Киплинга (1865 — 1936) «Баллада о Востоке и Западе»: «Запад есть Запад, а Восток есть Восток, и им не сойтись никогда» (перевод И. Долголикова).

Страхи, связанные с попусту пролитой спермой, по-прежнему очень распространены в Азии. Индийские врачи отмечают наличие большого количества пациентов мужского пола с «синдромом дхат», то есть утратой спермы, связанной с различного рода тщедушием и бессилием, а также патологическим мучительным беспокойством. Западному наблюдателю трудно понять, являются ли они рядовыми ипохондриками, которых тревожат эпизоды мастурбации, или же в самом деле существует некое физиологическое состояние, повинное в «протечке» и в потере семени. В свою очередь, еще в 1950 году даосские секты в Китае приглашали широкую публику принимать участие в «кружках по изучению даосизма», которые на поверку оказались группами с довольно оргиастической программой, пообещав их участникам бессмертие и неуязвимость для всевозможных неприятностей и болезней.
Но и в Западной Европе еще относительно недавно напрасная потеря семени считалась причиной утраты умственных способностей. Благодаря дневникам братьев Гонкур нам известно, что Флобер во время своих регулярных визитов к проституткам, всякий раз стремился не допускать семяизвержения. «Hier, j’ai perdu un livre» («Вчера целую книгу потерял»), — подавленно сообщал он братьям всякий раз, когда хотел дать им понять, что в очередной раз не смог совладать с собой, и эякуляция застала его врасплох.
В западной культуре нет хвалебных гимнов выделениям из влагалища, однако всякий, кто пожелает читать между строк, обнаружит двойной смысл в арии Церлины из оперы Моцарта «Дон Жуан, или Наказанный развратник» (1787). Во время своей свадьбы крестьянка Церлина вдруг заколебалась под натиском развратника Дон Жуана, поэтому ее будущий муж, Мазетто, собрался отомстить ему за это. Однако Дон Жуану удалось одурачить его, притворившись собственным слугой, Лепорелло, а затем он задал ему изрядную взбучку. Церлина обнаруживает Мазетто стонущим, в синяках, и, чтобы его утешить, убеждает его, что сама облегчит его боль:

Средство я знаю —
И обещаю
Вылечить скоро, милый, тебя.
Средство простое
Непокупное,
Его в аптеке сделать нельзя.

И это средство
Вечно со мною
Им успокою боль всю шутя.
Если ты спросишь: где же оно?
Здесь оно, милый мой,
Бьется всегда —
Всегда!*

* Вторая ария Церлины из второго акта оперы «Дон Жуан» (перевод И. Тюменева). В русском переводе сглажен смысл по сравнению с итальянским оригиналом: «Senti lo battere, tocca mi qua» («Потрогай, как бьется, о, тронь меня там»).

И дальше в ремарке автора либретто, Лоренцо да Понте, можно прочесть, что Церлина кладет руку Мазетто прямо на свое сердце! Оперные сопрано обычно физически не слишком искренни в сценах нежной, быстро вспыхивающей эротичности, однако я слышал множество субреток, игравших роль Церлины, и среди них было немало исключительно кокетливых невест... Мазетто обычно играют как простака, и именно в этой арии у него есть возможность для достижения пределов собственных экспрессивных возможностей, когда до него наконец доходит, какое «лечение» ожидает его. Музыка этой арии, «Vedrai carino», отличается совершенно ангельским очарованием.

Песнопения восхваляющие и ритуальные

Составляя ряд восхвалений в адрес влагалища, нельзя не добавить в него связанные с ним звуки. Приводимые ниже строки написал арабский поэт XIX века Ибн ар-Роми:

Шишковатый шомпол
в сочной щели девы широкобедрой
звучен — чем не шлепки
рук по вязкому тесту в пекарне
иль не чавканье ног, когда каменщик ступит в раствор.

Жесткий уд в этом пышном,
и жарком, и жаждущем лоне
за собою повлек благочестного мужа,
что к истоку припал до земли,
отдаваясь, как соколу селезень, —
познавая любовь, что дана навсегда.

Но звуки из влагалища едва ли будут благосклонно восприняты, кем бы то ни было. Даже в разгар любовных утех большинство женщин, скорее всего, густо покраснеют от стыда, если попавший внутрь сжатый воздух начнет с шумом выходить из влагалища. Они, правда, легко могут научиться издавать такие звуки специально, но такого рода таланты будут оценены по достоинству разве что в секс-клубах Юго-Восточной Азии. Всякий, кого зазывале у дверей клуба где-нибудь в Бангкоке удастся завлечь внутрь, без конца повторяя слово «пинг-понг», должен понимать, что это — приглашение насладиться зрелищем энного количества женщин, умеющих в конце выступления выстрелить из своего влагалища шарик для пинг-понга. В фильме «Приключения Присциллы, королевы пустыни»* (1994) подобная сцена изображена с надлежащим тактом. А выкуривание сигареты, вставленной во влагалище, — это еще один пример смещения, и фигурального, и реального, которым владеют большинство таиландских исполнительниц сексуальных номеров. Но все же «влагалищные петоманки»**, то есть те, кто способны превратить звуки, издаваемые влагалищем, в вид искусства, встречаются исключительно редко. Лишь в Австралии сегодня «широко известна в узких кругах» некая Элизабет Брутон, которая исполняет стриптиз, издавая вагинальные звуки в такт с музыкальным сопровождением. Ее «шахна-поп», однако, представляется единственным в своем роде зрелищем.

* Фильм повествует о путешествии троих приятелей (транссексуала и двух геев) по австралийской пустыне и представляет собой, по оценке критиков, потрясающий коктейль из элементов роад-муви, комедии, драмы и мюзикла.
** «Лё Петоман» — псевдоним французского артиста кабаре Жозефа Пужоля (Joseph Pujol) (1857 — 1945), который был широко известен своей феноменальной способностью управлять звуками из заднего прохода. (Французское слово peter означает «лопаться», «взрываться» и, соответственно, «пердеть»...) Среди восхищенных зрителей Пужоля были, например, будущий британский король Эдуард VII, бельгийский король Леопольд II, а также Зигмунд Фрейд. Пужоль играл таким образом на флейте, изображал пушечные залпы и грозу, он даже мог воспроизвести «Марсельезу», гимн Франции... Был способен задувать свечи в нескольких метрах от себя. Впрочем, упоминания о такого рода мастерах изредка встречаются в старинных документах. Вот, например, Блаженный Августин писал об исполнителях, которые могли так управлять своими газами, что казалось, будто они поют. В средневековой Ирландии метеористы указаны в списке банкетной программы XII века, наряду с бардами и поэтами. Искусство метеоризма в древности также практиковалось в Японии.

В Японии, между тем, существует ежегодный праздник поклонения влагалищу; он проводится 15 марта в городке Инуяма, причем стилизованное изображение ракушки-мидии представляет собой самый важный объект в палитре фаллических и вагинальных символов. В ходе праздника между двумя большими ракушками сажают маленькую девочку, которая бросает собравшейся толпе маленькие рисовые лепешки — моти. А один раз в пять лет идол, изображающий влагалище и хранящийся в храме в Огата, отправляется «в гости» к своему собрату — фаллическому идолу из храма в Тагата, на соседней станции железной дороги.
Идолизация вагины, поклонение женскому началу, не является прерогативой западного искусства, которое, однако, содержит некоторые крайне двусмысленные образы. Интересный пример — проект (нереализованный) кинотеатра в Амстердаме, созданный известным архитектором Вейдевельдом. Нам, конечно, сегодня хорошо известны идолы современной поп-культуры, причем у многих из нас, надо полагать, иногда появлялись весьма откровенные фантазии в отношении таких див, как Марлен Дитрих, Мэрилин Монро или Мадонна. Правда, в разгар движения хиппи, в годы так называемой «власти цветов», поклонницы звезд рок-музыки порой были даже куда более обольстительными и эффектными, чем объекты их поклонения. Тогда стали хорошо известны несколько таких поклонниц, объединившихся под именем «Пластер-Кастер» (в России их перевели, как «Гипсолитейщицы»)*. Это название «говорящее»: ведь девушки занимались изготовлением гипсовых копий эрегированных членов, которые затем демонстрировались внутри куполообразных емкостей с «луситом» — прозрачной, термопластичной пластмассой. И достаточно скоро для звезд рок-музыки стало честью получить предложение пополнить коллекцию «Гипсолитейщиц», В фильме Душана Макавеева «В. Р.: мистерии организма»** (1971) эта процедура показана документально, во всех подробностях: Нэнси Годфри, одна из изначальных «гипсолитейщиц», осуществляет эту операцию по увековечиванию одному из тогдашних звезд — Тиму Бакли (1947–1975)***. В XXI веке все стало куда проще: художники Бенно Рейвинкель и Пауль Пик создали набор «сделай сам», который можно заказать на сайте www.w-doubleyou.com.

* Предводительницей этой группы девушек была Синтия Албриттон (Cynthia Albritton) (род. 1947), которая назвала их всех «Объединенные гипсолитейщицы Чикаго», но вскоре осталась единственной «гипсолитейщицей», получив известность как скульптор, создавая гипсовые слепки эрегированных пенисов знаменитостей. В 1960-е гг. она была просто типичной «групи» — девушкой, жившей с рок-музыкантами во время бесконечных турне. Жемчужиной ее коллекции считается пенис Джимми Хендрикса.
** Душан Макавеев (род. 1932 г.) — известный сербский кинорежиссер, был выслан из Югославии из-за этого фильма, который считается вершиной его карьеры (он смог вернуться на родину лишь в 1988 году). «В. Р.» в названии фильма означает либо «Вильгельм Райх», либо «Всемирная революция». Сам автор говорил о своем фильме: «Это черная комедия, политический цирк, фантазия на темы фашизма и коммунизма в теле человека, политическая борьба половых органов, прокламация порнографической сущности любой властной системы, создающей принуждение других людей. Если вы в силах смотреть его дольше пяти минут, вы станете моим сообщником».
*** Американский рок-музыкант, уникальный вокалист, автор и исполнитель собственных песен. Его принято относить к альтернативной рок-музыке. Умер от передозировки наркотиков.

Слепки влагалищ, понятное дело, делать куда сложнее. Один берлинский ювелир специализируется в изготовлении серебряных колье, центральным элементом которых любая женщина может сделать слепок собственного клитора. Изготовители секс-игрушек выпускают, помимо надувных кукол, вагины из мягкого пластика, для которых целый ряд звезд порноиндустрии в качестве образцов согласились предоставить свои анатомические детали. Согодня мужчина, если только пожелает, может сделать выбор среди целого ряда исключительно доступных идолов. Он может мастурбировать, используя искусственное влагалище женщины по собственному выбору, предварительно получив бесплатный доступ к визуальному осмотру самых тайных уголков ее тела, снятых на видео. В некоторых случаях он даже может получить непосредственный, «живой» доступ к ней же через Интернет (с помощью веб-камеры). Таким образом, сегодня на Земле уже существует энное количество женщин, которые знают, что в любой данный момент времени несколько сот мужчин занимаются с ними виртуальным сексом... Эти женщины, в таком случае, также по-своему станут бессмертными.
Макс де Рош в книге «Рецепты для любви» приводит старинный европейский рецепт, который выделяется своей очаровательной простотой в приготовлении: если девушка хочет проявить интерес к какому-то молодому человеку, она делает тесто, а затем, перед тем как запечь хлеб, как следует прижимает тесто к своей промежности, чтобы остался отпечаток вульвы. Этот рецепт называется «булка со щелкой», и говорят, что это изделие наверняка придется по вкусу получателю.
Наиболее интенсивная форма обожания, однако, заключается в преклонении перед телом возлюбленной, хотя если выразить такое преклонение словами, описание его может показаться пошлым. Исключением можно считать разве что роман Кейт Миллет «Сита», опубликованный в 1977 году. Любовная история, включающая сексуальное порабощение и постоянный кризис взаимного доверия, завершается тем, что Кейт попадает в сумасшедший дом. Сита на десять лет ее старше, явно гораздо более опытна, как в отношениях с мужчинами, так и с женщинами, и, как мы уже знаем, она пережила ужасное изнасилование, когда ее влагалище изрезали ножом. Чувства Кейт по отношению к лону Ситы всеобъемлющи.

Ее плоть столь теплая и изысканная, настолько ранимая и ароматная, гладкая и золотисто-коричневая, настолько драгоценная для меня, полностью ею поглощенной, стоит у меня перед глазами, неважно, закрыты ли они или открыты; она тронута вся как умом моим, так и руками, когда вся концентрация страсти вложена в кончики пальцев, когда я вхожу в нее, зная, что она меня жаждет и что для меня в ней найдется место, что путь мой будет влажным и гладким, что она изголодалась по моему языку, который испытывает жажду, желая отпить из ее истока, поглотить и никогда не закончить это, тот самый цветок, что был когда-то взорван, поврежден, насильниками, в пустыне. «Мне ведь тогда заново пришили клитор, — сказала она со свирепым выражением на лице в самый первый раз. — У меня там все равно все покорежено», — храбро предупредила она. Однако как драгоценно, насколько еще более дорогой для меня стала ее ужасная рана, с каким особым тщанием и состраданием я внимала ей, с самой благоговейной добротою, хотя была вся уже в последнем градусе страсти, потому что была готова переполнить своей нежностью. Восполни, компенсируй, излечи и сотри шрамы, боль, всю боль твоей жизни, дорогая, самая близкая и любимая, самая пострадавшая из женщин, теперь же — моя, вот сейчас, моя совершенно, подающаяся ко мне, откликающаяся лишь на силу ее обожания.

А последнее слово в этой книге пусть останется за Карлосом Драммондом де Андраде*, известным бразильским поэтом, воспевавшим любовь естественную и свободную. Вот цитата из его поэмы «Гнедые анемоны в неуступчивом саду твоем...»:

* Карлос Драммонд де Андраде (1902–1987) — бразильский поэт, классик бразильской поэзии XX века. После его смерти были обнаружены его эротические стихотворения — возможно, лучшее из того, что он написал. В 1996 г. нидерландская документалистка Хеди Хонигман создала поэтичный документальный фильм «О Amor Natural», посвященный его памяти: о людях его поколения, помнящих его стихотворения, об их отношении к любви, о том, что она для них означает.

Гнедые анемоны в неуступчивом саду твоем
охваченную страстью руку обуздают. Осторожней!
Неторопливо, лаской каждый лепесток и чашечку склони —
божественно...; и дай глазам отдохновенье,
их мысленно поцеловав, еще до жертвенного поцелуя
сей флоры расцветающей твоей, любимая: все свято.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2014 READFREE