READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Интервью с Уильямом Берроузом

Часть четвертая. Академия 23.

В.: Как вы думаете, создание центра практического и теоретического изучения сексуальности поможет понять ее законы?

О.: Несомненно. Понадобится совсем немного лет, и серьезный прорыв свершится... до сих пор глубоких исследований на эту тему не проводилось. Был какой-то проект в Сент-Луисе, штат Миссури, испытуемых (от восемнадцати до восьмидесяти лет) снимали на цветную фотопленку в процессе занятий сексом. Только фотографий этих никто не видел, разве что сами ученые. Насколько мне известно, так ничего и не выяснили.

В.: Является ли сильное сопротивление эротизму — как в жизни, так и в искусстве — проявлением контроля над сознанием?

О.: Да, конечно. Это очень важная составляющая диктата. Власти теряют контроль над эротизмом, и теряют основательно, однако настроены восстановить его.

В.: Как вы себе представляете отношения между мужчиной и женщиной в будущем?

О.: В «Мягкой машине» я предложил абсолютное разделение полов; мужчины воспитывают мальчиков, женщины — девочек. Лучше, если оба пола будут контактировать друг с другом как можно реже.

В.: Получается, когда процесс достигнет автоматического уровня, женщины больше не понадобятся?

О.: Да, если допустить, что появятся матки в колбах, то от женщин вообще ничего нужно не будет...

ИНСТИТУТ УГЛУБЛЕННОГО ИЗУЧЕНИЯ
СЕКСУАЛЬНОСТИ
БЮЛЛЕТЕНЬ №18

Цель института... э... изучить... э... проявления сексуальности, с постановкой тех же задач и проведением экспериментов, которые привели к поразительным результатам в... э... области естественных наук. Существующая система воспитания поразительно неэффективна: в долгом периоде младенчества ребенок подвержен всевозможным физическим и психическим заболеваниям, а также нездоровому влиянию окружения. Наша цель — к определенному возрасту воспитать в детях определенный иммунитет к этим неблагоприятным воздействиям, которые не поддаются нашему непосредственному контролю. Одновременно с этим необходимо уничтожить институт семьи. Семья, без преувеличений, причиняет ребенку ужасные травмы, создает напряжение, столь характерное для нынешней жизни. Сколько талантливых граждан проводит всю жизнь в напрасном протесте против сложившихся условий! Неоднократно предлагалось отдавать детей на воспитание государству, однако государство — лишь увеличенная версия племени, а племя — увеличенная версия семьи. Передача детей из частной семьи на воспитание семье государственной не имеет ничего общего с нашей целью: дети выйдут в жизнь в тех же смирительных рубашках догматических вербальных формулировок, какие сейчас накладывает на них биологическая семья. Перспективное решение проблемы предложил Брайон Гайсин: дети должны получать деньги за посещение школы. И чем дальше они продвигаются по учебе, тем большая сумма им причитается. Так подрастающее поколение достигнет финансовой независимости от родителей. Мы решим проблему семьи и создадим все предпосылки для объективного подхода к изучению сексуальности как феномена. Антисексуально настроенные монополии препятствуют нам, потому как успешное изучение сексуальности может привести к пониманию механизмов освобождения от программирования на ранних стадиях развития. Доктор просил испытуемых носить прозрачное полиэтиленовое белье, дабы видеть, имеют ли их сны открыто сексуальный характер. Проверялось, до какой степени содержание сновидений может быть задано включением через очень короткие интервалы определенных слов или образов. Поскольку результаты этих экспериментов всем нам хорошо известны, достаточно сказать, что эксперименты проводились в отношении основных и... э... предсказуемых факторов... Возьмем, к примеру, рассмотрим опыты, не оправдавшие ожиданий. Наука, чистая наука. Учишься принимать это дело таким, какое оно есть.
— Как там парочка в бассейне погружения №187?
— Не смотрите, босс, это слишком ужасно. Они сливаются и пожирают друг друга изнутри.
— Selbstverstandlich*, — отрезал герр доктор. — Што, по-тфоему, должно было произойти, тупая американская сфинья?

* Само собой (нем.).

Тут в лаборатории начинается страшная потасовка. Баки с питательными веществами, колбы, аквариумы переворачиваются, отвратительные личинки шлепаются на пол, вопящие ученые, поскальзываясь, носятся друг за другом со скальпелями и медицинскими пилами.
— Был приказ, и я свою работу сделал, мне еще семью кормить.
— Што за идиот!
— Воняет хуже нужника, доктор.
— Бегите, парни, спасайтесь. Они живые. — Лаборанта засосали эротогенные нечистоты.
Проект загублен. Кто руководитель? Понимаете, к чему я?.. Попади такое знание в плохие руки, беды не оберешься!

В.: Мы уже рассматривали разрушительную силу власти. Давайте поговорим о наркотиках. Они тоже инструмент власти?

О.: Мне кажется, наркотики — это один из идеальных инструментов власти. Так называемая проблема наркотиков — только предлог, вялый и все больше теряющий убедительность. Он нужен полиции для расширения зоны контроля, особенно над теми территориями, где существует или нарождается оппозиция. В странах Запада оппозицию составляют люди в возрасте от восемнадцати до двадцати пяти лет. Издавайте побольше законов о запрете наркотиков, публикуйте все плохие новости о них, и добрая часть диссидентов станет преступниками на законных основаниях.
Если верить статье в журнале «Лайф» (24 июля 1967 г.), американские власти насчитали около десяти миллионов граждан, хоть раз пробовавших марихуану; число постоянных курильщиков травки быстро растет. Все десять миллионов в тюрьму не засадишь——- иначе раскроются подлинные мотивы властей. Меньше всего они желают раскрывать свои истинные намерения, однако могут удерживать молодежь в постоянном страхе полицейских обысков и прочих акций, направлять восставших в ложное русло, оканчивающееся тупиком наркозависимости и преступности. Никогда власти так не боялись, потому и реагируют истерическим гневом, будто истинный паразит. Реакционное правительство, не задумываясь, объявляет преступником всякого, кто выступает за легализацию марихуаны или же разъясняет людям, что марихуана и героин самим законом определяются как разные наркотики. Вот вам пример.
Сообщение агентства «Юнайтед Пресс Интернэшнл», Женева, 3 августа.
«Медики объявили Мика Джаггера вне закона за пропаганду свободы употребления наркотиков.
Доктор Пол Кэмпбелл, канадский врач, объявляет «преступниками» всех, кто пропагандирует употребление ЛСД. Доктор Кэмпбелл критически отозвался о британском певце Мике Джаггере, лидере группы «Роллинг стоунз» за то, что он якобы высказался за свободу употребления наркотиков.
Канадский врач выступил с обращением к ассамблее по проблеме наркотиков Группы морального перевооружения в ее штаб-квартире в Ко».

В.: Думаю, следует разграничить наркотики и галлюциногены. Как их можно классифицировать в смысле воздействия на психику?

О.: Приведу цитату из обращения к Американскому обществу психиатров 1961 года:
«К сожалению, слова «наркотик» человек западного психотипа боится и не одобряет, словно какую-то пошлость».
Наркотик, конечно — это общий термин, обозначающий определенные химические вещества. Алкоголь — седативный наркотик, схожий по действию с барбитуратами; хотя благодаря чисто вербальным ассоциациям, мы не считаем алкоголь наркотиком, потому что это — наш национальный наркотик.
Американский департамент по борьбе с наркотиками под наркотиками понимает целый ряд веществ, действующих на психику по-разному. Морфий используют как противоядие при отравлении кокаином; каннабис — галлюциноген, который ни по химическим свойствам, ни по воздействию на психику не похож ни на морфий, ни на кокаин. Тем не менее кокаин,каннабис и морфий определяются как наркотические вещества. Термин, несомненно, бьет по психике, однако подобное вольное употребление слова лишает его значение необходимой точности. Для начала я хотел бы провести четкие различия между галлюциногенами и седативами, между препаратами, вызывающими зависимость и не вызывающими.
Что есть зависимость? Это состояние, вызываемое употреблением опиума и его производных. Все. Морфинист или героинщик представляют собой образец или зеркало зависимости. Наркоман действует на героине: без героина он беспомощен как рыба, выброшенная на берег. Однако нужен месяц ежедневных инъекций или внюхиваний героина, чтобы клиент сел плотно, то есть до конца жизни. Даже если наркоман вылечился и несколько лет подряд не употребляет наркотик, он может сорваться после одной или двух доз... Как у алкоголика, у него формируется пожизненная тяга к зелью.
Исследователи до сих пор не выяснили, как именно формируется зависимость от героина. Доктор Избелл из нарколечебницы в Лексингтоне, штат Кентукки, где проходят курс лечения большинство наркозависимых в США, предположил, что морфий воздействует на клеточные рецепторы, изменяя молекулярную структуру определенной группы клеток тела. Если действие морфия до сих пор толком не понято, то алкоголь и барбитураты совершенно определенно являются седативными веществами и воздействуют на переднюю часть мозга, постоянно требуя увеличения дозы. По сути, все седативы действуют расслабляюще, выключая определенные функции нервной системы и снижая внимание к окружающему миру или процессам внутри тела. Трудно назвать эти наркотики вызывающими привыкание. Настоящую зависимость, возможно, вызывают лишь опиаты. Симптомы, следующие за отказом от барбитуратов — скорее, механическая реакция на обширное расслабление передней части мозга, нежели биологическая потребность в наркотике.
Что есть галлюциногены? Это вещества, расширяющие сознание и обостряющие внимание к процессам в окружающем мире и внутри тела. Однако я предпочитаю термин «галлюциноген», а не «расширяющий сознание наркотик», хотя бы потому, что «галлюциноген» короче. Вообще галлюцинации встречаются в жизни редко, и потому им нет точного определения. Под действием ЛСД, мескалина, марихуаны у человека обостряется восприятие цветов, звуков, запахов. Эффект галлюциногенов заключается в феномене расширения сознания, что может быть приятно или же наоборот — зависит от объекта внимания. Цвета и звуки обретают небывалую остроту; эффект сохраняется и после того, как действие наркотика завершилось. Под мескалином я впервые пережил видение картины и обнаружил позже, что воспринимаю ее так же и без наркотиков. Те же самые озарения, проникновение в музыку, красоту предмета, которая обычно игнорируются, продолжаются. Мощный расширитель сознания расширяет его навсегда. Мескалин проводит человека в неизведанные глубины психики, куда потом можно вернуться без химии.
Опишу простой эксперимент, который поможет более точно определить различие между галлюциногенами и седативами. Насколько мне известно, он не проводился в лабораторных условиях, но вот суть: введите в организм расширяющий сознание наркотик, сочетая его воздействие с набором стимуляторов: музыки, картин, вкусов, запахов... все должно быть четко распределено во времени и записано, чтобы стимуляторы сменяли друг друга в точной последовательности.
Спустя несколько дней, когда действие наркотика завершится, подвергните субъект воздействию теми же стимуляторами в точно такой же последовательности. В какой степени повторится галлюциногенный опыт?
Каждый, кто употреблял расширяющие сознание наркотики, знает: если снова подвергнуться воздействию раздражителей, присутствовавших при употреблении галлюциногена, то ощущения повторятся. Впоследствии их можно воспроизвести и без наркотиков — посредством воздействия ассоциативных раздражителей в точной последовательности.
Повторим тот же опыт, только с морфием. Введите в организм испытуемого дозу морфия и воздействуйте на его органы чувств рядом раздражителей. Когда проявятся симптомы абстиненции, воздействуйте на испытуемого тем же набором раздражителей. Наступило ли облегчение ломки? Напротив, ассоциативные раздражители только вызывают и усиливают потребность в дозе. То же самое справедливо и для алкоголя. Раздражители, ассоциируемые с употреблением алкоголя, реактивируют тягу к спиртному, а это чревато срывом.
Употребление седативов ведет к привыканию. Употребление галлюциногенов — к раскрытию полезных аспектов расширения сознания и без посредства химического агента. Если хорошо знать механизм воздействия галлюциногена, то можно без химии воспроизвести любой опыт, даруемый химическим препаратом. Недавно один кембриджский стоматолог вырвал пациенту зуб без анестезии — под музыку, которую клиент слушал в наушниках. Расширение сознания можно вызвать даже при помощи мерцания, то есть ритмической пульсации света, попадающего на сетчатку глаза с частотой от десяти до двадцати пяти вспышек в секунду. (Цитирую из «Живого мозга» Грея Уолтерса: «Ритмическая световая пульсация, вероятно, разрушает некие физиологические барьеры между различными зонами мозга. Это значит, что раздражитель в виде мерцания, воздействующий на зону зрительного восприятия коры головного мозга, устраняет границы — световые волны проникают в другие области».)
Именно таким влиянием раздражителей на зоны мозга — возникновение способности слышать цвета, видеть звуки и даже запахи — характеризуется воздействие расширителей сознания. При помощи мерцания Грей Уолтере сумел воспроизвести множество связанных с расширением сознания феноменов:
«Испытуемые сообщали о световых вспышках, подобных кометам, совершенно неземных оттенках цвета — цвета не видимого, но воспринимаемого ментально».
Литература по ЛСД и мескалину пестрит такими вот прискорбно туманными описаниями визуального восприятия.
Дальнейшие эксперименты с пороговыми дозами мескалина в сочетании с мерцанием, производимым под большими дозами и повторяемым позднее, помогли бы найти нехимический метод расширения сознания и обострения внимания. Существует множество расширяющих сознание наркотиков, и ученые еще только начинают исследовать их химию. Я сам перепробовал много галлюциногенов: ЛСД, мескалин, яге, кава-кава, диметил-траптамин и еще несколько растительных препаратов, состав которых мне неизвестен. Каждый из них воздействует на различные зоны психики; некоторые вещества вызывают приятные ощущения, некоторые — нет. Передозировка может вызвать ощущение кошмара в связи с обостренным восприятием неприятных или опасных симптомов. Хотелось бы упомянуть один наркотик, не стимулирующий переднюю часть мозга, как кокаин, не расслабляющий, подобно морфию и барбитуратам. Это не транквилизатор, не стимулятор, не галлюциноген... Он действует как полезный стабилизатор при употреблении расширяющих сознание наркотиков.
Это апоморфин.
Цитирую из «Страх и его лечение» доктора Джона Дента из Лондона:
«Апоморфин получают путем кипячения морфия с соляной кислотой, однако физиологический эффект полученного вещества радикально отличается от эффекта первоначальной составляющей. Воздействие апоморфина на гипоталамус нормализует метаболизм и регулирует сыворотку крови».
В сочетании с расширяющими сознание наркотиками апоморфин стабилизирует восприятие и снижает возбуждение. Я на себе и на других проверил: доза апоморфина облегчает возбуждение, сопутствующее принятию расширителей сознания. К тому же он не оказывает седативного действия и не вызывает привыкания. Ни одного случая апо-морфиновой зависимости не зафиксировано; тем не менее из-за чисто вербальных ассоциаций препарат подпадает под действие закона Гаррисона о наркотиках, и в США его прописывают очень редко. Апоморфин — препарат уникальный, так как регулирует метаболизм, не прекращая процесса расширения сознания.
В заключение: седативные препараты ведут к снижению внимания и постоянно требуют увеличения дозы. Галлюциногены, напротив, обостряют внимание, и подобное состояние может остаться с человеком навсегда. Печально, что самый безопасный из галлюциногенов — каннабис подлежит жесточайшим санкциям, ведь он, несомненно, может стать подспорьем для художников, так как активирует цепочки ассоциаций, в нормальном состоянии недоступные. Если бы не каннабис, многих сцен в «Голом завтраке» я бы не написал. Опиаты, наоборот, притупляют телесные ощущения и внимание к происходящему, а потому служат лишь помехой для художника. Каннабис же проводит его в такие зоны психики, куда он сможет вернуться потом и без нее. Я уже несколько лет не употребляю каннабис, потому как нашел нехимический способ воспроизведения галлюциногенного опыта: мерцание, музыка в наушниках, работа по методу «нарезки», мышление ассоциативными блоками, не словами. Художник может отказаться от травки, прекратить употребление галлюциногенов, стоит ему познать области, открываемые этими наркотиками. Каннабис в больших дозах вызывает возбуждение, которое легко снимается посредством апоморфина. Наверняка травка и прочие галлюциногены являются ключом к творческому процессу, и систематическое изучение этих препаратов откроет нехимический способ расширения сознания.

В.: Можно ли сказать, что галлюциногены на самом деле причиняют ущерб не столько здоровью, как нас пытаются убедить, сколько системе «алкогольных» наций Запада?

О.: Как я обозначил в предыдущем вопросе, официальное сопротивление наркотикам двусмысленно: да, они позиционируются как угроза властям, но представляют ли они реальную угрозу государству? Как опасен человек, галлюцинирующий под ЛСД? Он вял, да, но государству больше не нужны рабочие руки, даже наоборот. Материальны ли его галлюцинации? Полагаю, официальная оппозиция наркотикам — обман; вся политика Департамента по борьбе с наркотиками (равно как и политика других стран, к примеру, Англии, раболепно следующей дурному примеру Америки, или политика новоиспеченных банановых республик) направлена на распространение наркотиков, на увеличение числа дурацких законов о запрете на их употребление.
Сегодняшнюю молодежь намеренно заводят в тупики, которые парламент или конгресс затем объявляют преступными. Элементарным ходом, словно в шахматах, они помещают потенциальную оппозицию в концентрационный лагерь криминала, ослабляя посредством убийственных препаратов вроде метедрина (производителям бензедрина в любой его форме нет прощения), вводя в болезненное состояние мнимой любви и единения с миром и принятия всего под ЛСД, подсаживая на героин, который, будучи незаконным, отнимает у наркомана все время и делает диссидента совершенно безопасным. Наркотики — отличное средство государственного диктата, его не раскрыть путем легализации, потому что власти будут сдерживать ее всеми силами.
Советский Союз, похоже, смотрит на вещи более реалистично. Там запрещают употребление каннабиса вовсе не потому, что оно якобы вредит здоровью, а потому, что мешает индустриализации страны.
И физический, и общественный вред употребления наркотиков извращается дезинформацией, которую регулярно сообщает пресса... Страшная, глупая ложь. Говорят, будто морфинисты умирают в считанные годы. Абсурд. Они могут жить до девяноста лет, я лично знал одного. Общее состояние здоровья у них отменное. Героин более разрушительно действует на организм, но даже он не убивает мгновенно. Надо лишь соблюдать умеренную дозировку и не смешивать его с кокаином.
Пресса утверждает, что каннабис якобы вызывает привыкание. Не вызывает. Еще ни разу не было отмечено случаев, когда марихуана бы вредила организму. В странах, где травка широко распространена, люди курят ее постоянно, и проблемы со здоровьем возникают, только лишь свойственные табакокурению — если смешивать травку с табаком. В то же время кокаин, метедрин и все виды бензедрина губительны для здоровья больше, чем алкоголь.
Проблема наркотиков замаскирована, и ее не было бы вовсе, если б все уладили с самого начала. К примеру, в Соединенных Штатах, где наркоман — преступник по определению, где один за другим принимаются законы, объявляющие тяжким преступлением торговлю, хранение или употребление опиатов, каннабиса, барбитуратов, бензедрина, ЛСД и новых наркотиков, которые постоянно добавляются в список запрещенных веществ. Беспрестанные антинаркотические вопли в прессе создают обратный эффект: людям становится интересно, они хотят попробовать наркотики сами. Отсюда — больше наркоманов, больше воплей, соответствующих законов и молодых заключенных. Наконец уже сами сенаторы горестно вопрошают: «Так ли необходимо сажать добрую часть нашей молодежи в тюрьму? Неужели иначе невозможно противостоять проблеме наркотиков?»
Департамент по борьбе с наркотиками прямо заявляет: «Да, наркоман — преступник, и обращаться с ним следует соответственно; тюрьма — лучшее средство лечения зависимости». Эксперты говорят, что законы должны отражать общественное неодобрение. В Техасе за косяк это самое общественное неодобрение, отраженное в глазах ортодоксального христианина, отправит вас за решетку на пятнадцать лет. Любая серьезная попытка запустить всю мешанину законов в действие повлечет за собой компьютеризированное вторжение в частную жизнь, непрерывный полицейский террор, активирует полицейскую машину, которая отправит население всей страны вращаться по орбите нарушения, ареста, заключения, суда, защиты, испытательного срока и досрочного освобождения. Стоит приказать машине любыми средствами привести законы в исполнение, и она сметет нас в катастрофическую эпоху полицейского государства.
Каннабис — безобиднейший из галлюциногенов. Множество людей в Африке и на Ближнем Востоке курят марихуану всю жизнь без каких-либо видимых последствий для здоровья. Что касается легализации ее в странах Запада, то я молчу: докторам позволено выписывать в качестве лекарства героин и кокаин, так почему не выписывать в тех же целях травку? Более сильные галлюциногены — мескалин, ЛСД, псилоцибин, яхе — на самом деле представляют большую угрозу. Очень часто в результате приема «безопасной» дозы ЛСД наступает паника или же смерть. Помню, путешествовал вдоль реки Путумайо и в городе Макоа свалился с лихорадкой. Тогда же услышал историю о человеке из Кали, усердном студенте, который верил в телепатию и, начитавшись Лорки, решил попробовать «вино души», Ваnnisteria caapi, или, как его называют местные, яхе. Местный знахарь сварганил дозу, как себе самому, и дал попробовать невезучему страннику: с криком страшной боли тот умчался в джунгли. Его нашли на прогалине, где он бился в конвульсиях. Знахарю обвинений не предъявили — горожанин получил то, за чем пришел. А льстивый злобный старикашка через несколько лет отравил и меня. Однако я, памятуя о судьбе предшественника, запасся шестью капсулами нембутала и двадцатью таблетками кодеина. Предусмотрительности, наверное, я и обязан жизнью, хотя даже так несколько часов кряду провалялся у хижины колдуна, в эзотерических тисках боли и страха. Шаман за сорок лет практики приобрел высокую сопротивляемость зелью, однако привычная ему доза новичка может прикончить.
Если забыть о выносливости, остается индивидуальность реакции; доза, которую выдержит один, может убить другого. Продолжительное употребление ЛСД порой приводит к безумной нездоровой благожелательности — старый торчок, улыбаясь вам в лицо, видит ваши мысли насквозь, любит и принимает вас целиком, от и до. Тем не менее эти наркотики представляют определенную опасность и могут вызвать неблагоприятные изменения психики.
С умом их принимать могли бы в академиях, где молодежь учили бы достигать высокого состояния духа... словно мастера дзен, чьи стрелы пронзают камень... словно мастера карате, голыми руками крушащие стопки кирпичей... чтобы они возвысились... стали невесомы... в космосе. Пришло время космических путешествий, пора смотреть за пределы нашего радиоактивного шарика, насквозь разъеденного копами. Взгляните за пределы животного тела. Запомните: достигаемое посредством химии обретается и без нее; наркотики не нужны для достижения высот, они нужны лишь в качестве ускорителя на определенных этапах учебы. Учащиеся получат базовый курс безнаркотических дисциплин, как то: йога, карате, сенсорная депривация, стробоскопическое мерцание, постоянное использование магнитофонов для ломки вербальных ассоциативных линий. Техника, ныне используемая для контроля мысли, может быть задействована с обратной целью — для освобождения. Компьютеризированные магнитофоны и сверхчувствительные ларингофоны помогут глубоко проникнуть в природу человеческой речи и сделать слово полезным для нас инструментом. Тогда оно перестанет быть средством контроля в руках дезинформированной и дезинформирующей прессы.
Сейчас вербальные техники обрабатываются компьютерами и дают более продвинутые средства контроля и манипуляции общественным мнением. Началась «пропагандистская война». ЦРУ не тратит деньги понапрасну, оно тратит их на управление общественным мнением — это чисто техническая операция, рассчитанная на долгие годы. Сначала определенный сегмент населения обрабатывается так, чтобы реагировать на слова, а не на то, что они обозначают. Пролистайте финансируемое разведкой периодическое издание и увидите там набор безобразных частей речи. Если я произнесу слово «стул», вы ведь стул себе и представите. Но если я произнесу: «сопутствующее безразличие с амбивалентным самодовольством недекларируемого тоталитаризма», вы не увидите ничего. Это чистой воды словесное программирование, обработка читателя, от которого требуется реагировать именно на слова. Реагировать предсказуемым образом, не обращая внимания на факты.
Цель академий — научить студентов противостоять контролю, обращать в первую очередь внимание на факты и только потом формулировать какие-либо вербальные структуры. Начальная безнаркотическая подготовка по обострению внимания займет по меньшей мере два года. Предполагается воздержание от всех наркотиков, включая алкоголь, потому как телесное здоровье необходимо для умственного спокойствия. Получив базовый курс науки, студенты подготовятся к наркотическим путешествиям в те зоны психики, куда при нынешнем объеме наших знаний другими способами отправиться невозможно.
Предложенная программа по сути своей — это очистка организма от страха и внутреннего контроля, освобождение мысли и энергии для того, чтобы молодое поколение подготовилось к путешествиям в космос. С такими перспективами молодежь вряд ли захочет пробовать разрушительные наркотики. Помните, джанк держит вас в наркоманском теле на Земле, где аптеки открыты круглые сутки. С джанквалангом в космос не полетишь.
Остается проблема тех, кто плотно сидит. Они нуждаются в лечении, никак не в тюрьме и не в молитвах. Я часто упоминал апоморфиновое лечение, как самое быстрое и эффективное. Различные производные апоморфина могли бы вполне стать чудесным средством очищения организма. Есть такой наркотик — ломотил, убивает тягу к опиатам, не вызывая привыкания. Эксперименты на его основе определенно могли бы подарить больным безболезненное лечение. Закрепит эффект лечения сам больной, если найдет достойную замену наркотику и поймет, что с наркотиком он этим заниматься не сможет. Академическое образование описанного мною типа подарит молодежи нечто намного лучше наркотиков, поместит их проблему в разряд незначительных.

В.: Судя по вашему последнему ответу, можно подумать, что законы, запрещающие наркотики, опасней самих наркотиков. Вы сами так думаете?

О.: Категорически да. Что произойдет, если придерживаться буквы антинаркотического закона? Что станет, если буквально исполнять все законы?
Исполнить закон буквально: ...Все законы в Соединенных Штатах Америки:... Арестовать всякого нарушителя, отошедшего хоть на шаг от буквы закона:... Арестовать всякого нарушителя независимо от его расы, цвета кожи, вероисповедания или общественного положения...
— Полиция вещей заставила нас. Джо заработал.

Гари Бауэре, 52 года. Владел и управлял собственным отелем. Отличный бизнесмен, все бумаги в полном порядке. День выдался жаркий июньский денек в Сент-Луисе ничем от других таких не отличавшийся завтрак в кафетерии «Уолдорф» бекон яйца кофе он уже собирался заказать еще кофе как к нему подсели трое узкоплечих гнилозубых агента из отдела по борьбе с финансовыми преступлениями и посмотрели на него холодными желто-серыми глазами.
Брэд и Грег осторожные гомосеки носили короткие стрижки работали в государственной конторе о ничего тайного сфера образования квартирка в Джорджтауне обставленная со вкусом прожили вместе пятнадцать лет и отношения между ними были уже большей частью платонические и когда они ездили в отпуск в Танжер оба к поведению друг дружки относились тактично правда никаких связей с местными разумеется и никаких походов в гей-бары так они решили еще давным-давно чтобы сохранить ответственную работу конкретно этой ночью они хорошо поговорили после трех мартини и говяжьего рагу приготовленного Гретом тот готовил а Брэд убирал со стола мыл посуду хотя время от времени парочка менялась обязанностями они много говорили о своих отношениях и подумали надо реалистично взглянуть на вещи и тщательно расписать совместную жизнь по дням и по часам «нашим дням и часам» говорили они согласно заранее обговоренному плану дабы исключить межличностное трение в течение рабочего года когда терпение истощалось под воздействием запрета на местный товар той ночью после ужина Брэд не успел еще толком набраться но пролистывая журнал с голыми мужиками воскликнул:
— Это же я!
— Бог мой а это я!
И они укрылись в мнимой неприкосновенности спальни.
Джонни Вентворт клевый марихуаншик работал в рекламном агентстве. Квартиру обшил звуконепроницаемым материалом обзавелся музычкой и стройной моделью чтобы в люди выходить не рисковал выступать за легализацию травки просто курил ее работал и жил себе на квартирке. Но вот однажды ночью прямо посередине косяка.
— Привет, Гарри. Меня звать Джо. — Агент показал жетон. — Да Гарри мы работаем на чокнутое американское правительство. Кофе не желаешь Гарри? — Агент обнажил мертвые серые зубы. — Я Джо Роджерс из налоговой инспекции рад знакомству не стану перечислять других приятных людей пойманных за укрывание доходов... мебель ты продал втихую без проводки по бухгалтерии бара который закрыл после войны... игра в покер в «У Марти»... а тебе фартит в карты да Гарри?., день на скачках... продолжается не один год. — Агент шлепнул по столику записной книжкой, и улыбочка его исчезла. — За последние тридцать лет, Гарри, больше десяти тысяч неучтенных долларов упали тебе в карман. — Агенты хладнокровно швырнули в Гарри Бауэрса своими счетами за кофе.
Прожектора ударили им в глаза взрывом серебристого света.
— Вы что делаете перед честным народом?
Дверь распахнулась под ударом плеч шестерых агентов-защитников футбольной команды университета Нотр-Дам вломившихся в его клевую квартирку сверкая значками и ордерами на обыск. Один из них поднял косяк.
— Да тебе торчок лет двадцать светит.
Принудительное проведение в жизнь мер вдохновило салоны. Штаты принялись соревноваться между собой и с Вашингтоном — кто примет самые строгие законы... мускатный орех... одуванчики... незаконное выращивание трав... неклассифицированные наркотики... наказания с обратной силой... постоянные испытательные сроки для рецидивистов.
Испытательные сроки компьютеризированы и испытуемых власти постоянно наблюдают через телевизионные экраны установленные в местах разрешенных для посещения. Два похода в недозволенное место и машина выплевывает соответствующий ордер.
— Даже думать не смейте пропустить стаканчик пива экраны повсюду куда бы вы ни отправились если мыслите как достойные честные люди экраны наши вдоль всего наичестнейшего пути. Изучите лабиринт и оставайтесь в пределах видимости.
Активность полиции большей частью нацелена на борьбу с наркотиками неуплатой налогов сквернословием и сексуальными преступлениями ни один гражданин в здравом уме даже близко не подойдет к полицейскому участку преступления против личности и частной собственности расцвели в практически полной безнаказанности при этом многие старые преступники выросли из рядов стукачей добившись высоких должностей в полиции. Согбенный бременем налогов, установленных обнаглевшими бандитами, и опрашиваемый на каждом углу полицией гражданин вполз к себе в разграбленную квартиру.
Программа освоения космоса забыта. Национальная безопасность заброшена в угоду «великой американской задаче».
— Что делать, если нападет враг? — вопросил сенатор Брэдли. — Девяносто процентов наших юношей в возрасте от восемнадцати до двадцати пяти сейчас в тюрьмах. Остальные десять подались на службу в полицию.
Пресса обвинила его в том, что он «всей душой болеет и ратует за педиков, бандитов и наркоманов».
Перегруженная машина начинает давать сбои. Ошибки повсюду, будто зараза. Невинный домовладелец дрожит от страха, понимая, что теперь его сахарный песок может по итогам экспертизы запросто сойти за чистейший гаррик. Граждан, пришедших платить штраф за неправильную парковку, швыряют в камеру смертников — взбесившаяся машина выплевывает направо и налево законы, ордеры и приговоры. Количество задержанных угрожающе растет: десять миллионов... двадцать... все сорок.
Америка — тончайшая оболочка вокруг готового взорваться ядра угрюмых узников. Сенатор Брэдли в последний раз подает голос:
— Храни нас Господь!
Американская болезнь морали распространилась и на другие страны. Страх перед полицией сгущается тучами над землей. В 1959-м я писал: «Инфекция в виде проблемы наркотрафика — будто Тифозная Мэри, скоро перекинется и на Великобританию»... «Нова Экспресс»... Джонатан Кейп, страница 60… В тот же год доктор Дент по -встречался с американским врачом из Американского департамента по борьбе с наркотиками. Наркодоктор сказал: «Предчувствую, что вы, англичане, лет через десять столкнетесь с нашей проблемой наркотиков».
Лондон, 1969-й: собак, натасканных на поиск травки, теперь учат вынюхивать ЛСД, кокаин, героин, опиум, антидепрессанты и «пурпурные сердечки» амфетамины. Собаки в аэропортах обнюхивают туристов, в банках — чеки ширинки стариков в «Ист-Индия-клаб» зубами раскрывают сумки туристов в Фортнуме полисмены-кинологи опечатывают кварталы с обоих концов и гражданин вынужденный стоять распахнув полы пальто пока шавка его с головы до пят не обнюхает возвращается в неотапливаемое жилье (все отключено по приказу властей), а в кабинете проктолога женщина-полицейский желает знать, откуда у врача анальный шприц. Судмедэксперт уныло гундосит: «От имени сотрудников криминалистаческой лаборатории заявляю, что нам осточертели груды пепла, мусора, корзин, одежды, штор, ковров, мешков для пыли от пылесосов и пробирок с водой из сливных бачков. Склад этим дерьмом забит под завязку, и разгребаться придется годами».
Мрачное бормотание переходит в открытый бунт. Разъяренная толпа штурмует министерство внутренних дел с воплями: «СМЕРТЬ ПОЛИЦЕЙСКИМ ШАВКАМ!»
В Гайд-парке у женщины-полицейской с поводка сорвали шесть собак и, облив бензином, подожгли под радостные вопли толпы. Бригады разрушителей атакуют американскую машину диктата. В Южной Америке и Африке партизанские отряды призывают преступников вступить в их ряды во имя освобождения.
— Мы сметем полицейскую машину повсюду. Уничтожим все записи. Уничтожим головной орган полицейского механизма, имя которому — консервативная пресса.
И они принесут новый порядок.

В.: Наркотики вреднее, чем алкоголь?

О.: Алкоголь успокаивает передние доли головного мозга, снимает возбуждение и недовольство и, таким образом, является фактором сохранения статус-кво в странах Запада. Из всех наркотиков общего пользования спиртное причиняет невероятный ущерб физическому и умственному здоровью индивидуума и общества. Сколько преступлений ежедневно совершается людьми в нетрезвом состоянии, преступлений, причина которым — опьянение, преступлений, которых не совершишь на трезвую голову! Драки, убийства, автомобильные аварии. Каким ужасным, глупым, тупым становится поведение пьяного! Сколько человек опустилось по вине алкоголя! Сколько на него тратится денег и времени! Сколько способностей и сил он губит! Сколько болезней он вызывает: цирроз печени, отказ почек, алкоголизм, синдром Корсакова*, язва желудка. Просто не понимаю, как можно выступать против легализации травки и в то же время позволять торговлю спиртным?

* Синдром Корсакова — болезнь, при которой человек не запоминает текущие события (фиксационная амнезия), более или менее сохраняя воспоминания о прошлом.

В.: Зависимость — это тюрьма. Можно ли сравнить власть наркотиков с властью созданных нашей цивилизацией образов и мифов? Что хуже?

О.: Не следует так вольно употреблять слово «зависимость», особенно в отношении образов, мифов и проч., и проч. Зависимость подразумевает острую форму физического и умственного дискомфорта в состоянии абстиненции. Ближайшей параллелью, наверное, может послужить зависимость от правоты, необходимости всегда быть правым. Такие люди — имя им легион — переживают резкий дискомфорт, если их лишить чувства правоты. Будучи неправыми, они становятся ничем и не могут настроиться на нормальный метаболизм, то есть осознать, что правый и неправый — понятия относительные и значение имеют только относительно позиции и цели. Помню, один французский фашист сказал: «Je ne comprends pas ces degeneres de la drogue comme William Burroughs. — (В то время я не сидел на наркотиках.) — Moi, j’ai une seule drogue. C’est l’indignation»*. C’est la pire…** Это худший наркотик из всех.

* «Не понимаю выродков-наркоманов вроде Уильяма Берроуза. ...Пробовал я однажды наркотики, и это возмутительно!» (фр.)
** Это хуже (фр.).

В.: Как получилось, что вы стали принимать наркотики?

О.: Зависимость — это болезнь непосредственного контакта. Я общался с зависимыми, и, поскольку морфий был для меня тогда доступен, я сам стал время от времени его принимать. Так и подсел.

В.: Помогли ли кому-нибудь соскочить традиционные методы лечения? Вы сами ими пользовались?

О.: Мало кому из наркоманов помогли традиционные методы соскока. Физиологическая потребность в наркотике остается в теле как головка цепня. Я сам все перепробовал: медленный отказ, быстрый отказ от наркотика, лечение сном, кортизоном, антигистаминами. Ничего не помогло.

В.: Чем для вас стало открытие апоморфина?

О.: Это поворотный пункт между жизнью и смертью. Без апоморфина я бы не излечился. Не написал бы «Голый завтрак».

АНТИДЖАНК

Наркотическая зависимость — это болезнь, и полиции она касается не более чем туберкулез или отравление радием. Американский департамент по борьбе с наркотиками существует только за счет отношения к наркомании как к преступлению и настаивает на наказании зависимых, а не на лечении. Нам говорят: законы против наркотиков должны отражать общественное неприятие наркомании, то есть провоцировать его. Недавно власти попытались организовать лечебницу в Хобокене, но местные жители забросали центр камнями, крича: «Вы обкололись?», «Свою иглу принесли?», «Не надо нам здесь преступников и преступниц!»
Когда в 1920-х я учился в средней школе, никаких других наркотиков, кроме алкоголя, не знали. В 1940-х я пристрастился к героину, но наркомании среди подростков тогда не существовало. Сегодня растущее число наркоманов среди молодежи привело к ужесточению мер контроля, что, в свою очередь, дало плачевные результаты.
Зависимость — это болезнь прямого контакта. Строгие меры Американского департамента по борьбе с наркотиками, громогласные заявления о том, что наркомания — дело полиции, не медиков, только помогли заразе распространиться среди молодых людей.
В 1920—30-х героин доставался легче. Продавали его толкачи, большую часть их клиентуры составляли кидалы, воры, сутенеры и шлюхи — дно общества. Это был мир ветхих улочек и меблированных комнатушек, от которого ученики средних школ оставались невероятно далеки. Морфий несложно было купить по рецепту, и многие мошенники этим пользовались. Но когда Американский департамент по борьбе с наркотиками яростно принялся арестовывать в массовом порядке и осуждать на непропорционально долгие сроки всех, кто хранил наркотики, многие старые наркоманы и толкачи попали в каталажку... А некоторые просто с отвращением вышли из игры; даже мафия сообразила, что есть более легкие пути делать деньги.
В результате выросло новое поколение толкачей и потребителей, обратившее взор на молодежь. Подобное развитие событий легко предугадал бы любой здравомыслящий человек. Намеренно ли Американский департамент по борьбе с наркотиками заразил наркозависимостью молодежь? Вопрос о том, преднамеренны ли действия агентов, интересен также, как и то, сколько ангелов танцует на конце иглы. По плодам их узнаете их, а плоды Американского департамента по борьбе с наркотиками страшны.
Можно было бы по-английски изолировать наркоманию от здорового общества. В Англии доктор выписывает наркоману любое количество героина, но не раньше, чем убеждается, что перед ним действительно наркозависимый пациент. А раз героин продается по аптечной цене, то зависимый не пойдет на черный рынок. Хотя может продать пару доз за границу, например, в США. Недавно давление от американских источников легло и на плечи Англии; поговаривают, мол, систему надо менять. Английские доктора изменениям противятся, ведь тогда полиция станет диктовать список разрешенных и запрещенных к продаже препаратов.
Подобное право — это кровный интерес Американского департамента по борьбе с наркотиками. Врач может потерять лицензию, если начнет выдавать рецепты наркозависимым. Под предлогом поиска наркотиков полиция может обыскивать любого человека, любое здание и помещение в нем. Департамент постоянно пропихивает все более строгие законы и меры пресечения; многие из насильственно принятых законов очень опасны для нашей так называемой свободы. В Луизиане и Калифорнии быть наркоманом — преступление. Арест за употребление, не считая наказания за прочие доказанные злодеяния, создает прецедент, после которого диктату ничего не стоит распространиться и на прочие категории «преступников», включая недовольных существующей политикой государства. Определить оппозицию как правонарушителей — простой и легкий путь, так фашисты захватывают власть и становятся большинством.
В декабре 1964-го я вернулся в Штаты, и меня три часа продержали на таможне, пока агенты из отдела по борьбе с наркотиками читали мои дневники, заметки и письма. Не обнаружив наркотиков, они заявили, якобы я должен уплатить штраф и сесть в тюрьму, из-за того, что не встал на учет в их департаменте при отбытии из страны, а по возвращении не поставил в известность офицеров таможни о своем прошлом наркомана. Закон же требует постановки на учет только тех наркоманов, которые осуждены федеральными, городскими властями или властями штата за нарушение закона Гаррисона о наркотиках или закона о марихуане 1937 года. Меня в США арестовывали дважды — семнадцать и двадцать лет назад — и ни разу не осудили. В любом случае закон делает преступника из того, кто однажды попался на употреблении.
Что же предлагает лечебный центр в Лексингтоне, штат Кентукки? Десятидневный курс с отказом от наркотика, на метадоне, который ведет к стопроцентному рецидиву при первой же возможности — это признают сами доктора. Глава исследовательского отдела Лексингтонского центра — доктор Избелл. Доктор Дент, основатель Английского общества по исследованию природы зависимости, так и не сумел заинтересовать его в лечении апоморфином, посредством которого сам вот уже сорок лет успешно избавляет людей от зависимости. Доктор Избелл разговаривал с пациентами доктора Дента, после чего высказал Денту мнение: апоморфин «слишком опасен». Для кого?! В самом Лексингтоне пытаются выяснить, возникает ли зависимость у собак, которым удалили кору головного мозга! Да, доктор, возникает, спросили бы раньше — я бы сказал, и не пришлось бы животных мучить.
Лечение в Лексингтоне теперь составляет шесть месяцев заключения плюс начальный десятидневный курс на заменителе наркотика. Главы министерства здравоохранения утверждают, что увеличение срока содержания наркомана в клинике необходимо, так как наркозависимый «не желает» лечиться. Ну конечно, он не «хочет» лечиться, ведь наркотик захватывает именно центр «хотения» в мозгу. Но стоит начать лечение апоморфином, как потребность в морфии пропадет, и пациент «захочет» лечиться, «захочет» воздерживаться от наркотиков. Лечение апоморфином длится от восьми до десяти дней, по истечении которых бывший наркоман может противостоять рецидиву, поскольку препарат активировал у него в мозгу центр сопротивляемости.
Если уж официальные агентства, откровенно говоря, не сумели решить проблему, то неофициальные справились немногим лучше. Недавно, как грибы после дождя, повылазили лечебные центры, где лечат молитвой. Вдохновительный и квазирелигиозный подход к лечению метаболического недуга столь же логичен, как молитва против малярии. С недавнего времени врачам разрешили прописывать наркозависимым метадон в качестве противоядия от героина. Метадон убивает тягу к героину, но в течение последующих пяти лет наркоман лелеет надежду снизить дозу метадона — опиата, который сильней морфия и точно так же вызывает привыкание. Утверждение, будто человек излечивается от героиновой зависимости при помощи метадона, равнозначно заявлению, что человек избавляется от тяги к виски, перейдя на джин. Доза метадона действует сильней, чем то же количество разбодяженного героина.
Джанк — это общее определение вызывающих зависимость препаратов и производных опиума, включая синтетику. Есть и не вызывающие привыкания препараты на основе опиума. Папаверин, содержащийся в сыром опиуме, не вызывает привыкания. Апоморфин, приготовляемый на основе морфия, не вызывает привыкания. Однако оба в Америке определяются как наркотики и подпадают под закон Гаррисона.
Любая форма джанка вызывает привыкание. Не важно, колитесь вы, нюхаете или принимаете орально. Результат всегда один — зависимость. Наркоман живет джанком. Словно ныряльщик, которому под водой без кислорода никак, он зависит от поставки наркотика. Стоит ей оборваться, как наступает агония ломки: глаза горят и слезятся, возникает лихорадка, бросает то в жар, то в холод, желудок и ноги сводит судорогами, прошибает понос, бессонница, человек впадает в прострацию, а в некоторых случаях сосудистая недостаточность или шок приводят к смерти. Синдром абстиненции легко отличить от набора похожих симптомов иного происхождения: он моментально проходит, стоит ввести в организм достаточную дозу опиатов. Ломка достигает своего пика на четвертый день и тянется, постепенно исчезая, от трех до шести недель. Последующие стадии синдрома абстиненции отмечаются глубокой депрессией.
Время, за которое зависимость возникает, для каждого свое — все дело в индивидуальной восприимчивости и силе употребляемого препарата. Обычно наркоман, принимающий по грану морфия в день внутривенно в течение месяца, испытывает значительный дискомфорт, стоит инъекциям прекратиться. За четыре или шесть месяцев возникает полная зависимость. В общем, в зависимость впадают те, у кого есть доступ к джанку. В Иране, где опиум продавался открыто в лавках, насчитывалось три миллиона наркозависимых. Нет такого понятия, как предзависимая личность, как нет личности предмалярийной — все это бред психиатров. (Девять из десяти психиатров вообще надо разжаловать до коновалов, а их книги сжечь.) Если совсем просто, то большая часть людей получает от джанка кайф. Попробовав раз, они захотят его снова и снова, и снова... болезнь зависимого — сам джанк. Постучитесь в любую дверь, не важно к кому. Так вот, если вмазывать ему этого «божьего дара» по полграна каждый день в течение полугода, и перед вами — так называемая зависимая личность... старый нарк, продающий рождественские открытки на Северной Кларк-стрит, Священником звали его, потухшие рыбьи глаза, смотрящие на то, чего остальные не видят. На джанк.
Целиком наркозависимую личность можно определить так: зависимый нуждается в зелье. Он на все пойдет, чтобы раздобыть его. Как и вы — ради воды, если будете испытывать сильную жажду. Понимаете, джанк — это личность. Серый замшелый человек ничем другим, кроме как джанком, быть не может меблированные комнаты на зачуханной улице комната на верхнем этаже ступеньки скрипят Священник тащится вверх вдоль перил ванная пожелтевшая панельная обшивка толчок протекает позади умывальной раковины теперь у себя в комнате соображает серая тень на дальней стене вот что было мной мистер. Я употреблял джанк пятнадцать лет, десятки раз пробовал лечиться. Даже в Лексингтоне лежал. Выйдя оттуда, на следующий день надел костюм взял под мышку «Уолл-стрит джорнал» и тут же за болеутоляющим.
— Это жене, она... э...
— Понимаю, сэр. Может, вам двух унцевую дозу?
— Да, конечно, надо бы.
Я пробовал резкий отказ и затяжной отказ, кортизон, транквилизаторы, антигистамины и лечение сном. И каждый раз срывался при первой возможности. Почему наркоманы добровольно лечатся, а потом срываются? На глубоком биологическом уровне наркоман хочет излечиться, потому что джанк смертелен, и тело это прекрасно знает. Я психологически до конца не исправился, пока не попробовал апоморфин. Точно знаю: апоморфин — единственное средство, способное стереть «зависимую личность», моего старого друга Опиумного Джонса. В Танжере, в 1957 году, мы особенно сблизились, вмазываясь каждый час по пятнадцать гран метадона в день, что равно тридцати гранам морфия. Неслабо, поверьте. Я не менял одежды. Джонс любит, когда шмотки выдержаны в запахе тела в спертом воздухе меблированной комнаты: и шляпа на столе, и пальто на спинке стула источают амбре — вы в гостях у Джонса. Я не мылся. Старик Джонс не любит соприкасаться с водой. Я сутками лежал на кровати, глядя на мысок своего ботинка, и общался с Джонсом. Но однажды заметил: Джонс не настоящий друг наши интересы разнятся. Тогда я сел на самолет и полетел в Лондон где познакомился с доктором Ден-том огонь в камине шотландский терьер чашка чая. Доктор рассказал об апоморфине и я на следующий день лег к нему в частную лечебницу. Обклеенная розовыми обоями комната на последнем этаже четырехэтажного здания каких много на Кромвель-роуд. За мной присматривали дневная сиделка и ночная. Днем и ночью мне кололи по одной двадцатой грана апоморфина каждые два часа. Доктор Дент сказал: если надо, мне дадут морфий, но доза составит одну двенадцатую от привычной, и на следующий день ее снова урежут.
У каждого наркомана есть особенный симптом абстиненции, тот, который бьет сильней всего. У меня — переживание медленной, болезненной смерти мистера Джонса. В Лексингтоне старожилы рассказывали о своих особых симптомах:
— Как только начнет ломать, так меня блеват и кидат.
— А у меня кожа холодным огнем горит, аж на стенку лезу.
— А я чихаю.
— Меня будто зашивают в серый труп мистера Джонса. Никого и ничего больше не надо, только бы оживить мистера Джонса.
Третий день чашка чая на рассвете тихое чудо апоморфина я учусь жить без Джонса, читаю газеты пишу письма, раньше бывало за месяц письма сочинить не мог а тут пишу их уже на третий день и готовлюсь к разговору с доктором Дентом который вовсе не Джонс. Апоморфин позаботился о моем особом симптоме. На седьмой день мне ввели последние восемь гран апоморфина. Еще через три дня я выписался. Вернулся в Танжер, где к тому времени джанк снова стал доступен, но мне уже не требовалось напрягать волю, что бы этим ни называли. Я просто его не хотел. Апоморфин позволил спокойно взглянуть на серую цепочку дней, проведенных на джанке, взглянуть на мистера Джонса в задрипанном черном костюме и фетровой шляпе стоящего в спертом воздухе меблированной комнаты его серую плоть и погасшие подводные глаза. Так я сварил его в соляной кислоте. Иначе никак нельзя было очистить его слой за слоем от серой спертости меблирашки.
Апоморфин готовится путем кипячения морфия с соляной кислотой, однако воздействует на организм иначе. Морфин успокаивает передние доли головного мозга, апоморфин стимулирует задние, а заодно рвотные центры. Одна двенадцатая грана препарата вывернет вас наизнанку через пару минут после инъекции. Годами это средство использовалось для промывания желудка при отравлении.
Вначале, сорок лет назад, пациентами доктора Дента стали алкоголики. Больному возле койки на тумбочку ставили бутылку виски и предлагали выпить, но при условии, что каждая порция будет сопровождаться уколом апоморфина. Через несколько дней у пациента вырабатывалось стойкое отвращение к алкоголю, и он просил убрать бутылку из палаты. Поначалу доктор Дент решил, будто дело в приобретенном отвращении, однако некоторые из больных, добровольно отказавшихся от спиртного после уколов, не испытывали рвотных позывов. Доктор Дент сделал вывод: апоморфин стимулирует задние доли головного мозга, регулируя метаболизм, и тело отвыкает от седативных препаратов. Получалось, апоморфин — это регулятор метаболизма, и он же — единственный известный наркотик, приводящий метаболизм в норму. Суть лечения апоморфином вовсе не в выработке отвращения.
Если программу грамотно представить, многие наркоманы добровольно пожелают принять в ней участие и тем самым обеспечат ей успех, давая постоянно растущее число подтверждений эффективности апоморфиновой терапии. Узнав, что по желанию им в клинике будет выдаваться джанк, они в еще большем количестве пожелают пройти курс лечения. Через месяц пациента можно выпускать из лечебницы, прописав апоморфин для орального применения на случай рецидива. Апоморфин не формирует зависимости, еще ни разу не было зарегистрировано случаев привыкания к нему.
Апоморфин — как хороший полицейский, делает дело и уходит. Если наркоману просто снижают дозу, он осознает, что все еще употребляет наркотик и страшится дня, когда будет сделан последний укол. Принимая же апоморфин, пациент осознает, что излечивается без морфия.
По-моему, так называемая психотерапия в любой своей форме строго противопоказана наркозависимым. Наркоман не должен рассказывать о своем опыте, обсуждать его с врачом, поскольку это провоцирует рецидив. Вопрос типа: «Почему вы начали принимать наркотики?» задавать вообще нельзя. Он так же эффективен в лечении болезни, как если больного малярией спрашивать, чего ради он поперся в зараженную малярией зону.
Апоморфин оказался эффективным влечении любого вида зависимости и хронических отравлений. В США — тысячи зависимых от барбитуратов, привыкание к которым лечится гораздо сложнее и дольше, чем привыкание к героину. Отказ от барбитуратов должен происходить медленно, постепенно и под присмотром специалиста, иначе у больного начинаются конвульсии, и он может нанести себе серьезные увечья. Если зависимого от барбитуратов лечить апоморфином, барбитураты можно исключить сразу же — ни конвульсий, ни других симптомов не наблюдается. Отказ от барбитуратов обычно вызывает бессонницу: пройдут недели, прежде чем цикл сна нормализуется. При лечении апоморфином больные спят нормально. Зависимые от амфетаминов, лишившись наркотика, напротив, проваливаются в глубокий сон, их невозможно добудиться к трапезе. Если лечить амфетаминзависимых при помощи апоморфина, сон тоже нормализуется. Тут мы снова приходим к выводу об уникальности апоморфинового лечения. Апоморфин нормализует метаболизм, и применять препарат можно не только при лечении наркозависимости.
Доктор Фельдман из Швейцарии отметил, что апоморфином можно лечить от избытка холестерина в крови. Доктор Ксавье Кур из Парижа считает апоморфин универсальным средством и прописывает его при страхе, унынии, нервозности, бессоннице — короче, во всех случаях, когда обычно назначают транквилизаторы и барбитураты. Определенно, как лекарство апоморфин совершенно безопасен, поскольку совсем не вызывает привыкания. Принимая апоморфин для лечения острого нарушения эмоционального состояния, вы не уходите от проблемы. Вы встречаете ее лицом к лицу. Апоморфин нормализует метаболизм, который всегда нарушается при эмоциональном расстройстве. Вы разбираетесь с проблемой спокойно и рассудительно.
В Америке апоморфин включен в список наркотических веществ в одном ряду с морфием и героином — касательно его назначения и применения действуют те же санкции. Нив Англии, ни во Франции апоморфин наркотиком не считается. Чтобы купить его, нужен рецепт, но ведь рецептов врач выписывает сколько угодно. Сам собой напрашивается вывод: в США власти намеренно вводят медиков в заблуждение и критически занижают ценность апоморфинового лечения.
Ни одной вариации апоморфина не производилось, его формула не синтезировалась, хотя синтез и вариации могли бы исключить побочные эффекты в виде тошноты и увеличили бы эффективность существующего препарата в десять, а то и в пятьдесят раз. Производные апоморфина могли бы выдернуть нас с планеты под названием страх. А поскольку на страхе зиждутся все монополистические и иерархические системы, неудивительно, что синтез формулы апоморфина встречает такое сильное — и печально предсказуемое — сопротивление определенных кругов.

В.: Как вы узнали об этом противоядии?

О.: Мой врач в Палм-Бич посоветовал одного доктора в Англии, а тот перенаправил к доктору Денту.

В.: Вы проходили лечение апоморфином несколько раз?

О.: Да. Оно не исключает возможности рецидива, просто снижает ее. Рецидив же при традиционном лечении практически неизбежен.
Апоморфин предотвращает рецидив. Если пациент успел вмазаться пару раз, то своевременное повторное лечение апоморфином поможет.

В.: Отчего же такое эффективное средство не получило широкого применения?

О.: Этому препятствуют Американская ассоциация медиков и Американский департамент по борьбе с наркотиками. После публикации моей статьи я получил множество писем от алкоголиков и наркоманов, которые нуждались в лечении, хотели его пройти. Я ответил на письма и сейчас процитирую отзывы:
«По моей просьбе наш семейный врач попытался разузнать об этом препарате и его применении в США. К сожалению, безрезультатно».
«Я собирался провести исследование по результатам лечения пациентов доктора Дента, но, к сожалению, это стало невозможным в силу различных причин».
«Похоже, Американская ассоциация медиков боится этого препарата».
Короче говоря, люди, которые в этом лечении отчаянно нуждаются, не могут его получить.

В.: Вы предприняли множество попыток популяризировать лечение апоморфином. Как это восприняли те, кто действительно обладает полномочиями прописать его нуждающимся?

О.: Я общался с сотрудниками службы пробации и врачами, которые занимаются лечением и реабилитацией наркозависимых. Во всех случаях результаты оказались негативными: на людей начинали давить, а некоторые даже лишились работы. Доктор Избелл, заведующий Центром по борьбе с наркоманией при правительстве США, заявил, якобы лечение апоморфином «слишком опасно». Опасно для кого, если не секрет? Для тех, кто желает, чтобы наркомания, не поддаваясь традиционным методам лечения, оставалась «неразрешимой проблемой».

В.: Может быть, пресса способна привлечь внимание к апоморфину, ведь средства массовой информации всегда рады скандалам?

О.: Нет, пресса работает заодно с департаментом по борьбе с наркотиками и, напротив, усугубляет проблему. Для нее это — плодородная тема, от которой грех отказываться. Ведь что продает пресса? Насилие, секс и наркотики. Это для них выгодно, повышает тираж. То есть эффективные меры по борьбе с проблемой наркотиков для них не выгодны.

В.: Что говорят исследователи-фармацевты по поводу апоморфина?

О.: Исследователи-фармацевты проводят исследования под диктовку кровных интересов, управляющих Американским департаментом по борьбе с наркотиками. Миллиарды тратятся на создание производных бензедрина, транквилизаторов сомнительной ценности, и ни цента — на препарат, который обладает неограниченным потенциалом не только влечении наркомании, но и в борьбе с самой проблемой страха.

В.: Если апоморфин получит широкое применение, он принесет фармацевтическим компаниям колоссальный доход. Почему же они в этом не заинтересованы?

О.: Доход они получат с продажи любого препарата. Помните, что фармацевтические компании кровно заинтересованы в существовании болезней. Препараты, способные болезни искоренить, для них «опасны».

В.: Получается, все дело в деньгах?

О.: В деньгах и власти. Я уже говорил, что наркотики — одно из самых эффективных средств предупреждения бунта со стороны людей возрастной группы от восемнадцати до двадцати пяти лет.

В.: Получает ли государство свою долю прибыли с наркотиков? Может, поэтому апоморфин и скрывают?

О.: Косвенно получает. Наркотрафик дает работу тысячам агентов и предоставляет повод для бесчисленных конфискаций.

В.: Можно ли использовать апоморфин для лечения других болезней, кроме наркомании?

О.: Да, разумеется. Доктор Ксавье Кур из Франции утверждает, что апоморфин — это одно из наиболее эффективных средств лечения бессонницы, уныния, нервозности, страха — в общем, тех недугов, для лечения которых обычно прописывают транквилизаторы. Апоморфин не вызывает никакого привыкания. Никто не станет употреблять его, пока действительно не нуждается в нем. Апоморфин делает свое дело и уходит.

В.: Грозит ли наркозависимость охватить всю планету?

О.: Она охватывает страны Запада, где прежде считалась редкостью. А вот в Китае ее победили. В странах вроде Индии и Персии, употребляющих опиум уже сотни, если не тысячи лет, она остановилась.

В.: Каков физиологический эффект мескалина?

О.: Мескалин опасен: вызывает тошноту и острые приступы страха вкупе с умственными расстройствами.

В.: Как вы считаете, помогут ли определенные виды галлюциногенов широким массам людей увидеть фундаментальные проблемы?

О.: Нет. В странах, где травка легализована или по крайней мере ее употребление не преследуется законом, нет никаких признаков осознания населением фундаментальных проблем. Даже если у нас травку легализуют, не произойдет ничего особенного.

В.: Видите ли вы истину под приходом? Кажутся ли вам устремления людей глупыми? Раскрывается ли комическая тщета власти и собственности?

О.: Наркотики раскрывают какие-то основные истины и показывают тщетность человеческих устремлений. Однако эти озарения непостоянны и во многих случаях искажаются.

В.: В «Письмах Яхе» вы описываете приключения, которые в поисках яхе занесли вас в Путумайо, в верховьях Амазонки. Насколько важно это открытие?

О.: Яхе — один из интереснейших галлюциногенов, но исследован очень мало.

В.: Часто ли вы писали под действием наркотиков? Каких результатов достигли? Отличаются ли они от результатов работы по методу «нарезки»?

О.: Глупо выделять написанное под действием наркотиков в отдельную категорию. Писатель пишет — плохо, хорошо ли, успешно ли, проваль-но... Я довольно много написал, покурив травки; в частности, многие сцены «Голого завтрака».
Иногда писателю под кайфом кажется, будто он сочинил блестящие строки, но стоит дурману развеяться, и автор видит перед собой претенциозную чушь. То же самое справедливо для любого вида письма. Мне и без наркотиков доводилось сочинять нечто, что поначалу казалось чудом, однако при прочтении на следующий день пассаж отправлялся в мусорную корзину. Какие-то отрывки, написанные под планом, выдерживали повторное прочтение, какие-то — нет. Рвота и потеря координации, вызываемые мескалином, мешают письму. Тем не менее по окончании действия наркотика мне удалось описать те области психики, куда мескалин открыл мне дорогу. Амфетамин и кокаин для авторства бесполезны, не остается ничего ценного. Будучи пьяным, я и строчки не мог написать. Приняв морфий, можно эффективно редактировать, печатать и организовывать материал, да только внимательность снижается и творческий потенциал тускнеет. Под действием опиатов я написал «Джанки», а не прекрати я их принимать, других книг не родилось бы.

В.: Что вы думаете о текстах, в которых авторы пытаются описывать свои наркотические видения?

О.: По большей части они скучны. Автор забывает, что он автор, и думает, будто его описания интересны сами по себе, а на деле это не всегда так.

В.: Может ли магнитофонная техника заменить употребление наркотиков, сломав барьеры сознания и расширив поле восприятия?

О.: Да. Эксперименты с магнитофонами, описанные в «невидимом поколении», действительно дают подъем, расширяя поле восприятия...

НЕВИДИМОЕ ПОКОЛЕНИЕ

то что мы видим в значительной степени определяется тем что мы слышим это утверждение можно проверить с помощью простого эксперимента отключите звуковую дорожку вашего телевизора и замените ее произвольной звуковой дорожкой предварительно записанной на ваш магнитофон уличные шумы музыка разговор записи других телепередач вы обнаружите что произвольная звуковая дорожка кажется уместной и даже определяет вашу интерпретацию кинодорожки на экране люди бегут за автобусом на пиккадилли под звуковую дорожку пулеметного огня напоминает петроград 1917 года можно продлить эксперимент использовав записанный материал более или менее соответствующий кинодорожке к примеру возьмите политическую речь по телевизору отключите звуковую дорожку и замените ее другой речью которую вы записали заранее вряд ли уловите разницу почти никакой запишите звуковую дорожку одного опасного человека из дядюшкиной шпионской постановки заведите ее вместо другого и посмотрите смогут ли ваши друзья уловить разницу все это делается с помощью магнитофонов рассмотрим эту машину и то что она может делать она может записывать и воспроизводить активируя прошедшее время с помощью четкой ассоциации запись можно воспроизводить любое количество раз вы можете изучать и анализировать каждую паузу и модуляцию записанного разговора почему такой-сякой сказал именно то или это именно здесь воспроизведите записи такого-сякого и вы узнаете на что намекает вам такой-сякой вы можете смонтировать записанный разговор сохранив материал который является язвительным остроумным и уместным вы можете смонтировать записанный разговор сохранив замечания которые являются скучными однообразными и глупыми магнитофон может воспроизводить ускоренно замедленно или в обратную сторону всему этому можно научиться запишите фразу и ускорьте ее теперь попробуйте сымитировать свой ускоренный голос воспроизведите фразу задом наперед и научитесь брать только что произнесенные вами слова назад подобные упражнения избавят вас от старых ассоциативных преград попробуйте ручное движение ленты такое звучание достигается при выборе текста записанного с целью получения наилучших результатов текста произнесенного громким отчетливым голосом и трении ленты о головку в обе стороны такого же звучания можно добиться на кассетном магнитофоне филипс при воспроизведении записи и включении выключении микрофона с короткими интервалами что производит эффект заикания возьмите любой текст ускорьте его замедлите прокрутите задом наперед подвигайте вручную и вы услышите слова которых не было в оригинальной записи новые слова изобретенные машиной разумеется разные люди будут сканировать разные слова но кое-какие из слов несомненно останутся и любой сможет услышать те слова которых не было в оригинальной записи но которые во многих случаях имеют отношение к оригинальному тексту как будто сами слова подвергались допросу и были вынуждены раскрыть свой тайный смысл интересно записать эти слова в буквальном смысле изобретенные самой машиной можно продолжить этот эксперимент используя в качестве оригинальной записи материал который не содержит слов шумы животных к примеру запишите кормушку жующих с чавканьем свиней лай собак пойдите в зоопарк и запишите рев гориллы Гая больших кошачьих рычащих над своим мясом козлов и обезьян теперь прокрутите животных задом наперед ускоренно замедленно и подвигайте животных вручную и проверьте не возникнут ли какие-нибудь отчетливые слова выясните что животные хотят сказать выясните как реагируют животные на воспроизведение записи подвергнутой обработке простейший вариант нарезки записи с помощью одной машины можно выполнить следующим образом напишите любой текст перемотайте на начало теперь отмотайте вперед произвольный интервал остановите машину и запишите короткий текст перемотайте вперед остановите запишите там где вы уже записывали поверх оригинального текста слова стираются и заменяются новыми словами продолжайте это несколько раз производя произвольные наложения вы заметите что произвольные вставки во многих случаях уместны и ваша нарезанная запись приобретает неожиданный смысл нарезанные записи могут рассмешить до слез двадцать лет назад я слышал запись под названием пьяный радиокомментатор сделанную джерри нью-маном из нью-йорка нарезавшим передачи последних известий по прошествии стольких лет я не смогу припомнить слов но точно помню что хохотал пока не свалился со стула пол боулз называет магнитофон маленькой божественной игрушкой быть может его последняя игрушка растворяясь в холодном весеннем воздухе задает бесцветный вопрос
число играющих не ограничено
да число играющих не ограничено любой имеющий магнитофон управляет звуковой дорожкой может творить события и оказывать на них влияние описанные здесь магнитофонные эксперименты покажут как это влияние можно распространить и привести в нужное соотношение с четкими действиями это невидимое поколение он похож на администратора рекламного агентства студента американского туриста не важно каково ваше прикрытие раз оно вас прикрывает и развязывает вам руки вам нужен кассетный магнитофон филипс портативная машина для уличных записи и воспроизведения для записи ее можно спрятать под пиджак похожа на транзисторный приемник для прослушивания воспроизведение на улицах продемонстрирует влияние вашей звуковой дорожки в действии конечно труднее всего обнаружить именно воспроизведение уличных записей люди не замечают вчерашних голосов фантомных выбоин во времени автомобильных катастроф прошедшего времени воспроизводимых в настоящем визг тормозов громкий сигнал отсутствующего гудка могут послужить причиной новой катастрофы старые здания все еще охвачены старыми пожарами все еще рушатся или возьмите с собой на улицу предварительно записанную звуковую дорожку все что захотите выплеснуть в возвышенный покой две минуты воспроизводите две минуты записывайте микшируя ваше сообщение с улицей направьте ваше сообщение прямиком в достойные уши есть переносчики намного лучше прочих вы знаете таких губы шевелятся неустанно бормоча разносят мое сообщение по всему Лондону в нашей желтой субмарине работая с уличным воспроизведением вы увидите как ваше воспроизведение отыщет подходящую ситуацию к примеру я воспроизвожу кое-что из моего последнего слова датча шульца записи на улице пять тревога пожар и строго по сигналу мимо едет пожарная машина вы научитесь подавать сигналы научитесь насаждать идеи и события проанализировав записанные разговоры вы научитесь выводить разговор на нужный вам предмет физиологическое освобождение происходящее когда отрезаются словесные линии управляемой ассоциации прибавит вам расторопности при достижении ваших целей что бы вы ни делали вы будете делать это лучше запишите своего начальника и своих коллег проанализируйте их ассоциативные ходы научитесь имитировать их голоса ах вы станете популярнейшим человеком в конторе но с вами будет трудно конкурировать обычная процедура с помощью скрытых микрофонов запишите их телесные звуки дыхательные ритмы работу послеобеденных кишечников биение сердец теперь навяжите им свои собственные телесные звуки и превратитесь в звучащее слово и бьющееся сердце этой организации превратитесь в эту организацию невидимые братья вторгаются в настоящее время чем больше людей мы сможем охватить работая с магнитофоном тем больше появится возможностей для полезных экспериментов и дополнений почему бы не устраивать магнитофонные вечеринки каждый гость приходит со своим магнитофоном и на кассеты с тем что он намерен сказать записывает то что говорят ему другие магнитофоны верх невоспитанности не записывать когда другой магнитофон обращается прямо к вам а прямо ничего сказать нельзя сначала вы должны все записать даже самые наглые ленточные черви прямо никогда не говорят как прошла вечеринка включите воспроизведение что было за завтраком включите воспроизведение взгляд стариковский необманутый непроницаемый уже десять лет он не произносит прямого слова и когда вы слышите как прошла вечеринка и что было за завтраком вы начнете видеть ясно и отчетливо между вами и тем что вы видели или чаще всего не видели была серая пелена этой серой пеленой были предварительно записанные слова машины контроля как только пелена спадет вы начнете видеть яснее и отчетливей чем те за пеленой это невидимое поколение это расторопное поколение руки работают и уходят смотрите какие интересные результаты когда несколько сотен магнитофонов оказываются на политическом митинге или марше свободы предположим вы записываете мерзейших брюзгливых южных законников несколько сотен магнитофонов на все лады изрыгают их речи и жуют их как больная афтозом корова и вот вы становитесь обладателем звука который мог бы лишить привлекательности любую местность несколько сотен магнитофонов вторящие чтецам могли бы придать публичным поэтическим чтениям непредсказуемую волшебную силу а вообразите что могли бы сотворить со стадионом ши пятьдесят тысяч вооруженных магнитофонами битловских фанатов несколько сотен людей записывающих и воспроизводящих на улице это славный хеппенинг на свежем воздухе член парламента от консерваторов говорил о растущей угрозе со стороны организованных групп распущенных юнцов с магнитофонами воспроизводящими I звуки уличного движения которые приводят в замешательство автомобилистов доносящими оскорбления записанные в каком-нибудь подпольном клубе низкого пошиба до мэй-фер и пиккадилли это растущая угроза общественному порядку вынесите на улицу тысячу молодых магнитофонов в записями бунта его отзвуки становятся все громче и громче запомните это технический процесс операция за операцией вот эксперимент который может провести любой имеющий две машины соединенные проводом для записи с одной машины непосредственно на другую поскольку эксперимент может вызвать заметную эротическую реакцию в качестве партнера интереснее выбрать того с кем вы состоите в интимных отношениях мы имеем два объекта б. и дж. б. записывает на магнитофон дж. записывает на магнитофон 2 теперь чередуем две голосовые дорожки магнитофон 1 воспроизводит две секунды магнитофон 2 записывает магнитофон 2 воспроизводит две секунды магнитофон 1 записывает чередуя голос б. с голосом дж. для достижения хоть какой-то степени точности следует ленты разрезать ножницами и чередовать склеенные куски это длительный процесс но его можно существенно ускорить если вы имеете доступ в монтажную и пользуетесь кинолентой которая намного шире и проще в обращении можно продолжить этот эксперимент сняв звуковой фильм о б. и звуковой фильм о дж. а затем склеив звукоббразную дорожку с чередованием двадцать четыре раза в секунду как я уже упоминал при подборе партнера для таких экспериментов рекомендуется соблюдать некоторую осторожность поскольку результаты могут оказаться довольно неожиданными б. обнаруживает что говорит и думает в точности как дж. дж. видит образ б. в своем лице в чьем лице б. и дж. постоянно чувствуют друг друга избавившись от незримого и навязчивого присутствия они действительно превращаются друг в друга видите ли будучи записан на звукоббразную дорожку дж. ретроактивно б. стал дж. эксперименты со склеенной лентой могут привести к взрывоопасным взаимоотношениям разумеется должным образом доводимым до в высшей степени эффективного взаимодействия вы увидите какое преимущество получит дж. если он проводил подобные эксперименты при полном неведении б. а сметливый читатель догадается что принцип склеенной ленты может найти широкое применение предположим вы некий зануда в сером фланелевом костюме вы хотите преподнести хозяину новую концепцию рекламного дела это творческая реклама так вот прежде чем предстать перед хозяином вы записываете хозяйский голос склеиваете его с собственным голосом разъясняющим вашу новую концепцию и запускаете все это через конторскую систему кондиционирования воздуха склейте себя с вашими любимыми поп-певцами склейте себя с радиокомментаторами премьер-министрами президентами зачем на этом останавливаться; зачем вообще на чем-то останавливаться каждый склеивает себя с каждым да ребята это я там возле бетономешалки следующий шаг а я предупреждаю что он обойдется недешево это программируемые магнитофоны полностью программируемую машину можно установить на запись и воспроизведение с выбранными интервалами на перемотку и новое включение после выбранной паузы при непрерывной автоматической работе предположим у вас есть три программируемые машины магнитофон 1 запрограммирован на воспроизведение в течение пяти секунд пока магнитофон 2 записывает магнитофон 2 воспроизводит три секунды в течение которых магнитофон 1 записывает теперь допустим вы спорите с дружком или подружкой припоминая сказанное в прошлый раз и обдумывая что говорить дальше все это тянется и тянется без конца и вы попросту не в силах заткнуться поставьте все ваши доводы и жалобы на магнитофон 1 и нареките магнитофон 1 вашим именем когда магнитофоны предоставят благоприятную возможность на магнитофон 2 поставьте все что было или могло быть сказано им или ею теперь заставьте машины говорить магнитофон 1 воспроизводит пять секунд магнитофон 2 записывает магнитофон 2 воспроизводит три секунды магнитофон 1 записывает проделайте это в течение пятнадцати минут получаса теперь поменяйте интервалы переведя интервал который вы использовали на магнитофоне 1 на магнитофон 2 переключатель интервалов имеет не меньшее значение чем контекст послушайте обе машины микшируя записи с помощью магнитофона 3 можно ввести фактор несообразного реагирования поэтому попросту поставьте на магнитофон 3 любую запись старый анекдот старую мелодию что-нибудь с улицы телевизора радио и запрограммируйте магнитофон 3 в довод магнитофон 1 вчера ночью я прождал тебя до двух часов магнитофон 3 хотелось бы знать кто насыпал песку в шпинат несообразное реагирование может оказаться эффективным при прерывании навязчивых ассоциативных дорожек все ассоциативные дорожки навязчивы выбросьте все это из головы прямиком в машины перестаньте разговаривать перестаньте жаловаться перестаньте спорить пусть машины говорят жалуются и спорят магнитофон это овеществленная часть человеческой нервной системы с помощью магнитофона вы можете больше узнать о нервной системе и добиться большего контроля над собственными реакциями чем смогли бы выяснить просидев двадцать лет в позе лотоса или теряя время на кушетке психоаналитика послушайте свои записи настоящего времени и вы начнете понимать кто вы такой и что вы здесь делаете смикшируйте вчерашний день с сегодняшним и услышите завтрашний ваше будущее рождается в старых записях вы это программируемый магнитофон устанавливаемый на запись и воспроизведение
кто вас программирует
кто решает какие записи воспроизводить в настоящее время
кто воспроизводит ваши прежние унижения и крушения ваших надежд содержа вас в предварительно записанном настоящем времени
вам не обязательно слушать этот звук вы можете запрограммировать свое собственное воспроизведение вы сами в состоянии решать какие записи хотите воспроизводить в настоящее время изучите свои ассоциативные ходы и выясните какие обстоятельства в каких предварительных записях запрограммированы на воспроизведение изымите эти старые записи из программы все это делается с помощью магнитофонов с помощью программируемых магнитофонов можно делать многие вещи театральные спектакли программируются с произвольными интервалами что делает каждый спектакль непредсказуемым и уникальным при любой степени зрительского участия публичные чтения концерты программируемые магнитофоны разумеется необходимы на каждой вечеринке и ни один современный хозяин не стал бы докучать гостям заурядной вечеринкой настоящего времени в современном доме каждая комната начинена жучками магнитофоны воспроизводят и записывают через скрытые микрофоны а в коридорах и комнатах фантомными голосами бормочут громкоговорители слово зримо как дымка магнитофоны перебрасываются репликами в садах как лающие собаки звуковая дорожка приводит студию на съемочную площадку вы можете изменить облик города вынеся на улицы собственную звуковую дорожку вот некоторые эксперименты записывая звуковую дорожку во время киносъемки на натуре найдите район с шиферными крышами и краснокирпичными дымовыми трубами прохладная серая звуковая дорожка туманные горны далекие паровозные гудки квакающие лягушки музыка на площадке для гольфа прохладные голубые записи на I булыжной рыночной площади с синими ставнями все грустные старые комедианты стоят там в синем сумраке шорох тьмы и провод когда несколько тысяч человек работающих с магнитофонами и снимающих на пленку последующие события отбирают свои лучшие звуковые дорожки и лучший отснятый киноматериал и склеивают все это вы увидите кое-что интересное теперь представьте себе какой вред может быть нанесен и уже наносится когда запись и воспроизведение умело выполняются таким образом что попавшие под их влияние люди понятия не имеют о происходящем мыслями эмоциями и мнимым воздействием на органы чувств можно с большой степенью точности манипулировать и управлять например для наведения порядка во время бунтов и демонстраций в Индонезии применяют старые антисемитские записи против китайцев держи лавку наживайся и никогда не церемонься с пьяными оболтусами хорошо знакомыми предположим вы хотите взбаламутить округу пойдите туда и запишите мерзейший глупейший диалог самую неблагозвучную звуковую дорожку какую только сможете отыскать а потом то и дело ее воспроизводите что послужит причиной нового мерзкого дурацкого диалога записываемого и воспроизводимого без остановки всегда подбирайте самый мерзкий материал возможности не ограничены вы хотите спровоцировать бунт вынесите свои машины с записями бунта на улицу пошевеливайтесь быть может вам удастся улизнуть от бунтовщиков мы называем это серфингом скольжением на прибойной волне погрешность недопустима помню бедного старика бернса раскусили на персидском базаре записи бунта были спрятаны у него под джеллабой и с него содрали шкуру живьем чувствительное лишенное кожи существо корчилось в лучах полуденного солнца а нам все стало ясно а вам все стало ясно
описанные здесь технические приемы и эксперименты использовались и используются агентствами как официальными так и неофициальными при полнейшем вашем неведении и с большим ущербом для вас число играющих не ограничено Витгенштейн говорил ни одно предложение не может выступать в качестве доказательства единственное что не записано предварительно в предварительно записанном ряду так это сама предварительная запись то есть любая запись в которой действует фактор случайности любая уличная запись вы можете заранее записать свое будущее вы можете слышать и видеть то что хотите слышать и видеть описанные здесь эксперименты разъяснил и продемонстрировал мне Иен Соммервиль из Лондона данную статью я пишу в качестве его призрака оглянитесь вокруг взгляните на машину контроля запрограммированную на подбор мерзейших глупейших самых пошлых и низменных звуков для записи и воспроизведения которое вызывает еще более мерзкие глупые более пошлые и низменные звуки для последующей записи и воспроизведения неминуемой деградации впереди тупик впереди мерзкое пошлое воспроизведение завтра завтра и завтра чем занимаются газеты кроме подбора мерзейших звуков для воспроизведения в общем если вам попадется нечто мерзкое значит это новость а если и этого недостаточно я приведу цитату из редакционной статьи в газете нью-йоркдейли ньюс мы в состоянии расправиться с Китаем а если вмешается россия мы можем расправиться и с этой страной самый лучший коммунист это мертвый коммунист потом давайте расправимся с эксплуататором кастро чего мы ждем давайте немедленно бомбить китай давайте на века останемся вооруженными до зубов этот мерзкий и пошлый ослиный крик выпускается для массового воспроизведения хотите распространить истерию запишите и воспроизведите самые идиотские истерические реакции марихуана марихуана ну да она опасней кокаина она превращает человека в маньяка-убийцу сказал он тоном не терпящим возражений взгляд его похолодел при мысли о вампирах которые высасывают богатства наживаясь на подлом сбыте травы и без всякого преувеличения раздуваются от человеческой крови ему в голову пришли мрачные мысли и он стиснул челюсти толкачей надо толкать на электрический стул разденьте ублюдков догола ну ладно показывай руки или выражаясь страшными словами гарри дж. анслингера законы должны отражать общественное неприятие наркомана трудно найти отражение более мерзкое чем общественное неприятие холодные презрительные взгляды добропорядочных американских женщин поджатые губы и благодарю покорно из уст лавочника рычащие копы тусклые смертоносные взгляды ниггеров отражающие общественное неприятие сраные гомики да пристрелите же их кто-нибудь с другой стороны подобрав для записи и воспроизведения спокойные здравые реакции вы будете распространять спокойствие и здравый смысл делается ли это очевидно нет прервать неумолимое падение по спирали мерзких мерзейших записи и воспроизведения можно лишь с помощью контрзаписи и воспроизведения в качестве первого шага следует изолировать и отрезать ассоциативные линии машины контроля носите с собой магнитофон и записывайте все мерзейшие глупейшие вещи перемешивайте свои мерзкие записи ускоряйте их замедляйте воспроизводите задом наперед двигайте ленту вручную вы услышите единый мерзкий голос и увидите что единый мерзкий злой дух состоит из мерзких старых предварительных записей чем чаще вы будете прокручивать записи и резать их на части тем меньшей властью они будут обладать развейте предварительные записи в воздухе в разреженном воздухе*.

* У. Берроуз, «Билет, который лопнул» (пер. Т. Покидаевой).

Как замечено в «невидимом поколении», техника по управлению мыслями и созданию событий доступна каждому, был бы переносной магнитофон или машина для перевозки нескольких магнитофонов. В основе техники лежит внушение в состоянии бодрствования, впервые опробованное доктором Джоном Дентом.
Процесс негипнотического внушения по доктору Денту выглядит так: пациент получает задание прочесть вслух текст для воображаемого слушателя. В это время за спиной пациента доктор внушает ему нечто по предварительному соглашению (уровень громкости голоса у врача и пациента должны совпадать). Например: «Вы можете спать. Вы больше не станете принимать алкоголь...» и проч., и проч. Пациент не слышит внушения, поскольку сосредоточен на том, что читает, и потому внушение напрямую воздействует на его подсознательный или реактивный ум. Не стоит путать эту процедуру с подпороговым внушением, которое воздействует на подсознательном уровне зрения или слуха: даже если пациент сосредоточится изо всех сил на источнике внушения, сознательно он ничего не услышит и не увидит. Негипнотическое внушение предполагает звуки и образы, которые воздействуют на подсознание до тех пор, пока внимание пациента сфокусировано на чем-то ином. Если же направить внимание пациента на источник внушения, то субъект моментально все увидит и услышит.
Именно негипнотическое внушение используется при воспроизведении заготовленных магнитофонных записей на улицах, вечеринках, в барах, на вокзалах, в аэропортах, парках, подземке, политических митингах, в театрах во время антракта... Люди не слышат внушений, поскольку их внимание направлено на другое: на переход улицы, прибытие поезда, объявление о посадке на рейс, речь оратора, просмотр телепередачи, разговор с друзьями. Уровень громкости внушения соответствует уровню шума на улице, уровню громкости речи и проч., и проч., а грамотно составленная запись с внушением на пленке даже включает собственно звуки улицы и тому подобное, что соответствует местности, на которой внушение производится.
Любая запись с внушением работает гораздо эффективней, если содержит противоречивые команды. Например: «Оставайся здесь оставайся там, стой иди, сделай сейчас отложи на потом, поверни направо поверни налево, выходи не выходи, не спеши прибавь скорости, разрешено воспрещено, быть правым ошибаться, присутствовать отсутствовать в будущем прошлом, спешить медлить и проч., и проч.»
Эти команды сыплются на человека отовсюду. Если, например, ваша запись с внушением содержит фразы типа: «Смотри на свет впереди. СТОЙ... останься здесь... будь там...» и проигрывается для людей, остановившихся на красном свете светофора, им придется подчиниться вашему внушению.
Последующая противоречивая команда на бессознательном уровне создает момент замешательства, в который действует ваше внушение. Записи, содержащие противоречивые команды, намного эффективней. Оскорбления с врезанными противоречивыми командами действуют особенно сильно.
Результат достигается постоянным проигрыванием заготовленной записи. Полезны любые трюки с магнитофонной пленкой: эхокамера — для вокзалов и терминалов в аэропортах, накладка, ускорение, замедление, колебания и проч., и проч. Хороший результат — дело настойчивости и экспериментирования. Для наиболее широкой зоны воздействия врежьте в запись звуки автомобиля, популярных мелодий, шум улицы. Некоторые внушения можно делать только на ходу. Если оператор проигрывает запись оскорблений, ему лучше двигаться быстро и бессистемно.

В.: Для вас наркотики — самая важная медицинская проблема современности; вы постоянно делает ударение на ее ужасах. «Все, что можно сделать посредством химии, можно сделать и без нее».

О.: Для расширения сознания нехимическими методами я уже описал несколько методик работы с магнитофоном. Добавить что-нибудь по этому вопросу? Я бы назвал статью мистера Брайона Гайсина о Машине снов, а также статью «Улица писцов», об использовании иероглифов, и статью об использовании проекций, озаглавленную «Как быть Хамфри Богартом» (последние две — моего авторства).
Машина мечты, созданная Брайоном Гайсином и Иеном Соммервилем, представляет собой цилиндр в мелких дырочках, который вращается вокруг источника света, создавая тем самым стробоскопическое «мерцание», попадающее на смеженные глазные веки испытуемого. «Мерцание» при определенной частоте радикально изменяет альфа- (или сканирующие) ритмы мозга, что подтверждается электроэнцефалограммами. Субъекты наблюдают ослепительный свет неземной яркости и цветов, из которого складываются множественные сложные узоры. Если мерцание совпадает с альфа-ритмами, испытуемый видит бесконечное число цветных узоров, занимающих поле зрения на все триста шестьдесят градусов, галлюцинации, рождающие созвездия образов. Из многомерной мозаики возникают геометрические конструкции невероятной сложности, обращаясь в живые огненные шары, мандалы, разбивающиеся на самостоятельные картинки, или запоминающиеся сцены, словно в ярких сновидениях.
Наши предки в хаотичном скоплении звезд видели созвездия в формах различных существ. Эксперименты показали, что человек способен увидеть образ там, где его объективно быть не может, например, в скоплении белых точек на экране. Форму задает разум. Альфа-ритмы при тринадцати колебаниях в секунду — наша скорость сканирования, которая варьируется в зависимости от индивидуальных особенностей, возраста и даже культуры. Наиболее сильны они, когда мозг бездействует; альфа-ритмы ищут упорядоченный слуховой образ со скоростью звука, а визуальный образ — со скоростью света. Ритмические звуки, фильмы и телепередачи задают ритм нашим, индивидуальным, словно отпечатки пальцев, мозговым колебаниям. Вполне возможно, электроэнцефалограммы целого поколения телезрителей окажутся одинаковы.
Общество, основанное на устной речи, движется медленно, со скоростью звука, и способно функционировать в темноте. В начале было слово, и слово обрело плоть во тьме, но с появлением письменной речи стал необходим свет, дабы видеть слово написанное, образ, ставший иной формой распространения, ограниченной скоростью света. Единственное, чего нельзя изъять из картины, — это свет, остальное может быть радикально преобразовано или убрано.
Изменение есть функция числа, и сегодня, в эпоху электроники, единственная наша постоянная — сто восемьдесят шесть тысяч миль в секунду, скорость света, которой поток электрических частиц не может достичь, не говоря уж о том, чтобы превзойти. Слово, в свою очередь, наиболее медленно, когда его произносят: тысяча сто четырнадцать футов в секунду; скорость звука достигает максимума, будучи видимой или спроецированной в виде образа на скорость света. Однако наши альфа- или сканирующие ритмы слабее всего в процессе смотрения, когда мозг целенаправленно думает, изучает рисунок, и медленней всего во время чтения, дешифровки последовательности наделенных значением символов.
«Мерцание» — это пороговый эксперимент индуцированного опыта, произведенного посредством изменения скорости света, дабы включить наши альфа-ритмы на максимум. «Мерцание» позволяет увидеть ослепительное множество образов, отношения и связи которых меняются непрерывно—в сравнении с этим «коллажи» и «сборки» так называемого современного искусства чрезвычайно слабы и неэффективны. Историю искусства больше не творят. История искусства, как перечисление индивидуальных образов, закончилась с направленным представлением света в качестве основного инструмента создания образов, бесконечно разнообразных, сложных и всепобеждающих. Комета есть Свет.

ЭЛЕКТРОННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1970—1971 гг.

В статье «Невидимое поколение», впервые опубликованной в «Интернэшнл тайме» и «Лос-Анджелес Фри Пресс» в 1966-м, я рассматривал потенциал тысяч людей, которые вооружены портативными или стационарными магнитофонами, что передают информацию подобно сигнальным барабанам: итак, со всех балконов звучит спародированная президентская речь, которая влетает и вылетает из раскрытых окон, проходит сквозь стены, мечется над двориками. Она повторяется в лае собак, в бормотании бомжей, звуках музыки и уличного шума, несется по продуваемым ветром улицам, над парками и футбольными стадионами. Иллюзия — это оружие революции. Специфика использования заготовленной магнитофонной записи, смонтированной по методу «нарезки» и воспроизведенной на улицах:

Распространение слухов:
Если десять операторов в час пик воспроизведут тщательно подготовленную магнитофоную запись, то ее содержание распространится очень быстро. Люди не поймут, откуда им стала известна информация, но они ее услышат — это факт.

Дискредитация оппонентов:
Запишите речь Уоллеса, вклейте в запись запинки кашель шмыганье икание фырканье крики боли страха рыдания апоплексическое захлебывание плач шумное глотание слюней чавканье идиотские звуки совокупления и животных и воспроизведите это на улицах в подземках на парковках или политических митингах.
Наступательное оружие для эскалации гражданских конфликтов:
Никакой мистики. Звуки, характерные для бунта, могут спровоцировать действительный бунт в напряженной обстановке. Воспроизведите полицейские свистки — и полиция явится, воспроизведите звуки стрельбы — и они достанут оружие.
- БОЖЕ МОЙ! НАС УБИВАЮТ!
Гвардеец позже рассказывал: «Раздался выстрел, и мой товарищ с окровавленным лицом осел наземь (оказалось, что в него попали из рогатки). Ну я и решил: началось!» КРОВАВАЯ СРЕДА. ИЗУМЛЕННАЯ АМЕРИКА НАСЧИТАЛА ДВАДЦАТЬ ТРИ УБИТЫХ, ТРИДЦАТЬ ДВА РАНЕНЫХ, ИЗ НИХ ШЕСТЬ - КРИТИЧЕСКИ.
Все как обычно: протестующие мирно вышли на демонстрацию, полиция и национальная гвардия сдерживают их. В толпу затесались десять операторов, у которых под одеждой магнитофоны, управляемые кнопками на лацканах пальто. У них запись бунтов в Чикаго, Париже, Мехико, Кенте, Огайо. Если звук воспроизводимых записей соответствует по уровню громкости уличным звукам, источник не обнаружат. Полиция схватывается с демонстрантами. Операторы сходятся в одной точке. Воспроизведите запись бунта в Чикаго, переходите к следующей стычке, запишите звуки, воспроизведите, продолжайте двигаться. Обстановка накаляется. Вот один коп осел наземь со стонами. Хор визжащих свиней и пародийных  стонов.
Можно ли использовать магнитофонную запись спокойнейших полицейских и демонстрантов, дабы погасить уличную стычку? Вполне! Однако начать стычку много легче, чем ее погасить. Примите к сведению: магнитофонная «нарезка» — это оружие. Операторы выполняют ее на ходу: записывают звуки в Чикаго, Париже, Мехико, Кенте и Огайо беспорядочно, вперемешку с окружающими звуками — вот она, «нарезка».
Магнитофонная «нарезка» в качестве дальнобойного оружия, смешивающего и сводящего на нет ассоциативные линии, составленные СМИ:
Контроль, осуществляемый СМИ, зависит от ассоциативных линий. Если их обрезать, ассоциативные связи оборвутся.
Вчера президент Джонсон вломился в шикарные апартаменты, взял трех горничных на прицел в двадцати шести милях к северу от Сайгона.
Можно порезать поток информации и, переиначив его, воспроизвести с магнитофона на улице. Что такое поток ежедневной прессы? Он стартует в утренних газетах, читаемых миллионами людей, которые видят одни и те же слова, рыгая жуя ругаясь хихикая разнообразно на них реагируя. Оправдание действий мистера Каллахана по запрещению крикетного тура по Южной Африке испортили полковнику завтрак. Все реагируют — так или иначе — на газетный мир незримых событий, которые становятся неотъемлемой частью вашей жизни. Процесс можно подвергнуть бесконечной и случайной перекройке. Какой знак вы видите на станции Грин-парк, отрываясь от номера «Пипл»? Кто звонил, когда вы читали свое письмо в «Таймс»? Что вы читали, когда жена разбила тарелку на кухне? Нереальный мир газет существует, потому как его события действительно происходят. Сосредоточьтесь на миллионах людей, одновременно смотрящих «Джесси Джеймса»* или «Виргинца»**. Международный поток еженедельных новостных журналов всегда продуман на неделю вперед. Вы не замечали, что появление чьей-либо фотографии на обложке «Тайм» — поцелуй смерти. Мадам Нху*** присутствовала при убийстве мужа и падении правительства. Фервурд**** появился на обложке — и демон-глист отдал приказ убить его посредством вестника смерти. Библию везде таскал с собой, вредных привычек не имел, ну вы таких знаете. В общем, надежда и опора; читайте в последнем выпуске.

* «Джесси Джеймс» — классический вестерн о знаменитом американском преступнике, которого называли «Робин Гудом Дикого Запада».
** «Виргинец» — фильм-вестерн и сериал по мотивам одноименного романа Оуэна Уистера.
*** Невестка первого президента Южного Вьетнама Нго Дин Диема (вышла замуж за его младшего брата Нго Дин Нху).
**** Фервурд, Хендрик (1902—1966 гг.) — премьер-министр ЮАР, идеолог апартеида.

Так смешивайте же новости, телепередачи, биржевые сводки, рекламу и воспроизводите получившийся поток на улице.
Только подпольная пресса может эффективно противостоять растущей власти и самым современным технологиям, используемым прессой официальной, которая желает фальсифицировать, преднамеренно исказить, представить глупыми или просто изъять из обихода информацию, книги, открытия, считающиеся опасными для властей.
Подпольная пресса справилась бы с задачей гораздо лучше, если б использовала технику «нарезки». Например, можно заготовить «нарезку» самой реакционной речи и окружить ее наистрашнейшими картинами. Приправить самыми мерзкими звуками, издаваемыми людьми или животными, и воспроизвести на публике. Приготовьте выпуск-«нарезку» из стенограммы каждой новости по радио и ТВ. Затем обнародуйте результат прежде, чем на прилавках появится утренний выпуск газеты. Забавно видеть заголовок из того, что варилось у вас в голове. Подпольная пресса таким же образом могла бы создать и уникальную рекламную службу. Смешать рекламу одного продукта — слоганы, джинглы — с рекламой других, добавить популярных мелодий и таким образом «слить» продажи. Те, кто сомневается в эффективности этих методик, могут и сами попробовать — дальнейшего убеждения не потребуется. Подобные техники уже давно используют зарубежные спецслужбы и ЦРУ. Десять лет назад они систематически записывали уличные звуки во всех районах Парижа. Помню работника «Голоса Америки» в Танжере и комнату, полную магнитофонов: из-за стены доносились странные звуки. Человек держался замкнуто, коротко здоровался при встрече в коридоре. В его комнату никого не пускали, даже уборщиц. Конечно, есть множество всяких технических наворотов типа дистанционных микрофонов направленного действия. Призыв к молитве муэдзина, смешанный с поросячьим хрюканьем, не стоит того, чтобы шататься по рыночной площади с переносным магнитофоном.
Статья в журнале «Нью Сайентист» от 4 июля 1970 года, страница 470, озаглавлена «Электронное искусство некоммуникации». Автор Ричард К. Френч подробно расписывает техническую сторону дела.
В 1968-м я вместе с Иеном Соммервилем и Энтони Балчем записал собственный голос на кинопленку (ее проще «нарезать»), разбил на своеобразные кадры длительностью в одну двадцать четвертую секунды, затем изменил порядок их следования. Оригинальный посыл утратился, но зато появились новые слова. Я даже узнал собственный голос, сохранился и тон. Дружелюбие, враждебность, эротизм, сарказм, уныние, отчаяние — все сохранится и будет слышно в «нарезке».
Я тогда не знал, что пользуюсь техникой, которая существовала еще в 1881 году... Вот цитата из статьи Френча:
«Техника смешения для шифровки речи датируется 1881 годом, уже тогда люди желали сделать переговоры по телефону или радио непонятными для третьей стороны».
Части сообщения перемешиваются при передаче и обретают прежний порядок на том конце провода. Существует много методик подобной шифровки, действующих по разным принципам...
«Во время войны использовали шифратор, работающий по принципу временного деления. Запись сигнала режется на кусочки длиной в пять тысячных сантиметра. Сегменты разбиваются на группы или фреймы, образуя новый порядок. Представьте, будто речь, записанную на магнитную пленку, поделили на отрезки по две сотых сантиметра длиной каждый и собрали заново в другом порядке. Это вполне реально и позволяет услышать, что получится, если слова и звуки перемешать подобным образом».
Я проделал такой опыт в 1968-м, и это — продолжение метода «нарезки». Простейшая «нарезка» осуществляется так: лист с текстом разрезается на четыре части, потом первая часть совмещается с четвертой, а вторая часть с третьей. При желании продолжайте делить текст на кусочки помельче, составляя новые и новые связи.
Изначальная цель шифровщиков — сделать речь непонятной без соответствующего кода. Подобный метод можно использовать и для установки контроля над мыслями в массовом порядке. Дешифратором может служить человеческое тело и его нервная система. Простой вирус вроде герпеса мог бы повысить дешифрующую способность и заставить прочесть себя. Наркотики наподобие ЛСД и dim-N также способны выступить в роли дешифрующих устройств. Более того, СМИ могут заставить миллионы людей воспринимать зашифрованные версии новостных блоков. Когда нервная система читает зашифрованные сообщения, человеку кажется, будто он сам нашел ключ, что на деле так и есть.
Все карты в этой колоде крапленые. В большинстве случаев человек не заподозрит внешний источник информации. Среднестатистический читатель газет воспримет зашифрованное сообщение некритично, предполагая, будто оно отражает его собственное мнение, составленное им самим независимо ни от кого. Впрочем, субъект может заметить или заподозрить чуждое происхождение голосов, которые буквально вылупляются из ничего у него в голове. В таком случае налицо классический синдром параноидальной шизофрении. Субъект слышит голоса. Слышать голоса можно заставить кого угодно. Подвергнуть человека обработке зашифрованными сообщениями нетрудно. Это можно осуществить при помощи записи уличных шумов, записей изнутри машины, сфабрикованных радио- и телепередач, которые следует проигрывать в квартире субъекта, или же в барах и ресторанах, которые он часто посещает. Если человек еще не разговаривает сам с собой, ничего — скоро начнет. Нашпигуйте его апартаменты «жучками». Вот он уже и чокнулся, слышит свой голос по радио, по телевизору или в беседах незнакомцев поблизости. Видите, как все просто! Запомните: зашифрованное сообщение малопонятно, но в любом случае субъект воспринимает тон. Враждебные крики белых, расшифрованные негром, вызывают в его памяти пережитые запугивания или унижения. Если пойти дальше, то можно использовать голоса знакомых и таким образом настроить человека против друзей — достаточно воспроизвести сообщения враждебного содержания, произнесенные его приятелями. Это активирует все внутренние несогласия. Если субъект воспринимает дружелюбное сообщение, произнесенное голосом врага, он, вероятно, станет дружелюбно относиться к врагу.
На субъект воздействовали дружелюбными, ободряющими голосами — и вот он уже работает на ЦРУ, КГБ или еще на кого. У секретных служб появился агент, которому не надо платить и который ничего не выболтает, потому что ничего не знает. Он полностью под контролем. Если же субъект не подчиняется, надо его «пролечить» враждебными голосами. Нет, им управляют вовсе не Боги не супертехники из космоса. Обычные техники, пользующиеся общедоступным оборудованием и методикой — освоить ее способен любой, кто в состоянии купить и управляться с соответствующими приборами.
Чтобы понять, как техника шифрования воздействует в масштабах СМИ, вообразите, будто новостной журнал вроде «Тайм» подготовил выпуск за неделю до публикации. Наполнил его новостями, основываясь на предсказаниях и следуя определенной линии, не пытаясь при этом совершить невозможного. В каждой статье наши ребята предстают героями, а коммунисты проигрывают и попадают в катастрофы. И так весь выпуск — сплошные предвзятые предсказания грядущих событий. А теперь представьте, как все это расходится через СМИ.
То же самое, только в меньших масштабах, способны проделать и вы. Потребуется минимум оборудования: шифровальное устройство, телевизор, радио, две видеокамеры, любительская радиостанция, элементарная фотомастерская, простейший реквизит и актеры. Для начала делаете «нарезку» из новостей и выдаете их по радио и на улицах, проигрывая с магнитофона. На видеокамеру снимаете выпуск новостей. Картинки берите из старого отснятого материала. Мехико сойдет для новостей об уличных боях в Сайгоне и наоборот. Разницы не заметят. Тасуйте сообщения о пожарах, землетрясениях, авиакатастрофах. Например, на севере Барселоны разбился самолет, сто двенадцать погибших; еще один самолет разбился в Торонто — сто восемь погибших. Поменяйте картинки местами и таким образом совместите сфабрикованные новости с настоящими репортажами.
У вас есть преимущество перед противником: ему свои манипуляции приходится скрывать, а вам — нет. Рекламируйте свою деятельность, объявите во всеуслышание, что пишете новости наперед, пытаясь с помощью доступной техники заставить события произойти. Вы становитесь НОВОСТЯМИ. А также и телеведущим, если сумеете сыграть роль. Хотите распространить «нарезки» из видео как можно шире? Затопите СМИ полной иллюзией.
Фиктивные ежедневные СМИ задним числом аннулировали землетрясение в Сан-Франциско и взрыв в Галифаксе*, представив их журналистской уткой, и изголодавшееся сомнение, освобожденное от оболочки закона, расширившись, уничтожило все факты истории.

* Канадский город, в гавани которого в 1917 году взорвалось груженное взрывчаткой французское военное судно «Монблан». Порт и значительная часть города оказались разрушены. Две тысячи человек погибли.

Ричард Френч завершает статью следующим пассажем:
«Применение современных микроэлектронных интегральных схем приведет к снижению цены на голосовые шифровальные устройства и сделает их доступными для массового потребителя. Коды и шифры интересуют многих, и шифровальные аппараты вызовут такой же интерес...»
Общеизвестно, что эффект речи достигается в случае ее сознательного восприятия. Казалось бы, факт, но ранние эксперименты с подпороговыми образами показали: это не так. Можно было бы организовать ряд опытов с технологиями речевой шифровки. Рассмотрим, к примеру, эксперимент, в котором говорящий слышит эхо своего голоса. Довольно скоро он вынужден умолкнуть. А что, если бы говорящий слышал свою речь в «нарезке»? Насколько субъект понял бы «нарезанную» речь? В какой мере язык выступает в качестве дешифровщика (особенно язык западный, работающий на условиях дилеммы «или... или...»)? Насколько тон говорящего позволяет слушателю дешифровать сообщение?
Во многих случаях «нарезанные» записи можно использовать для развлечения. По сути, развлечения — это самая перспективная сфера их применения. Представьте фестиваль поп-музыки, запланированный на 24,25,26 и 27 числа 1970 года в Экклсден-Коммонс, Пэтчинг, близ Уортинга, что в Суссексе. На месте проведения расположены: парковка для автомобилей, палаточный лагерь, сцена; поблизости — лес и деревенька с телефонными будками и кинотеатром. Определенное число магнитофонов — чем больше, тем лучше — размещается в лесу и деревеньке, образуя этакую звуковую сетку, которая накроет всю площадь фестиваля. В магнитофонах — пленки с заранее приготовленными записями: музыка, новости, «нарезки» с других фестивалей. Все время какие-то магнитофоны проигрывают записи, какие-то записывают. Записываются, само собой, крики толпы и воспроизводимое остальными проигрывателями. Толпа, таким образом, слышит еще и саму себя в записи. Воспроизведение, перемотка и запись могут управляться электроникой, а могут и вручную — самими операторами. Эффект окажется во много раз сильней благодаря заядлым тусовщикам, которые приносят свои магнитофоны — они тоже записывают и воспроизводят запись на ходу. Можно пойти дальше, использовать проекционные экраны и видеокамеры. Некоторые видеоматериалы надо заранее «нарезать»: фильмы сексуального содержания, записи с других фестивалей, «нарезка» из прямых репортажей с мест различных событий и кадры с толпой. Конечно, следует «врезать» и запись самого фестиваля. Снимайте празднество на камеру и вставляйте в «нарезку» фокусников, жонглеров, заклинателей змей, дрессировщиков, певцов и музыкантов. Запись, смонтированную позже в качественный материал, используйте потом на другом концерте.
Конечно же, с оборудованием придется повозиться. Эффект от события усилится, если фанаты принесут с собой портативные магнитофоны и станут записывать, воспроизводя позже, выступление кумиров прямо на концерте.
Можно таким образом включить в концерт любое сообщение, которое вы хотите передать толпе, любую музыку, беседу — фанаты и тусовщики с их магнитофонами унесут частичку его с собой.
Исследовательский проект: выяснить, насколько полно зашифрованные сообщения считываются субъектами. В простейшем виде это выглядит так: человеку дают прослушать «нарезку», содержащую простые команды. Равносильно ли зашифрованное в «нарезке» сообщение постгипнотическому внушению? Воспринимается ли суть послания? Какие препараты усиливают способность вычленять суть? Разнится ли способность к этому у отдельных людей? Эффективней ли «нарезка», составленная из сообщения, начитанного самим испытуемым? Легче ли воспринимается суть сообщения, начитанного определенными людьми? Увеличивается ли потенциал «нарезки», если составить ее из видеозаписи, сочетающей слова и образы?
Используем, к примеру, видео-«нарезку», содержащую универсальную для всех эмоциональную начинку. Скажем, послание страха. Для этого набираем все доступные записи, на которых наш субъект показан испуганным, мешаем их с вызывающими страх словами и образами, угрозами и проч., и проч. Разыгранная комбинация подействует угнетающе в любом случае, однако давайте посмотрим, подействует ли «нарезка» эффективней. Давление крови, пульс и колебания мозговых волн субъекта постоянно записывают, выражение лица фотографируют, снимают на видеокамеру — подопытный видит себя на экране. «Нарезка» составляется двумя способами, один из которых — собрать ее из случайных кусочков; в таком случае в «нарезке» будут встречаться последовательные отрывки, содержащие внятные слова и картинки. «Нарезки», выполненные разными способами, включают попеременно, с разными интервалами, а давление крови, пульс и колебания мозговых волн покажут оператору, какой вариант действует сильней. Помните: субъект видит собственное лицо на экране. Как сказал Любопытный Том, нет ничего страшней, чем видеть ужас на собственном лице. Если субъект испугается чересчур сильно, прокрутим для него записи с посланием мира и безопасности.
Возьмемся за пленку сексуального содержания: половой акт в исполнении идеальных объектов (один — идеальный для испытуемого партнер, второй — идеальный образ его самого). Если просто показать запись субъекту, он легко возбудится. Теперь «нарежем» ее. «Нарезка» подействует через пару секунд, и что дальше? Реально ли вызвать у человека самопроизвольный оргазм? Воздействовать на другие функции организма? Установите скрытый микрофон в туалете и запишите все пуки и сраки, а потом перемешайте их с голосом строгой нянечки, приказывающей какать, и вот уже юный либерал наложил в штаны прямо на помосте под звездно-полосатым знаменем. Могут ли записи смеха, шмыганья носом, икоты, кашля вызвать смех, насморк, икоту или кашель?
Может ли — и до какой степени — «нарезка» спровоцировать физический недуг? Снимите на цветную кинопленку со звуковой дорожкой простуженного человека и его же в здоровом состоянии. Смешайте «простудную» запись со «здоровой»; спроецируйте простудную картинку на картинку «здоровую». Используем фразы для реактивного ума, выделенные Роном Хаббардом, которые способные сами по себе вызвать недуг: «быть мной, быть тобой, остаться здесь, остаться там, быть телом, быть телами, оставаться в настоящем, оставаться в прошлом». Мешаем все и показываем субъекту. Поразит ли его вирус простуды? Даже если и поразит, нельзя утверждать, будто мы сами создали вирус. Просто активировали. В организме человека, как известно, таится множество вирусов вскрытом состоянии. Тот же способ активации можно опробовать на герпесе или на гепатите, памятуя, что мы вовсе не создаем вирус в лабораторных условиях. Хотя вполне могли бы. Может быть, вирус — это всего лишь микроскопический набор звуков и образов? Он обладает единственным образом — тем, который может вам навязать: пожелтевшие белки глаз при гепатите, язвы при оспе и проч., и проч., навязанные вам насильно. То же самое справедливо для «нарезанных» слов и образов, их смысл — в слове и образе, расшифровываемых субъектом против воли. Все карты в этой колоде крапленые. Перед вами не обязательно вирус. Для создания вируса в лабораторных условиях, возможно, понадобятся видео- и звукооператоры, а заодно и биохимик. Приведу цитату об искусственном гене из «Интернэшнл Пэрис Трибюн»: «Доктор Хар Гобинд Корана синтезировал часть гена».
«Это — начало конца. — Так отреагировал атташе по науке одного из посольств в Вашингтоне, узнав, что лабораторным путем синтезирована часть гена. — Теперь любая страна может сотворить вирус, от которого не будет лекарства. Достаточно небольшой лаборатории в маленькой стране, где имеется опытный биохимик, способный создать вирус. Если подобное осуществимо, то кто-нибудь обязательно этим займется».
Можно создать смертельный вирус, несущий сообщение о смерти, по сути — запись смерти. Несомненно, технические детали сложны, и понадобится целая команда видео- и звукооператоров вместе с биохимиками.
Возникает вопрос: реально ли использовать «нарезку» для распространения полезной и приятной информации? Возможно. С другой стороны, подобные зашифрованные записи действуют словно вирус, вызывающий в человеке некие процессы против его воли. Тут было бы кстати выяснить, как можно изменить старый рисунок сканирования — для того, чтобы субъект освободил собственный спонтанный рисунок.
Журнал «Нью Сайентист» от 2 июля 1970 года. Существующая теория памяти утверждает: основному объему памяти предшествует семисекундная «кратковременная память»: удар по голове стирает именно семисекундный промежуток памяти о предшествующих событиях, поскольку уничтожает содержимое буфера. Дедал* предполагает, что чувство настоящего охватывает именно этот период: поступающие от органов чувств данные записываются на бесконечную временную петлю, обеспечивая мозгу семь секунд для сканирования, прежде чем поступившая информация стирается. За это время мозг отбирает наиболее значимые моменты. Странное чувство дежа-вю, когда кажется, будто «сейчас» случалось ранее, на самом деле всего лишь кратковременная ошибка в стирании — нам просто попадается уже сохраненная информация, вышедшая на второй круг. Время, ползущее или летящее, должно быть, отражает скорость записи.

* Персонаж книги Дэвиса Джонса «Изобретения Дедала», составленной на основе статей в «Нью Сайентист» о самых нелепых и остроумных технических идеях и изобретениях.

Простой эксперимент показывает процесс стирания в действии. Сделав обычную запись звуков улицы, воспроизведите ее и гарантированно услышите то, чего не запомнили. Забытое прозвучит чисто и ясно, незапомнившаяся фраза — отчетливо, громко. Не факт, конечно, что вы ее во второй раз запомните. Она сотрется в процессе сканирования автоматически, согласно рисунку. Значит, в памяти сохраняется лишь выборка из огромного потока данных. Пешеход не запоминает ни знаков, ни прохожих — они для него перестают существовать. Дабы сделать процесс запоминания сознательным, попробуйте следующее.
Гуляя по улице, снимайте на камеру все подряд, стараясь, чтобы фокус камеры совпадал с фокусом глаз. Цель — сделать камеру вашими глазами, а пленку — памятью. Снимайте улицу с разных позиций, углов. Улица оператора — это улица, видимая оператором. Она выглядит иной, если взглянуть на нее под широким углом; многие детали для оператора отсутствуют. Выполните сканирование в произвольном порядке — то есть снимайте сначала одну сторону улицы, затем другую, согласно заготовленному плану. Таким образом, вы ломаете автоматический рисунок сканирования. Сканируйте цвета: зеленый, голубой, красный и проч., и проч., насколько это позволяет ваша камера. Так, посредством заготовленного произвольного порядка сканирования ломается автоматический процесс. Пусть это осуществят несколько операторов, затем составьте «нарезку» из отснятого материала. Подобная техника научит субъект видеть предметы под более широким углом и стирать или игнорировать информацию по желанию.
Техника легко проверяется на контрольных испытуемых. Сложного оборудования не потребуется. Я показал, как метод с максимальной эффективностью работает при установлении обратной связи с внутренними физиологическими и психическими реакциями испытуемого, то есть при видеосъемке субъекта, в то время как он видит и слышит запись. Начать можно с двух магнитофонов. Простейший инструмент для «нарезки» — ножницы и монтажное оборудование. Приготовьте «нарезку» из слов, склеивая куски в различном порядке, проверьте потом, как она действует на ваших друзей, на вас самих. Следующий шаг — звуковой фильм. Разумеется, от опытов с отдельными субъектами можно перейти к опытам в масштабе групповом: изготовить записи страха, стычек и проч., и проч. Возможности неограниченны, я предложил несколько простейших вариантов действий.
«Вирус характеризуется и ограничивается обязательным клеточным паразитизмом. Для размножения он должен паразитировать на живых клетках. Инфекционный цикл состоит из внедрения в организм носителя, внутриклеточного размножения и выхода за пределы носителя, дабы внедриться в организм другого носителя и начать новый цикл». Это цитата из сборника «Механизм вирусной инфекции», подготовленного к печати доктором Уилсоном Смитом. В природных условиях вирус — не самый приспосабливающийся организм. Некоторые вирусы уничтожили себя, поскольку вызывали стопроцентную смертность носителей. Каждый вид вирусов жестко запрограммирован на поражение определенных живых тканей. Если вирус не достигает поставленной цели, то не переселяется в нового носителя. Случается, конечно, что вирус мутирует — к примеру, вирус гриппа оказался в этом плане очень способным. В общем, налицо повторение одного и того же метода вторжения, и если вирусную атаку блокировать каким-либо средством вроде интерферона, она захлебнется. В целом, вирус — организм неразумный. Можно, конечно, придумать за него несколько различных методов вторжения. Например, испытуемого одновременно атакуют два вируса: один, дружественный, говорит, мол, все в порядке, все хорошо; второй вирус несет боль и страх. Так они используют старый метод внедрения, то есть играют в хорошего и злого полицейского.
Мы уже рассматривали возможность активации или даже создания вируса при помощи небольшого набора звуков и образов. И если вирус понять, в лабораторных условиях станет реально им командовать. Дабы пленка возымела действие, понадобится настоящий вирус. Что же такое вирус? Да, иногда возникают новые разновидности, только откуда? Давайте разберемся. Спроектируем нужные симптомы для нашего вируса и подготовим «нарезку». Вклеим туда запись легковнушаемых субъектов, которые демонстрируют нужные нам симптомы, и продолжим съемку и последующую «нарезку» до тех пор, пока вирус не «родится», то есть не будет способен воспроизводить себя в организме носителя и передаваться новому. Возможно, в лабораторных условиях мы сможем даже выдрессировать его, натаскать на выполнение полезной функции. Представьте, что вывели вирус секса, который поражает задние доли головного мозга, раздражая сексуальные центры. Инфицированный горит желанием, забывая обо всем прочем. Обнаженные безумцы носятся по паркам, мочатся, испражняются, эякулируют и вопят. Итак, вирус может быть зловещим, вирус способен отменить все механизмы регулировки и сдерживания, привести к истощению, конвульсиям и смерти.
Теперь то же самое попробуем проделать с видеопленкой. Организуем фестиваль сексуальных записей: сто тысяч людей приносят личные хроники — аудио и видео — половых актов, которые мы нарезаем, склеиваем и проецируем результат на большие экраны для толпы; порой «нарезка» замедляется на пару секунд, затем снова начинается мешанина, потом опять замедление — и снова мешанина. В конце концов все срывают с себя одежду. Даже копы. «АЙДА ПОБУДЕМ ГРАЖДАНСКИМИ!» Возникнут беспорядки, ноте, кто уцелеет, оправятся от безумия.
Или, скажем, собирается группа единомышленников и обменивается сексуальными записями. Видите: процесс теперь контролируется. Сам факт того, что это кто-то может сделать, уже выступает в качестве сдерживающего фактора.
Вот мистер Харт, который хочет заразить всех своим образом, обратить людей в себя. Он составляет «нарезку» из собственных изображений и сливает ее на головы остальным в поисках подходящих сосудов. Если никто ничего не прочухает, он с легкостью создаст табун двойников. Впрочем, на это каждый способен. Так «нарезайте» же свои сексуальные слова и ищите подходящих партнеров.
Если желаете, «нарежьте» себя целиком — все свои избитые шутки, чавканье, чиханье, пуканье, бурчанье в желудке. Только поторапливайтесь, потому что этим уже все занялись, все «нарезали» себя и слили результат на окружающих. Все население земли превратилось в одну большую коричневую массу. Нарезка — демократический путь к полной клеточной репрезентации. Нарезка — американский образ жизни.
Я предположил, что из небольшого набора образов и звуков можно вывести в лабораторных условиях послушный вирус. Сам по себе он не будет биологически активным, зато сможет активировать реальные вирусы в организме чувствительных субъектов. Тщательно подготовленная «желтушная» пленка способна активировать или создать вирус гепатита в печени, особенно если печень уже поражена. В результате оператор получит возможность управлять вирусной революцией в клетках. Поскольку СОИ действует в первую очередь на тех, чей организм уже ослаблен, выплеск его заряда мог бы совпасть с вирусной атакой. Для усиления восприимчивости к воздействию вирусов хорошо бы использовать и команды для реактивного ума.
Заметьте: «нарезанная» речь обладает многими характеристиками вируса. Субъект воспринимает ее и начинает дешифровывать против собственной воли. Вирус должен напоминать о своем присутствии, будь то ломота в теле при простуде или конвульсии при бешенстве — вирус постоянно напоминает о своем нежелательном присутствии, мол, ВОТ ОН Я!
Точно так поступают «нарезанные» слова и образ. Их наборы дешифруются насильно, вызывая в уме определенные слова и картинки; повторяющийся процесс раздражает определенные участки тела и нервной системы. Раздражаемые таким образом клетки с течением времени породят вирус биологический. Появится новый, биологически активный вирус, способный передаваться. Носитель такого вируса будет стремиться передать его как можно большему числу людей. Может ли этот вирус быть добрым и прекрасным? Возможно ли заразить спокойной и приятной разумностью? Вирус должен паразитировать на клетках носителя, иначе не выживет; вирус размножается репликацией, используя клеточный материал носителя, и во многих случаях губит пораженный им субъект. Вирус проникает в организм обманным путем и удерживается там силой. Незваный гость, который вам неприятен, не может быть прекрасен или полезен. Более того, он бесконечно повторяется, копирует себя слово за словом, снимок за снимком.
Вспомните жизненный цикл вируса: захват клетки или активация внутри нее, репликация, вторжение в остальные клетки, побег из организма носителя и внедрение в организм нового носителя. Заражение происходит по-всякому, и носители вируса, словно инфекционные дробовики, за один «выстрел» поражают множество целей: кашляют, чихают, плюются и пукают при первой возможности. Кал, мочу, сопли, коросту, пропитанное потом белье следует собрать и выделить из этого инфекционный материал — его легко оставить влюдном месте, распылить через динамики в метро, сбрасывать из окон или вываливать из самолетов на бреющем полете... Используй все разнообразие векторов... вши, блохи, клопы и небольшие эскадрильи комаров и кусачих мух, наполненных твоей кровью...
Никакой красоты в этом не вижу.
Есть лишь один полезный вирус, который покровительствует малоизвестному виду австралийских мышей. С другой стороны, если вирус не наносит вреда организму, в его существовании убедиться невозможно. Подобное случается, когда вирус принимает латентную форму. Существует предположение, будто желтая раса образовалась в результате инфекции похожей на желтуху, что вызвало постоянную мутацию — не обязательно вредную для здоровья, но передавшуюся потомкам на генетическом уровне. То же самое можно сказать и о слове: возможно, слово — это вирус, который навсегда поселился в организме носителя. Однако в настоящее время неизвестно ни одного вируса, действующего подобным образом, а потому вопрос о доброкачественном вирусе остается открытым. Разумней всего сосредоточиться на общей иммунизации.
Рон Хаббард, основатель сайентологии, утверждает: определенные слова и словосочетания способны вызвать физический недуг и/или умственное расстройство. Я сам не лишен писательского дара, но ни строчки не смогу написать ничего такого, что вызвало бы у кого-то болезненное состояние. Если утверждение Хаббарда справедливо, его легко проверить опытным путем. Оно основывается на теории энграмм. Энграмма — это слово, образ или звук, записанный в память испытуемого в период боли и бессознательности. Подобный материал может носить и конструктивный окрас. Например, фраза: «Думаю, он поправится» — это положительная энграмма, союзник. Однако, если верить Хаббарду, даже дружественные энграммы опасны не менее, чем записи враждебные. При их воспроизведении у испытуемого реактивируется операционная боль, может возникнуть мигрень, депрессия, страх, напряжение. Теорию энграмм легко проверить опытным путем. Наберите десять добровольцев и обработайте их болевыми раздражителями в сочетании с определенными словами и образами. Можете разыграть небольшие сценки типа:
— Быстрей, сестра, мы теряем негритенка. — ревет хирург-южанин, и на хрупкие черные плечи ложатся мясистые белые руки. — Да, он поправится, он выкарабкается.
— Будь моя воля, эти звери дохли б на операционном столе.
— Хорошо, что на это не ваша воля! Вы — врач. Ваш долг медика — спасать человеческие жизни.
И так далее.
Игра в хорошего и плохого колов. Дружественная энграмма ничто без энграммы боли, точно так же, как и добрый коп, обнимающий тебя за плечи и шепчущий на ушко медовым голосом, — не добрый, если тебя не мутузит его злой коллега. Могут ли слова хирурга, произнесенные над пациентом, пребывающим в наркозном небытии, всплыть во время гипнотической или сайентологической процедуры? Насколько неприятно действует на человека подобная энграмма? Сильнее ли эффект от «нарезанного» материала — дружественного и болевого? «Нарезанная» энграмма-картинка наверняка перенесет испытуемого в ту самую операционную. Хаббард объяснил свое понимание того, что он называет реактивным умом — получилось нечто похожее на подсознание в психоанализе Фрейда, встроенный механизм саморазрушения, который состоит из набора вполне обычных фраз. По утверждению Хаббарда, человек, прочитавший или услышавший эти фразы, заболевает, а значит, опубликовать их невозможно. Уж не о волшебных ли словах толкует Хаббард? О магических заклинаниях? Если так, то можно сотворить оружие, «нарезав» команды для реактивного ума вместе с прочим образно-фразовым материалом. Вот заклинание, обращающее человека в свинью. Быть животным: одинокая свинья хрюкает, срет, визжит и пускает слюни над помоями. Быть животными: хор из тысячи свиней. Нарежьте это вместе с полицейскими видеозаписями и воспроизведите; посмотрите, как отреагирует на это реактивный ум?
Еще одна команда. Быть телом, телом привлекательным — только задайте параметры. С этим пойдет симфония прекрасного тела, стройное биение сердца, довольное урчание желудка. Быть телами: аудио- и видеозаписи мерзких дряхлых тел, пораженных болезнями, пускающих газы, испражняющихся, стонущих и умирающих. Сделать все: человек в захламленной пыльной квартире, в окружении неоплаченных счетов и писем, на которые не написал ответа. Но вот он вскакивает и начинает мыть посуду, писать ответы. Ничего не делать: человек падает в кресло, вскакивает, падает, вскакивает... В конце концов он падает и пускает слюни как идиот, глядя на беспорядок в квартире. Записи для реактивного ума можно так же эффективно использовать с записями болезней. Воспроизведите испытуемому запись прошедшей хвори, говоря при этом: быть тобой, быть мной, останься здесь, останься там, будь телом, будь телами, останься внутри, останься снаружи, останься в настоящем, останься в прошлом, присутствуй, отсутствуй. Насколько эффективны подобные фразы в «нарезанном» виде? Что же касается утверждений Хаббарда относительно реактивного ума, то ответы мы можем получить, лишь проведя соответствующие исследования.
РУ — это артефакт, созданный для массового отупления и ограничения, который, вероятно, с этой целью имплантирован широким массам населения, что в принципе легко осуществимое помощью современной электроники и техник, описанных в данном трактате. РУ состоит из команд, на первый взгляд безвредных, а по сути — неизбежных... Будь телом... но они тем не менее могут вызвать самые ужасные последствия.
Вот несколько примеров экранных эффектов, рассчитанных на РУ...
В кинотеатре гаснет свет; с левой стороны экрана зажигается яркий огонек. Экран озаряется светом
Будь никем... На экране тень лестницы и солдата, испепеленных взрывом в Хиросиме
Будь всеми... Толпа выходит на улицу, начинаются стычки,паника
Будь мной... Привлекательные девушка и парень указывают на себя
Будь тобой... Они указывают на зрителей в зале...
Страшные ведьмы и старики, прокаженные, пускающие слюни идиоты указывают на себя и на зрителей, хором произнося...
Будь мной
Будь тобой
Команда № 5… Быть мной
Команда №6… Быть другими
На экране полицейский из отдела по борьбе с наркотиками обращается к школьникам. Перед ним на столе разложены шприцы, трубки для курения травки, образцы героина, гашиша и ЛСД.
Полицейский: «Пять раз выкурить трубочку может быть приятно...»
На экране — молодые торчки... «Я впервые стал собой»
Еще счастливые торчки... быть мной... № 5…
Полицейский: «А ВОТ ШЕСТОЙ РАЗ СКОРЕЙ ВСЕГО СНЕСЕТ ВАМ ГОЛОВУ»
В кадре человек — засунул себе в рот ствол дробовика и спускает курок...
Полицейский: «Как один мой знакомый пятнадцатилетний паренек, вы можете окончить свои дни, захлебываясь слюнями... Быть другими № 6…
Быть животным... Одинокий бойскаут...
Быть животными: Он присоединяется к остальным бойскаутам, играет, смеется, кричит
Быть животным... Отвратительное зверское поведение человека... склоки, жуткие сцены жратвы и секса
Быть животными... Коров, овец и свиней ведут на бойню Быть телом Быть телами
Прекрасное тело... совокупляющаяся парочка... Пленка отматывается к началу, семисекундный сюжет запускается снова и снова на протяжении нескольких минут... «нарезка» на разных скоростях... Зрители должны осознать, что быть телом значит быть телами... Тело существует, чтобы быть другими телами
Быть телом... Вид и звук смерти... «нарезка» последних слов
Быть телами... Вид кладбищ...
Сделать сейчас... Страстные объятия парочки
Сделать сейчас... Камера смертников... Смертника играет тот же актер, который исполнял роль любовника — он вопит и брыкается, тюремщики волокут его по коридору. Сцены секса перемежаются с тем, как приговоренного тащат на казнь. Парочка в постели достигает оргазма, в то время как смертника вешают, поджаривают на электрическом стуле, запирают в газовой камере, стреляют ему в затылок из пистолета.
Сделать это позже... Любовники разжимают объятия... Один из них хочет поесть, а потом сходить на шоу или еще куда... Надевают шляпы...
Сделать это позже... Начальник тюрьмы приходит в камеру смертников и говорит приговоренному: казнь отсрочена
Сделать это сейчас... В Пентагоне заседают люди с мрачными лицами... Разрабатывается стратегия... Что ж, ВРЕМЯ ПРИШЛО... Эту сцену «нарезать» вместе с сексуальными кадрами и записью того, как человека ведут на казнь... Финал — оргазм, казнь, ядерный взрыв... Приговоренный к смерти любовник в роли чудом уцелевшего чудовищно обожженного...
Сделать это позже... Разочарованный генерал кладет трубку и сообщает, что президент начал переговоры с руководителями Советского Союза и Китая... Смертник получает еще одну отсрочку приговора
Быть животным... Лемминг жадно поедает лишайник...
Быть животными... Масса леммингов, истерический писк... Гора утопших леммингов перед домиком на берегу финского озера, где хозяин методично занимается сексом с подружкой в различных позах. Пара просыпается, почуяв вонь дохлых зверьков.
Быть животным... Малыша сажают на горшок
Быть животными... Беззащитного малявку, какающего на горшке, сжирают крысы
Не двигаться... Повешенный. К нему подходит доктор со стетоскопом
Лежать... Тело снимают с веревки... голый труп на столе у доктора... покойника засыпают негашеной известью
Встать... Эрегированный фаллос
Лежать... Белый сжигает негру гениталии при помощи паяльной лампы... Огни в кинотеатре гаснут слева на экране зажигается паяльная лампа
Присутствовать
Отсутствовать
Присутствовать... Мальчик мастурбирует, глядя на изображения полового акта... появляется лицо белого, который сжигает черные гениталии паяльной лампой
Отсутствовать... Эротические фантазии мальчика... Негр шлепается замертво, гениталии его сожжены, а кишки вываливаются наружу
Присутствовать... Мальчик наблюдает стриптиз, ему нравится, он восхищен... Мужчина стоит на эшафоте с петлей на шее
Присутствовать... Эротические фантазии мальчика... «Смерть наступила в...»
Присутствовать... Мальчик свистит вслед девчонке на улице... Тело мужчины извивается на электрическом стуле, волоски на ногах вспыхивают синим пламенем
Отсутствовать... Мальчик видит себя в постели с девчонкой... Мужчина обмякает на стуле из-под колпака струится дым слюна капает на грудь...
В кинотеатре зажигаются огни. В небе над Хиросимой летит самолет... Мальчик исчезает
Присутствовать... Самолет, летчик, американский флаг...
Отсутствовать... На экране бабахает атомная бомба свет в кинотеатре гаснет
Обыватели спешат по своим делам, отдыхают... метро, улицы, автобусы, поезда, аэропорты, железнодорожные станции, залы ожидания, дома, квартиры, рестораны, кабинеты, фабрики... работа, обед, игры, испражнения, секс
Звучит хор — фразы, предназначенные для РУ
Стоять
Лежать
Лифты, аэропорты, ступеньки, лестницы Оставаться внутри Оставаться снаружи
Уличные знаки, дверь, таблички, люди в очередях у ресторанов и театров Быть мной Быть другими
Таможенники проверяют паспорта, мужчина показывает документы в банке чтобы обналичить чек
Присутствовать
Отсутствовать
Люди смотрят фильмы, читают, сидят перед «ящиками»...
«Нарезка» из этих образов и звуков крутится несколько минут подряд по семисекундной петле.
Врезаем страшные картинки
Стоять
Лежать
Лифты, аэропорты, ступеньки, лестницы, виселицы, кастрация Оставаться внутри Оставаться снаружи
Таблички на дверях, операционные... доктор бросает в бачок окровавленные миндалины, аденоиды, аппендикс
Присутствовать
Отсутствовать
Люди смотрят фильм... эфирная маска, эфирное головокружение... треугольники, сферы, прямоугольники, пирамиды, призмы, спирали уходят и приходят в строгой последовательности появилась спираль, две, три... спираль пропала, пропали две спирали, три
Уходящая спираль прямо по центру, две уходящие спирали справа и слева, три спирали слева справа и по центру пропадают, четыре спирали слева справа по центру и сзади пропадают
Появляется спираль, две, три, четыре спирали... спирали света... закручиваются, закручиваются, все быстрей и быстрей, ребенок, пожираемый крысами, виселицы, электрические стулья в действии, кастрации...
РУ можно врезать в виде самых обычных сцен, укутывая планету дымом страха...
РУ — это встроенная полицейская сила, вооруженная страшными угрозами. Не хочешь быть милым бойскаутом? Ладно, будешь скотиной отправишься на бойню там тебя повесят на крюк.
Вот ностальгическая реконструкция древних методов майя: инакомыслящих рабочих пытают до смерти в темнице под пирамидой... Юноше дают мощный галлюциноген и возбудитель... Раздевают и сдирают кожу... Темные боги боли восстают из незапамятной грязи времен... Птица Хааб верещит и смотрит на процесс голубым глазом. Прочие — крабы от пояса и выше, клацают в экстазе клешнями, пляшут, подражая освежеванному. Писцы вырезают иероглифы... Вот юношу помещают в медную форму в виде многоножки и бережно опускают ее на ложе из раскаленных углей... Жрецы золотыми когтями выковыряют мягкое мясцо из скорлупы... Какого-то юношу сажают на муравейник, обмазав жертве глаза и гениталии медом... Других придавливают и волокут по деревянным корытам, наполненным обсидиановыми черепками... Жрецы мастера боли страха и смерти... Работать верно... Подчиняться жрецам... Работать неверно? Само присутствие жрецов и парочка простецких слов...
Жрецы создали и проповедовали учение о герметическом космосе, которым сами же управляли, сотворив из себя богов, безоговорочных правителей вселенной рабочих. Они стали Болью и Страхом, Смертью и Временем. Сделав сопротивление себе невозможным, они не сумели его предвидеть и подготовиться. Есть свидетельства того, что их система диктата рухнула еще до прибытия Белого Бога. Перевернутые и разбитые стелы — молчаливое свидетельство революции рабочих. Как все случилось? История восстаний показывает: обычно бунт возглавляет перебежчик из правящего клана. Испанское правление в Южной Америке свергли испанские же революционеры. Французов из Алжира вышибли алжирцы, получившие образование во Франции. Возможно, и жрецов сверг один из них.
Жрецы — боги в храме. Они двигаются медленно, их лица обезображены возрастом и болезнью. В их мертвой жилистой плоти поселились черви-паразиты. Жрецы вычисляют даты по священным книгам. «Четыреста миллионов лет назад в этот день случилось страшное бедствие...»
Сквозь портики внутрь сыплются известняковые черепа. Юный бог кукурузы ведет рабочих на штурм храма. Оттуда вытаскивают жрецов. Повстанцы устраивают пожар в подлеске, бросают жрецов в огонь, вслед за ними летят священные книги. Время деформируется, выгибается. Древние боги восстают из незапамятных глубин времени, врываются в небо... Мистер Харт смотрит на разбитые стелы... «Как это случилось?»
Его диктат должен быть абсолютным и всеобъемлющим, ведь перед угрозой извне система уязвима даже больше, чем перед внутренним врагом...
Вот епископ Ланда сжигает священные книги. Чтобы понять, что же происходит, представьте такое: на Землю вторглись дикари из космоса... «Подгоните сюда бульдозеры, надо расчистить это дерьмо...» Формулы всех естественных наук, книги, картины — все сгребают в одну кучу и запаливают. Конец. Культуры, можно сказать, не существовало...
Акт вандализма, устроенный епископом Ланда, пережили только три кодекса майя, да и те опалены по краям. До сих пор неизвестно, что уцелело — эквивалент сонетов Шекспира, Мона Лиза или остатки каталога «Сире». Целая цивилизация исчезла в дыму...
Прибывшие испанцы застали майяских аристократов нежащимися в гамаках. «Что ж, — сказали конкистадоры, — покажем им». Захватили пятерых рабочих, связали и раздели, кастрировали на пеньке и бросили окровавленные, хнычущие тела в кучу...
— А теперь слушайте и запоминайте: навалите нам гору золота, да живо! Так сказал Белый Бог!
Представьте человеческий голос в качестве оружия. Можно ли одним голосом воспроизвести эффекты, создаваемые при помощи магнитофона? Чревовещанию научиться достаточно просто. Произносить слова и фразы задом наперед гораздо сложнее. Я слышал, как люди подобным образом синхронно следовали за обычной речью. Трюк приводит говорящего в чрезвычайное замешательство, особенно если провернуть фокус при большом скоплении народа, на политической встрече. Реально ли вообще зашифровать речь?
Новый язык может стать биологическим оружием массового поражения. Фактически такой язык уже существует. Китайский соответствует многоуровневой структуре опыта; его система письма, основанная на иероглифической письменности, намного ближе к объектам и областям, которые описывает. Невозмутимость китайцев — это заслуга языка, созданного для сохранения разумности. Я заметил: китайцы, где бы они ни оказались, сохраняют и устную, и письменную родную речь, тогда как прочие эмигранты теряют их в течение двух поколений.
Цель данного проекта — создать язык, в котором было бы невозможно сформулировать определенные искажения, свойственные всем существующим языкам Запада. В предложенном языке они не породят наследия.
«БЫТЬ» идентификационности». Ты есть животное. Ты есть тело. Дальше: чем бы ты ни был, ты не есть «животное» и не есть «тело», потому что это — вербальные ярлыки. БЫТЬ идентификационности всегда несет в себе именно такой смысл и никакой больше, предписывает неизменность состояния. «Оставаться таким». Всякое наименование предполагает БЫТЬ идентификационности. Данный концепт необязателен для иероглифического языка, вроде египетского, и часто опускается. Нет нужды говорить, что солнце ЕСТЬ на небе; «солнце на небе» — все, хватит. Все формы глагола «быть» можно опускать в любом языке; последователи Коржибски так и поступили с английским языком, исключая глагол «быть» из английской речи, однако трудно подчистить ее путем произвольного исключения концепта, который по сей день остается в силе.
Определенный артикль «ТНЕ». Он наделяет значением единственности и исключительности: THE God (тот самый, единственный Бог), THE universe (та самая, единственная вселенная), THE way (тот самый, единственный путь), THE right (тот самый, единственно правый), THE wrong (тот самый, единственно неправый). Если отыщется иная вселенная или иной путь, определенный артикль уйдет, уступив место неопределенному «А», что значит ОДИН ИЗ.
Концепция «или... или...». Правый или неправый, физический или умственный, правдивый или лживый — вся эта концепция уйдет, уступив место сопоставлению «и». Подобное существует в пиктографических языках, где два понятия буквально стоят бок о бок. Подобные искажения, свойственные английскому языку и прочим языкам алфавитного типа, наделяют команды для реактивного ума всеобъемлющей силой. Возьмем БЫТЬ идентификационности. Когда я говорю: быть мной, быть тобой, быть собой, быть другими —- чем бы меня ни называли и чем бы я ни назывался сам — я не являюсь вербальным ярлыком «я сам». Я не могу быть и не есть этот ярлык. Слово «БЫТЬ» (BE) в английском языке содержит, подобно вирусу, закодированное вредоносное послание, категорический приказ сохранять определенное состояние. Быть телом, не быть ничем иным, оставаться телом. Быть животным, не быть ничем иным, оставаться животным. Если рассмотреть отношения Я и Тела как отношение рулевого с кораблем, то заметна страшная сила реактивного ума — видно, как он командует телом. Если же сказать рулевому: будь судном, кто станет управлять кораблем?
БЫТЬ идентификационности, приписывающее жесткий и постоянный статус, во многом усилилось благодаря таможенному и паспортному контролю, установленным после Первой мировой войны. Кем бы ты ни был, ты даже не вербальный ярлык, указанный в паспорте, а просто слово, вроде «я». Надо быть готовым в любой момент доказывать, что ты являешься тем, чем не являешься. Большое количество силы реактивного ума зависит от искажения, свойственного категорическому определенному артиклю ТНЕ. ТНЕ now (то самое, единственное настоящее), THE past (то самое, единственное прошлое), ТНЕ time (то самое, единственное время), THE space (то самое, единственное пространство), THE energy (та самая, единственная энергия), THE matter (та самая, единственная материя), THE universe (та самая, единственная вселенная). Определенный артикль ТНЕ наделяет значением того самого, единственного и никакого иного. ЕДИНСТВЕННАЯ вселенная запирает вас в ТОМ САМОМ, отрицая возможность существования иной вселенной. Если же иная вселенная существует, то ТА САМАЯ вселенная становится ОДНОЙ ИЗ. В предлагаемом языке определенный артикль будет стерт и заменен неопределенным. Многие из команд РУ на самом деле являются командами противоречивыми, а противоречивые команды черпают силы в Аристотелевой логике («или... или...»). Сделать все, не делать ничего, владеть всем, не владеть ничем, сделать это целиком, не сделать ничего из этого, стоять, лежать, оставаться внутри, оставаться снаружи, присутствовать, отсутствовать. По сути, команды для РУ — суждения в категории «или... или...», Сделать все или ничего, обладать всем или ничем, присутствовать или отсутствовать. «Или... или...» сложно формулировать в письменном языке, где обе альтернативы представлены в виде пиктограмм и полностью исключаются из языка разговорного. Реактивный ум сводится к трем простым словам: «быть ТЕМ САМЫМ».^ есть быть тем, чем мы не являемся, вербальными формулировками.
Я часто называл слово и образ вирусами или говорил, что они действуют на манер вирусов, и это не просто аллегорическое сравнение. Фальсификации, искажения в слоговых языках Запада действительно представляют собой вирусные механизмы. Вирусным механизмом является БЫТЬ идентификационности. Если вывод о цели делать, исходя из поведения, то цель вируса — ВЫЖИТЬ. Выжить любой ценой — но расплачивается носитель. Быть животным, быть телом. Быть телом животного, уязвимым для вируса. Быть животными, быть телами. Увеличить количество тел животных, чтобы вирус передавался от одного к другому. Присутствовать в виде тела животного, отсутствовать в виде антитела, могущего оказать сопротивление вторжению в орагнизм.
Категоричное «ТОТ САМЫЙ» — тоже вирусный механизм, запирающий тебя во вселенной вируса. «ИЛИ... ИЛИ...» — еще одна формула вируса. Есть ИЛИ ты, ИЛИ вирус. «ИЛИ... ИЛИ...» — вот формула конфликта, определяемая как архетип вирусного механизма. Предложенный язык будет тоновым как китайский, письменность — по возможности состоять из одних иероглифов, но не слишком сложных или громоздких. Новый язык даст его носителю возможность молчать; в молчании человек воспринимает безмолвные символы образы письменного, пиктографического или символического языков.
Я описал здесь несколько видов оружия и тактик военных игр. Оружие, которое может изменять сознание, ставит военные игры под вопрос. Все игры жестоки и все они сводятся к одному — к войне. Это старая армейская игра, не знающая конца.
Рон Хаббард говорит, что сайентология — игра, в которой все побеждают. Нет таких игр, где все побеждают, на то они и игры — чтобы выявить победителей и проигравших... Версальский договор... Гитлер пляшет оккупационную джигу...
Казнь военных преступников в Нюрнберге... Таково правило этой игры — не должно быть окончательной победы, иначе конец военной игре. Тем не менее всякий игрок должен верить в окончательную победу и стремится к ней изо всех сил. Страх окончательного поражения не оставляет игроку иного выбора. Существующие технологии беспрестанно создают оружие — одно эффективней другого; наконец, появляется атомная бомба, способная поставить точку в игре: уничтожение игроков. А теперь представим себе чудо. Глупые игроки решают спасти игру и усаживаются за большой круглый стол с целью разработать план деактивации и последующего уничтожения атомного оружия. Только зачем себя ограничивать? Обычные бомбы тоже чрезмерно разрушительны, если их больше ни у кого нет, так? Отведем-ка стрелки истории назад, к 1917 году:

«Пылает огонь родных очагов,
И сердца ваши страждут...
Длинный тянется след...
К Штатов бойне гражданской...»*

«Выпустил на волю он молнию клинка»**. В те дни его молния стоила не так дорого. Сколько денег сэкономим, если вернуться к кремнёвым ружьям, фитильным запалам, саблям, кирасам, пикам, лукам и стрелам, копьям, каменным топорам и дубинам! Но зачем себя ограничивать? Давайте отрастим клыки и когти, ядовитые жала, шипы, перья, клювы, хоботки, железы, выделяющие отравляющие вещества. И айда биться по колено в навозе!

* Аллюзия на британскую патриотическую песню времен Первой мировой войны «Кеер the Home Fires Burning* (1915 г.) композитора Айвора Новелло.
** Аллюзия на «Боевой гимн Республики» Джулли Вард Хоу (1819—1910 гг.), одну из самых популярных песен времен Гражданской войны в США.

Вот, собственно, к чему ведет эта революция. Конец игры. Следующая? Нет и не будет никаких следующих игр. НЕТ КОНЦА ВОЕННОЙ ИГРЕ.

УЛИЦА ПИСЦОВ

Основные бюллетени Академии, сформулированные в 1899 г.:
«Совместное обучение — не есть обучение. Академии не практикуют совместного обучения».
«Не допускается побудка студентов посредством резких звуков. Побудка осуществляется негромкой музыкой или старостами отделений».
«Студент, изучающий большое количество несвязанных предметов, не получает полезных знаний ни по одному из них. Одновременно допускается изучение лишь одного предмета — до тех пор, пока учащийся не овладеет им полностью, как теоретически, так и практически. К изучению предмета следует приступать только после приобретения учащимся всех необходимых навыков и полного овладения таковыми. Первый и основной инструмент студента - его собственное тело. На начальном этапе учащийся проходит всестороннюю физическую подготовку, поскольку умение контролировать тело дает власть над разумом».
«Все студенты изучают иероглифическую письменность, занятия по которой начинаются немедленно с началом учебы. Студенты учатся читать и писать иероглифами, транслитерировать их. Цель данных занятий — отвратить от автоматических вербальных реакций. Студент учится смотреть, прежде чем говорить. Когда же учащийся использует слова, а не слова — его, он может с легкостью овладеть любым предметом».
Выдержки из дневника студента:
«17 сентября, 1969-го. В половине седьмого утра меня разбудил паровозный свисток. Для побудки здесь используют разные звуковые эффекты. Мы встали умылись оделись и пошли в спортзал где полчаса занимались карате. Инструктор не переходит к следующему упражнению пока мы не усвоим предыдущее а поскольку некоторые учатся быстрей наша группа поделена на подгруппы. После завтрака — получасовые занятия по чтению потом мы направляемся в класс. В нашей группе шесть человек. Инструктор выдал каждому копию следующего бюллетеня:
«Бюллетень «Улица писцов». Вы приступаете к изучению письменности, основанной на упрощенной египетской иероглифике. Цель — приучить вас думать картинками без слов, а потом транслитерировать образы посредством произвольных словесных формулировок. Гласные звуки вводятся в произвольном порядке, для формирования произносимых слов, составляющих разговорный язык, который вам также предстоит выучить. В 1959-м Брайон Гайсин сказал: «Я нашел способ стирать слова». Этот способ состоит в замене слов в предложениях произвольными символами на печатной машинке (%$&:...7) и последующей перестановке этих символов.
Если развивать постулат Брайона Гайсина, следует учитывать грамматику и структуру. Возьмем, к примеру, следующее предложение: «Вы (множественное число) назовите ваши имена этому писцу». Рассмотрим, при каком количестве возможных перестановок в английском предложении смысл сохраняется идеальным образом::::: «Назовите ваши имена писцу этому вы», «Вы этому назовите писцу ваши имена», «Вы назовите писцу этому имена ваши», «ваши писцу назовите этому вы имена» и проч., и проч. Теперь рассмотрим это же предложение, записанное упрощенными иероглифами:

Предложение в пиктографическом языке — это утверждение о событиях, следующих определенному порядку во времени. Порядок слов фиксирован, поскольку смысл в пиктографическом языке зависит от расположения членов предложения. Перестановка членов этого предложения никак не меняет его смысла. Вы просто не получите нового значения. Местоимение «вы» здесь — суффиксное местоимение и не может встать перед глаголом. Существительное «имя» следует за местоимением, а за ним — притяжательное местоимение «ваши». Указательное местоимение «этот» всегда должно следовать за существительным. Если переставить местами члены этого предложения и дать его прочесть кому-то, читающему иероглифы, тот решит, что перед ним набор слов. Порядок и есть значение. Теперь вообразите, будто некто изобрел пиктографическое письмо, способное породить описанные при его помощи события (так называемые «заповедные скрижали»). Очевидно, действовать оно будет по тому же принципу: любое изменение порядка слов разрушит послание; события не случатся или случатся, но как-то иначе.
Пошел он на угол тот в 4.00
= & = + : 16.00
Любая перестановка символов местами изменит смысл, что помешает ему отправиться на определенный угол в 4 часа пополудни. «Он пошел» дает ему выбор. «Тот» угол означает, что до угла он был где-то еще. «4.00» должно завершать предложение, дабы обозначить его прибытие на угол в означенное время.
Египетская и майяская системы диктата строились на том, что иероглифы умели читать только представители правящей элиты. Возникает предположение: современная система диктата, которую мы намерены свергнуть, основана на том же принципе: лишь самопровозглашенная элита имеет доступ к «заповедным скрижалям». Управляющие фразы, размещенные в журналах, газетах и текстах популярных песен, соотносятся с тайным пиктографическим письмом. По этой самой причине в новом языке важен точный порядок слов. Намерение системы — отдалить, насколько возможно, слово и обозначаемый им объект, отвлечь внимание людей от «заповедных скрижалей».
Заметьте: грамматика вируса имеет тот же неизменяемый порядок. Вот цикл деятельности вируса гриппа: выделение во внешнюю среду (А-АПЧХИ!):::потенциальный носитель:::прикрепление вируса к стенкам клеток:::прикрепление вируса к прочим клеткам:::репликация вируса внутри клетки:::репликация внутри прочих клеток:::выход за пределы клеток:::выход за пределы организма носителя в поисках нового потенциального носителя. Стоит чуть изменить порядок действий, и цель потеряна: заражения не произойдет. Рон Хаббард дал отличное определение передачи: причина, дистанция, эффект, с намерением, внимание и репликация. Полностью это звучит так:
«Передача — это приведенное в действие намерение передать в точку получения импульс или частицу из исходной точки с намерением донести до точки получения копию сообщения, исходящего из исходной точки». Из данного определения следует, что вирус способен передать, а точнее — реплицировать то, что исходило из исходной точки, с точностью, превосходящей точность человеческой речи. Эта точность зависит от жесткого неизменяемого порядка программирования на клеточном уровне. На последнем курсе вы изучите язык вируса.
Чтобы вытравить из нервной системы все последствия вербальных формулировок и основанных на них заблуждений, надо представить слова в виде иероглифов и изменить порядок их следования. Однако данный способ не сработает, пока вы с предельной точностью не ознакомитесь с пиктографическим языком. А сейчас снова взгляните на знакомое предложение

Прочтите его несколько раз, пока иероглифы не начнут идентифицироваться со словами, затем закройте слоговое письмо чем-нибудь. Теперь вы можете читать, не проговаривая слов про себя. Не придется даже читать предложение строго слева направо, вы начнете воспринимать его как единое целое — начало и конец предложения видны единовременно. Выучив пиктографический язык, вы сможете читать намного быстрее. Целые страницы можно будет проглатывать в считанные секунды...»
Нам велели прочесть бюллетень несколько раз, пока все не уверились, что уяснили его содержание с абсолютной точностью. Инструктор объяснил, что любые непонятные слова обязательно надо проверить по словарю. Далее инструктор вручил каждому из нас по копии алфавита.
«Носите его с собой и учите каждый раз, когда выдастся свободный момент. Лучше всего осваивать материал тридцать раз, каждый раз заучивая его на протяжении одной минуты, чем полчаса корпеть над последовательным заучиванием материала. Память не измеряется приложенным усилием. Первым делом вы заучите иероглифы, содержащие команды для тренировок, которыми займетесь сегодня днем: «Встать. Пройти к стулу. Сесть. Снять туфли. Снять носки. Встать. Снять рубашку. Повесить ее на спинку стула. Снять брюки. Сложить их на стуле. Снять трусы. Положить сверху на брюки. Сесть. Надеть носки. Надеть туфли. Встать. Перейти к тому стулу. Сесть».
Инструктор записал предложения иероглифами на доске, привел их транслитерацию, которую оставил на тридцать секунд. Затем каждому из нас велели прописать предложение в иероглифах и транслитерировать его. Инструктор беспрестанно гонял нас по всем предложениям. Тренировка длилась четыре часа с пятнадцатиминутным перерывом. В конце занятия каждому из нас выдали рубашку, пару брюк, туфли, носки и исподнее — каждый предмет имел обозначение в виде иероглифа: моя рубашка, мои брюки и проч., и проч. Нам было велено явиться на занятия в этих одеждах после обеда, когда завершится урок чтения. По возвращении в класс нам выдали новый бюллетень:
«Бюллетень «Надел чистую рубашку и вышел».::: Сейчас вы научитесь одеваться и раздеваться. Вы наверняка полагаете, будто умеете делать и то, и другое. Это не так. В письмах лорда Честерфилда упоминается человек, который убил себя из-за того, что не мог ни встать ни одеться ни раздеться ни умыться-побриться. Убила его не монотонность действий, а неспособность выполнять их в совершенстве. Если не выполнять какое-либо действие идеальным образом, оно каждый раз причиняет все большую боль. Этот человек не выполнял действия идеальным образом, потому как не присутствовал при них, полагая их незначительными и размышляя о чем-то ином. Если не думать о выполняемом действии, верно исполнить его не удастся. Вот почему вы столь неумело возитесь с носками и шнурками туфель. Вот почему оставляете рубашку наполовину застегнутой, бросаясь искать галстук и запонки. Вот почему вы выходите в коридор за почтой, успев надеть лишь одну туфлю. Одеваясь, выполняйте цикл действия полностью. Если вы начали застегивать рубашку, застегивайте ее до конца.
Только что вы занимались карате, выполняли незнакомые и поначалу болезненные движения. Скоро вы начнете выполнять эти упражнения с легкостью и даже найдете их приятными. Изучая нечто новое, вы осознаете необходимость концентрации на выполняемом действии. Однако есть действия, вроде одевания, которые производятся каждый день, кажутся незначительными и во многих случаях выполняются неряшливо; кажется, будто вы освоили их досконально, и потому они становятся монотонными, причиняют боль. Люди, способные сохранять координацию при очень сложных действиях, теряют равновесие, надевая брюки, режутся во время бритья и роняют шляпы, задевая головой крышу такси. Настоящее для них становится невыносимым. Если выполнять действия правильно, не затрачивая на них чрезмерной энергии, не делая лишних движений, то боли не ощущаешь. Положите на стол несколько предметов разного веса и поднимите каждый по очереди. Заметьте, насколько приходится прибавлять сил по мере того, как увеличивается поднимаемый вес. Выделяйте на определенное действие строго необходимое количество энергии. Брюки тяжелее рубашки, а значит, не надо прилагать для поднятия рубашки усилия, требуемые для поднятия брюк. Действуя от противного, вы применяете произвольную силу, не принимая в расчет сам предмет. Не стоит поднимать брюки с тем же усилием, с каким вы поднимаете рубашку — в таком случае брюки упадут.
Вы уже завершили курс обучения в академии сайентологии и понимаете, что эти упражнения — продолжение освоенных вами практик, направленных на установление контакта с объектами окружающего мира, на управление ими — а заодно собственными движениями и телом».
Мы прочитали бюллетень; инструктор проверил, как все поняли его содержание, и велел выстроить вдоль одной стены шесть стульев, а самим сесть на другие шесть стульев лицом к пустой стене. Затем стал отдавать нам команды, транслитерируя иероглифы, которые появлялись на экране телевизора.
«Студент 1, встань. Подойди к тому стулу. Сядь на тот стул. Сними туфли. Сними носки. Встань. Сними рубашку. Повесь рубашку на спинку стула. Сними брюки. Надень нижнее белье. Надень рубашку. Надень брюки. Сядь. Надень носки. Надень туфли. Встань. Отойди к тому стулу. Сядь. Студент 2…» и так далее по порядку.
Команды, которые мы не заучили в иероглифах, давались в слоговом письме: «Не гонитесь за скоростью, следите за точностью. Не растягивайте движений, не комкайте их. Полностью завершайте цикл действия. Почувствуйте каждый предмет. Сделайте его своим. Идентифицируйте его с символом. Пусть он делает то, чего вы от него хотите».
Раздевшись и одевшись по нескольку раз, мы получили новое распоряжение: повторить весь цикл действий, не дожидаясь команд, без пауз. Неделя прошла в раздевании и одевании; постепенно мы добавляли все новые предметы одежды: пиджаки, галстуки, шляпы, шарфы, пальто, свитера, заучивая при этом иероглиф с транслитерацией для каждого из предметов и для каждого действия. Спустя неделю одежда надевалась и снималась будто сама по себе. Я научился выполнять простые действия с невероятной ловкостью и быстротой. Упражнения усложнялись: мы складывали одежду и убирали ее в шкафы и на полки. Опустошали мешки для прачечных, составляли список белья, которое нужно выстирать, складывали одежду обратно в мешки, снова опустошали их и составляли новые списки. Мы расправляли и заправляли постель. Упаковывали и распаковывали чемоданы. Выполняли разнообразные многосоставные действия с паспортами, ключами, наручными часами, портфелями, билетами и чемоданами. По мере того как выполняемые действия усложнялись, мы прописывали в иероглифах и транслитерации к ним строгую последовательность. Имитировали поход в ресторан, где одни студенты играли роль официантов, другие — посетителей и кассиров. Мы учились платить, отсчитывать сдачу. В качестве дополнительной нагрузки студенты, изображавшие официантов и кассиров, пытались обсчитать студентов-посетителей. «Не позволяйте себя обманывать или обсчитывать. Общее поражение складывается из мелких поражений на всей протяженности жизни».
Спустя два месяца мы уже мыслим исключительно иероглифами и по мере надобности транслитерируем их. Слова я теперь употребляю только по отношению к тем объектам и действиям, которые они обозначают и которыми я овладел. Мы готовы к более сложным испытаниям, готовы научиться прописывать в иероглифах действия на весь день и выполнять их с точностью. Мы научимся обманывать врагов: поддерживать с ними банальную «дружескую» беседу, мысля тем временем враждебными иероглифами и сообщая их противникам».

КАК СТАТЬ ХАМФРИ БОГАРТОМ

Место действия — просмотровый зал перед экраном в глубоких кожаных креслах сидят двенадцать человек спокойные и бесстрастные.
Справа от экрана за пультом сидит Би-Джей. Ему видны и сцена и экран.
— Это самая крутая вещь в мире шоу-бизнеса после сотворения Евы из Адамова ребра у нас под носом круче волшебного фонаря.
Юноша выносит на сцену стул и садится перед экраном лицом к зрителям. Ему налицо проецируется черно-белое изображение лица Джесси Джеймса точно совпадающее с чертами лица парня.
— Видите? Картинка, спроецированная на плоть, и есть плоть. Добавим задник.
На экране появляется реконструкция интерьера фермерского домика в Миссури 1882 года на стене — пыльная картина: смерть Стоунволла Джексона*.
— То что вы сейчас видели спроецировано с двух кинопроекторов — один нацелен на лицо Джей-Джею второй — на задник... стоп-кадр это простейшее применение.
Стоунволл Джексон, Даниэль Бун** и Даниэль Вебстер*** сменяют Джесси Джеймса на сцене.

* Джексон, Томас Джонатан (1824—1863 гг.) — генерал армии Конфедеративных Штатов Америки, получивший прозвище «Стоунволл» (англ., «каменная стена»).
** Бун, Даниэль (1734—1820 гг.) — легендарный американский охотник-первопроходец.
*** Вебстер, Даниэль (1782—1852 гг.) — известный американский государственный деятель времен Гражданской войны.

— Говоря о сотворении себя по образу и подобию великих американцев... А теперь цветной фильм в звуке.
На сцену выносит стул второй юноша и садится. Оба актера одного роста и телосложения в одинаковых белых костюмах. Один брюнет второй блондин.
— Я Джо, — представляется блондин.
— Я Джон, — говорит брюнет.
Налицо Джо проецируется цветное изображение лица Джона.
— Я Джон, — говорит Джо.
Теперь цветное изображение лица Джо проецируется на лицо Джона.
— А я Джо, — говорит Джон.
— То что вы сейчас видите и слышите — результат предварительной съемки и монтажа. Сами актеры молчат.
Джо и Джон медленно меняются местами.
— Посмотрите как проектор легко переносит картинки с места на место. Стоп-кадры точно накладываются на лица. Если проектор медленно разворачивается влево то и голова развернется влево. А теперь меняемся местами.
На этот раз актеры пересаживаются быстрей.
— Я Джо
— А я Джон
— Быстрее быстрей меняемся меняемся
— Я Джо я Джон Быстрее быстрей
— ЯДжояДжон
Юноши встают и кланяются с проекциями на лицах.
— Кто может отличить который из них Джо а который — Джон? Если вам на лицо наложить проекцию чужого лица и оно заговорит вы начнете отождествлять себя с этой личностью. Давайте посмотрим на что актеры способны без проекций.
Юноши садятся бок о бок.
— Я Джон, — представляется Джо голосом Джона.
— А я Джо, — представляется Джон голосом Джо.
— Обратите внимание, в лице Джона виден Джо и в лице Джо виден Джон. Приготовились парни начали.
На Джо накладывается проекция поп-певца в полный рост актер встает и исполняет рок-н-ролльную песню.
Джон присоединяется к Джо на него тоже накладывается проекция — другого певца — они поют дуэтом меняясь лицами партиями и движениями.
— Забавно правда?
Один из зрителей вынимает сигару изо рта и держит так что сразу видно: сигара очень дорогая.
— Пожалуй даже слишком забавно Би-Джей.
— Крутится-вертится волшебный фонарь где остановится поди угадай.
Проектор гаснет.
— Теперь взгляните на что они способны без проекций.
Парни исполняют песни в совершенстве копируя манеру поп-звезд.
— Заметили фишку? Проекционная дорожка синхронизирована со звуком. Можете побыть любимой поп-звездой. Можете стать любимым актером живым или мертвым.
Джо и Джон сидят за столиком в кафе на заднем плане фон: восточный базар. Джон — потрепанный утративший веру католик из романа Грэма Грина выполняющий опасную миссию в успех которой сам не верит. Джо — молодой американский моряк с бледно-серыми глазами. Никто не знает что будет дальше даже Джо и Джон до тех пор пока действие не начинает разворачиваться.
— Полевой эксперимент...
Старший мужчина смотрит на площадь вспыхивают кадры: машины почерневшие тела.
— Если испытания прошли с частичным успехом...
Он с отсутствующим видом касается кольца с цианидом у себя на пальце. Моряк будто смотрит на что-то далекое и случившееся очень давно.
— Успех никогда не бывает полным.
— Вы не просто наблюдаете а участвуете в действии. Это революция в индустрии порнофильмов. Разделся — и прыг на экран...
Минздрав предупреждает: «Проецирование порнофильмов на плоть чревато еще неизвестными науке венерическими заболеваниями. Настоятельно рекомендуется отложить эксперименты с обнаженными проекциями в полный рост пока не станут известны результаты менее опасных экспериментов».
Метод проекций — идеальный способ изучить иностранный язык. Из огромного набора картинок можно выбрать любого преподавателя и пейзаж по вкусу. Вот вы в Латинском квартале болтаете по-французски как на родном языке. Расслабьтесь и слушайте речь вашей обучающей проекции-оболочки. Скоро начнете понимать что именно говорит ваша «оболочка», научитесь говорить самостоятельно. Вы сами распознаете нужный момент. По сути, проекции стали экспресс-методом обучения любому занятию: можно стать профессиональным оратором, коммивояжером, мошенником, соблазнителем, гипнотизером, актером, йогином, эквилибристом. Доступна любая вербальная и лицевая адаптация — только купите проекционный набор. Хотите выглядеть моложе? Покупайте Набор юности. Хотите достоинства? Покупайте Набор величавости. Выглядеть счастливым? Покупайте Улыбочный набор. Соблазнительно? Покупайте Набор совратителя. Хотите вводить в заблуждение? Обзаведитесь «нарезочным» набором в котором выражения лица меняются со скоростью двадцать четыре мордашки в секунду. Хотите святости? Покупайте Набор святоши. Таинственно? Покупайте Набор человека-загадки. Стать храбрым? Покупайте Набор отваги. Обезопасить противника? Покупайте Злобно-уродско-тупой набор и засветите гаду. Хотите чтобы враг заболел? В наличии имеются наборы для любых болячек. Убить соперника? Покупайте Набор смерти. В ходу все калибры пистолетов-проекторов — от восьмимиллиметровых бьющих в упор до лазеров действующих с большого расстояния.
При помощи такого оборудования шпионы создавали себе личину для прикрытия. Любой желающий измениться может воспользоваться Набором для создания новой личности.
Спроецированные поп-группы повылазили как грибы после дождя собирая фанатов сначала их были сотни потом счет шел на тысячи. Они разъезжали по миру на грузовиках возя с собой полевые кухни нарушая все правила иммиграционного и таможенного контроля. Никто не хотел спорить со странствующими певцами. Вот неполный список их подвигов: «Лебеди-эпилептики» оставили за собой след из подносов и бокалов взлетающих в воздух неуправляемых дерущихся толп разбитых витрин магазинов.
«Красавчики» выступили с жутким номером «Вот он я». Видно сынишка Красавчика Брэдли спрятался за диваном или под столом и выскочил с криком «Вот он я» чем подал идею папочке. Участники группы выскакивают на пустую сцену на них проецируются детские личики кричащие «Вот он я». Сами звезды стреляют в зрителей из проекционных пистолетов. Тысячи фанов посходили с ума надели подгузники и выбежали на улицу испражняясь на ходу с криками:
- ВОТ ОН Я! ВОТ ОН Я! ВОТ ОН Я!
Минздрав выпустил предупреждение в котором убедительными фразами описал «вред причиняемый умственному психическому и физическому здоровью ужасной практикой когда взрослые говорят или — что хуже — поют детскими голосами».
«Роллинг боунз» убили тысячи фанатов прямо на местах исполнив «Good Little Bad Little You»* чередуя милые и злобные интонации со скоростью двадцать четыре раза в секунду.

* Песня американского композитора и актера Клиффа Эдвардса (1885-1971 гг.).

Поначалу проекции записывались с участием профессиональных актеров но ничего не сравнится с настоящими выражениями: настоящим счастьем или болью отраженной на настоящих мертвых лицах. Загруженные под завязку всяким оборудованием фургоны-студии наводняют улицы готовые спроецировать новую личность на первого встречного.
Тело юного террориста казненного во Вьетнаме расстрельной бригадой еще не успело остыть как его тут же облепил миллион гомосеков впитавших в себя его смерть. Это на несколько дней продлит им молодость а потом им потребуется БОЛЬШЕ БОЛЬШЕ БОЛЬШЕ. Совсем как у ацтеков стоило людям почуять запах крови как их уже ничто не могло остановить словно саранча они набрасывались на других открыто убивая их ради картинок и потроша. Представитель Советского Союза выступил на ассамблее ООН с докладом о «злобных вампирах сосущих кровь и молодость из мира через кинопроекторы».
Старый миллионер устроил у своего смертного одра целую киностудию чтобы записать последнюю волю а наследники должны сидеть тихо и смирно поскольку лик умирающего патриарха каждую годовщину проецируется им на лица так что никто из детей не забудет откуда ему деньги достались. Президенты компаний проецируют себя на лица работников. Политики населяют своими проекциями целые страны. Не угадаешь когда с другого конца города какой-нибудь хитрюга проецирует на тебя свой образ. Битва проекций идет не на жизнь и на смерть, и конец у нее может быть только один — одно лицо: мистер Кто?
Впервые в шоу-бизнесе проекции применили Брайон Гайсин и Иен Соммервиль в январе 1962 года в Американском центре на рю Драгон в Париже. Зрители не верили своим глазам. Они думали, что видят заготовленную запись. В представлении использовался диапроектор.
Результат даст только цветной проектор. Важно, чтобы проекция точно ложилась налицо. Со стоп-кадрами это просто, движущиеся картинки требуют более тщательной подготовки.

В.: Вы упоминали, что «академическая серия» поможет решить проблему отчужденности молодежи и многие другие проблемы. Поясните, пожалуйста.

О.: Первые академии были основаны в сентябре 1899 года: одна на нагорье к северу от Санта-Фе, вторая — близ Сент-Луиса, третья — на берегах Гудзона неподалеку от Нью-Йорка. Поскольку обучение включало подготовку по таким дисциплинам, как йога, карате, айкидо и дзен, приглашались инструкторы из стран Востока, а также студенты, желавшие изучить западные техники. Целью академий было выделение наиболее функциональных аспектов восточных и западных методов обучения. Выпускники академий, вернувшись к своей повседневной деятельности, продемонстрировали высокую эффективность работы. Число подобных учебных заведений стало расти. Примеру Америки последовали и другие страны, начался обмен студентами и преподавателями. Межнациональные границы пали. К концу 1920-х годов академии распространились по всему миру, определяя направление исследований, образования, действий полиции и политиков. Академии обустраивались в красивейших городах, вписываясь в местный пейзаж. Академия в Марракеше окружала огромный внутренний двор с садами озерами фонтанами и колоннадами. Несколько заведений скрывались в джунглях Амазонки утонченные конструкции из бревен и расщепленных бамбуковых стеблей мостиков оплетенных лианами подвесными лестницами. Местоположение определяло программу тренировок: в Амазонской академии физическое развитие студентов достигалось регулярными лодочными походами, рыбалкой, охотой и фермерскими занятиями. Восточные академии располагались в прекрасных храмах и монастырях одна из них разместилась в восстановленном Самарканде. В греческой академии собрали античные статуи из музеев всего мира. В Мехико майяские руины эхом отозвались на звуки древнего языка, овладеть которым требовалось от всех студентов (майя — очень даже живой язык, и в отдаленных деревеньках Юкатана разговаривают исключительно на нем). Упор постоянно делался на обмен культурами, языками и методами.
Сент-Луисская академия разместилась в просторном кирпичном особняке на речном утесе. Подобные голубой пыли сумерки опустились на речную долину из конного экипажа вышел начинающий адепт Билл Харпер прохладным воскресным свежие южные ветра давным-давно комната с розовыми обоями медные умывальники мальчик-индеец поднялся с бронзовой кровати и представился.
— Я Джонни Буфео из Учиалли. Хочу продолжить обучение медицине, ведь я сын шамана. Отец готовил всякие снадобья, но только некоторые из них лечили. Он умел вызывать дождь, общаться с животными и даже убивать больных врагов. Грязными морщинистыми руками он нагонял страх на пациентов и мне не раз приходилось извиняться перед посетителями: «Простите, но шаман слюнявый пьяница». Он умер много лет назад. Американские врачи могли многому у него научиться. Я здесь, чтобы учить и учиться. Здесь ты станешь сильней и крепче. Потом отправишься в комнату тишины учиться покидать тело путешествовать в любое место мира. Ну пошли ми-истер Уильям?
Соседи по комнате каждый месяц менялись. Таковы принципы обучения — нет застоя нет привыкания. Многие западные студенты решили посещать восточные дисциплины дабы изучить восточные языки и местные техники. Некоторых каждые три месяца перебрасывали из одной академии в другую учителя тоже перемещались из Марракеша в Норвегию из Миссури в Самарканд. Продвинутые инструкторы и студенты специализированных академий возвращались на начальные курсы освежить память на занятиях по физподготовке и передать опыт начинающим. Еженедельно академии обменивались отчетами о проведенных исследованиях экспериментах и новых методах обучения. С пришествием магнитофонов и кинокамер начался постоянный обмен видео- и аудиопленками. Из академии в академию кочевали студенты с камерами и магнитофонами им даже выделили особые спальни. В то время как в разных заведениях курсы обучения разнились имелись и обязательные для всех дисциплины: карате, дзюдо, айкидо, дзен, дыхательные упражнения— для достижения идеального здоровья и контроля над телом; упражнения в молчании проводились в камерах сенсорной депривации и специальных бассейнах; преподавалась упрощенная иероглифическая грамота и умение мыслить в молчании символами. Базовый курс длился четыре года, после чего выпускник мог продолжить обучение в любой из специализированных академий. На медицинском отделении студенты в дополнение к стандартным западным практикам обучались всем видам массажа, остеопатии, лечебной физкультуры и различным диетам. Они изучали искусство ведовства и исцеления верой, осваивали лечебные растения практикуясь в выделении активных компонентов и их применении.
Первые академии были основаны в то время, когда героин, кокаин и морфий свободно продавали в аптеках. Проведенные в США опросы выявили двести тысяч наркозависимых, многие из которых стали наркоманами, употребляя патентованные препараты. Большей частью зависимые оказались людьми среднего и пожилого возраста, которые страдали различными хроническими заболеваниями. По рекомендации специалистов академии опиаты за исключением кодеина стали выдавать только по рецепту. Когда же синтезировали новокаин, кокаин исчез из фармацевтики. Людям с подтвержденной зависимостью дозволялось принимать поддерживающие дозы опиума или морфия в то время как героин выдавался исключительно для облегчения острой боли. Начались поиски эффективного лекарства от зависимости особенно для молодежи. Использовался апоморфин и в 1930-х синтезировали его формулу и создали ряд производных. Регулирующие свойства апоморфина привели к его применению в качестве профилактики — для укрепления здоровья, а не лечения болезней.
«Все достигаемое при помощи химии получается и иным способом... при отказе от наркотиков не учитывается определенная частота». Академический бюллетень от 19 июня 1922 года.
Частота опиатов оказалась особым видом ультразвуковых волн. Они способны формировать зависимость как морфий но ее можно погасить в течение нескольких месяцев посредством безболезненного лечения. Поскольку в академиях начинающим студентам запрещается принимать какие-либо наркотики включая алкоголь и табак а все юноши мечтали окончить академию после изобретения лекарства оказалось легко создать условия исключавшие наркозависимость среди новичков. То что эффект от укола морфием можно воспроизвести создав колебания определенной частоты в свою очередь навело на мысль о терапии звуком.
Академии обучали полицейских и только выпускники академии могли служить в полиции. Кадетам вменялось прежде всего предотвращать преступления — не доводить людей до тюрьмы. Нельзя допускать чтобы человек с наклонностями убийцы стал владельцем бара. Во избежание жестокого обращения и недосмотра следует отбирать детей у семейных пар не желающих заниматься воспитанием малышей. Жестокость по отношению к детям привлекала особе внимание и каждый патрульный немедленно узнавал если на вверенной ему территории нарушался закон. Защита детей стала временным мероприятием и предварила разрушение концепта семьи и передачу воспитания детей с самого рождения специальным центрам при академиях. Такие центры уже существовали и занимались сиротами.
Признак здоровой преуспевающей страны — это небольшой штат полиции и малое количество законов. Но эти законы действуют а полиция работает результативно. Была упразднена вся система законодательства и составлен унифицированный кодекс охватывающий преступления против личности и собственности. Так называемые нарушения, включающие сексуальное поведение, наркотики и азартные игры, из уголовного кодекса были изъяты.
САБ — Система академической безопасности — занималась устранением нездоровых влияний могущих повредить деятельности академий. САБ не удалось предотвратить Первой мировой войны, зато она смогла удержать США от участия в ней. В послевоенный период САБ не допустила введение сухого закона и проникновения мафии на территорию США.
«Эту паразитическую организацию надлежит истребить на корню»
САБ сократила степень влияния средств массовой информации запретив все описания преступлений и катастроф
«Пресса несет ответственность за ужасные события которые сама же и описывает... Рекомендуем прекратить функционирование ежедневной прессы»
Открытия совершаемые академиями описывались в бюллетенях и новости о них разносились по всему миру. Академии ничего не скрывали.
«Общеизвестно что важное открытие можно использовать и во вред. Если не скрывать разрушительного потенциала открытия уменьшается вероятность что некто осмелится использовать его против человечества. Мы подробно описали разрушительный потенциал инфразвука в наших бюллетенях и такая политика открытости — лучшая гарантия против деструктивного применения знаний. Если же кто-то посмеет использовать наше изобретение с дурными намерениями об этом сразу же всем станет известно».
Второй мировой войны удалось избежать благодаря вмешательству академий во Франции, Германии и Великобритании а впоследствии и предотвратить создание атомного оружия.
«Нельзя допустить радиоактивного заражения планеты». Академический бюллетень от 4 августа 1945 года.
Лингвистический институт провел исследования человеческой речи дабы выяснить что же такое слова; использовались сверхчувствительные ларингофоны записывающие речь человека говорящего про себя. Особое внимание уделялось испытуемым-шизофреникам поскольку для данного состояния характерны непроизвольные движения голосового аппарата создающие «голоса». Они были записаны а после воспроизведены для пациентов в виде «нарезки» замедленные и ускоренные. В результате наблюдалось значительное улучшение состояния пациентов. Их также обучали сохранению тишины отчего у некоторых начиналась истерика «голоса» начинали истерически вопить их становилось легче записывать
«НЕ ПОСМЕЕТЕ! НЕ ПОСМЕЕТЕ! НЕ ПОСМЕЕТЕ!» — вопили они.
Пациентам вводили кураре который парализовал речевой аппарат а самого больного подключали к искусственным легким. Тишина приносила полное избавление от болезни.
«Принудительные речевые цепочки по сути своей это вирусы слова которые поселяются в центральной нервной системе и манипулируют центрами речи и мышцами глотки и голосовыми связками».
Был изучен особый стиль шизофренической речи. Оказалось что разговоры во сне и особенно в полудреме имеют туже природу и являются особым языком действующим и в организме «нормальных» индивидуумов. Лингвистический институт принял решение выделить этот язык для изучения. Студенты оставляли у кроватей на ночь включенные магнитофоны поскольку сказанное во сне забывается. Язык полудремы не имеет ориентиров по которым его можно вспомнить как будто обитатель психики говорит на незнакомом языке — незнакомом не в смысле слов а в смысле референтов, конструкций и синтаксиса.
Лингвистический институт проводил продвинутые курсы обретения тишины в пустынях Сахара и Гоби, в горах Тибета и Южной Америки. Тишина — средство при помощи которого студенты учатся медленно дышать пока не обретают способность оставаться в таком состоянии часами полностью успокоив мышцы гортани и голосовые связки. Ученые обнаружили что молчание создает колебания воздуха подобно инфразвуку отчего слова вибрируют и отделяются от тела. Это открытие использовалось на последних курсах — резонирующая волна медленно растущая в шее и позвоночном столбе проникает глубоко во внутренние органы. Все тело вибрирует и слова — уже видимые — повисают в воздухе дымкой. Студенты чувствуют будто из них вышло некое паразитическое существо. После крещения тишиной они способны свободно пребывать в тихой среде и в то же время использовать слова с абсолютной точностью.
При зарождении авиации академии обучали пилотов а когда стали возможны космические полеты взялись за подготовку и в этом направлении. Целью космической программы академий стало вовсе не путешествие человека привязанного кислородным шлангом к женам и матерям.
«Мы не собираемся с непомерными затратами отправить в космос обычного человека. Любому из выпускников академии больше известно о космосе и о путешествиях в межпланетном пространстве после часового пребывания в невесомой тишине нежели целой ораве болтающихся на орбите астронавтов которые в космосе не мечтают. Космос — мечта. Космос — иллюзия. Зачем вы с вашими ужасными вербальными предрассудками притащили на Луну телефонную станцию?»
Астронавты набирались из неженатых поскольку они умели существовать в полном одиночестве и ни от кого не зависели в то время как брак подразумевает зависимость.
«Чтобы странствовать во вселенной, надо бросить на Земле словесный багаж, всякий мусор типа: помолиться, о стране поговорить, о мамочке, о любви, о партии родимой... Учитесь жить без религии, без страны, без друзей. Научитесь видеть вещи ясно, без предрассудков».
Теперь сравните возможности которые дают академии с тем что мы имеем сегодня. Исследования способные освободить человеческий дух монополизированы идиотами во имя «национальной безопасности». На кой она? Что дает?
Одна академия могла бы подарить надежду зараженным радиацией улицам разбитым в ходе стычек и всей зараженной перенаселенной неуправляемой планете. Дадут л и власти такую надежду? Прошлый опыт подтверждает обратное вас всех уже продали. Если хотите жить в мире где открытий и ресурсов хватает на всех будьте готовы бороться за него. На улицах сражаться за этот мир.

Уильям С. Берроуз
15 октября 1968 г.
Лондон


назад  

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE