A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Новый дневник грабителя — Глава 5 - Я МОГ БЫ И ДОГАДАТЬСЯ скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Новый дневник грабителя

Глава 5 - Я МОГ БЫ И ДОГАДАТЬСЯ

Роланду не нравится его работа. Нет, сама по себе работа не плохая, но все, из-за чего ему утром приходится вылезать из постели и натягивать футболку, по определению является «кучей дерьма».

Девушка, с которой он имеет дело, чрезвычайно взволнована и полна энтузиазма, как часто бывает с новичками, однако Роланду, от которого разит перегаром, это по барабану: у него жутко болит голова.
Он проводит кредитной картой девушки по считывающему устройству, запихивает папку с ее анкетными данными в переполненный ящик шкафа с надписью «Разное» и закатывает в пластик членскую карту новенькой.
— Держите, Рут, — говорит Роланд, прочитав имя на карте, прежде чем вручить его девушке. — Тренажерный зал открыт по будням и выходным после шести вечера, бассейн — в любое время с понедельника по пятницу. Если получите «золотую» клубную карту — а это десятка сверху в месяц, — сможете приходить и уходить, когда пожелаете. Отдам вам ключи — сами разбирайтесь с замками и сигнализацией.
Восторженная улыбка на лице Рут немного блекнет.
— Правда?
— Нет, конечно. — Роланд со вздохом садится в кресло, чтобы дать отдых усталым ногам. — Короче, идите переодевайтесь, а потом я покажу вам тренажеры и объясню, как ими пользоваться.
— Вы? — таращит глаза Рут.
— Ну да, — кивает Роланд. — Я — профессиональный инструктор.
Рут не хочет показаться грубой, но, с другой стороны, она только что выложила больше ста фунтов за абонемент в этом спортивном клубе и наверняка имеет право задать прямой вопрос, если заподозрит, что ей за ее собственные деньги пытаются впарить лажу, а счесть нашего Роланда (который, честно признаем, находится не в лучшей физической форме и к тому же дымит, как паровоз) приверженцем здорового образа жизни и живой рекламой данного спортивного клуба можно лишь с большой натяжкой.
— Вы — профессиональный инструктор? — робко переспрашивает Рут.
Роланд с оскорбленным видом отрывается от поглощения мясного пирога.
— Я что, похож на человека, который ошивается здесь забесплатно?
— Нет, нет, все в порядке, — морщит лобик Рут. — Где можно переодеться?
Роланд уже сыт по горло этой дребеденью, а до конца рабочего дня еще целых четыре часа.
— На автостоянке, — говорит он.
— На стоянке?
— А, чтоб тебя, — бормочет Роланд с набитым ртом, пытаясь расправиться с пирогом, пока тот еще не остыл, и кивает в сторону коридора: — В женской раздевалке, конечно.
— О, разумеется. Простите, — тушуется Рут и мелко трясет головой, показывая, что она слегка «блондинка» и что это, по всей видимости, забавно. — Увидимся через десять минут?
Роланд кивает, провожает Рут взглядом, потом быстро заталкивает в рот остатки пирога и на пять минуточек прикрывает глаза. Когда же Роланд открывает их вновь, оказывается, что мы с Олли трясем его за плечи и волнуемся, все ли с ним в порядке.
— Какого хрена... — бормочет он, потом резко наклоняется к мусорной корзине, судорожно кашляет, отплевывается и трет глаза кулаками.
— Эй, Ролло, ты как?
— Беке! — расплывается в улыбке Роланд, после того как, наконец, фокусирует взгляд. Он вскакивает с кресла, выбегает из-за стойки и обнимает меня с такой силой, что мои ребра буквально трещат. — Привет, дружище! Добро пожаловать на волю! Как твои дела, черт тебя дери?
— Спасибо, нормально. С тобой увиделся — совсем похорошело, — шучу я.
На какое-то мгновение у меня мелькает опасение, что вырваться из жарких объятий Роланда будет непросто и для этого потребуется какой-нибудь хитрый маневр, однако проблема разрешается сама собой, едва он замечает Олли.
— Босс! — громогласно ревет Роланд, моментально забывая про меня и обрушивая всю массу своей нежности на Олли.
— Привет, Ролло, мы же виделись с тобой на прошлой неделе, — протестует мой приятель и делает все возможное, чтобы удержать влюбленного слона на расстоянии вытянутой руки.
— Да, здорово было... — ностальгирует Роланд и поясняет: — Мы отмечали выход Олли на свободу. Душевно посидели, правда, босс?
— Уж наверняка, — фыркаю я. — Я бы тоже не отказался от выпивки, да только, видимо, каждому свое.
— Ладно, Беке, зачем пришел? — спрашивает Роланд. — Хочешь бесплатный пробный сеанс в клубе?
— Нет, спасибо, Ролло. В последний раз, когда я был на бесплатном пробном сеансе, мне выписали абонемент аж на четыре года. Наоборот, хочу кое-что забрать.
Роланд многозначительно кивает.
— Понял, идем со мной, — подмигивает он и ведет нас с Олли через холл в мужскую раздевалку.
— Что мы делаем, Беке? — интересуется Олли.
— Собираемся проверить мою банковскую ячейку, — сообщаю я.
Мы подходим к длинному ряду металлических шкафчиков для одежды.
— Вот, — Роланд постукивает по крайнему шкафчику слева, — все на месте, в целости и сохранности. Два года под замком.
— Молодчина, Ролло! Уберег сокровище нации, — хлопаю я его по плечу. — Премного благодарен.
Роланд говорит, мол, нет проблем, и неторопливо возвращается в свой угольный забой, то есть на ресепшен.
— Неплохая банковская ячейка, — усмехается Олли.
— Дешевле, чем настоящая, верно? Кроме того, получаешь обратно свой полтинник. — Я засовываю ключ в замок, открываю дверцу и выковыриваю пальцем монету из лотка, наглядно подтверждая свои слова. — Если только какой-нибудь умник не подменил его на португальское эскудо, — добавляю я, с беспокойством разглядывая монету.
Гораздо хуже то, что моя заначка тоже исчезла. На месте денег лежит небольшой конверт, на котором от руки подписано: «Мешку Дерьма».
— Это тебе, — уведомляет Олли.
Я сразу узнаю почерк и с недобрым предчувствием вскрываю письмо.
Послание действительно от Мэл.

Дорогой Мешок Дерьма,

Я забрала твои деньги в счет квартплаты, которую ты мне задолжал, и переехала в Лидс. Если попытаешься найти меня, позвонить или хотя бы отправить рождественскую открытку (кстати, первую по счету), я расскажу полиции все, что знаю об ограблениях, которые ты совершил, от первого до последнего. Мне известны все подробности твоих грязных делишек; помимо этого, у меня сохранились несметные улики («несметные» — означает «до хрена»). Я больше не хочу тебя слышать и видеть. Никогда. Имей в виду, я не шучу. Риск — благородное дело, но если ты на пушечный выстрел приблизишься к Йоркширу, я устрою тебе такую сладкую жизнь, что ты взвоешь.
С ненавистью, Мэл.
P.S. Перед отъездом я трахнулась с Роландом (кстати, он был ужасно удивлен). Я хочу, чтобы ты думал об этом как можно чаще.

— Ни хрена себе, — выдыхает Олли. — Ты задолжал ей за квартиру три штуки?
— Спасибо, Ол. Я всегда знал, что ты правильно схватываешь общую картину.
— Что будешь делать?
Обдумав вопрос, я останавливаюсь на двух вариантах.
— Прежде всего извинюсь перед Ролло за то, что нечаянно наградил его хламидиозом, а затем, по всей вероятности, перейду к плану Б.
— Что еще за план Б?
Я сую руку в шкафчик и провожу пальцами по карнизу металлической дверцы: вуаля, второй ключ, от соседнего шкафчика. Я прошу Олли подвинуться в сторону и вставляю ключ в замок.
— Собираюсь заложить свой инструмент, — поясняю я. Всяких полезных штук у меня наберется примерно на
тысячу фунтов — сверла, алмазные резцы и разные другие спецприспособления, которые можно превратить в деньги. Надеюсь, их хватит, чтобы развязаться с Гассанами. В худшем случае это поможет мне выиграть время.
К сожалению, открыв дверцу, я обнаруживаю, что инструмент тоже исчез. Все, что лежит в шкафчике — это еще одна записка от Мэл:

Твои инструменты — на дне пруда, туда им и дорога. На твоем месте я бы сменила банк. М.

Вот сучка!
Я бросаю смятую записку на пол и выхожу из раздевалки. Позади меня Олли шарит в лотке для монеты и окликает меня:
— Эй, Беке, не хочешь забрать свой... злотый?
Честное слово, правду говорят: никто не способен на большую подлость, чем брошенная женщина! Ладно, допустим, я первым признаю, что был не самым лучшим кавалером, о котором может мечтать девушка, но ведь близкие отношения — это упорный труд, верно? Сплошные цветы, сладости и «Как прошел твой день, солнышко?» — попробуйте удержать все это в голове, особенно если вы в чем-то схожи со мной и на дух не выносите подобную пургу. Поймите меня правильно: я любил Мэл, на самом деле любил, но ведь любовь не означает, что надо каждую секунду целовать следы возлюбленной или стремиться жить по ее завышенным стандартам, когда и свои-то собственные, по большей части, трудно держать на уровне. Нет, серьезно, это уж слишком. Особенно для человека вроде меня, эгоистичного от природы.
Между прочим, это совсем не плохо — быть эгоистом. Множество успешных людей эгоистичны: торговцы, бизнесмены (и бизнес-леди), политики, футболисты, руководство многонациональных корпораций — все они вполне себе недурно поживают. Только эгоизм у этих ребят называется жестокостью и считается необходимым качеством, а если у тебя нет офиса, в котором можно околачиваться целый день, если ты пашешь до глубокой ночи и неделями не видишь подругу, то неожиданно оказывается, что ты подонок. Да еще снова пьяный! И где, кстати, твоя сберкнижка?
Знаете, это даже хорошо, что Мэл в конце концов ушла, потому что меня до смерти достало это ее отношение ко мне.
— Послушай, раз уж она умыкнула твои денежки, почему просто не оставила ключ в коробке? — недоумевает Олли. Приятель только что поравнялся со мной и отдал мне злотый. — То есть понятно, что Мэл этот ключ и нашла.
— Что? Оставить ключ в коробке и облегчить мне жизнь? Фигушки. Наверняка она сейчас сидит где-нибудь на облаке, смотрит на меня и писается со смеху, — говорю я.
— На облаке? Что ты мелешь, Мэл ведь жива-здорова!
— Не трави душу, Ол, у меня и так сегодня выдался тяжелый день.
Олли говорит, что все понимает, и вытаскивает мобильник.
— Ну что, давай позвоним Электрику? Скажем, что мы согласны провернуть несколько дел.
— Лучше дай-ка мне это... — Я отнимаю у него телефон и достаю из кармана Электрикову пачку сигарет с нацарапанным номером Гассанов, набираю. Посмотрим, не выгорит ли у меня другая сделка, более удачная, чем та, на которой настаивал Электрик, если взамен я предложу братьям кое-какую информацию о нашем общем друге. Когда на том конце берут трубку, внезапно выясняется, что мой план уже не нужен.
Я даю отбой, возвращаю Олли мобильник и велю ему идти за мной.
— Погоди, Беке, что такое? Что он сказал? — сыплет вопросами Олли по пути к месту, где ведет свой бизнес Электрик. — Куда мы идем?
— На встречу с Омитом Гассаном.
Услышав о месте назначения, Олли резко тормозит. Я сгребаю приятеля за шиворот.
— Пойдем, все будет о’кей, — говорю я. Смелость оживает во мне с новой силой.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE