A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Ковбои ДНК — Глава 25 скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Ковбои ДНК

Глава 25

Малыш Менестрель сунул свой пистолет в маленькую наплечную кобуру и шагнул в каюту. Он был несколько менее вызывающе одет, чем в Дур Шанзаге. Зеленый сюртук ящеричьей кожи был по прежнему на нем, но теперь он был покрыт трещинами и поношен. К его волосам вернулся их естественный цвет, а темные очки вновь были того типа, какой носят пилоты. На нем был двубортный жилет телячьей кожи и белая рубашка с черным галстуком, как у карточного шулера. Его черные брюки были заправлены в потертые ковбойские ботинки.

Рив и Билли в изумлении повскакали с мест.
– Как ты здесь очутился, черт возьми? Что произошло?
Малыш Менестрель пожал плечами:
– Я увидел, что вы поднимаетесь на борт, а потом я увидел этих двоих, – он указал на тела, лежащие на полу. – Я сделал выводы относительно происходящего и решил спуститься к вам, чтобы проконтролировать ситуацию. Остальное вы видели.
– Но что ты делал на этом пароходе?
– Вы задаете что то очень много вопросов для людей, чью жизнь только что спасли.
– Прости, просто это было так неожиданно…
– Ладно, ладно. Сдается мне, для вас, ребята, вся жизнь – сплошная неожиданность. У вас есть что нибудь выпить?
Билли покачал головой:
– Мы как раз собирались пойти в салон, когда к нам ворвались эти двое.
– Ну что ж, тогда поднимемся наверх. Вы купите мне выпивку и познакомитесь с моим приятелем по этому путешествию.
Рив махнул рукой в сторону мертвых агентов:
– А что мы будем делать с ними?
Малыш Менестрель небрежно взглянул на тела.
– У вас найдется двадцать корон?
– Найдется.
– Давайте сюда.
Рив протянул ему деньги, и Малыш Менестрель сунул их к себе в карман.
– Я заплачу стюарду, и он позаботится о них. Когда они окажутся в реке, аллигаторы довершат дело.
Они вышли из каюты и взобрались по трапу наверх. Салон первого класса представлял собой плавучий ресторан, казалось, сплошь состоявший из зеркал и хрусталя. С потолка свисали два огромных хрустальных канделябра. Стюард у двери с отвращением посмотрел на одежду Билли и Рива.
– Джентльмены, вы уверены, что являетесь пассажирами первого класса?
– Абсолютно.
Билли помахал перед ним билетами, и стюарду пришлось удовлетвориться просьбой оставить их пистолеты у гардеробщицы.
Малыш Менестрель провел их через салон к покрытому зеленым сукном столу, за которым шла игра в «девять карт». Когда они подошли, сидевший за столом человек в черном бархатном костюме и с длинными черными волосами поднял голову и улыбнулся Малышу Менестрелю:
– Здесь все в порядке, напарник.
– Прекрасно. Слушай, Фрэнки, хочу тебя познакомить с моими друзьями. Это Билли и Рив. Это Фрэнки Ли, он карточный игрок.
Фрэнки Ли протянул им руку.
– Рад знакомству. Не хотите присоединиться?
Билли покачал головой:
– Спасибо, думаю, мы просто посидим и выпьем. У нас был тяжелый день.
– Что ж, как знаете.
Малыш Менестрель присел за столик и принялся за прерванную игру. Билли подозвал официанта и заказал выпивку.
Они пили весь остаток дня, наблюдая, как Фрэнки Ли с Малышом Менестрелем с шуточками и прибауточками обчищают двух торговцев из Порт Иуды чуть ли не на тысячу корон. Потом, ближе к полуночи, они добрели до своей каюты, где, как и предсказывал Малыш Менестрель, тела были уже убраны, и даже пятен на ковре не осталось. Они попа  дали на кровати и проспали мертвым сном всю ночь и значительную часть утра.
Их разбудил бодрый, веселый голос Малыша Менестреля:
– Эй, ребята, не хотите прогуляться на берег?
– На берег? А где мы?
– Пришвартованы у Паданецкого мола.
– Правда? И надолго?
– До завтрашнего утра.
Билли сел на кровати и закурил сигару.
– Может, и сойдем. А что за место этот Паданец?
– Неплохо для того, чтобы расслабиться, но мне бы не хотелось остаться здесь жить.
– Однако поразвлечься здесь можно?
– Конечно! Это совсем не то, что Порт Иуда.
– Послушай ка, а твой напарник? Он тоже сходит на берег?
Малыш Менестрель покачал головой:
– Он спит. Ему пришлось всю ночь оставаться на ногах, чтобы прикончить тех двух торговцев. Нам с ним необходимо раздобыть немного денег на протяжении этого круиза. Ну так что, вы идете?
Билли кивнул.
– Идем. Почему бы и нет?
Малыш Менестрель открыл дверь.
– Одевайтесь, я подожду вас в салоне.
– Хорошо.
Дверь за Малышом Менестрелем закрылась. Билли и Рив выбрались из постелей и натянули свою одежду. Через пятнадцать минут они уже шагали с Малышом Менестрелем по палубе по направлению к сходням. Когда они уже собрались спускаться на берег, их остановил стюард.
– Вы взяли с собой ПСГ?
Билли и Рив похлопали по хромированным приборам, висевшим у них на поясах, а Малыш Менестрель приподнял свою гитару.
– Вот они. А в чем дело?
– В Паданце никогда не знаешь наперед. Время от времени бывают проблемы.
Они поблагодарили его и спустились по сходням. Паданецкая пристань по сравнению с Порт Иудой выглядела довольно скромно. Здесь не было ничего, кроме шаткого деревянного мола, навеса на берегу и дороги, уходящей в гущу пышных непролазных джунглей. Билли повернулся к Малышу Менестрелю:
– А где же город?
Малыш Менестрель указал вдоль дороги.
– В десяти минутах ходьбы. Около реки слишком много москитов и прочих тварей, чтобы жить прямо здесь.
Они тронулись вдоль по дороге. Деревья нависали над ними, образуя плотный зеленый шатер; при их приближении стайки обезьян с треском бросались наутек, круша ветви. В подлеске скользили какие то другие, невидимые для них твари, а ярко расцвеченные птицы выкрикивали над их головами хриплые предупреждения.
Билли заметил, что здесь и там среди деревьев виднеются руины каких то строений. Эти низкие конструкции когда то поражали глаз мощью стали и бетона, но теперь они обросли лианами и мхом. Стены и крыши провалились вовнутрь; джунгли держали их мертвой хваткой. Билли указал Малышу Менестрелю на одну из таких развалин:
– Похоже, когда то этот город был гораздо больше?
Малыш Менестрель кивнул.
– Точно. Было время, когда Паданец был одним из богатейших и красивейших мест, какие только существуют.
– Что же с ним случилось?
Малыш Менестрель помолчал, прежде чем ответить. Дорога вывела их на большую поляну. На поляне кое где еще оставались мраморные плиты бывшей мостовой, но большая часть ее была разбита на куски безжалостной мощью обступающих джунглей. Четыре или пять приземистых строений с внутренними двориками патио и большими окнами были еще в достаточно хорошем состоянии, в то время как другие, расположенные ближе к краю джунглей, пришли в совершенный упадок. Даже те, в которых еще жили, были местами подлатаны на скорую руку и грубо, аляповато перекрашены. Путешественники миновали какую то разбитую на куски абстрактную скульптуру и пошли краем пустого плавательного бассейна, заросшего травой. На дне бассейна несколько подростков в цветастой одежде сидели кружком, скрестив ноги, и отстраненно смотрели прямо перед собой. Малыш Менестрель принялся рассказывать.
– Это было, наверное, лет двести назад, а то и больше. Паданец – в те дни он назывался Лаурополис – как я уже говорил, был одним из богатейших и красивейших городов, какие только можно надеяться отыскать. Обычно рассказывают, что Соломон Бонапарт – тот парень, который изобрел систему транспортировки материи, – нажив себе состояние, удалился сюда на отдых. Город все богател, и жизнь его обитателей становилась все больше похожа на сплошную идиллию. Лаурополис был раем на земле.
Билли еще раз оглянулся на развалины и полу развалины, ведущие безнадежную битву с лианами и кустарником. Они как раз проходили мимо декоративного фонтана из нержавеющей стали; он был почти до краев полон палой листвой.
– И что же у них произошло?
Прежде чем Малыш Менестрель успел ответить, из за фонтана к ним кинулась чья то фигура:
– Не хотите посмотреть, как я глотаю шпаги?
Это был мальчик, на вид лет четырнадцати. Он был босой, на нем были белые хлопчатобумажные брюки и шелковая жилетка, на которую были нашиты сотни маленьких зеркалец. В руке он держал короткий декоративный меч.
Малыш Менестрель покачал головой:
– Не сейчас.
Мальчик был разочарован.
– Вы уверены?
– Несомненно.
На лице мальчика появилась ищущая улыбка.
– Но, может быть, позже?
– Может быть.
– Ну, тогда до встречи?
– До встречи.
Мальчик удалился, а Малыш Менестрель присел на краешек бывшего фонтана.
– Как я начал рассказывать, жизнь у них становилась все лучше и лучше, до тех пор, пока однажды не достигла высшей точки. Кто то изобрел бессмертие.
Рив и Билли широко раскрыли глаза.
– Бессмертие?
Малыш Менестрель кивнул.
– Вот именно. Они достигли высшей цели. Кто то – некоторые говорят, что это был сам старик Солли Бонапарт – выдумал какую то пилюлю, или зелье, или что то в этом роде, и если ты принимал его, то, исключая несчастные случаи, ты жил вечно. Разумеется, сейчас этот секрет утерян.
Рив нахмурился.
– Я как то не могу понять, каким образом бессмертие послужило причиной всего этого.
Малыш Менестрель раскурил одну из сигар Билли и продолжал:
– А произошло вот что. Сразу после того, как у них появилась эта бессмертная пилюля, все жители города выстроились за ней в очередь, и вскоре все они уже были бессмертными – если никто не утонет в реке или не упадет с дерева. Проблема была лишь в том, что эта пилюля останавливала процесс старения, и когда люди принимали ее, они навечно оставались в том возрасте, в котором были в момент получения дозы. Старики продолжали оставаться стариками, а молодые – молодыми. Единственным побочным эффектом пилюли было, что она делала людей стерильными, так что численность населения постоянно оставалась прежней. Словно бы время остановилось на месте.
Рив пожевал губу.
– Наверное, странно им было, а?
Малыш Менестрель кивнул:
– Очень странно. И первым, что пошло не так, было то, что старики, которые всем тут заправляли до того, как им подвернулось бессмертие, хотели заправлять всем и дальше. Они никак не могли перестать обращаться с молодыми так, словно те по прежнему были несмышлеными щенками, и постепенно это переросло в такую ситуацию, когда парню могло быть, скажем, шестьдесят лет, но из за того, что он по прежнему выглядел на пятнадцать, с ним и обращались как с пятнадцатилетним. И из за этого – а также из за того, что старики, совершенно свихнувшиеся на своей вечной жизни, принялись изобретать все новые законы насчет повышенной общественной безопасности – у них тут произошел весьма болезненный конфликт поколений.
Билли прервал его:
– Ты хочешь сказать, что этот парнишка, который хотел показать нам, как он глотает шпаги, на самом деле был совсем не мальчишкой?
Малыш Менестрель засмеялся.
– Ему было не меньше ста лет, а то и больше.
– Боже мой!
– Видишь ли, в этом то и вопрос. Старики не желали слушать молодых, и отношения между ними становились все хуже и хуже. Не знаю всех деталей, но однажды ночью дерьмо прорвало трубу, и молодежь перерезала всех стариков в городе. Не ушел ни один. Теперь, когда старики больше не стояли у них на дороге, они перестали заботиться о престижных жилищах и всяких таких вещах. Понимаешь, им это было просто незачем. Из Распределителя Материи им спускали по лучу все, что им было нужно. Они переименовали город в Паданец и принялись проводить свое вечное время в развлечениях. Мало помалу джунгли все больше наползали на город, и все пришло к такому состоянию, как мы видим сейчас.
Билли ухмыльнулся:
– Звучит неплохо!
Малыш Менестрель пожал плечами.
– Может быть. Я не люблю судить. В Паданце тоже есть свои проблемы.
– Например?
– Ну, полагаю, основной проблемой является то, что да, жители здесь живут вечно, но город то нет! Он находится по другую сторону реки от Порт Иуды. Он не входит в стазис зону. Под этой поляной расположен величайший стазис генератор, какой только можно себе представить. Но однажды он перестанет работать, и весь город просто исчезнет, как дым. И сейчас уже начинают проявляться некоторые странности. Но одно могу сказать с уверенностью – это хорошее место, чтобы расслабиться.
Не говоря ни слова, к ним подошла девушка и присела на край фонтана рядом с Билли. На вид ей было около семнадцати, у нее были длинные светлые волосы и смуглая загорелая кожа. Когда Билли заговорил с ней, она улыбнулась, вытащила из кармана своих выцветших штанов упаковку «Северного Сияния» и предложила ее всем по очереди. Билли взял одну из тонких белых пластмассовых трубочек и глубоко вдохнул. Он почувствовал, как его наполняет непреодолимое чувство легкости, а вокруг окружающих предметов появилась прозрачная цветная аура.
Измененному зрению Билли девушка показалась поразительно красивой. Он прикоснулся к ее руке и улыбнулся ей. Он чувствовал, что говорить ничего не надо. Девушка улыбнулась в ответ.
Через несколько минут эффект несколько поблек, но Билли обнаружил, что каждый новый вдох возобновляет его. В течение следующего часа трое мужчин и девушка сидели на краю сломанного фонтана и улыбались всему, что видели. Наконец, трубочки были использованы до конца, и они выбросили пластмассовые цилиндрики в фонтан. Рив повернулся к Билли.
– Эта штука – действительно нечто.
Билли кивнул с выражением благоговения на лице.
– Это точно!
Малыш Менестрель взглянул на них:
– Вы что, никогда не пробовали «Северное Сияние»?
– Никогда, – покачали головами Билли и Рив.
– Хорошо, а?
– «Хорошо» – это еще мягко сказано!
Они все еще сидели на краю фонтана, размышляя о том, насколько хорошая вещь «Северное Сияние», когда девушка постучала Билли по плечу и показала на одно из самых больших из сохранившихся строений. Группа мальчишек заносила в патио усилительную аппаратуру и подключала электрические инструменты. Там уже начинала собираться небольшая толпа. Малыш Менестрель поднялся с места.
– Пойдем, посмотрим.
Рив двинулся вслед за ним через поляну.
– Эта малышня что, собирается играть музыку?
– Эта малышня играет музыку уже, наверное, лет сто. Они – лучшие. Подожди, сам услышишь!
Они вчетвером пересекли поляну. Девушка, по видимому, в своей странной, молчаливой манере прикрепилась к Билли. Они уселись на траву, а группа музыкантов тем временем начала играть. Малыш Менестрель был прав: они играли как то неправдоподобно хорошо. Девушка вновь раздала трубочки «Северного Сияния», и в течение еще одного часа все четверо сидели совершенно неподвижно, полностью поглощенные прекрасной, свободной, переплетающейся музыкой. Первая вещь длилась почти полтора часа, и когда она закончилась, один из группы, высокий юноша лет девятнадцати, с первой порослью на подбородке, вышел вперед ко входу в патио. Это, очевидно, был лидер группы. Он махнул рукой Малышу Менестрелю:
– Не хочешь присоединиться?
Малыш Менестрель поднял с земли гитару.
– Не знаю, достаточно ли я хорош для вас.
Лидер улыбнулся.
– Ничего, попробуй! Вступай, где тебе покажется нужным. Может быть, мы еще будем играть что нибудь из твоих песен.
Малыш Менестрель встал и пошел к патио. Серебряную гитару подключили к усилителю, и группа заиграла вновь, а Малыш Менестрель осторожно пытался подыгрывать. Билли и Рив сидели и смотрели, а музыка накатывалась на них волнами. Еще одна девушка подошла и села рядом с ними. Она была настолько похожа на первую, что можно было подумать, что они близняшки. Улыбалась она точно так же, но кроме того, она еще и говорила.
– Вы с парохода?
Билли кивнул:
– Точно.
– Вы останетесь с нами?
– Только до отплытия парохода.
– Жалко!
– Тебе бы хотелось, чтобы мы остались?
– Нам всегда нравится, когда кто нибудь остается.
Первая девушка повернула голову и улыбнулась Билли и Риву. Билли растянулся на траве и уставился в зеленый шатер листвы над головой. Музыка лилась свободным потоком. Билли вздохнул. Пока что это была лучшая часть их путешествия.* Паданец, казалось, был создан специально для него. Он взглянул на Рива:

* Еще одна цитата из Моррисона (англ. the best part of the trip, песня Soft Parade). Высказывались подозрения (вполне обоснованные), что в песне имеется в виду наркотическое путешествие. Очевидно, здесь эта аллюзия также не случайна – прим. пер.

– Вот так и надо жить, как думаешь?
Рив нахмурился.
– Здесь неплохо. Однако мне все же как то не по себе. Понимаешь – все эти ребята, которые вечно остаются молодыми, и то, как они перебили своих стариков…
Он повел рукой, охватывая роскошную растительность и огромные яркие цветы, устилавшие землю:
– Словно бы все здесь основано на смерти.
Билли закрыл глаза.
– Это было много лет назад. Это все в прошлом. Здесь же рай – рай, черт побери! Только послушай эту музыку, Рив! Взгляни на женщин!
Он похлопал молчаливую девушку по руке. Она улыбнулась и погладила его по волосам. Рив испытующе взглянул на Билли:
– Уж не думаешь ли ты остаться здесь, Билли?
Билли покачал головой.
– Нет. Но искушение, бесспорно, велико.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE