A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Второй Эдем — Глава 21   Предательство и катастрофа скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Второй Эдем

Глава 21   Предательство и катастрофа

ПРЕДАТЕЛЬ В СЕРДЦЕ ОРГАНИЗАЦИИ

Полиции оставалось только стоять в стороне и наблюдать, как первая из огромных автоцистерн выехала на просторную, выложенную мозаикой площадь перед Европейским парламентом.

Смертоносную колонну возглавлял „лендровер“, где между Розали и Сондерсом сидел Джуди, и при каждым подскоке машины на выбоинах его бросало то в жар, то в холод. Он был в отчаянии, потому что замерз, промок и у него болела задница. Джуди и в детстве ненавидел походы и активный отдых, в последующие годы его отношение к подобным развлечениям ничуть не изменилось. Джуди находил выбранный группой „Мать Земля“ образ жизни совершенно для себя неприемлемым.

Однако, несмотря на холод и сырость, он очень гордился собой. Ведь он находится в самом сердце крупной операции. Ему удалось внедриться в террористическую организацию глубже всех своих более удачливых коллег. Да, он действовал исключительно по собственной инициативе и пошел на нарушение своих полномочий ради этого, но Джуди надеялся добиться прощения в случае успеха.

Он осторожно поерзал.

— Сиди тихо, ты! — рявкнул Сондерс, человек без лица.

— Извини, у меня вот-вот вылезет геморрой.

— Ха! Ты слышала, Розали? — ухмыльнулся Сондерс. — Боевое ранение, так, что ли? Дайте этому человеку „Пурпурное сердце“,[4] у него задница болит. У некоторых из нас есть, между прочим, настоящие боевые шрамы.

Удерживая руль одной рукой, Сондерс принялся дергать застежки своего мешка.

— Оставь его в покое, Сондерс, и смотри на дорогу! — резко бросила Розали.

Ей и так было о чем подумать. Несомненный успех операции не радовал ее, ведь она знала, что все ее действия финансируются Толстоу… который по всем статьям является антихристом. И ей уж точно не хотелось разбираться с воинственным героизмом Сондерса.

— Сондерс, не вздумай снимать свой мешок, — продолжила она. — У меня для этого не то настроение. Оставь Шварца в покое, пусть волнуется о своей заднице.

На самом деле Джуди ерзал вовсе не из-за геморроя. Размышления о собственных успехах напомнили ему о том неприятном обстоятельстве, что достиг он всего этого за счет предательства. Джуди это ужасно не нравилось. Он восхищался Розали и знал, что только по ее рекомендации его согласились оставить в отряде. Не говоря уже о том, чтобы разрешить участвовать в акции.

— Он спас меня от пожизненного заключения, — говорила Розали, ходатайствуя перед начальством за Джуди. — То есть, если мы его выкинем, он отправится в тюрьму. К тому же, если он говорит правду, он может оказаться очень даже полезен. Позвольте мне присмотреть за ним. Я за него отвечаю.

Джуди прекрасно понимал, что Розали доверилась ему, а он собирается отплатить ей за доверие предательством. Ему было стыдно. Однако Джуди понимал, что Розали готовится совершить преступление, и намеревался остановить ее. Он не сомневался, что она действует исходя из собственного понимания правды и справедливости, но ведь все фанатики-убийцы в истории утверждали, что Бог на их стороне.

СТАТУС ЗНАМЕНИТОСТИ

Розали хотела включить в команду также и Макса, но это было уже слишком. Всем казалось, что присутствие мегазвезды смешает планы операции. Охотники за автографами все испортят.

— Если он хочет вступить в наш отряд, — заявило руководство, — он может начать с самого низшего уровня, как и все остальные.

Розали понимала точку зрения командования. Террористические операции не входят в число светских мероприятий; любовникам и бойфрендам здесь не место. Но Максу понять это было трудно, и он начал горячиться.

— Но я ведь невероятно знаменит, черт возьми! — воскликнул он. — Масса людей готова на все, лишь бы уговорить меня участвовать в проекте.

— Макс, группа „Мать Земля“ — партизанская армия, а не ночной клуб Лос-Анджелеса и не кино. Наш рейтинг не вырастет оттого, что мы притащим с собой знаменитость.

Макс сказал, что понимает, но на самом деле просто поверить в это не мог. Он слишком долго жил в мире, где известность открывает все двери. В мире, где буквально любое дело, любой бизнес, любое мероприятие только выигрывает от участия знаменитостей.

— Ладно, ладно, — сказал он, стараясь не выдать обиду. — Я буду протирать штаны в Париже и маяться дурью. То есть заниматься своим привычным делом. Хотя именно это мне и нравится. Развлекаться, в смысле. Твоя миссия — спасать мир, а моя — развлекаться. Я просто хотел быть крутым. — Последовала пауза, а потом Макс не удержался и добавил: — Ты точно сказала им, что это я?

— Сказала, Макс, сказала. Ты извини, но, по-моему, от этого стало только хуже.

Тут Макс окончательно уверился, что это какая-то ошибка. Он пытался понять Розали, но не мог, ведь даже предположить такое — просто дикость. От его имени стало только хуже? Не может быть.

— Слушай, — сказал он, — я типа врубился, что у них там творится полный бардак, но ты ни о чем не беспокойся, ладно? Наплюй. Не унижайся. Я звякну в свою контору, чтобы проверили этих чуваков, и через пару дней эти жалкие ничтожества к нам на коленях приползут.

Розали решила принять совет и наплевать, напомнив себе, что, хотя ее мир нечаянно соприкоснулся с миром Макса, они все же находятся на расстоянии миллионов световых лет друг от друга.

ЗАХОРОНЕНИЕ ОТХОДОВ

Операция, в которой Максу не позволили участвовать, состояла в захвате автоколонны, регулярно пересекавшей Ла-Манш с целью захоронения отходов в Британии. Захваченную колонну надлежало отправить к центру европейской администрации в Брюсселе и оставить ее там.

Британия была местом захоронения отходов европейских стран и всего мира в целом. Британия принимала все, что нельзя было нелегально слить неразвитым странам. Британское правительство считало, что забирать дерьмо у других народов, а выражаясь официально, заниматься „переработкой и захоронением“ — очень выгодная сфера деятельности, и намеренно развивало ее уже не первое десятилетие.

— Отходы — неизбежный побочный продукт роста. А что такое рост? — спрашивал премьер-министр у преданных сограждан на последней конференции Партии.

— Рост — это хорошо! — громогласно отвечали преданные сограждане.

— Когда это хорошо? — кричал премьер.

— Это всегда хорошо! — следовал благоговейный ответ.

— Вот именно, — уже спокойнее говорил премьер. — И мы должны гордиться количеством отравляющих веществ и прочего мусора, которым завалена вся Британия, ибо это есть доказательство нашей определяющей роли в цикле роста.

И действительно, им было чем гордиться. Каждый уголок и каждая щель на британских островах были до предела забиты коробками из-под гамбургеров, использованными презервативами и ядерными отходами. Компании по захоронению отходов подтверждали свою бесконечную гениальность, изыскивая для захоронения все новые места — от заброшенных шахт до обреченных жилых кварталов. У них не было другого выхода, потому что каждый день прибывала новая партия. Многие американские города, например, запретили занимать свое пространство под свалку бытового мусора и платили Британии, чтобы избавиться от него. Однако зачастую мусор был не столь безобиден. Например, основной отраслью британской промышленности являлось захоронение радиоактивных отходов. Каждый день тысячи АЭС, при помощи которых Франция поддерживала жизнь европейской энергетической системы, производили невероятное количество радиоактивных веществ, отправлявшихся затем в Англию на захоронение. Отходы замуровывались в бетонные гробницы, которые затем покрывали предупреждающими символами, призванными не позволить грядущим, еще не рожденным цивилизациям распечатать то, что, несомненно, убьет их.

Такова жизнь. Египтяне оставили после себя гробницы, которые через тысячи лет явили миру сокровища неописуемой красоты, свидетельство величия египетской цивилизации. Британцы же, создавшие так много вещей, которые могли прославить их великую страну, оставят в память о себе захоронения смертельной отравы.

МИШЕНЬ

Кроме того, существовали промышленные токсины. Постыдные секреты экономической деятельности, ядовитые отходы, способные погубить реку или отравить воздух. Токсины, которые колонна автоцистерн каждый месяц доставляла из индустриальных центров Европы в Британию для „переработки“. Именно такую колонну и предстояло захватить отряду Розали.

Машины с отходами были мишенью огромного количества мирных акций протеста. „Природа“ утверждала, что в любой момент перевозки к месту „переработки“ может произойти ужасная катастрофа. Власти отвечали, что никакая катастрофа произойти не может, что приняты самые современные меры безопасности. В конце концов руководство „Природы“ решило разоблачить этот обман. Группа „Мать Земля“ должна была продемонстрировать уязвимость колонны, помешав машинам пересечь Ла-Манш и вернув их в Брюссель.

— Мы устроим теракт и захватим колонну, — говорили на тайной планерке стратеги группы „Мать Земля“, — для того чтобы продемонстрировать, как легко устроить теракт и захватить колонну.

По прибытии в Брюссель планировалось оставить груз перед Дворцом Мира и Наживы с его тридцатью пятью Великими Залами (тридцать шестой зал был разрушен во время покушения на Юргена Тора).

— Посмотрим, как эти ублюдки запоют про безопасность всей этой дряни, когда им придется перешагивать через кучи ядовитых отходов, чтобы добраться до своих автомобилей!

БОРОДАТЫЕ ОТЦЫ ОСНОВАТЕЛИ

Группа „Мать Земля“ оказала отряду Розали великую честь, доверив ему провести захват. Ответственность была огромная, и в прежние времена Розали готовилась бы к операции, дрожа от возбуждения. Однако она не могла выбросить из головы ужасную правду. Маленький урок прагматизма, который преподал ей Юрген Тор, полностью изменил ее отношение к своей деятельности, и она проводила последние приготовления устало и безразлично.

Это была первая боевая операция Розали в должности командира, или куратора отряда, как называлась ее должность в структуре группы „Мать Земля“. Розали совершила огромный скачок, получив эту должность. Всего в группе было пятнадцать отрядов, и Розали являлась самым молодым в истории куратором. Ей не нравилось так называться, равно как ее первому помощнику не нравилось называться другом куратора, а ее начальнику — организатором отряда. Эти ужасные, нелепые титулы всех смущали. Однако отказаться от них не представлялось возможным. Они являлись частью традиции группы и были очень дороги самым старым бойцам, столь тяжело пострадавшим от токсических веществ в первые годы борьбы, что от них, можно считать, ничего и не осталось — разве что вставные челюсти, скучные истории да ненасытное желание рассказывать всем подряд, как все было когда-то.

До появления „Природы“ в истории Земли был ужасный период, когда защитой окружающей среды занимались наивные старые хиппи-идеалисты и, что еще кошмарнее, ведьмы и „новые язычники“. Милые, но глуповатые „зеленые“ (хотя милыми там были далеко не все) твердо верили, что стоит им вообразить себе что-то, как это что-то тут же воплотится в жизнь.

— Если мы хотим изменить мир, мы должны сначала измениться сами, — искренне уверяли друг друга люди с бородами, в огромных джемперах, а некоторые и в остроконечных шляпах. — Нельзя уничтожить структуру, создав ее копию.

— Но это ведь просто бессмыслица и чушь собачья, — говорил какой-нибудь отважный человек и слышал в ответ, что именно такая его реакция и доказывает их доводы.

Бородатые личности в джемперах (обладатели остроконечных шляп к тому времени преисполнились отвращения к подобным высказываниям и удалились отмечать солнцестояние) утверждали, что поскольку именно силовые структуры защищают производителей отходов, то не стоит копировать эти структуры.

— Мы не станем подражать методам своих врагов! — говорили они. — Мы создадим свободную систему, которая поможет нам прийти к свободному миру. Мы должны сами представлять собой то, за что боремся! В противном случае мы окажемся лицемерами.

Насчет лицемеров — вопрос спорный, однако не подлежит сомнению тот факт, что очень скоро они оказались шутами.

Отвергнув концепцию лидерства, они выражали свою позицию посредством специальных комитетов, состоящих из случайных спикеров, отсекая себе тем самым возможность общаться с народом. Правда, которую все знали, но боялись озвучить, заключалась в том, что каким бы весомым ни был аргумент, в устах произвольно выбранного оратора он будет звучать менее убедительно, чем любой даже самый слабый довод, представленный напористой и харизматичной звездой СМИ.

— Если вы потребляете ресурсы и ничем это не компенсируете, рано или поздно они закончатся, — бормотал оратор.

— Ну и что? Давайте отрываться! — гласил лозунг профессионально разработанной кампании в СМИ, организованной получателями прибыли от эксплуатации ресурсов.

С основанием группы „Мать Земля“ даже самые тупые „джемпера“ признали, что армии без генералов не бывает. Однако бородачи-основатели, как их начали к тому времени называть, по-прежнему противились копированию структур, против которых они были призваны бороться. В результате бойцов группы „Мать Земля“ стали называть активистами, что всех устроило, но оставалось решить, кто станет отдавать „активистам“ приказы. Бородачи подумали и сказали, что делать это станут „катализаторы“. Они будут примерно как сержанты. Однако организация росла, ее структура усложнялась, и у бородачей вскоре исчерпался запас приемлемых альтернативных названий для обозначения военных должностей. Розали поднялась до звания (или до НУ, что означало „неиерархический уровень“) „катализатора“, когда ей исполнился двадцать один год. Потом она побывала „генератором“ (то есть генерировала планы, неукоснительно выполнявшиеся как „катализаторами“, так и „активистами“), „координатором“, „другом куратора“ и, наконец, „куратором“. Если бы Земля прожила достаточно долго, Розали могла бы в конечном счете надеяться дорасти до высшего неиерархического уровня „первого среди равных“, коим являлся в данный момент Юрген Тор. Эта должность приравнивалась к главнокомандующему.

НЕПЫЛЬНАЯ РАБОТЕНКА, ЕСЛИ ПОВЕЗЕТ

Захват произошел в Лилле, на севере Франции, это было место встречи автоцистерн с отходами со всей Европы. Именно здесь огромные машины, прибывавшие из промышленных регионов Германии, встречались с машинами из Италии, Франции и Испании и выстраивались в общую колонну, которая затем направлялась в Остенде. Именно в Остенде располагался въезд в третий (самый прочный) тоннель Ла-Манша.

Разоружить колонну оказалось до смешного просто. Даже сами террористы, которые намеревались своей акцией продемонстрировать, как это просто, были поражены. Они подошли почти вплотную к колонне, направили стволы на водителей и увели автоцистерны. Однако им не стоило так уж удивляться: в мире к тому времени накопилось столько отходов, что правительства просто не могли уделять должного внимания их транспортировке. Уже больше ста лет их постоянно возили по всему миру на грузовиках, кораблях и по железной дороге. Как выражались представители власти, отходов повсюду просто как грязи.

— Даже и не знаю, я думал, у них будет охрана, или кодовые замки, или хоть что-нибудь, — отметил друг куратора отряда Розали, когда они без боя захватили колонну.

ЗАБОТЛИВЫЕ ОПЕКУНЫ

Дело в том, что раньше циничные активисты группы „Мать Земля“, как и все остальные жители Земли, пребывали в странном заблуждении. Традиционное представление современного общества состоит в том, что „они“ (туманный всеобъемлющий термин для обозначения властей), по крайней мере, пытаются действовать исходя из наших интересов. Что существует некая действующая по законам логики и хотя бы отчасти доброжелательная сила, которая печется о нас и для поддержания которой мы платим налоги. Разумеется, мы все думаем, что „они“, в общем и целом, кучка лицемерных, стремящихся к наживе ублюдков, но глубоко внутри мы верим, что на самом деле они желают нам добра. „Ну конечно „они“ не позволят нам пить отравленную воду, — уверяем мы себя. — Ну конечно „они“ скажут нам, если продукты уже нельзя будет есть. Ну конечно „они“ не станут приписывать людям преступления, которых те не совершали, и сажать их на двадцать лет без права апелляции?“

Однако зачастую либо по злому умыслу, либо по некомпетентности „они“ это делают. Оставляют ядерные ракеты за проволочной изгородью, перевозят радиоактивные вещества и токсичные отходы на обычных поездах или, как в случае с колонной в Лилле, по общественным магистралям под охраной малопрофессиональных частных фирм, которые берутся за эту работу, не думая ни о чем, кроме денег.

УЖАСНОЕ ПОДОЗРЕНИЕ

Итак, террористы захватили колонну с отходами. Брюссель расположен всего в сорока минутах езды от Лилля, и к тому времени как „они“ (в данном случае полиция) узнали о происшедшем, колонна уже достигла пригорода европейской столицы. Теперь полиция ничего поделать не могла. Она не могла остановить колонну или напасть на нее, потому что каждая машина являла собой ящик Пандоры, полный дьявольских ядов. Единственное, что оставалось делать ошеломленным стражам порядка, это ждать, пока похитители довершат то, что задумали.

Было уже далеко за полночь, так что дороги, по которым Розали везла смертоносный груз, были почти пусты. Брюссель, обитель европейских политиков, имел орбитальный фильтр и работал в дневном режиме. В темном салоне автомобиля Джуди изо всех сил пытался не слишком ерзать на своем геморрое. Он не хотел злить Сондерса, и не только потому, что побаивался его, но и потому, что Сондерс страшно шумел, когда впадал в ярость, а Джуди нужна была тишина, чтобы подумать.

Джуди сидел словно на иголках. Он знал, что в какой-то момент ему придется действовать, но не знал, в какой именно. Джуди был уверен, что Розали собирается отравить весь центр Брюсселя, и знал, что должен остановить ее. Все совпадало; цепочка событий, которую он выстраивал уже много раз постфактум, скоро сложится снова. Вот только на сей раз Джуди не складывал историю по кусочкам задним числом, а находился там, прямо в гуще событий. Он мог предотвратить катастрофу.

Джуди искренне верил, что эта операция спланирована не только как показательное выступление, он знал, что отряд Розали не собирается просто бросить колонну у Дворца Мира и Наживы и исчезнуть. Джуди считал, что все будет гораздо, гораздо сложнее. Как и в предыдущих случаях.

Взглянув украдкой на Розали, он задумался о том, насколько трудно судить о людях по внешности. Розали не была похожа на злодейку, на человека, способного хладнокровно убить сотни, возможно, тысячи людей ради продвижения своей политической программы. Конечно, Джуди не сомневался в абсолютной преданности Розали делу защиты окружающей среды, но раньше ему казалось, что ее принципы основаны на любви к жизни и уважении к другим живым существам. Она не выглядела убийцей. И все же, если только Джуди не ошибался, Розали собиралась превратить Брюссель и, возможно, всю Бельгию в непригодную для жизни территорию; и Джуди был уверен, что прав. Катастрофы всегда происходили там, где „Природа“ могла выжать из них максимальное агитационное воздействие, и на месте катастрофы всегда чувствовалась черная рука „зеленых“ террористов. Все было так же, как и раньше, все сходилось одно к одному.

Именно поэтому Джуди так стремился проникнуть в ряды „зеленых“. Он был убежден, что борется с преступными методами пропаганды. Количество собранных им за много лет доказательств привело его к выводу, что группа „Мать Земля“, видимо, устала от равнодушного спокойствия, с которым общественность наблюдает за разрушением экологии Земли. И поэтому они решились на самый низкий шаг: спланировать и воплотить в жизнь масштабный план действий, который потрясет общественность и лишит ее спокойствия.

Джуди пришел к выводу, что группа „Мать Земля“ устраивает тщательно спланированные катастрофы, чтобы затем против них протестовать.

ТАЙНЫЕ ПЛАНЫ

Ядовитая колонна быстро добралась до площади перед Дворцом Мира и Наживы и остановилась среди скульптур и фонтанов. Когда шум двигателей начал затихать, Джуди понял, что пришло время действовать. Насколько он знал, в этот момент похитители колонны выведут из строя автоцистерны и разбегутся в темноте по конспиративным квартирам, разбросанным по всему городу. Площадь была огромная, и все ее освещение было заранее отключено дополнительным отрядом. Кроме того, полиция держалась вдалеке, не зная точно, что именно похитители намерены сделать с отходами. И активисты просто испарятся, доказав уязвимость системы захоронения токсичных отходов.

Именно о таком плане слышал Джуди, но он не верил, что автоцистерны будут просто выведены из строя. Он считал, что произойдет диверсия, и поэтому нужно было действовать немедленно.

Джуди достал пневматический пистолет, который втайне от всех хранил у себя с момента внедрения в отряд (вообще-то он серьезно подозревал, что именно он и явился причиной обострения геморроя), и приставил его к виску Розали.

— Мисс Коннолли! Я агент ФБР, и я требую, чтобы вы приказали своим людям немедленно покинуть место этой операции.

— Джуди, ты… — вырвалось у Розали, но Джуди быстро продолжил:

— Немедленно, мисс Коннолли! Я не шучу. Я подозреваю, что вы собираетесь отравить город, и я готов убить вас, чтобы предотвратить катастрофу. Сейчас же прикажите им уйти, или я выстрелю!

Розали решила, что Джуди вдруг свихнулся. Однако психи вполне в состоянии нажать на курок, и вид у Джуди был решительный. Розали пожала плечами.

— Операция фактически закончена, автоцистерны мы вывели из строя просто ради шутки. — Взяв передатчик, она отдала приказ всем уйти. — Ничего больше не предпринимайте, — передала она приказ Джуди. — Операция закончена.

Через окно „лендровера“ Джуди наблюдал за убегающими активистами.

— И ты тоже, Сондерс. Беги, — сказал он.

— Когда-нибудь я тебя найду и убью, — прорычал Сондерс, покидая автомобиль.

Как только они остались одни на темной опустевшей площади, Джуди повернулся к Розали. Он бесшумно включил маленькое записывающее устройство, встроенное в наручные часы. Теперь ему нужно было получить признание. Остановив намечающуюся диверсию, он нуждался в доказательствах того, что она действительно намечалась. Это требовало тонкой работы. Полиция вскоре начнет потихоньку приближаться к ним, так что у Джуди оставалось всего несколько минут, чтобы вытянуть из Розали уже известную ему информацию. У него было мало опыта в проведении допросов, однако он знал, что самое главное — вести себя уверенно. Говорить так, словно тебе прекрасно известна вся правда.

— Интересно, Розали. Как ты собиралась сделать это? — спросил он.

— Я понятия не имею, о чем ты говоришь, мелкий двуличный червяк.

— Это должно было выглядеть как несчастный случай, верно? Видимо, коррозия. Ржавые автоцистерны, которые наконец прорвало? Я прав? Вы сами их портите, а затем утверждаете, что обнаружили преступную халатность со стороны производителей токсических отходов. Ну а то, что „несчастный случай“ произошел в ходе операции группы „Мать Земля“, это просто совпадение, с кем не случается? И не такое бывает, да и кто заподозрит святых „зеленых“ в грязных делах? Симпатичные парни из „Природы“ станут кричать о нехорошем коррумпированном правительстве, и подозрений не возникнет. Скажи, Розали, а они-то знают об этом? В смысле, „Природа“? Эти замечательные хиппи знают о том, что ты делаешь? Сомневаюсь. Они ведь всего лишь группа простаков, как и общественность, перед которой они проповедуют свои высокие принципы.

Точка зрения Джуди начала потихоньку проясняться.

— Ты хочешь сказать, что группа „Мать Земля“ проводит экологические диверсии, чтобы „Природа“ могла орать об этом на каждом углу? — Розали казалась искренне ошарашенной. Настолько ошарашенной, что Джуди ощутил крошечный укол сомнения.

— Вы ведь не первые, кто до этого додумался, — сказал он. — В Бюро постоянно работают агенты-провокаторы.

Наступила тишина. Она казалась такой странной в центре огромного города, у административного центра огромной международной федерации. Где-то в отдалении слышался шум — там, где полиция оттесняла людей с прилегающей к площади территории, — но в „лендровере“ определенно наступила тишина. Наконец Розали заговорила.

— Никто и никогда в жизни так меня не оскорблял, — сказала она и, не обращая внимания на пистолет Джуди, ударила его в челюсть. Джуди выронил пистолет, а Розали в тот же момент вытащила свой.

— Выходи, — сказала она. — Я отдам тебя Сондерсу.

Они вышли из „лендровера“ на огромную, темную, пустую площадь. До ее края было около двухсот ярдов, которые они прошли медленно и осторожно. Розали опасалась, как бы какой-нибудь отважный полицейский не решил подобраться поближе к неподвижной колонне.

Однако она была так поражена обвинениями Джуди, что не смогла удержаться от комментария.

— Поверить не могу, — прошептала она, тыча пистолетом в спину Джуди. — Это ведь просто шутка, верно? Ты ведь не хочешь сказать, что ФБР действительно думает, что это мы проводим экологические диверсии?

Уверенность Джуди таяла на глазах. Его теория вдруг показалась ему глуповатой. В конце концов, катастрофы не произошло, а шок и негодование Розали выглядели искренними.

— Вообще-то, — признался он, — это моя личная теория. Все остальные в Бюро подняли ее на смех.

— Да ты что, — сказала Розали с горьким сарказмом.

Как раз когда они подошли к краю площади и собирались раствориться в пустынных переулках города, послышался шум. Точнее, громкое шипение. Его издавали автоцистерны, которые они совсем недавно покинули. Джуди и Розали повернулись и увидели, что из бока одной из машин выходит пар. Затем до них дошел запах, ужасная вонь, от которой волосы в носу вставали дыбом. Розали и Джуди чуть не стошнило. В этот момент шипящая и выпускающая пар автоцистерна вроде как прогнулась… треснула посередине. Раздался всплеск, и земля вокруг начала пениться и гореть, а плиты словно растаяли.

Все, имевшие хоть малейшее представление о том, что находится в треснувшей автоцистерне, поняли: сейчас произойдет непоправимое. Это было все равно что оказаться рядом с бомбой в тот момент, когда она перестает тикать.

— Сейчас погибнут и другие машины, — сказала Розали. — Эта хрень выльется до последней капли.

Джуди был просто в шоке. Это ведь именно то, что он только что предотвратил! Но катастрофа все же произошла.

— Розали, — сказал Джуди, — это ведь не твоя работа, верно?

— Господи, разумеется, нет, чертов придурок! — огрызнулась она. — Это именно то дерьмо, с которым мы боремся.

Огонь вокруг треснувшей автоцистерны начал распространяться. Ящик Пандоры открылся, и неисчислимые беды вырвались наружу.

— Кажется, пора сваливать, — сказал Джуди. Розали его не услышала, она была уже далеко.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE