A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Норки! — Глава 12. ОТКЛОНЕНИЕ ОТ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ЛИНИИ скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Норки!

Глава 12. ОТКЛОНЕНИЕ ОТ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ЛИНИИ

Когда Филин прилетел на Малую поляну, несколько кроликов уже ждали его возле Большой норы. Их имена он забыл, как только Лопух представил своих товарищей; все кролики были для Филина на одно лицо, он только заметил, что их имена совпадали с названиями разных растений. Это, кстати, особенно веселило Бориса.

— Как это характерно! — орал он. — Назвать себя как какую-то травку-былинку, я бы даже сказал — в честь травки или былинки, а потом пойти и сожрать это растение без зазрения совести!

— Вот почему никого из них не зовут Белладонна Смертоносная! — поддакивал Фредди.

— Или Болиголов Крапчатый! — вставлял свое слово и Филин.

Тем не менее Коровья Петрушка, Бородавник, Вьюнок и другие показали себя исключительно вежливыми созданиями.

— Ты так могуч, — лопотали они и, с трудом преодолевая свою нервозность, застенчиво протягивали лапки, чтобы коснуться его блестящих, гладких перьев. И глядели они на Филина с таким обожанием, как собственная мать не глядела.

— Ты так силен, так красив…

Но Филин не очень-то этому верил. Лично он иногда считал свою внешность не более яркой, чем сумеречная охотничья пора. Однако кролики так успешно справлялись со своей задачей, что он невольно почувствовал Себя польщенным. Быть кому-то нужным, по их словам — «просто необходимым», было весьма приятно хотя бы по контрасту, даже если эти кто-то — всего-навсего кролики.

Появившийся словно из-под земли Лопух неожиданно вклинился в толпу славословящих длинноухих менестрелей и крикнул:

— Будь готов, Филли, сейчас выйдет Дедушка Длинноух!

Прежде чем Филин впервые услышал о существовании какого-то дедушки, он считал Большую Задницу главой всех кроликов — насколько эти животные вообще позволяли голове руководить своими поступками. Среди прочих Маргариток и Травостоев он, во всяком случае, выделялся: кроме задней части необыкновенных размеров Лопух обладал заметным белым пятном на лбу, всегда скакал чуть впереди остальных да и говорил он не в пример больше других. Словом, Лопух выглядел вполне «оторвитетным» кроликом, если о кролике вообще можно так выразиться. Однако сейчас из дыры в эемле выполз еще один кролик, которого Филин никогда раньше не встречал, а если встретил бы, то наверняка бы запомнил. С первого взгляда было видно, что он очень, очень стар. Филин, только недавно увидевший свою третью весну, находился в самом расцвете сил, 1Сак, собственно, и Юла, Рака, Фредди и Борис. По законам леса, возраст был определяющим фактором, от Которого зависели сила, быстрота, ловкость, и Филин ЗДгажды даже объяснял Раке, как тяжела жизнь совсем старых и совсем молодых.

«Любопытно, не правда ли? — говорил он. — В детстве ты слаб и потому практически беззащитен. К старости звери слабеют и снова становятся легко уязвимыми. Это правило справедливо даже для нас, хищников. В общем, Старый Лес — что угодно, но только не райское местечко для стариков и не детские ясли, как ты считаешь?»

«Конечно нет, — соглашалась Рака. — Но ты, Фил, даже не представляешь, как тебе повезло, что ты родился хищником. Для нас, грачей, жизнь — это только работа, тяжелая работа от зари до зари. И каждую минуту каждый из нас — в отличие от тебя — может стать чьей-нибудь жертвой. Взять для примера тех же кроликов. Ты сам приложил когти к тому, чтобы несколько штук этих ушастых прожили на белом свете не слишком долго. Что касается полевок…»

Но кролик, который, ковыляя, приближался к нему, каким-то образом избежал преждевременной кончины и ухитрился дожить до преклонных годов. Филин в жизни не видел существ старше. Морда Дедушки Длинноуха покрылась морщинами, усы поседели, а мех на спине и боках поредел и стал светло-серым. Худое тело походило на мешок с костями, а движения были медленными и неуверенными, словно суставы его плохо сгибались. «Должно быть, его постоянно мучают боли», — подумал Филин, заметив рядом со стариком пухленькую молодую крольчиху, которая, по-видимому, исполняла при нем обязанности сиделки.

Кролики уселись почтительным кружком, и Филин протянул коготь, который Дедушка Длинноух пожал.

— Рад познакомиться, — сказал кролик-патриарх. — Прежде всего я хотел бы поблагодарить тебя за то, что ты взял на себя труд прилететь сюда. Это весьма любезно с твоей стороны, весьма…

Голос Дедушки Длинноуха был совсем негромким, но говорил он медленно, не торопясь, что выгодно отличало его от молодых, шустрых соплеменников, имевших обыкновение тараторить без умолку; впрочем, сейчас все они вели себя необычайно тихо. Филин тоже молчал — он попросту не знал, что сказать. Кролики

хвалили его почем зря, но никто еще не додумался назвать его любезным. То-то Юла удивится, когда он ей скажет! «Да знает ли она такое слово?» — с горечью подумал Филин.

. — Прошу простить, если наша встреча причиняет тебе неудобства,— продолжал тем временем древний кролик.— Будучи вегетарианцем, я являюсь убежденным противником насилия, в то время как для тебя это единственный образ жизни и другого ты не знаешь.

Он пронзительно глянул на Филина из-под седых бровей.

— Не сомневаюсь, что как хищник — какими бы добрыми ни были твои устремления — ты не можешь не считать нас, Сопричастных Попечителей Леса, болтунами…

Филин вздрогнул. Как мог какой-то кролик догадаться?.. Правда, Дедушка Длинноух использовал не совсем то слово — Борис называл их трепачами, а не болтунами, но суть от этого не менялась. Впрочем, Филин не собирался поднимать этот незначительный вопрос именно сейчас. «Бориса бы сюда»,— подумал он неожиданно. Барсук (на словах) был таким убежденным противником Сопричастных Попечителей, что просто не желал видеть никаких их достоинств, однако проницательность этого убеленного сединами патриарха была, пожалуй, способна заставить переменить ннение даже его.

— Критиковать нас довольно легко, — вздохнул старый кролик. — Привычный нам образ жизни может показаться кое-кому смешным, однако нас отличает и делает совершенно особенными именно осознание нами нашей сопричастности. Нам не все равно, что творится в лесу, хотя во многих отношениях это очень жестокое и страшное место — место, где — если выражаться высоким штилем — правят бал нескончаемое насилие и жестокая смерть, а отнюдь не мир и красота.

Филин едва сдержался, чтобы не заухать от волнения. О том же, только другими словами, спорили они с Юлой.

— Ты еще узнаешь, — сказал Дедушка Длинноух, приковывая его к месту взглядом своих слезящихся глазок, — что многие, очень многие считают, будто сильный всегда прав. Они убийцы, но они считают себя правящим классом. На самом же деле не мы, а они жестоко заблуждаются. Это они не в силах заставить себя признать, что все животные и птицы равны и что каждый из нас имеет одинаковое право на жизнь в этом лесу.

Старый кролик замолчал и поглядел на небо. Филин в смущении присоединился к нему и невольно залюбовался великолепными красками еще одного заката. На некоторое время оба погрузились каждый в свои собственные мысли. Филин всерьез подозревал, что взгляды на жизнь, которых придерживался этот старый пень, гораздо мудрее его собственных взглядов, что бы там ни лопотали Лопух и компания о его «взвешенности суждений». Но что мог иметь в виду Длинноух, когда говорил, что все существа в лесу равны? Как это возможно, если одни — например, филины — могучие хищники, в то время как другие — например, уховертки и личинки — относятся к низшим формам жизни? Ну и полевки, разумеется…

— Как может быть какая-то мышь быть равной мне? — выпалил он. — Да я каждый вечер съедаю их штук пять просто на завтрак!

Дедушка Длинноух тонко улыбнулся, и Филин впервые почувствовал, что он меряет лесную жизнь другой меркой — той самой, которую Филин бессознательно искал все это время. Некоторое время он чувствовал себя как на иголках, но, к его огромному разочарованию, Длинноух никак не отреагировал на его вызов.

— Как красиво, не правда ли? — сказал неожиданно Длинноух, продолжая рассматривать закатное небо; наверху оно все еще было голубым, как яичная скорлупа, но его бледно-розовый западный край уже налился малиново-алым. Ветер совсем улегся, и деревья стояли совершенно неподвижно. Невидимые птицы затянули свою вечернюю песню.

— С каждым днем я все больше и больше дорожу всем этим, — проговорил старый кролик. — Увы, мои глаза видят все хуже, и я не знаю, как долго мне еще придется наслаждаться этими величественными картинами.

Филин не придумал ничего лучше, кроме как пробормотать несколько сочувственных слов. В облике и манерах этого старого облезлого кролика таилась какая-то гипнотическая сила, которая заставляла прислушиваться к каждому сказанному им слову.

— Ты спрашиваешь, как мы все можем быть равными? — переспросил старый кролик, сочувственно глядя на Филина. — Тебе кажется, что ты много лучше своего завтрака? Друг мой, тебе предстоит еще многому научиться. Но сперва тебе придется разучиваться…

Филину стало неуютно. Почему он чувствует себя таким маленьким, таким глупым перед этой дряхлой развалиной? Нет, хорошо, что Бориса здесь нет. Его, наверное, хватил бы удар.

— Давай поговорим о чем-нибудь попроще, — неожиданно твердым голосом сказал Длинноух. — Например, о наших собраниях и заседаниях, которые ты и *вои друзья считают за обыкновенное гуано.

Филин даже подпрыгнул от неожиданности. «Гуано» — это было птичье слово. Да, под этой облезлой шкурой скрывался действительно незаурядный ум, и ему даже стало не по себе.

— Должен признать, в настоящий момент наши собрания действительно гуановые, — по-дружески доверительно присовокупил Длинноух. — Мало того, это гуано жидкое, сильно разведенное. Надеюсь, ты хотя бы в общих чертах знаком с нашими проблемами?

Филин кивнул, искренне надеясь, что его не заставят комментировать впечатления, которых он набрался недавно, сидя на своем наблюдательном пункте в развилке Дуба. Ему повезло — Дедушка Длинноух сипло закаш-Лйлся и избавил его от объяснений.

— Главная беда в том, что некоторые наши молодые собратья сбились с пути истинного. И хотя я не сторонник насилия, мне кажется, настал такой момент, когда нам придется проявить крайнюю твердость, чтобы решить эту проблему. К несчастью, как ты сам видишь, я слишком немощен и стар. В дни былые я, может быть… Невесело усмехнувшись, он посмотрел прямо в огромные глаза Филина, и оба поняли, что между ними установилось если не полное понимание, то, во всяком случае, взаимное уважение.

— Ты, Филин, совсем другое существо, — заявил старый кролик, — и поэтому я обращаюсь к тебе прямо: не согласишься ли ты помочь нам и принять на себя обязанности Постоянного Исполнительного Председателя со всеми вытекающими полномочиями? Работа эта чисто практическая, но если этот пост займет достаточно разумное существо, то оно сможет оказать неоценимые услуги не только нам, но и всему лесному сообществу.

Теперь голос Длинноуха звучал резко и властно, и Филин подумал, как он, должно быть, был силен в молодости.

— Даже если ты сочтешь возможным принять наше предложение, тебе вряд ли удастся ознакомиться со всеми хитросплетениями и тонкостями того, что ты делаешь. У меня также нет никаких сомнений, что в отдельные моменты твое терпение и терпимость могут подвергнуться серьезному испытанию, поскольку нельзя не признать, что с некоторыми из наших сородичей иметь дело гораздо труднее, чем, например, с Лопухом.— Длинноух снова улыбнулся загадочно.— Я не могу сказать тебе ничего конкретного, но я чую — нам грозит большая беда, которая в равной степени коснется всех, подвергнет наши принципы серьезнейшему из испытаний и поставит под сомнение истины, которые кажутся нам незыблемыми…

Длинноух замолчал, а когда снова заговорил, его голос звучал совсем тихо.

— Друг мой… — прошептал Длинноух. — Достаточно сказать, что из всех обитателей леса я выбрал тебя. Обещай мне принять это предложение. Меня это утешило бы…

Его глаза неожиданно остекленели, и он замолчал.

Пока молоденькая крольчиха старалась поддержать его, Филин подумал, что старик вряд ли сумеет сказать что-то еще, и это было совсем не плохо. Он и так узнал слишком много. Большая беда? Он — избранный?! Да о чем это они, в конце концов?!.

И все же, не понимая почему и не зная на что он решается, Филин внезапно услышал собственное бормотание: «Я согласен».

Потом он бросил взгляд на Лопуха, который удовлетворенно мигнул. Дедушка Длинноух тем временем слегка пришел в себя и посмотрел на него с такой благодарностью, что Филин понял: вряд ли он сможет забыть этот взгляд.

— Я знал, что могу рассчитывать на тебя,— выдохнул Длинноух. — Очень любезно с твоей стороны. Мой правнук Лопух расскажет тебе все подробности. А теперь прощай… До следующей встречи.

Последним усилием он протянул лапу и несильно пожал протянутый коготь, а потом повернулся и, поддерживаемый крольчихой, полез в нору. Филин проводил взглядом его облезлый, мосластый зад, думая о том, что слова Длинноуха о следующей встрече звучат не слишком обнадеживающе.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE