A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Норки! — Глава 4. ЖЕЛТАЯ ОПАСНОСТЬ скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Норки!

Глава 4. ЖЕЛТАЯ ОПАСНОСТЬ

Лопух начинал всерьез опасаться, что их везению скоро придет конец. Только на днях Маргаритка вскользь упомянула о том, как удачно вышло, что их предыдущие походы к Филину не были омрачены появлением человека с его желтой собакой. Строго говоря, эти два существа вторгались в лес не так уж часто, и ворчать по этому поводу было бы, право, грешно. Все обитающие в Старом Лесу существа отдавали себе отчет в том, как им повезло, что в их лес приходит только этот, единственный человек, в то время как из других мест поступали страшные слухи о людях, которые отвоевывали себе все большее пространство. На своих бесконечных собраниях Сопричастные Попечители Леса довольно быстро пришли к заключению, что люди, по-видимому, мнят себя подлинным средоточием вселенной; с тех пор вопрос о человеческом эгоцентризме рассматривался на заседаниях десятка специальных подкомиссий, и множество резолюций, в которых осуждалось существующее положение вещей, было одобрено и принято подавляющим большинством голосов, но никто лапой о лапу не ударил, чтобы что-то изменить.

У Лопуха не было оснований сомневаться в способности Кашки отличить голос одной человеческой грохо-талки от другой. Чего ему не хватало по-настоящему — это взгляда сверху, который позволил бы охватить проблему целиком. «Кстати, — вспомнил Лопух, — где эти треклятые завирушки?»

Завирушки очень любили посещать собрания Сопричастных Попечителей, однако стоило ему только увидеть этих пичуг, как он начинал мечтать о том, как было бы хорошо, если бы они не были такими занудливыми, если бы в них было побольше огонька, живого птичьего задора. Разумеется, Лопух держал свои мысли при себе и никогда не высказывал их публично — это было бы политически ошибочно, а ему приходилось держать нос по ветру, чтобы неловким высказыванием не отпугнуть потенциальных союзников. И все же была у завирушек одна приводящая его в ярость черта, которую признавали за ними все: когда было надо, их никогда не оказывалось на месте. Как, например, сейчас.

Заметив серую белку, ловко перепрыгивающую с одной качающейся ветки на другую, Лопух вздохнул с облегчением. Она явно направлялась к тому месту, где нерешительно переминались с лапы на лапу растерянные делегаты.

— Это желтая собака! — проверещала белка с вершины дерева. — Она идет сюда?

В этот момент впереди, чуть ниже по склону, вспорхнули из какого-то куста вспугнутые завирушки, а где-то совсем близко захлопала крыльями пара диких голубей.

Лопух зашевелил ушами. Насколько он мог судить, человек и его собака поднимались вверх по Тропе, распространяя перед собой волну страха. Пора было и делегатам поискать убежища, однако до ближайшей норы было уже далеко. Как вариант, они могли попытаться остаться на открытом месте. Человек, который пришел сюда с собакой, казался Лопуху не слишком опасным. О нем, во всяком случае, было достоверно известно, что он никогда не носит с собой ба-бах — это противоестественное и страшное орудие смерти, которого так

боялись друзья кроликов фазаны. Сама желтая собака — во всяком случае, внешне — казалась грозной, однако у кроликов почему-то сложилось впечатление, что на поверку она совершенно безвредна и не прочь поиграть. Главная сложность, однако, заключалась в том, что она так бестолково металась из стороны в сторону и описывала такие широкие круги, что кролики терялись в догадках, куда направить свои стопы, чтобы ненароком с ней не столкнуться.

Пожалуй, ему все-таки придется дать команду на возвращение, подумал Лопух. Он сумел вывести сородичей обратно на Тропу, не потеряв никого по дороге. Но когда делегация пересекала широкое открытое пространство по обеим сторонам Тропы, желтая собака заметила их и, заливаясь лаем, понеслась длинными прыжками прямо на них, а человек разразился громкими криками, подбадривая свою псину.

На этом руководящая роль Лопуха и завершилась. Позабыв и о коллективной ответственности, и о грандиозных перспективах, кролики кинулись врассыпную, и первым скакал проявивший неожиданную прыть Тра-вобой.

Один только Лопух не побежал вместе со всеми. Может быть, сердчишко у него колотилось, но он остался, ибо хотел кое-что себе доказать. Он давно подозревал, что кролики от природы гораздо храбрее, чем их обычно считают, и не упускал ни одной возможности проверить свою теорию.

Тщательно взвесив все «за» и «против», Лопух двинулся через подлесок размеренными настильными прыжками, стараясь при этом не особенно торопиться. Он напрягал всю свою волю, чтобы не обернуться, хотя за спиной то и дело раздавался треск ломаемых кустов. Собака продолжала преследовать его, в этом не могло быть сомнений, вот только настигает ли она его, или это разыгравшееся воображение играет с ним злую шутку? «Должно быть, все-таки воображение»,— решил Лопух и тут же — на всякий пожарный случай — юркнул в спутанные заросли колючей ежевики. Выбравшись из зарослей с другой стороны, он услышал сзади крик

боли и сдержанно улыбнулся. Сознательно принятое решение принесло свои результаты.

Он вернулся на тропинку и поскакал дальше, сосредоточив все свое внимание на стволе упавшего клена, который перегораживал ее далеко впереди. Со временем его воображение снова разыгралось, и Лопуху начало казаться, что он опять слышит за спиной тяжелое дыхание и топот неуклюжих лап. «К стволу, к стволу!» — твердил он себе в отчаянии, стараясь не думать больше ни о чем, кроме этого упавшего дерева. Шум погони становился все громче, но он твердо решил не оглядываться, чего бы это ни стоило. На всякий случай Лопух перешел на быстрый бег, с силой отталкиваясь от земли мощными задними лапами, но топот и хруст ветвей приближались. Сомнений не было — собака настигала его! Практика возобладала над теорией.

Но полноте, так ли это? Лопух вдруг обнаружил, что останавливается и поворачивается назад, чтобы встретиться с противником лицом к лицу. Вот она, большая желтая собака, — уши летят по ветру, со вздрагивающих черно-розовых губ тянутся нити блестящей слюны, из-под стремительных лап откатывается назад пространство. Но, сам не понимая почему, Лопух неожиданно побежал прямо навстречу чудовищу. Он страшно гримасничал, скалил острые передние зубы и, к своему величайшему изумлению, даже испускал угрожающее рычание! И собака отреагировала. Сначала она затормозила задними лапами, неуверенно потопталась на месте и вдруг бросилась прочь. Теперь уже Лопух преследовал ее! Он летел вперед словно ветер и настигал, настигал желтую собаку с каждым прыжком!

«Вот достойный способ завершить погоню», — подумал Лопух, совершая внезапный бросок в сторону и скрываясь в кустах. Выйти из игры вовремя — вот решение, которое позволит ему остаться непобежденным. Испытывать судьбу и дальше было бы неразумно и небезопасно.

Благополучно вернувшись к родной норе, Лопух намеренно остановился на поляне — поужинать. Несколько завирушек с жалобным попискиванием кормились

возле; шквалистый ветер трепал и толкал их, и Лопух снисходительно улыбнулся. Пусть сегодня буквально все препятствовало делегации, не было никакого смысла ссориться и выяснять, кто виноват.

Выбрав местечко поближе ко входу — на случай, если ему неожиданно придется спасаться, — Лопух уселся поудобнее и принялся щипать короткую траву. «Интересно, — думал он, — понимают ли страшная собака и ее человек, какой большой вред и какому огромному количеству живых существ они нанесли своими безответственными, необдуманными действиями?»

Убедившись, что желтой собаки по-прежнему не видно и не слышно, Лопух наконец позволил себе спуститься в уютную и теплую нору. От ветра у него слегка звенело в голове.

— Ты замерз! — вскричала Маргаритка, завидев его. — Где ты был? Все остальные уже сто лет как вернулись! Давай я тебя согрею.

Она тесно прижалась к нему.

— Как жаль, что человеку именно сегодня понадобилось прийти в наш лес, — проговорила она, когда Лопух благодарно прильнул к ее теплому меховому боку. — Травобой только и твердит, что, если бы его предложение было принято, у всех у нас мог бы быть выходной день — и с тем же результатом, если не считать того, что желтая собака до полусмерти напугала делегатов. Каков наглец, а? Можно подумать, он заранее знал, что вы столкнетесь с этим ужасным человеком и с его собакой!

— Не все так плохо, дорогая, — отозвался Лопух. — Эти двое беспокоят нас не так уж часто. В высшей степени маловероятно, что в ближайшее время они решат снова нанести визит в лес, следовательно, мы сможем без помех добиться своей цели.

Маргаритка светло улыбнулась ему, и Лопух вернул ей улыбку, в которую постарался вложить всю свою любовь. Редкий кролик — особенно если он был вовлечен в политическую деятельность так глубоко и полно, как Лопух, — мог похвастаться такой безоговорочной поддержкой своей подруги.

Лопух рассчитывал, что кролики будут появляться у дерева Филина каждый вечер, без всяких исключений; именно поэтому он и дал Травобою такую решительную отповедь. Залог успеха, по мнению Лопуха, был именно в регулярности появлений — это должно было взвинтить любопытство Филина выше всякого предела. По его соображениям, именно любопытство должно было привлечь хищника на их сторону. Сегодняшний непредвиденный сбой мог разрушить гипнотическое воздействие, каковому Лопух надеялся исподволь подвергнуть Филина.

— Мы все должны надеяться на лучшее, — неожиданно сказала Маргаритка, прервав течение его мрачных мыслей. Ей хотелось, чтобы он поменьше переживал и почаще предоставлял событиям возможность самим развиваться в нужном направлении. Стрессы были слишком вредны для хрупкого здоровья Лопуха.

— Постарайся расслабиться и заснуть, любимый, — прошептала она, прижимаясь щекой к щеке мужа. — Все лучше, чем всю ночь мучиться.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE