A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли? — 11 скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?

11

Протанцовано часов: 855

Осталось пар: 21

КАМПАНИЯ ПРОТИВ ТАНЦЕВАЛЬНОГО
МАРАФОНА ИДЕТ ПОЛНЫМ ХОДОМ
ЛИГА МАТЕРЕЙ УГРОЖАЕТ МАССОВЫМИ
АКЦИЯМИ, ЕСЛИ МЭРИЯ НЕ ЗАПРЕТИТ СОСТЯЗАНИЯ
ТРЕТИЙ ДЕНЬ ПРОТИВОСТОЯНИЯ


«Лига матерей за общественную нравственность продолжает свою кампанию против танцевального марафона и угрожает, что обратится непосредственно к жителям, если мэрия не запретит состязания. Танцевальный марафон проходит в курзале на пляже уже тридцать шесть дней.

Миссис Хигби и миссис Уичер, президент и вице-президент Лиги матерей, сегодня днем опять посетили мэрию и подали протест против продолжения танцевальных состязаний. В мэрии им сообщили, что городской прокурор внимательно изучает свод законов, чтобы решить, какие можно отыскать для этого юридические обоснования.

— Мы не можем ничего предпринять, пока не будем точно знать, что гласит закон, — заявил мэр Хинсдейл. — Пока что нам не удалось обнаружить ни одного подходящего на сей случай параграфа, но городской прокурор изучает все возможные прецеденты.

— Колебались бы городские власти, если бы городу грозила чума? — вопрошала миссис Хигби. — Разумеется нет. Если не существует закона, подходящего на сей случай, пусть издадут чрезвычайный закон. Танцевальный марафон — это чума, он аморален и унизителен, а в зале к тому же еще и общедоступный бар, место сборища гангстеров, мошенников и прочих криминальных типов. Разумеется, эта атмосфера не для наших детей…»


Газету я вернул миссис Лейден.

— Мистер Дональд говорил нам, что, по мнению его адвоката, город вообще ничего предпринять не сможет.

— Дело не в том, сможет или не сможет, — заметила миссис Лейден. — Эти женщины вбили в голову, что должны тут все прикрыть, и увидите, они этого добьются, есть такой закон или нет.

— Не вижу в марафоне ничего дурного, — сказал я, — но насчет бара они правы. В «Пальмовой роще» сидит уйма типов, от одного вида которых мороз по коже… Как вы думаете, много времени потребуется Лиге, чтобы добиться своего?

— Не знаю, но они добьются. Что вы тогда собираетесь делать?

— Прежде всего как следует насладиться солнцем, — ответил я. — Раньше я любил дождь и терпеть не мог солнца, но теперь все наоборот. Здесь так не хватает солнца!..

— А что потом?

— Пока еще у меня нет никаких планов.

— Понимаю. Где Глория?

— Надевает спортивную форму. Сейчас придет.

— Она начинает слабеть, да? Доктор говорит, ей приходится по несколько раз в день проверять сердце.

— Это еще ничего не значит, — возразил я. — Доктор проверяет всех. С Глорией все нормально.

Нормально с Глорией не было, и я это знал. Каждое дерби представляло для нас теперь проблему. Мне никогда не понять, как мы продержались последние два вечера.

За два забега Глория уходила в бокс двенадцать раз, но, правда, возвращалась. Я не хотел делать далекоидущих выводов только потому, что доктор проверял ей сердце шесть или семь раз в день. Того, что у нее не в порядке, ни один стетоскоп не обнаружит.

— Наклонитесь ко мне, Роберт, — сказала миссис Лейден.

Впервые она назвала меня но имени, и я немного растерялся. Я перегнулся через барьер, но продолжал раскачиваться из стороны в сторону, чтобы никто не мог упрекнуть меня в том, что я нарушаю правила и не двигаюсь. Зал был набит битком.

— Вы же знаете, я ваш друг, верно?

— Конечно знаю.

— Знаете, что я отыскала вам спонсоров?

— Разумеется.

— Вы мне доверяете, не так ли?

— Конечно, я вам доверяю.

— Роберт, Глория не та девушка, что вам нужна.

Я промолчал, любопытно было, что за этим последует. Я никак не мог понять, почему миссис Лейден проявляет ко мне такой интерес, разве что… Но это было исключено. Она мне в бабушки годилась.

— От нее вы никогда не дождетесь ничего хорошего, — продолжала миссис Лейден. — В душе она злая женщина и может поломать вам жизнь. Вы же не хотите загубить свою жизнь? Или хотите?

— Она этого не сделает, — возразил я.

— Обещайте мне, что никогда больше не увидитесь с ней, когда здесь все закончится.

— Ох, да я же не собираюсь жениться на ней, ничего подобного, — заверил я. — Я в нее даже не влюблен. Но она довольно милая. Просто временами впадает в депрессию.

— Это не депрессия, — возразила миссис Лейден Это ненависть. Она ненавидит всех и вся. Она жестока и опасна.

— Я и не догадывался, что у вас такое о ней впечатление, миссис Лейден.

— Я старая женщина, — сказала она, — ужасно старая женщина. И я знаю, что говорю. Когда это кончится… Роберт, — вдруг назвала она меня по имени, — я не так бедна, как вы думаете. Я похожа на бедную женщину, но я не бедная. Я богатая. Очень богатая и щедрая. Когда вы отсюда выберетесь…

— Добрый вечер, — произнесла Глория, появившаяся так неожиданно, словно с неба свалилась.

— Добрый вечер, — ответила миссис Лейден.

— О чем это вы? — поинтересовалась Глория. — Я не помешала?

— Не помешала, — недовольно буркнул я.

Миссис Лейден развернула газету и погрузилась в чтение. Мы с Глорией направились к помосту.

— Что она тебе про меня говорила? — спросила Глория.

— Ничего, — ответил я. — Мы обсуждали, как быть, если марафон запретят…

— Вы говорили кое о чем еще. Почему же тогда вы замолчали, когда я подошла?

— Не выдумывай.

— Дамы и господа, — сказал Рокки в микрофон. — Или, точнее, прочитав газеты, — продолжал он, когда шум утих, — мне бы надо было скорее обратиться к вам: наши милые, безрассудные зрители!

Это вызвало взрыв смеха, публика поняла, на что он намекает.

— Как видите, марафон продолжается… — голос его окреп, — и будет продолжаться, пока не останется один-единственный участник — абсолютный победитель. Хочу поблагодарить вас за то, что вы пришли к нам сегодня, и хочу напомнить: не пропустите завтрашний вечер. Завтра здесь состоится торжественное бракосочетание, пара номер семьдесят один — Ви Лоуэлл и Мери Хоули — будет обвенчана прямо у нас на глазах известным и уважаемым местным священником. Если вы еще не заказали билеты, сделайте это поскорее. А теперь, прежде чем начать дерби, хочу представить некоторых знаменитостей из числа наших зрителей. — Он взглянул на листок. — Дамы и господа, среди наших почетных гостей сегодня блистательный киноактер Билл Бойд. Поприветствуйте зрителей, мистер Бойд!

Билл Бойд Трюкач встал, поклонился, и публикa захлопала.

— А вот еще один актер театра и кино — Кэн Мюррей. Мистер Мюррей привел с собой целое созвездие знаменитых гостей. Вы не спуститесь к нам на арену, мистер Мюррей, чтобы представить своих спутников?

Публика хлопала так, что в ушах звенело. Мюррей колебался, но потом перешагнул барьер и вышел на сцену.

— Ну ладно, друзья, — сказал он и взял микрофон. — Прежде всего, у нас здесь юная исполнительница главных ролей мисс Аннет Луизи…

Мисс Луизи встала.

— Мисс Джун Клайд…

Мисс Клайд встала.

— Мисс Сью Кэрол…

Мисс Кэрол встала.

— Том Браун…

Том Браун встал.

— Торнтон Фрилэнд…

Торнтон Фрилэнд встал.

— Ну вот, кажется, и все, друзья мои.

Мюррей обменялся с Рокки рукопожатием и вернулся к своей компании.

— Дамы и господа… — сказал Рокки.

— Вон сидит Фрэнк Борзи, знаменитый режиссер. Его не представили, — шепнул я Глории. — Пойдем поговорим с ним.

— Зачем?

— Но ведь он режиссер, верно? Мог бы помочь тебе попасть в кино…

— Плевать мне на кино, — скривилась Глория. — Я хотела бы умереть…

— А я иду, — отрезал я.

Я медленно шел вдоль лож, и меня трясло. Нервы едва не подвели меня, и я чуть было не вернулся.

«Стоит рискнуть, — убеждал я себя. — Ведь он один из лучших режиссеров на свете. Наступит день, когда я буду знаменит, как он сейчас, и я ему напомню про эту встречу…»

— Добрый вечер, мистер Борзи, — сказал я.

— Здравствуй, парень, — ответил он. — Ну как, выиграешь сегодня?

— Н-надеюсь… Я видел вашу «Величайшую славу». По-моему, фильм удался.

— Приятно, что он тебе понравился.

— Вот кем я хотел бы когда-нибудь стать, — продолжал я. — Таким режиссером, как вы.

— Думаю, у тебя получится.

— Ну… — Я помолчал. — Тогда до свидания.

Я вернулся к помосту.

— Это Фрэнк Борзи, — сказал я Киду Камму.

— Да?

— Он великий режиссер, — пояснил я.

— Ага, — понимающе кивнул Кид.

— Итак, — гудел Рокки, — арбитры готовы? Протоколы розданы, Ролло? Отлично, ребята…

Мы вышли на линию старта.

— Сегодня рисковать не будем, — шепнул я Глории. — Нечего играть с огнем.

— Приготовьтесь к старту, ребята, — сказал Рокки. — Персонал и тренеры на местах? Итак, поехали, дамы и господа. Оркестр, музыку!

Из пистолета он выстрелил сам.

Мы с Глорией ринулись вперед и пробились на второе место, сразу за Кидом Каммом и Джеки Миллер. На этот раз лидировали они, хотя обычно возглавляли Джеймс и Руби Бэйтс. Входя в первый поворот, я вспомнил о Джеймсе и Руби, где они. Мне казалось, что без них дерби кажется каким-то ненастоящим.

В конце первого круга нас обогнали Мак Астон с Бесс Картрайт и вышли на второе место. Я старался шагать быстрее, чем когда-либо раньше. Знал — так надо. Все слабаки уже выбыли. Остались только быстроногие пары.

Кругов шесть или семь мы оставались на третьей позиции, и публика начала свистеть и выть, чтобы мы шли вперед. Я боялся сделать такую попытку. Перегнать на скорости можно только проходя поворот, а это отнимает уйму сил.

Глория держалась вполне прилично, и я не хотел ее излишне утомлять. Пока она была в состоянии бежать сама, бояться нам было нечего.

На восьмом круге мне стало жарко. Я сорвал с себя свитер и бросил его тренеру. Глория сделала так же. К этому времени большинство девушек уже сняли свитера — публика выла и стонала от восторга—и остались лишь в крошечных бюстгальтерах, во время бега груди их так и подпрыгивали.

«Пока все отлично, вроде бы никто не собирается с нами бороться», — твердил я себе.

И вот нам бросили вызов. Педро Ортега и Лилиан Бэкон взвинтили темп, чтобы на повороте попасть на внутреннюю сторону дорожки. Ведь это была единственная возможность для обгона, хотя и не такая легкая, как казалось. Нужно было добиться преимущества хотя бы на пару шагов на прямой и потом резко войти в поворот. Это и задумал Педро. На вираже они столкнулись с нами, но Глория не подвела, удержалась на ногах, и я ее буквально протащил в вираж, так что позицию мы удержали.

Я слышал, как публика охнула, и понял: что-то случилось. И тут же услышал звук падения тела — глухой удар о площадку. Не оглядываться! Я жал дальше. Это была вечная история. Когда мы вышли на прямую и я смог обернуться, не сбиваясь с шага, то увидел в боксе Мери Хоули, партнершу Ви Лоуэлла. Медсестра и тренеры уже занялись ею, стетоскопу доктора тоже нашлось применение.

— Освободите внутреннюю дорожку участнику, идущему в одиночку, ребята! — завопил Рокки.

Я посторонился, и Ви меня обогнал. Теперь ему предстояло делать по два круга за один наш. Проносясь мимо бокса, он так и косил туда глазами; лице застыла мученическая гримаса.

Мне было ясно, что у него ничего не болит; он только хотел понять, скоро ли вернется его партнерша… Когда он в одиночку заканчивал четвертый круг, Мери поднялась и присоединилась к нему.

Я дал знак медсестре, что нужно мокрое полотенце, и на следующем круге она набросила его мне на шею. Конец полотенца я закусил зубами.

— Четыре минуты до конца! — взревел Рокки. В этом забеге мы намучились как никогда, Кид и Джеки задали убийственный темп. Я знал, что Глории и мне ничто не угрожает, если мы удержим нашу скорость, только никогда нельзя сказать, когда сдаст партнерша. С какого-то момента она вдруг начинает двигаться как автомат, словно вообще не отдает себе отчета в том, что движется. Тут же гаснет скорость, и вы начинаете отставать. Этого я боялся больше всего, боялся, что Глория сломается. Она уже начала виснуть у меня на поясе.

«Сама! Беги сама!» — заорал я на нее в душе и чуть притормозил, поскольку думал, что ей станет легче. Педро с Лилиан только того и ждали, на вираже они рванули мимо нас и вышли на третье место. Вплотную за собой я чуял топот остальных. Вдруг меня осенило: «Они бегут за Глорией по пятам». Теперь у нас не было никакой форы. Я чуть сдвинулся в сторону. Для Глории это был сигнал, чтобы перенести вес на другую сторону пояса. Так она и сделала.

«Слава Богу, — сказал я себе. — Это добрый знак. Значит, она еще в состоянии соображать».

— Минута до конца! — объявил Рокки. Теперь пора было браться за дело всерьез. Кид Камм и Джеки чуть притормозили, пришлось сделать то же и Маку с Бесс, и Педро с Лилиан. Глория и я были между ними и остальными. Неудачная позиция. Я молил Бога, чтобы у тех, сзади, не осталось сил спуртовать, потому что было ясно — хватит малейшего столкновения, чтобы Глория сбилась с шага и очутилась на полу. А если упадешь сейчас…

Собрав остатки сил, чтобы оторваться, уйти хоть на шаг вперед и избавиться от угрозы, нависавшей сзади…

Когда раздался выстрел, означавший финиш, я обернулся, чтобы подхватить Глорию. Но она устояла. А затем, лоснящаяся от пота, едва переводя дух, упала в мои объятия.

— Помощь нужна? — крикнул Рокки с помоста.

— Все в порядке, — ответил я. — Оставьте ее, пусть отдохнет.

Большинство девушек пришлось отнести в раздевалку, но все мужчины столпились вокруг помоста, чтобы узнать, кого дисквалифицировали. Арбитры подали протоколы Ролло и Рокки, по которым те, чтобы вывести общий результат, подсчитывали круги, пройденные парами.

— Дамы и господа! — чуть погодя сообщил Рокки. — Вот результаты самого сенсационного дерби, какое вы только видели. Первое место — пара номер восемнадцать, Кид Камм и Джеки Миллер. Второе место — Мак Астон и Бесс Картрайт. Третье место — Педро Ортега и Лилиан Бэкон. Четвертое место — Роберт Сайвертин и Глория Битти. Это победители… А теперь проигравшие… Пара, оказавшаяся последней… пара, которая в соответствии с правилами и установленным порядком дисквалифицируется и выбывает из танцевального марафона, — это пара номер одиннадцать — Джерри Флинт и Вера Розенфильд.

— Вы с ума сошли! — выкрикнул Джерри Флинт достаточно громко, чтобы услышали в зале. — Это ошибка. — Он шагнул к помосту.

— Ну так посмотри сам, — сказал Рокки, подавая ему протокол.

— Жаль, что это не мы, — буркнула Глория, поднимая голову, — жаль, что я не завалила забег.

— Да угомонись ты! — цыкнул я.

— Плевать я хотел на ваши бумажки, все вранье, что там понаписано. — Джерри Флинт сунул их обратно Рокки. — Я же знаю, сплошное вранье. Как, черт возьми, нас можно выкинуть, раз мы не были последними?

— Ты можешь сосчитать круги, когда мчишься по трассе? — спросил Рокки, пытаясь осадить Джерри. Я понимал, что это у него не получится, да и ни у кого бы не получилось.

— Нет, не могу, — признал Джерри. — Но знаю, что мы не уходили в бокс, а Мери ушла. Мы опережали Ви и Мери со старта и закончили раньше их…

— Что вы на это скажете? — спросил Рокки типа, стоявшего рядом. — За этой парой ведь наблюдали вы?

— Дружище, вы ошибаетесь, — заявил тот Джерри. — Я следил за вами очень внимательно.

— Тогда очень жаль, парень, — вмешался Сокс Дональд, протолкавшись сквозь кучку арбитров, — видимо, ты ошибся.

— Ни черта я не ошибся, просто вы все подстроили, — заявил Джерри. — И не морочьте мне голову. Ясно ведь, если бы сегодня отпали Ви и Мери, погорела бы завтрашняя свадьба…

— А ну потише… — бросил Сокс — И марш в раздевалку.

— Ну ладно, — буркнул Джерри и шагнул к арбитру, который судил его и Веру во время дерби. — Сколько тебе Сокс за это дал?

— Я не понимаю, о чем…

Джерри развернулся и двинул ему в зубы так, что тот рухнул на пол как подкошенный. Сокс подскочил к Джерри, начал на него орать, испепеляя взглядом и держа руку в заднем кармане.

— Только достань свою дубинку, — осадил его Джерри, — я тебя ей подавиться заставлю, в глотку тебе ее заколочу.

И ушел, пересек всю площадку и скрылся в раздевалке. Зрители повскакивали с мест и возбужденно загудели, пытаясь понять, в чем дело.

— Иди переоденься, — сказал я Глории.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE