READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Вирт

День двадцать третий

«Стакан Фетиша. Чистые наркотики. Хорошие друзья. Охуительный напарник».
Обперьенный

Полночь. Все закрыто. Тишина. Крадучись вышел из дома, прикрыв за собой дверь. Улицы Уэлли Рэндж мерцали в темной дымке. Несколько уличных фонарей все еще функционировали, но большинство из них были давно мертвы. Теплый влажный воздух висел над городом, переполненным запахом дождя, как Воскресное проклятие. И, разумеется, оно было сотворено до нашего краха. И этот день, судя по всему, будет самым долгим воскресеньем в моей жизни.

Ну что же, давайте сделаем, что собирались!
Я полез в карман, вытащил тюбик Ваза, оглядел улицу, отыскивая потенциальную жертву. Чуть в стороне я увидел примерно двенадцать машин, и прекрасный яркий «форд транзит», припаркованный наполовину на тротуаре, наполовину на мостовой. Я пошел в его сторону, размышляя: ну, давай ты, ублюдок, Кот Игрун, дай мне немного знания! Дай мне узнать, каково это! Я искал Вирт на протяжении всего пути – что то, во что можно войти в безперьевом состоянии.
Если бы мне это удалось ...
У второй по ходу машины я попытался вызвать Мастера Катастрофы. Ничего у меня не вышло. Не смог до него дотянуться. Слишком улетно, чтобы его коснуться, слишком мрачно. У четвертой машины я попытался вызвать Стартер. Тоже без толку. Слишком далеко.
Дерьмово до одури! Что же я делаю?
У меня не было прав, или чего то такого. Битл преподал мне несколько уроков, во время которых матерился, как демон, хватаясь за руль, и вот я оказался здесь, надеясь осуществить незаконное изъятие транспортного средства без согласия Владельца.
Я приблизился вплотную к «транзиту».
Коснулся дверной ручки и вызвал к жизни Дитя Гонщика.
Дитя Гонщик – это нижнеуровневый театр, Вирт для начинающих. По идее, я должен был попасть туда сразу.
Легко.
Левую лодыжку покалывало. Такое ощущение, словно там была рана, где то очень далеко, и может быть, она была открытой, и я чувствовал Вирт в моих венах, кровь, накатывающую волнами, обдувающий меня ветер, прямо в дюймах от кончиков пальцев.
Не смог коснуться его. Не смог. Изо всех сил старался. Но просто не смог.
Волны отхлынули назад в море. И я остался сухим и пустым. Я стоял рядом с изумительным бело голубым «транзитом» прямо на краю тротуара – просто стоял и ничего не мог. Такое ощущение, словно прямо сейчас должен начаться дождь, и вся вода хлынет на меня, и только на меня.
Так погано.
Нам пришлось тащить Битла вниз по лестнице, прямо как в старые добрые дни с инопланетянином, я – за один конец, Мэнди – за другой. Она была на высоте. Я, конечно же, постоянно его ронял, а Мэнди делала мне замечания.
– Ты на чем, Скриббл? – спросила она.
– Я на своем сознании, – ответил я. – А ты на чем?
– Очень смешно.
– Да. Пиздец как весело! – заорал Битл. – Просто спустите меня вниз спокойно.
Сразу за нами спускались Твинкль и Карли. Тристан шел за ними. Он нес тело Сьюз, и ее длинные локоны теперь свисали свободно, избавившись от пут волос своего любимого. У него на уме были какие то скверные вещи, и было видно, как они тяжело колышутся у него в глазах. Но у меня сейчас не было времени в это вникать, все мое внимание занимал Битл, который горестно причитал:
– Держите меня на хуй крепко, вы двое! Я – раненый воин и заслуживаю уважительного обращения.
– Битл, на самом деле, я думаю, что ты вполне в состоянии идти сам.
– Ебать я сейчас в состоянии идти! Я – дипломированный инвалид.
– Пиздец с твоим плечом, Би, – сказал я, роняя его.
– Твою мать!
– ... а не с твоими ногами.
Голова Битла неуклюже покоилась между двумя ступеньками.
– На самом деле, Скриббл, дорогуша, – заметил он, глядя прямо на меня, и свет, исходивший от его лица, скрылся в тени. – Я себя чувствую очень хреново. Что то со мной творится. Мое плечо... черт...
Когда я опять посмотрел в эти черные глаза, у меня снова возникло то прежнее ощущение, как будто меня сейчас засосет в их густую тьму.
– Ты ведь достал машину, да, Скриббл? – протянул он, на шепоте выдоха.
– Да. Конечно, – солгал я. – Достал просто прелесть, а не машину.
Просто не смог забраться внутрь, не смог завести мотор, не смог поехать на этой прелестной машине. А в остальном... все заебись.
Я поглядел на Тристана. Может быть, он сумеет добыть машину и сесть за руль? Но в руках у него был груз – груз потерянной любви, – и я решил оставить его в покое.
– Несите меня, несите меня, – выпевал Битл.
И мы несли. Последние несколько ступенек, через дверь – на горячую улицу. Фургон был на месте, через десять машин. Ждал нас.
– Я не вижу никакого фургона, Скрибб, – сказал Битл.
Мы свалили его, как мешок, на мостовую, и остальные из нашей компании встали вокруг, и все они глядели на меня. Как будто я был воином, бойцом. Черт, чувак, может быть, я просто не из таких! Может быть, мне не справиться!
– Ты нашел место, где пока положить Сьюз? – спросил Тристан.
Его лицо истекало потом в ночи, от тяжести, от напряжения всех чувств.
– Ага, нашел.
– Он вообще ни хуя ни нашел! – прошипел Битл. – Детка – ходячий облом! Я скажу тебе кое что, Тристан. Малыш, как пить дать, больше не Тайный Райдер.
– Иди на хуй, Би! – парировал я.
– Кто здесь всем заправляет? – спросил он.
– Я.
Больше я ничего не сказал, просто пошел вверх по улице, по направлению к фургону.
– Ох, хорошо, – услышал я его голос у себя за спиной. – Я рад, что хоть кто то здесь заправляет хоть чем то.
Его слова подстегнули меня, когда я шел сквозь волны горячего воздуха. Моя тень собралась под одним уличным фонарем и проследовала в выжженную темноту другого.
Меня переполняла жгучая ненависть. Ненависть к Битлу. Ненависть к своему роду занятий. Ненависть ко всем утратам и всем обломам. Ненависть к провалившейся Дездемоне, к Бриджит и Существу, и ко всем остальным, которые теперь ждали меня, и которых мне придется подставить, и, несомненно, я их подставлю, когда начнется настоящая заваруха.
Так было, когда я почувствовал приход. Вспышку. Неожиданный образ. Я увидел себя, как я еду в украденном «мерсе», с оттягом выворачиваю руль на углу, и мне на все наплевать, я преднамеренно оставляю вмятины на шикарных машинах, припаркованных у тротуара.
Я погрузился в Дитя Гонщика.
Я оказался там, без дураков! За рулем!
Абсолютно обперьенный, живущий на даб стороне.
Ненависть сжигала меня, подгоняла, подхлестывала.
Я завазовал замок, открыл капот фургона, отключив сигнализацию. Как, вашу мать, мне это удалось? Обрезал один провод, соединил его с другим, выдавил немного Ваза из тюбика в дверной замок, проскользнул в фургон. Достал из кармана заколку Сьюз, обмакнул ее в Ваз, вставил в замок зажигания. Мотор мягко завелся, и я вдруг понял, что все под контролем, что я все знаю и все умею. Это было почти блаженство, когда я повернул руль и вывел фургон из закутка, без всяких царапин, и направил его к нашей команде. Под вазовой смазкой все во мне пело.
Я открыл заднюю дверь, и Твинкль и собака первыми поднялись на борт – первый груз. Я облокотил голову Битла на край фургона и сам завалился на спину, помогая втащить его покалеченное тело внутрь. Мэнди подталкивала его ноги. Она вскарабкалась внутрь за ним. Во время всей этой процедуры Битл издавал какие то звуки, но шторы были закрыты, и я не видел, что с ним такое. Я уже выбрался наружу, когда Мэнди позвала меня обратно.
– Скрибб? Битл...
– Что стряслось? – спросил я.
– Его рана. Смотри...
Там копошились черви, и превращались в цвета. Все цвета, которые только есть в спектре.
– Что с ним? – спросила Мэнди.
– Нам сейчас не до него, потом разберемся. Ты же знаешь, нам надо кое что сделать.
Другими словами... Я просто не знал.
– Что с вами не так, люди? – заорал Битл. – Я себя чувствую на высоте! Я при делах! Просто больно чуток и все!
Я вылез из фургона и подошел туда, где ждал Тристан со Сьюз на руках.
– Как себя чувствуешь, Тристан? – спросил я.
Он уставился на меня своими стальными глазами, и в этих глазах я увидел ответ. Нехороший ответ.
– Мы все делаем, да? – сказал я ему.
Он продолжал смотреть.
– Ты знаешь, чего она хочет, – заметил я.
Он кивнул.
Мы затащили ее мягкое податливое тело в фургон; это была словно какая то церемония. Тристан последовал за ней, шагая твердо, но как то вяло. Они все забрались внутрь.
Хорошо.
Первая фаза закончена.
Я закрыл одну дверь, потянулся к другой.
– Главное – верить.
Именно это я сказал, не знаю почему, просто сказал и все.
Главное – верить.
Я закрыл их во тьме, и пошел к водительской дверце. Забрался в кабину. Рванул вверх за Виртом. Рухнул вниз. Я чувствовал, как накатывает прилив знания – знания Дитя Гонщика. Пальцы сами повернули ключ заколку, включили зажигание, нога замерла на педали в предвкушении старта.
Вирт хлынул потоком.
– Йааааааа!!!!!!!!!!!! – услышал я собственный вопль.
Дитя Гонщик.
– Будь осторожен, Скрибб, – сказала Твинкль сзади, выдавая свое любимое выражение Кота Игруна. На Кота Игруна это было совсем не похоже, но это не главное.
Будь осторожен, будь предельно осторожен.
– На хуй осторожность! – заорал я, тронувшись с места.
Тронувшись!
Мои руки стали орудиями Вирта.

* * *

Я припарковал фургон в нескольких футах от того места, где наш старый фургон, Тайномобиль, нашел свое последнее пристанище. Тяжелые шины с хрустом давили стекло; мы остановились.
Я услышал, как открылась задняя дверь. Секунды спустя Тристан появился в моем окне. Я опустил стекло.
– Надо бы разрулить кое какие вопросы, – сказал он.
– Да. Разумеется, – ответил я. – Ты как, в порядке?
– Мне хорошо. Просто отлично.
– Ты не похож на человека, которому хорошо, мужик.
– Ты приглядывай тут за Сьюз.
– Ну, конечно.
И он удалился, большими шагами – во тьму. Я наблюдал, как он исчезает на лестничной клетке. На меня накатило щемящее одиночество – накатило, сомкнулось вокруг.
Я выключил двигатель. Вирт улетучился до невнятного шепота, но он был все еще тут, на краю, ожидая.
Я услышал, как вдруг завыла собака Карли. Может, она вылизывала раны Сьюз. Мертвые раны.
Я не оглянулся. Не смог решиться на это.
– Можно мне вылезти из фургона, мистер Скриббл? – спросила Твинкль из темноты.
– Нет. Оставайся в машине.
Я услышал, как Мэнди успокаивает малышку.
Сквозь лобовое стекло я наблюдал, как Боттлтаун укладывается в постель. Свет в окнах гас. Как будто здесь, в высотках, разыгрывался какой то мистический код, а потом все окна погасли, и только луна осталась блестеть на небе.
– Мы что нибудь делаем, Скриббл? – спросил Битл с заднего сиденья.
– Конечно, Би, – ответил я. – Мы решаем ежедневный кроссворд. А теперь все заткнитесь на хуй, и чтобы я вас больше не слышал.
И все заткнулись на хуй. Даже Битл.
Мы все ожидали чего то, в эти мгновения перед дождем.
Тристан отсутствовал уже полчаса.
Что, мать его, он там делает столько времени?!
Первые мокрые капли расплылись на стекле. Большие горячие монеты дождя забарабанили по фургону.
– Где он? – спросила Мэнди.
– Он сейчас вернется, – ответил я. – Ребята, сохраняйте спокойствие.
Я сам не верил тому, что сказал.
Я видел, как за рядами стекол движутся тени.
– Какого хрена здесь происходит, чувак?! – завопил Битл. – Что за хуйня там творится?
– Я контролирую ситуацию, Битл.
– Ну, тогда, твою мать, покажи это, чувак! Я с ума схожу от нетерпения. И это чертово плечо... оно меня убивает!
– Собаки позаботились о тебе.
– И даже еще того хуже.
Я не знал, что на это сказать.
Дождь теперь хлынул как из ведра. Я выскочил из фургона, прочь от голосов, и это было так здоворо – чувствовать дождь на коже, что мне захотелось орать во всю глотку.
Тристан отсутствовал уже три четверти часа.
Я подошел туда, где сгорел первый фургон.
Земля была густо усыпана стеклом.
Я искал разгадок, но не смог найти ни одной. Только пролитое масло на дегтебетоне, собирающее в себе радуги.
Но это случилось века назад, я имею в виду – пожар, и, разумеется, это свежее масло пролилось из какого то другого транспорта, в результате какой то недавней катастрофы, и по любому, наверное, Брид и Существо уже мертвы, и я просто играю в кости с парой двоек. Может быть, это все, что я в кои то веки получил для игры?
Клочья собачьей шерсти остались на острых краях стекла, и кто то нарисовал слова Das Uberdog на мостовой.
Кажется, я порезал ноги.
Лодыжка снова болела, так что я закатал джинсы, почти ожидая, что сейчас увижу, как яд сочится из раны – будто эти крошечные дырочки снова открылись.
Тристана по прежнему не было.
Я слышал, как Битл орет от боли в кузове фургона, но не обращал на него внимания. Шторы были опущены. Есть другие проблемы.
Черный дождь капал у меня из зрачков, застилая обзор, формируя украшенный бусинками занавес. Я услышал шум справа, повернулся и увидел мужчину, идущего по направлению ко мне. Сперва я думал, что от этого чувака можно ждать неприятностей, потому что выглядел он, прямо скажем, гнусно. Но потом я увидел, что вместе с ним приближаются две собаки, которых он держит на поводке. На одном плече он нес дробовик, на другом – парусиновый мешок. Во второй руке он держал саперную лопатку. И когда незнакомец приблизился, четко проступили другие детали: полосы краски у него на лице; взгляд его глаз – взгляд чистой движущей силы, как у животного.
Он сделал еще несколько шагов и встал рядом со мной. И тогда я увидел, как его лысая голова блистит в лунном свете – штыковые уколы цвета тут и там, походившие на засохшие пятна крови.
– Тристан? – спросил я. – Это ты?
Незнакомец молчал.
– Что ты сделал, чувак? Где твои волосы?
– Сбрил.
Две собаки рвались с поводка, пытаясь освободиться. Они выли на луну, чувствуя свою кровь, вскипающую волнами, из за ее гравитации.
– Радикальный поступок, – сказал я. – Но, наверное, как я понимаю, так было нужно?
Тристан не смотрел на луну. Он не смотрел на звезды, на окна квартир, на фургон. Он смотрел на меня. Я был единственным объектом его внимания.
– Ты знаешь, чего я хочу, Скриббл, – сказал он.
Да. Того же, чего и все мы. Стакан Фетиша. Чистых наркотиков. Хороших друзей. Охуительного напарника. Все это.
И кое чего еще.
Привести все в порядок.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE