READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Вирт

Вспышка

– Все в порядке, офицеры. Мы его взяли.
Четыре копа отступили немного назад и облокотились на свои машины, стоя в расслабленных непринужденных позах, словно это была вечеринка друзей.

Я стоял в дверях собачьего дома, держа Твинкль за плечи. Карли рычала на теневого копа, но с поводка не рвалась. Мэнди стояла чуть впереди, под моросящим дождем, и я видел, что ее волосы уже начинают блестеть от воды. У меня за спиной дверь в Дерьмовилль все еще оставалась открытой, но я не мог рискнуть пошевелиться – из за Такшаки, высвечивающего меня. Дело было, как говорится, швах. Иными словами – пиздец.
– Тристана жалко, – сказала Мердок.
Ее волосы все промокли. Она выглядела, как утопающий на грани смерти, но ее взгляд был исполнен решимости, и я начал кое что понимать.
– А что такое? – спросил я осторожно.
– Да, умер в ходе дознания.
– Кто бы сомневался, – сказал я, но мое сердце сжалось, и меня охватило отчаяние, и мир как будто слегка накренился в сторону, или это просто дождь полил косо.
– Сегодня утром его нашли, – проговорила Мердок. – Повесился на оконной решетке. Наверное, не смог смириться с заключением.
– Наверное, да.
Я заговаривал ей зубы, тянул время – в ожидании подходящего момента, чтобы сбежать.
Есть вещи, которые ты понимаешь только под самый конец, и часть этой истории – для тебя, Тристан.
– И где сейчас этот крутой чувак? – спросила Мердок.
Хороший, мать его так, вопрос!
– Какой чувак? – ответил я вопросом на вопрос.
Видя цвета...
– Битл?
– Ты убила его, Мердок. Эта Пуля Мэндел его и прикончила.
– А он прикончил одного из наших.
Голос Мердок был холодный и жесткий, и я все просек – все, что здесь происходит, и почему она сдерживает этих копов.
Полицейская перешла в режим личной мести.
Я думаю, она ждала и надеялась, что кто то из нас дернется или сделает резкое движение, и тогда у нее будет законное основание, чтобы открыть огонь.
Цвета играли на краю моего поля зрения.
МЕРДОК! У ЗАДЕРЖАННЫХ ЕСТЬ ОРУЖИЕ. ПИСТОЛЕТ. ОН ВООРУЖЕН!
Лучи теневого копа перекрещивались надо мной, пытаясь найти пистолет. Я заметил, что ему было как будто не по себе на свежем ночном воздухе, как будто его настоящим домом был Такшака Вирт, а здесь, в этом мире, были лишь дождь и скука.
Ты сделал большую ошибку, Теневой хуй, оставив Мэнди в тени...
– Думаешь им воспользоваться, Скриббл? – спросила Мердок.
... и упустив из внимания угол дома...
– Куда мне с тобой тягаться, Мердок, – ответил я, продолжая тянуть время. – Ты – лучшая.
...где играли цвета...
Я уловил краем глаза, как Мэнди вытащила пистолет из за пояса, держа его спрятанным за спиной.
Будь осторожен, солдат. Осталась всего одна пуля.
Мердок улыбнулась. И вот тут кто то окликнул ее:
– Мердок!
Голос Битла! Голос, полный цветов.
Полицейская повернула голову – совсем чуть чуть, чтобы не выпускать из поля зрения и нас тоже. Мы все повернулись в ту сторону и увидели Битла в момент его сияющей славы – он вышел из за угла, омытый искрящейся радугой.
Карли завыла.
Битл был голый. Его тело было уже не плотью – оно было сгустком сияния, которое постоянно меняло форму. Фракталы полностью завладели им, переливаясь в водоворотах и арабесках в каждой части того, что было когда то обычным человеческим телом. Он стал Блистающим Человеком, ходячим фейерверком. Темнота растворялась и меркла всюду, где он проходил сквозь гало огня, и дождь обращался в искры, когда ударялся о его кожу. Самый лучший из всех, Битл шел к нам с этим безбашенным хладнокровием Тайного Райдера, которого мне никогда не удавалось достичь.
Вспышка. Он был как вспышка живого огня.
– Мердок! – крикнул он снова, и слова выходили в цветах. – Оставь их в покое!
Плотские копы, потрясенные и ослепленные, сделали неуклюжее движение в сторону от своих автомобилей и схватились за пистолеты. Один из них попытался схватить Битла. Неудачная мысль, приятель! Одно прикосновение – и смертельный ожог. Он прошел через все цвета спектра, прежде чем рухнуть на мостовую. Из него получился прекрасный труп. Воспользовавшись всеобщим замешательством, я потянул Твинкль назад к открытой двери. А она тянула за поводок Карли, впрочем, Карли тянуть не пришлось – рободог явно не горела желанием понаблюдать за происходящим.
– Давай в дом, малыш, – прошептал я с трудом. – Это приказ!
Я затолкал их двоих в подъезд, в сам встал в дверях – между ними и бедой. Если что то пойдет не так, я хочу, чтобы они были вместе, Твинкль и Карли.
Мердок увидела, что Битл приближается к ней, навела на него пистолет и прокричала остальным копам:
– Не стрелять!
Только Шака держал свои лучи нацеленными на нас, переводя их с меня на Мэнди и обратно.
МЕРДОК! ЭТО НЕ СКРИББЛ! ПИСТОЛЕТ НЕ У СКРИББЛА!
– Что?!
Теперь Мердок и вправду занервничала, не зная, куда и глядеть.
ПИСТОЛЕТ НЕ У СКРИББЛА!
Такшака словно обезумел, он выстреливал свои лучи по всем направлениям. Один из этих лучей, раскаленный докрасна, ударил в грудь Битлу. Блистающий человек просто вобрал в себя жар, и его цвета засияли змеиными алмазами.
Один из плотских копов просек, что происходит, потерял над собой контроль, вдарился в панику и открыл огонь. Битл даже не шелохнулся, когда пуля вошла в его тела. Куски его новой бесплотной плоти брызнули во все стороны, цвета неистово переливались. А Битл шел вперед – напролом...
Ох, Би.
... шел вперед – напролом, и теперь уже и остальные копы открыли огонь. Он был уже почти рядом с Мердок, и она тоже стреляла в него. Он принял в себя целый залп, и его тело разлетелось на части, расколовшись на огненный душ из фракталов. И моя жизнь вдруг как будто лишилась цветов. Они все вытекли. В открытый космос. И голос Битла прорвался сквозь них.
Мое имя, начертанное в облаке искр в ночном небе, в ночном небе Манчестера. А потом все цвета померкли – растворились в небытии. Там, где живут ангелы.
У ДЕВУШКИ!
Лучи Такшаки сфокусировались Мэнди.
Мердок опять повернулась к нам и прицелилась, но Мэнди уже была там – на краю ничто, – и наблюдала за тем, как Битл заканчивает свой путь, как он умирает, а потом она выкрикнула имя Битла и ...
Спаси хоть что то!
Я подался назад к двери собачьего дома.
... и подняла активированный пистолет.
Шум и пламя.
Пуля прочертила дугу огня.
И когда падал назад под весом Существа, я увидел, как тело Мердок словило эту лучевую пулю – по полной программе, прямо в сердце.
Отсоси теперь, сука!
Мердок вскрикнула, а потом все пространство взорвалось грохотом выстрелов, когда копы взяли Мэнди. Ее тело отбросило назад, плоть взорвалась кровавым фонтаном, разлетевшись по стенам, и Мэнди свалилась у нижних ступенек – словно просто прилегла отдохнуть. Я прижал Твинкль и Карли к стене. Твинкль плакала – из за Мэнди, – а собака скулила. Существо по прежнему прижималось к моей спине, извиваясь и корчась, громко выкрикивая мое имя. А потом я захлопнул дверь, и пули пробили дыры в дереве.
Дождь щепок, острых, как стекло.
Я задвинул дверной засов, но стрельба уже начала стихать.
Теперь я лежал на полу, Существо заменяло мне подушку, Твинкль с Карли – чуть поодаль, Мэнди – у меня на руках.
Мэнди умирала у меня на руках.
Бесполезно.
Ее уже не вернуть.
Ради Мэнди и Битла, ради Тайных Райдеров, часть этой истории – для тебя.
Стрельба смолкла, и передача Шаки прорвалось сквозь дверь, громкая и злая, почти человеческая.
ТЕБЕ НЕ УЙТИ. ВЫХОДИ БЕЗ ОРУЖИЯ. ДРУГИХ ВЫХОДОВ ИЗ ЗДАНИЯ НЕТ.
Собаки выли вверху на лестнице.
Дас Убердог и Бриджит стояли на лестничной площадке, в окружении завывающих песиголовцев. Там собралась настоящая свора, мерзкая стая псов. Бриджит позвала меня: поднимайся.
– Это конец, мистер Скриббл? – спросила Твинкль.
– Пока еще нет, – ответил я.
– Мы – Тайные Райдеры, да?
Я посмотрел на ее лицо, залитое слезами.
– Да, – сказал я. – Всегда на пределе, и нам это нравится.
ВЫХОДИ ЧИСТО.
«Чисто» – значит без оружия.
Или выходи грязно.
ДРУГИХ ВЫХОДОВ ИЗ ЗДАНИЯ НЕТ. ДРУГИХ ВЫХОДОВ НЕТ.
Давай поспорим?
Они дали нам на размышление, может быть, пару секунд, перед тем, как всадить еще одну пулю в дверь – в качестве предупреждения.
Твинкль вскрикнула.
– Не бойся, Твинк, – прошептал я. – Не давай им себя запугать.
– Я не боюсь, мистер Скриббл, – отозвалась она. – Неужели вы ничего не поняли?
Я посмотрел ей в глаза – в эти сильные глаза.
– Вопи дальше, малыш, – сказал я.
И Твинкль завопила – словно раненный ребенок, словно Синдерс в кульминации любовной сцены.
ДАВАЙТЕ НЕ БУДЕМ СОЗДАВАТЬ СЛОЖНОСТЕЙ.
– Заткнись, Шака! – заорал я. – У нас здесь ребенок. Эта пизда ее ранила!
СОЖАЛЕЮ ОБ ЭТОМ, СКРИББЛ. НО У НАС ТУТ ТОЖЕ НЕВЕСЕЛО. МЫ ТОЛЬКО ЧТО ПОТЕРЯЛИ ОДНОГО ИЗ НАШИХ ЛУЧШИХ СОТРУДНИКОВ. У НАС НЕТ ПРЕТЕНЗИЙ К ДЕВОЧКЕ. ПУСТЬ ВЫХОДИТ НАРУЖУ. МЫ ОТВЕЗЕМ ЕЕ В ГОСПИТАЛЬ. ХОЧЕШЬ, МЫ ЕЙ ПОМОЖЕМ?
– Я тебе не доверяю, – выкрикнул я в ответ.
ПОЧЕМУ? В ЧЕМ ПРОБЛЕМА?
Потому что мир на твоей стороне, а не на моей.
Я помолчал секунд пять, и сказал:
– Хорошо, Шака! Девочка сейчас выйдет. Только без фокусов.
ХОРОШО. ХОРОШО.
– Она в критическом состоянии.
ДАЕМ ТЕБЕ ВРЕМЯ.
Время – вот все, что мне нужно.
Я побежал вверх по лестнице, волоча за собой Твинкль. Мимо Дас Убердога, который сдерживал своих шестерок, ожидающих только команды. Собаки выли, как безумные, обуянные жаждой крови.
Крови копов.
Злейший враг. Лучшее мясо.
– Убери этих копов на хер, Дас! – заорала Бриджит.
Как только я поднялся, Дас Убер повел собак вниз к входной двери. Карли глядела вслед сваре – глядела с тоской.
– Хочешь пойти вместе с ними, Карли? – спросила Твинкль.
Карли воспользовалась своим шансом и бросилась вниз по лестнице за Дас Убердогом.
Полицейские думали, что появится ребенок. Но они получили целую свору кровожадных пожирателей копов.
Интересно, как они с ними «с коп ерировались»?
– Здесь есть другой выход наружу, Брид?
Она улыбнулась мне. И ответила.
Даже не открывая рта.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE