READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Наука убийства

6. В СЛУЖЕБНОМ ФУРГОНЕ

В служебном фургоне Тредвел Подследственный изучал гистограмму побоища. Никогда не было так легко получить в лицо мягконосую пулю. Вместо наркотиков целые скелеты хлынули вниз по Джона. Лев убежал из зоопарка и был съеден ребёнком. Старик ослепил постового, выплюнув желчный камень. Самолёт совершил аварийную посадку на порнотеатр, убив сотни адвокатов. Именно в этот день Светлопив принимал слёт снайперов. Тредвел чувствовал, что он в эпицентре дела.

Из-за высокой доли удушения начальников в верхнем округе и официального расследования, которое в качестве причины указало “стресс и ненависть”, начальников в верхах теперь назначают на срок в один месяц из более низких звеньев. Тредвел быстро скакнул воображением из настоящего мира в тот, где его любят и уважают. Ребята даже придумали ему прозвище - Душецеп.
- Давай убьём разжиревшего тельца, Бенни, - впузиваясь, сказал Блинк. - Объявим, что здесь Базука Джо, и спишем аферу на него.
- Оно вот на что похоже, сэр, - страстно начал Тредвел.
- Сильно сомневаюсь, - громыхнул Блинк, тяжко падая в кресло.
- Управляющий не появился - это первая странность. Потом местные подкатили в рыдване прямо перед закрытием. Мы перехватили трансляцию охраны.
На заляпанном мониторе появился видеоскан банковского этажа. Тредвел увеличил юное несчастье в майке “АНТИЦИКЛОН” и остановил картинку.
- Финдли Таз, - кивнул Блинк. - Энтропийный Малыш.
- Что он держит? - спросил Бенни.
- Заявки на глаз трески, - сказал Тредвел.
- И он будет паковать Кафкапушку - патронную обжору. Малыш - беглый пулеголовый, Бенни. Живёт жизнью, опасной для окружающих. У него такой психоз, что на него можно повесить шляпу.
- Мог приехать в город на слёт, Шеф.
- Ты ставишь телегу поперёд лошади. Я видел, как Малыш взял пистолет-пулемёт Узи на оркестр пальмового двора. Его интеллект удивит и восхитит тебя. Тащите сюда Спектра - он хитрюга тот ещё.
Бенни вышел, а Блинк задумчиво вгрызся в пирог.
- Это меняет всё. Кроме меня.
Гарпун Спектр щурился на огонь и чувствовал радость от того, что изображает свою работу в городе, где правосудие стало вербальной роскошью. Его счастливые звёзды за годы потускнели от благодарностей. Ночь танковой погони окончилась его псевдопредставлением богатой бабушки - свидетельницы того, как братство сломало шею ребёнку. Отрицание достигло таких высот, что стало противозаконно не только обдумывать преступление, но и помнить его потом. Теперь же он взял портфель и пошёл следом за Бенни в служебный фургон, потрепаться с Блинком и его сопровождающими продуктами питания. Войдя, он вытащил стул и оскорбил Блинка с таким уровнем детализации, какой сделал ему честь.
- Ты попал в точку, Гарпыч, - просипел Блинк, разражаясь хохотом. - Ненавижу, когда именно мне приходится это говорить. Глянь на этого адвоката, Бенни, - он может найти доказательство там, где его сроду не было.
- У тебя научился, Генри, - ответил Спектр. Обладатель широкой души, он брал за пользование ею почасовую оплату. - В первый раз, как я увидел твои забавы с фактами, слёзы мои текли словно вино.
- Ты даже псевдопредставлял Энтропийного Малыша, Гарпыч? Коп-на-палочке пометил его для развлечения вечером.
- Извините, что вмешиваюсь, - закашлялся Тредвел Подследственный, который уже несколько минут пытался привлечь внимание Блинка. - Но я совсем не то говорил, сэр.
Блинк уставился на Тредвела, словно тот перешагнул некую идеальную грань этикета.
- Позвольте ввести вас в темп, мистер Блинк, - сказал Тредвел, небрежно добавив к списку своих преступлений оскорбление. - Это первый этаж банка за десять ваших земных минут до появления Малыша и за пятнадцать до закрытия. А теперь снимите пробу с другого экрана. - На втором экране охраны виднелось помещение хранилища.
Как раз когда Блинк распахивал утробу, чтобы спросить, что в громадном мире спорта они должны там увидеть, внезапно появилась фигура, согнувшаяся перед хранилищем.
- Плёнка перескочила, - громыхнул Блинк.
- Плёнка тут ни при чём, сэр, - посмотрите на время в кадре, когда я повторю запись. Держите в голове, что плёнки на банковском этаже и в хранилище синхронизированы - никто не входил в хранилище с банковского этажа. На третьем экране мы видим, как человек входит собственно в хранилище и выдирает депозитный сейф.
- Что там у него? - спросил Спектр, уткнувшись носом в экран.
- Думаю, это книга, - краснея, сказал Тредвел. - Он её а... почитал чуть-чуть, а потом отрезал камеры. И как вы видите, это не Энтропийный Малыш.
- А теперь разжуй мне, голубчик, - как парень появился из разреженного воздуха? - Подозревая, что ответ вгонит в дрожь ломкий тростник его рассуждений, Блинк начал сразу же его отгонять: - Это или обман, или какая-то уловка. Всё вместе, да, Бенни?
- Я чувствую себя страннее полнощёкого сына Годзиллы, - сказал Бенни, проглатывая звуки. - Кажется, я сейчас сблюю.
- Тогда иди блевать на стрелков, Бенни, - нашем ребятам пригодится любая помощь. А эти ракушки пасты похожи на увеличенных навозных жуков - унеси их отсюда.
Бенни вывалился из фургона, зажимая рот.
- Хранилище работает на часовом замке, мистер Блинк, - продолжил Тредвел. - Я думаю, вор создал незаконную складку.
- Это нарушение времени, - пробурчал Спектр, косясь на застывшее изображение мужика в чёрном, сующего книгу в штаны. - И я знаю этого парня.
Бенни, глубоко вдыхая, брёл по полю пепла. Кислотные осы роились по ту сторону его глаз, высасывая через соломинку мозг. Он чувствовал потребность отправиться в далёкое далёко с какой-нибудь целью.
За сценой осады улица по улице рассыпались веснушки огней молотова и хэллоуинские клетки рёбер.
Осколки светлячков грели его лицо. Выстрелы и крики остались вдали, Бенни приближался к остову умирающей машины. Это было жёлтое такси, усеянное щитками и железнодорожными демпферами, которые его не спасли. Издырявленная пулями и горящая изнутри, машина мерцала, как звёздное небо.
Во внезапно налетевшей вспышке памяти Бенни в Молоте сидел связанный в BP машине, стробировал неон, и голос давал ему указания.
Вернувшись в сейчас, он вытряс воспоминания из звенящей головы. Сказал себе, что это остаточный эффект наркотиков, возможность, с которой он согласился, став копом. Больше он не может доверять показаниям своих чувств.
Бенни повернул назад к стрельбе, нащупывая отсутствующий пистолет и пытаясь вспомнить политику братства. Фундаменталистские поступки официально одобряются - было обосновано, что мучения ценнее, чем опиаты, потому что их можно употреблять и злоупотреблять одновременно, а наркотиком можно лишь злоупотреблять, отказываясь ценить его. Или был и другой путь? Идея сломалась как кость, больно и бессмысленно.
От раздумий у него носом потекла кровь. Запрокинув голову, он увидел, как что-то происходит за углом Высотки Торговой Улицы, вдали от поля боя. На четвёртом этаже открылся люк и что-то выпучилось оттуда в темноту. Восемь Гитлеров, три Наполеона и Мао явили свои лики и полетели вверх, как гроздь мыльных пузырей. Под ними висели Энтропийный Малыш и хихикающая женщина.
Бенни склонился, перегнувшись, потом снова посмотрел вверх - Малыш тоже смеялся, лицо его превратилось в зубастую гримасу, пока он поднимался, и наконец был пожран небом. Выслушав за свою жизнь бесчисленное количество предупреждений не ходить лёгкими путями, Малыш ушёл через окно.
- Вот провод на мистера Данте Хинтона Локтя, опьянил Спектр, листая файл. - Национальность: улиноид. Гандикап: белый. Религия: фетиш-ортодокс. Взвешивался в двадцать пять лет. Отец погиб в несчастном случае при голосовании. Мать пропала, предположительно освежёвана и засолена. Локоть бежал в Наш Прекрасный Штат после преступления личности, в возрасте пятнадцати лет. Слышали, что он описывает Президента как “объект охоты”. Ваши материалы - в Тараканьем Развороте, метаболики, выступал против отказа от приватности. Первое местное преступление - в восемнадцать. Использовал муляж пистолета, чтобы украсть муляж спортивной машины и испытать муляж раскаяния. Срок в муниципальном загоне.
- Пока ванильные преступления, Гарпыч, - пролепетал Блинк с лицом, омрачённым слоёным пирожком. - Неизвестность убивает меня.
- Занялся постановочными работами. Расстреливал из высоконапорного водомёта собрание поющих горлом дьяволистов, задушил форель с выпученными глазами через интернет, мычал зажигательную чушь съёжившейся монашке. Врывался в дома на Цепной Улице и вызывал копов, чтобы обитателей арестовывали за ограбление.
- Точно, - засмеялся Блинк. - Помню этого пария - высокий такой? И старики почти отправились на электрический стул, но что-то помешало.
- Это были твои родители, Генри.
- А, точно, понял, - и что шьют этому приколисту? Ты говоришь, он мастер-вор, упавший с кристально чистого неба?
- Когда он съехал с вашего, ребята, заведения, он глубоко погряз в контрабанде данных - факты, Гамета, Вордил, такие дела. Но мало того, Генри. Прерывистый союз с оружейным маньяком Финдли Тазом по кличке Энтропийный Малыш. Другие известные подельники - калибретрикс Роза Контроль, разъёмник Ореховый Ограничитель, цифровой приколист Загрузка Джонс. Обычные поганомозглые - свалочное поколение, криминальный дизайнер, концепция ужаса, что нельзя ни оправдать, ни препарировать. Представьте, каково, когда подобный мозг запрятан под вашими волосами.
- Уж простите меня, я собью слезу со своего глаза, - сказал Блинк. - Кидайтесь на меня, коли я произнесу случайную фразу, Спектр, но по вашим словам этот полунескладёха несётся диким кабаном по мирозданию с единственным мотивом - халявным и щедрым стремлением творить зло.
Спектр попросил бы Блинка описать идею более детально, но знал, что больше деталей в идее не было.
- Раз уж ты так говоришь, Генри.
- Разве это я? Любой с сегментированным позвоночником сказал бы то же самое. Теперь этот парень, Дэнни, слава ему, уже отсидел в нашем искажённом метрополисе, так что постановочное преступление отправит его на Свалку Олимп при удобной и угодной возможности. И, клянусь богом, я сделаю так, чтобы преступление соответствовало наказанию, даже если придётся совершать его самому.
- Придётся плотно заняться подготовкой, - сказал Тредвел Подследственный, который во время обзора статей сидел в углу и читал при свете собственной ничтожности.
Блинк внезапно повёл глазами, но промолчал.
Спектр почувствовал смущение от необходимости обратиться к младшему офицеру.
- Со всем должным уважением, э, Тредвел, Локоть или мёртв, или в здании, и видеосканирование поймало парня, словно змею, глотающую корову.
- Полагаю, это эквивалентно спору, мистер Спектр, но вы сами признали, что тут нарушение времени. Думаю, Локоть знал о сопутствующих опасностях и принял меры предосторожности. Но поскольку возможность нарушений времени официально отрицается, вам придётся провентилировать любого, кто переживёт процедуру, прежде чем он проболтается в комнате судо-ложества.
Подследственный вернулся к “Горну Нарушителей Досрочного Освобождения”.
Не найдясь с ответом, Спектр решил замять тему:
- Не переживай, Генри. По сути, мы можем зачитать обвинения, когда он будет в наручниках, - он украсит верхушку Свалки, как вишенка ангельский бисквит. Тавронаручники активно использовались полицией - их подключали к нейроспецифичиым электродам, влияющим на височные доли, и те, единожды закреплённые, убеждали заключённого в виновности независимо от его деяний. Оказавшись в наручниках, человек безвозвратно попадал во власть копов.
- Если он будет мёртв, меня не волнует прелюдия, - громыхнул Блинк, раскуривая сигару. - А теперь пошли отсюда, будем затыкать течь. Кстати, Тредвел...
Подследственный выжидательно поднял глаза.
- Ты уволен.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE