READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Наука убийства

3 . РАССКАЖИ МНЕ

- Расскажи мне о своём первом преступлении.
- Я была слишком юной, чтобы всё запомнить. - Роза села и спихнула с кровати клубок резиновых трубок. Вернув на стойку метаболический обрез, чтобы с ним чего не вышло, она принялась стягивать шоквер. - Дэнни, выбираемся потихоньку из петли.

Данте Второй смотрел, как она управляется с прекрасной машиной своей костно-мышечной системы. Она пнула в сторону заделанную в резину киянку. Поймала его дыхание с любовью, вышедшей за грань человечного контекста.
- Ты пока подлечись, а я перекрашу коповозку и собью мигалку с крыши - не будем вызывать огонь на себя. - Она наклонилась и подарила ему поцелуй, подобный молчанию Майлза.
Оставшись один в вагоне, Данте Второй уставился в потолок. Он переживал лёгкий безграничный кризис, токсичная красота пылала, как неон, под кожей. Затянувшаяся артериальная любовь оставила ушибы на плоти и волокна в сердце. Два психоза двадцатипятилетней выдержки, и вот чем они занимались вместе - фармацевтический роман, такой глубокий, что для него нужны баллоны с воздухом.
Попкорнирование мозга развилось в шпаклёвку пулевых попаданий и брызги разлетевшегося в пыль стекла. Что-то снаружи.
Там шла перестрелка - он уселся, наручники дёрнули, и он упал назад. Минимум дюжина скорострельных Хеклеров. Он видел, как Роза подключает свой Зауэр и Дартволл и они плюются огнём. Она выдавала пули так, словно они входят в моду. Она пришла в неистовство. Данте Второй чуть не кончил от одних звуков. Потом кто-то раскрылил злобину, которая разлетелась на куски, как гвоздебомба, взорвала окно и посекла занавески в мельтешении искр. Что-то загорелось.
Он понятия не имел, где ключи. Наручники были пристёгнуты к перекладине в изголовье кровати. Он изогнулся и приподнял матрас - пыточные инструменты Розы вполне подойдут, чтобы открутить гайки. Там лежало подобие гаечного ключа, с которым сегодня близко познакомилась его голова - он неуклюже выцарапал его из простыней и приложил к зажиму. Снаружи раздались крики. Тон удивления в них мог означать лишь одно - братство. Среди мультифонической стрельбы взорвалось что-то вроде флюоресцентной бомбы, вмяв стену и раскачав вагон. Загорелся ковер, питательный бак ветвера клокотал, как паровой котёл.
Изголовье с лязгом упало. Он рывком поднял его и побрёл через дым, прыгнув в отверстие, которое лишь он считал окном. Огонь пополз по стойке метаболического обреза, и воздух взорвался усиливающими наркотиками. Данте Второй пошёл на свет.
“Подчинение причинам - вот что обрушивается на богов”, - думал Паркер. Но была ли причиной любовь? Его сердце опухло, словно от рака.
Роза Контроль с пустой визиткой и кожаными волосами. Она стала нежным ветром, несущим перекати-поле по улицам и хлопающим дверями салунов в его сознании. Её эмалевая кожа, примитивный хардвер и пламенеющий талант приносить несчастья заставлял его задыхаться от жалости. Она была исключительно опасна.
Он рассеянно смотрел в окно Дрельяк-склада на месте его бывшего оружейного магазина. Какой убийца умер во мне, думал он. Он был подлинным изыском среди тех, чей бизнес заключался в приближении конца человеков. Должен ли он подняться по ступеням к её двери с детонатором в руке? Может, поэма про цветы и жуков? Он еле писал - какие там времена? Я зарежу, я режу, я зарезал. Бесполезно - она разобьёт ему кадык.
Но жизнь, прожитая в страхе, - это жизнь, прожитая в ясности. Если тебя переполняет смелость твоих убеждений в человекоубийстве, ты будешь действовать. Это преступление - хотеть связаться с человеком без посредничества разогнанной пули? - бесился он. Это Светлопив, и на глубинном уровне он знал ответ.
Но ведь он и так в розыске?
Данте выполз из пробитого лифта и через ободранный танк, появившись на Торговой, как стрелок в длинном плаще. Перед ним расстилалось остывшее место преступления, старые новости, паровички, затритоненные ударом ХАРПа. Разные прикольные танки и блуперы из дотов торчали по всей улице, целясь ровнёхонько в воздух.
Коп, сидящий на капоте танка, обгрызал длинный хот-дог и смотрел вперёд во времени, гадая, кто его пристрелит - смертельно-бледный парень в пластах или чёрный, как свернувшиеся страницы обгорелой книги.
Данте опустошил пистолет, залез внутрь и завёлся, развернул танк и направился в нижний округ с мёртвым коном на капоте.
За четыре мили до бункера Молота Бенни и Кори начали спорить. В результате побочного эффекта стробо-гипноза Молота чувства Бенни раскрылись на полную катушку.
- Ценность основывается на редкости, спросе и лёгкости замещения, - заявил он, не отрывая рук от руля. - Поэтому в зависимости от твоего отношения к человеку он может стоить всё или ничего.
- Ой, глупышка, - засмеялась Кори. - Это значит, что люди будут делать ужасные вещи.
Она обнаружила, что сидит на обочине, а машина уезжает в облаке пыли.
Обнажённая фигура Данте Второго брела по пустырю за чертой города, волоча за собой изголовье кровати. Он говорил о заметности. Пока он скреплён с этой фиговиной, каждому понятно, что он не только жив, но и имеет любовную связь. С тем же успехом он может нацепить на спину мишень.
Надо убраться как можно дальше от Светлопива и копов. Роза поступит так же, и она ненавидит липучих мужиков. Аляска - родина лосей и зона испытаний Управления Обороны.
Натянувшись от зазубренного горизонта до хаоса города, бежала железная дорога. Данте знал, что тут ездит бронепоезд, приписанный к арсеналу братства. Расписание было ему ужасно знакомо по прошлому головня-ковому преступлению с участием этого самого поезда. Он привязал к рельсам несколько поваров в надежде, что машинист разгонится и врежется в настоящее препятствие, установленное чуть дальше, и поезд соскочит с рельсов. Всё пошло не по плану, машинист перепутал смешные шапки и робы поваров с костюмами белых супрематистов и ударил по тормозам. Данте Второму пришлось убегать, спасая жизнь.
Он скинул изголовье на шпалы, лёг на землю и растянул цепочку наручников через рельс. И принялся ждать. Так или иначе, ограбление не удалось. Он надеялся только, что второй парень возьмёт пробу с книги - что угодно будет куда поучительнее, чем его так называемые подвиги. О, это поезд едет?


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE