A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Крысиный король — Глава 7 скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Крысиный король

Глава 7

Желтые глаза мертвеца были широко открыты. Все изъяны стали намного заметнее на окоченевшем теле. Краули внимательно осмотрел лицо: широкие поры, оспины, из ноздрей торчат волосы, под кадыком — островок щетины, пропущенный при бритье.

Под подбородком кожа завернулась плотным жгутом, ленточка плоти сморщилась, засыхая. Тело лежало ничком, руки и ноги застыли в неестественной позе, а голова была повернута почти на пол-оборота, лицом в потолок. Краули выпрямился и сунул руки в карманы, чтобы скрыть дрожь. Он обернулся к своим спутникам, двум крепким офицерам, лица которых, принявшие одно и то же брезгливо-недоверчивое выражение, были почти такими же застывшими, как и лицо их погибшего товарища.

Через небольшой холл Краули прошел в спальню. В квартире повсюду суетились люди — фотографы, медэксперты. Там и сям громоздились геологические пласты порошка для снятия отпечатков пальцев.

Инспектор тщательно осмотрел дверной проем спальни. Человек в костюме ползал перед телом, скрюченным на полу и прислоненным спиной к стене, с вывернутыми ногами. Краули посмотрел на труп в сидячей позе и издал негромкий звук отвращения, словно подавляя рвотный позыв. Он вглядывался в обезображенное лицо. Кровь размазалась по стене. Мундир мертвеца, пропитавшись ею, стоял колом, как морская зюйдвестка.

Эксперт снял отпечатки пальцев с кровавого месива и оглянулся на Краули.

— Вы?..

— Инспектор Краули. Доктор, что здесь произошло?

Доктор указал на сидящее тело. Его голос был совершенно бесстрастным: защитная маска профессионала перед отвратительным лицом смерти. Краули видел такое и раньше.

— Этот парень — констебль Баркер, да? Ну что… здесь в основном пострадало лицо, рана очень глубокая и нанесена очень быстро. — Он встал, почесал в затылке. — Думаю, он подошел из глубины комнаты, открыл дверь и получил э… чертовски мощный удар, от которого отлетел к стене и упал на пол, где нападавший настиг его и ударил еще несколько раз. Один-два раза кулаками, я полагаю, потом палкой или дубинкой, или чем-то подобным — об этом свидетельствуют множественные длинные и тонкие кровоподтеки на шее и плечах. И переломы вот здесь… — Он указал на специфическое углубление в бесформенной массе лица.

— А другой?

Доктор тряхнул головой и проморгался.

— Никогда такого не видел, если честно. Шея просто сломана, это очевидно, но… боже мой, вы заметили? — (Краули кивнул.) — Не знаю… представляете ли вы, насколько крепкой может быть шея человека, инспектор? Наверное, сломать шею не так уж и трудно, но кто-то еще и свернул ее… Нужно было полностью вывернуть каждый позвонок, так, что никакими мышечными усилиями уже не повернуть голову обратно. Тут не просто сворачивали голову назад, ее одновременно тянули вверх. Вы имеете дело с кем-то очень и очень сильным и, я полагаю, знакомым с карате или дзюдо или чем-то в этом роде.

Краули поджал губы.

— Следов борьбы нет, значит, все произошло очень быстро. Пейдж открывает дверь, и в полсекунды его шея сломана, и все это почти бесшумно. Баркер подошел к двери спальни и…

Доктор молча взглянул на Краули. Тот кивком поблагодарил его и снова присоединился к своим товарищам. Херрин и Бейли все еще стояли и смотрели на тело констебля Пейджа, застывшее в немыслимой позе.

Херрин взглянул на Краули.

— Господи-бля-Исусе, прямо как в том фильме, сэр, как его…

— «Изгоняющий дьявола», я понял, констебль.

— И всё вокруг тоже, сэр…

— Я понял, детектив, и хватит насчет Иисуса. Мы уходим.

Все трое нырнули под ленту, ограждавшую квартиру, и стали спускаться по лестнице. Большой участок травы на газоне под домом был огорожен такой же лентой, что и квартира наверху. Землю еще покрывали мелкие крупицы стекла.

— Это кажется невероятным, сэр, — сказал Бейли, когда они подошли к машине.

— Что вы имеете в виду?

— Ну, я видел Гарамонда, когда его привезли. Крупный малый, но не Шварценеггер. И, бог ты мой, не похоже, чтоб он был способен на такое… — быстро добавил Бейли, все еще глубоко потрясенный.

Краули кивнул, обходя машину:

— Я знаю, вы никогда не позволяли себе судить о том, кто «способен», а кто нет, но я должен признаться, что Гарамонд поразил меня. Я как считал: «Все ясно, нет проблем. Поссорился с отцом, завязалась драка, вытолкнул его из окна, а потом в шоковом состоянии лег спать». Немного странно все это, конечно, но когда ты пьян и заведен, делаешь странные вещи. Но я никак не думал, что он окажется этаким маленьким Гудини. А что до этого…

Херрин как заведенный мотал головой.

— Как же он это сделал? Дверь открыта, камера пуста, никто его не видел, никто не слышал ни звука.

— Но все это, — продолжил его мысль Краули, — все это полная… неожиданность. — Последнее слово он выдохнул с отвращением. Говорил он медленно, очень тихо, делая паузы после каждого слова. — Тот, кого я допрашивал вчера вечером, был испуганным, сбитым с толку, обломавшимся парнишкой. Тот, кто сбежал из участка, был, похоже, преступником высшего класса, а тот, кто убил Пейджа и Баркера, просто… зверь.

Он сощурился и глухо ударил по рулю.

— Но все это очень странно. Почему никто из соседей не слышал их ссоры? Его история о лагере подтвердилась?

Херрин кивнул.

— Допустим, он приехал в Уилсден около десяти, мистер Гарамонд ударился о землю около половины одиннадцатого — одиннадцати. Хоть кто-то должен был слышать. Как там с другими членами семьи?

— А, все пустое, — ответил Бейли. — Мать давно умерла, и она была сиротой. Родители отца тоже умерли, братьев у отца не было, где-то в Америке живет сестра, с которой они не виделись долгие годы… Я перешел к его друзьям. Некоторые уже звонили ему. Собираемся их проверить.

Краули одобрительно буркнул, и машина остановилась у полицейского участка. Когда он проходил мимо, коллеги замедляли шаг, скорбно глядя на него, собираясь заговорить о Пейдже и Баркере. Он упреждал их, печально кивая, и шел вперед без остановки. Ему не хотелось показывать, как он потрясен.

Он вернулся к своему столу, выцедил из кофеварки остатки кофе. Краули терял контроль над происходящим. Это его беспокоило. Накануне вечером, когда выяснилось, что Сол сбежал из камеры, он был ужасно зол, просто в ярости — ведь он надлежащим образом побеседовал с парнем, вообще все сделал правильно. Что-то не срасталось в главном; Краули советовался с руководством, даже с начальником полиции. Он послал людей на поиски в темноту Уилсдена: Сол не мог уйти далеко. Послал Баркера к Пейджу на скучное дежурство — наблюдать за местом преступления: вдруг Сол окажется настолько глуп, что вернется домой.

Так, похоже, и вышло. Но Краули не мог поверить, что это был тот Сол, которого он допрашивал. Он признавал, что допускал ошибки, что мог порой недооценивать людей, но чтобы настолько… в это он поверить не мог. Что-то свело Сола с ума, наделив его безумной силой, и превратило из человека, которого Краули допрашивал, в одержимого убийцу, учинившего кровавую бойню в маленькой квартире.

Почему он не сбежал? Краули не мог понять. Он закрыл глаза руками и тер их, пока они не заболели. Он представлял себе, как сбитый с толку и запутавшийся Сол вернулся в квартиру, может, чтобы покаяться, может, чтобы попытаться вспомнить; открыв дверь и увидев человека в форме, он должен был бежать или, отрицая все, упасть на пол, рыдать и распускать сопли.

Вместо этого он хватает констебля Пейджа за голову и вмиг сворачивает ему шею. Краули поморщился. Его глаза были закрыты, но от этого картина не становилась менее отвратительной.

Сол тихо закрывает за собой дверь, поворачивается к констеблю Баркеру, который наверняка смотрит на него в смятении, наносит ему сильнейший удар, тот отлетает на пять футов; Сол подходит к обмякшему телу и разбивает лицо констебля, методично превращая его в кровавое месиво.

Констебль Пейдж был приземистым глуповатым человеком, в полиции служил недавно. Он вечно молол языком, любил рассказывать идиотские анекдоты. Анекдоты часто были расистскими, хотя его девушка, Краули знал, была смешанных кровей. Баркер же был вечным рядовым, служил констеблем очень давно и делать из этого какие-либо оргвыводы — например, поменять профессию — категорически отказывался.

Во всем участке царила мрачная атмосфера: и не столько из-за потрясения, сколько из-за нерешительности, неопределенности, непонимания, как нужно реагировать. Люди были непривычны к смерти.

Краули уронил голову на руки. Он не знал, где Сол, он не знал, что делать.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE