READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Мёд для медведей

Глава 10

Обстановка стала непринужденной и вполне дружелюбной. Вначале незнакомые и похожие друг на друга лица молодых ленинградцев теперь обрели индивидуальность и даже имена. Владимир, Сергей, Борис, Павел… В воздухе плавал сизый дым, все ели борщ и селедку. Время пьяного разгула миновало, наступил час поэзии и серьезных разговоров.
Сергей, студент одного из ленинградских технических вузов, с чувством читал Белинде лирическое и очень грустное стихотворение Пушкина:
Я вас любил, любовь еще, быть может,
В душе моей угасла не совсем…

Алексей Прутков добросовестно выполнял функции переводчика.

– Я любил тебя, – говорил он, – возможно, это чувство еще не совсем умерло в моем сердце, сечешь? Но пусть это тебе не доставляет больше никаких неприятностей. Я не хочу, чтобы ты о чем-то тревожилась. Я любил тебя тихо и без всякой надежды, иногда умирал от счастья, иногда от ревности. Я любил тебя так искренне, так нежно, врубаешься? Пусть Бог пошлет тебе еще такую любовь.
…Как дай вам Бог любимой быть другим.

Глаза Пола наполнились слезами. Федор плакал навзрыд. Рядом стоял официант с еще неоткрытыми бутылками. Его физиономия тоже выражала неизбывную грусть. Только на Белинду поэзия не произвела никакого впечатления.

– Любовь, – фыркнула она. – То, что люди называют любовью, означает все брать и ничего не давать взамен.

– Надеюсь, ко мне это не относится, дорогая? – улыбнулся Пол и сделал попытку обнять жену, но та вывернулась из нежных объятий. Она явно была раздражена и настроена только на язвительные колкости.

– К тому же у меня больше нет нормальных сигарет. Осталась только русская картонная мерзость. – Она надула свои хорошенькие губки. – Между прочим, я отдала все свои хорошие американские сигареты вам. – Она обвинительным жестом указала на Алексея Пруткова. Подумав, она сильно ткнула локтем в бок Пола: – Отправляйся и найди где-нибудь хороших сигарет.

Полу стало совершенно очевидно, что ее пора Уводить из ресторана. Причем чем быстрее он сумеет доставить ее до гостиницы и уложить в постель, тем лучше. Он улыбнулся и проворковал:

– Пора в отель, дорогая. Нам следует хорошо отдохнуть.

– Я никуда не пойду, – отмахнулась она. – Остаюсь. Я тоже имею право отдыхать, не только ты.

Сергей начал было снова читать Пушкина. На этот раз аудитории предлагался длинный монолог из «Бориса Годунова». Но Белинда его перебила:

– Если это снова про любовь, то я не хочу слушать. Лучше спросите его, – она указала на Пола, – знает ли он, как надо любить женщину…

– Достаточно, дорогая, – вмешался Пол.

– И правда, достаточно, – неожиданно согласилась Белинда. – Я пришла сюда хорошо провести время, а не стихи слушать. Сбросьте-ка все с того стола. Я покажу вам стриптиз.

– Белинда, – повысил голос Пол, – мы уходим.

– Я сделаю это на столе. Пусть кто-нибудь пойдет подыграет мне на пианино. Стриптиз под музыку – это будет недурно. – Белинда вызывающе уставилась на Анну. – У меня такая же хорошая фигура, как у нее. Нет, пожалуй, моя лучше. Более чувственная. Этой девице никогда не приобрести такую же. – Она скользнула шаловливым взглядом по лицу мужа.

Про Пушкина благополучно забыли. Неожиданно Белинда охнула и хлопнула ладонью по шее, словно хотела убить севшую туда муху.

– Мне опять больно, – пожаловалась она.

– Послушай, дорогая, ты нездорова. Видимо, то, что тебе дали в больнице, больше не действует. – Пол решительно встал. – Я пойду разыщу такси.

– Такси? – удивился Алексей Прутков и покачал головой. – В такое время вы нигде не найдете такси. – Он перебросился несколькими фразами с Борисом, Сергеем и Федором и подтвердил: – Сейчас такси нет, папаша.

В это время Павел приставил палец к носу, сразу сделавшись похожим на Гоголя, и что-то сказал.

– Павел, – объяснил все тот же Прутков, – работает в тайной полиции. Он говорит, что может остановить любую частную машину и от имени тайной полиции потребовать, чтобы вас доставили по назначению. Но дело в том, что сейчас и частную машину нигде не найдешь. Слишком поздно.

Белинда снова громко застонала.

– Мы что-нибудь придумаем, – заявил Пол, – пойдем, дорогая.

Белинда встала. И тут выяснилось, что на ногах она держится с большим трудом, а идти не может вообще. В конце концов вся сидевшая за столом компания поняла, что возникли проблемы. Все встали и нерешительно столпились рядом. Только Анна не двинулась с места.

– Пожалуй, мне надо оплатить счет, – вздохнул Пол.

– Для того чтобы это сделать, папаша, тебе придется направиться к выходу. Тогда тебе сразу же принесут счет. Иначе ты здесь будешь сидеть очень долго.

И действительно, как только Белинда, поддерживаемая двумя юношами, издавая жалобные стоны, направилась к выходу, рядом с Полом моментально материализовался официант со счетом. На клочке бумаги была написана всего одна цифра. Пол подумал, что при ее вычислении официанту явно изменило чувство меры, по не стал спорить и молча расплатился. У входа сиротливо стоял автомат, который должен был снабжать курящих посетителей сигаретами, украшенный табличкой «Не работает». Похоже, их можно было заметить в Ленинграде буквально на каждом шагу. И когда официант поинтересовался причиной громких стонов Белинды, Пол спокойно ответил: «Не работает».

Возле лестницы стояла уже знакомая тетка с благоухающей нашатырем тряпкой. Рядом с ней приплясывал низкорослый мужичок, судя по всему, только что закончивший уборку в дамской комнате. Они проводили осуждающими взглядами Белинду и хором сказали:

– Пьяная.

– Она не пьяная! – возмутился Пол. – Она больная!

Белинду осторожно свели вниз по ступенькам и усадили на стул возле входной двери. В это время с улицы донесся странный шум. Оттуда доносились громкие голоса, ругань, звон бьющегося стекла. Затем раздался стук в дверь. Пол почувствовал себя чрезвычайно неуютно. От испуга он даже вспомнил библейскую фразу о незнакомцах, которых следует узнать. Наверное, пьяные русские возжаждали крови иностранцев. Но Алексей Прутков спокойно объяснил:

– Не бойся, папаша, это обыкновенные стиляги. Они хотят, чтобы их пустили внутрь.

– Стиляги? – удивился Пол. И задумался. Это слово должно быть как-то связано с модой, стилем одежды… В конце концов он сообразил, что, вероятно, Алексей имел в виду обычных пижонов, и успокоился. – Так как насчет транспорта для нас? – спросил он у Павла.

Павел, очевидно, никуда не спешил. Он снова приставил палец к носу, затем издал негромкое «Псссс» и указал на темнеющую в углу дверь. Мужчины дружно закивали и последовали за ним. Видимо, вопрос транспорта должен обсуждаться только специальным комитетом и не иначе как в камере. Анна, которая все время уныло плелась в хвосте процессии, стояла в стороне, скрестив руки на груди, и всем своим видом показывала, что ей нет никакого дела до нездоровья Белинды.

– Я через минуту вернусь, дорогая, – заверил Пол жену и последовал за остальными. Он тоже ощутил потребность посетить это интимное заведение. Возле писсуаров молча дрались два мужика. Обладавший внушительными габаритами швейцар крутился рядом, но пока не пытался воздействовать на хулиганов физически. И вообще место было отвратительно грязным. Алексей Прутков обернулся к Полу и проговорил:

– Что у тебя есть на продажу, папаша?

Владимир, Сергей, Борис и Федор с любопытством смотрели на Пола.

– Продажа? – обрадовался Пол, но тут же решил, что следует соблюдать осторожность. Он скосил глаза на Павла, служившего в тайной полиции. Тот как ни в чем не бывало разговаривал с высоким человеком с длинными, как у Тарзана, волосами. Тем не менее это могла быть ловушка.

– Да, да, – нетерпеливо повторил Алексей Прутков, – часы, фотоаппараты, паркеровские ручки… Что? Все туристы везут что-нибудь на продажу.

– Ну, – осторожно начал Пол, – следует все тщательно обдумать. Мне не нужны сложности с законом. В первую очередь мне необходимо доставить мою жену в «Асторию». Вы же видели, что ей нездоровится.

– У вашей жены тоже может быть что-нибудь для продажи. Бюстгальтеры, например. В России очень нужны бюстгальтеры.

– Могу я поинтересоваться, – продолжал осторожничать Пол, – кого или что вы представляете? Какой-нибудь государственный орган?

– Эх, папаша, – засмеялся Алексей, – ты явно не наш человек. Людям нужны шмотки, а вовсе не идеи. За идеями всегда следуют бомбы. Мы хотим насладиться жизнью, пока на головы еще не падают эти паскудные штуковины. Так есть у тебя что-то для нас?

– Это зависит от многих факторов, – сказал Пол. – Предположим, у моей жены найдется два-три лишних платья. Если она решит их продать, кто их купит? Курс обмена валюты у вас не слишком выгоден для туристов, поэтому вполне вероятно, что она захочет расстаться с несколькими платьями, чтобы получить немного денег. Но ей нужны будут наличные, а не пустые обещания.

– Это не проблема, – отмахнулся Алексей, – вокруг полно наличных. Лично у меня их не много, но, уверяю тебя, папаша, они есть.

– Следует хорошо все обдумать, – повторил Пол, он дождался своей очереди к унитазу и теперь вынужден был прервать разговор, чтобы насладиться непередаваемым чувством облегчения. Алексей Прутков был следующим и уже нетерпеливо расстегивал брюки. – А пока меня больше всего волнует вопрос…

– Да знаю я, знаю… транспорт. Не волнуйся, папаша, мы доставим вас на место. Я работаю в Эрмитаже. Знаешь, что это?

– Видел, – ответил Пол. – Очень впечатляет.

– Там полно старых профессоров, которые знают все об искусстве, истории, скульптуре, сечешь? Но они не могут ни слова произнести по-английски. Для этого им нужен я. Чтобы переводить их мудрые речи иностранным туристам. Иногда я что-нибудь путаю, но никто не замечает. Бывает даже, я несу полную отсебятину, но всем плевать. Понимаешь, папаша, – проникновенно признался Алексей, застегивая штаны, – я хочу только одного – жить. А в Эрмитаже кругом одна только смерть. И мне приходится ходить туда каждое утро. К десяти часам.

– Теперь я знаю, где тебя найти, – сказал Пол.

– Совершенно верно, папаша. Ты знаешь, где меня найти. А возможно, ты даже захочешь посетить меня в моей берлоге. – Алексей выглядел одновременно дерзким и немного смущенным. – Берлога. Я правильно выбрал слово?

– Да, вполне. – Пол начинал чувствовать симпатию к этому странному юноше.

– Я живу вместе с Анной, – объяснил Алексей. – Анна замужем за парнем из Джорджии. Из русской Джорджии, здесь ее называют Грузия, а не из той, где вешают негров.

Все собрались вокруг Белинды: болезненно худой Сергей, толстый Борис, Владимир в тех же очках, Федор, единственный из компании носивший галстук, загадочный Павел. Белинда глядела на Пола зверем. Ей было очень больно, снова появилась сыпь. Алексей Прутков зажег спичку, чтобы рассмотреть ее как следует – зрелище было не из приятных. Пожалуй, дела обстояли даже хуже, чем на судне.

– Сделай же что-нибудь! – закричала Белинда. – Ради всего святого, не стой столбом!

Стиляги все еще ломились в дверь. Ее с трудом удерживали два амбала, судя по всему, служащие ресторана.

– Мы хотим выйти, – проговорил Пол, впрочем, почти без надежды, – пожалуйста, выпустите пас.

И очень удивился, когда дверь открыли. Он еще больше удивился, когда ломившиеся в дверь стиляги не ворвались внутрь, воспользовавшись моментом, а остались на улице. Они вежливо посторонились, пропустив компанию, дождались, пока дверь снова закроют, и принялись стучать и требовать, чтобы их впустили. Странный ход.

– А куда смотрит полиция? – спросил Пол. Идущие на приступ ресторана пижоны, похоже, чувствовали себя в полной безопасности. А тут еще откуда-то из темноты возникла молоденькая проститутка в очень коротком плаще.

– Полиция? – хмыкнул Алексей. – Нам здесь не особенно нужна полиция.

Такси не было.

– Ну почему никто никуда не едет? – простонала Белинда. Она присела на край тротуара, вытянув вперед не слишком хорошо слушающиеся ее ноги.

На город опустилась летняя северная ночь. Очень высоко в небе горели яркие звезды, указывал кому-то дорогу Млечный Путь. Сергей снова забормотал что-то из Пушкина. Проезжая часть была совершенно пустой. Даже издалека не было слышно шума транспорта. Павел скрылся в темноте, пообещав, что скоро вернется. Алексей Прутков и Анна негромко переругивались.

– Кто-нибудь что-нибудь придумает, папаша, – сказал Алексей, – а сейчас она говорит, что мы должны идти. Увидимся!

– Встретимся на мосту, – сказал Пол.

– На мосту, – повторил Алексей Прутков. Наверное, ему понравилось. – Круто. У тебя есть чему поучиться, папаша. Ты знаешь, где меня найти.

Анна утащила своего спутника. Пол устало сел рядом с Белиндой на край тротуара. Их все покинули. Осталось только ждать. Ну и ладно. Они будут терпеливо ждать. Возможно, чего-нибудь дождутся. Стиляги немного угомонились, устали, наверное. Проститутка продолжала мерить шагами тротуар, поджидая клиента. Белинда сказала:

– Мне так больно, что я сейчас лягу прямо здесь и умру.

– Постойте-ка, – воскликнул Владимир по-французски и щелкнул пальцами. – Ноль три! – и убежал.

– О чем это он? – вяло поинтересовалась Белинда. Хотя, скорее всего, ей было все равно. Она тяжело повисла на плече Пола.

– Если бы здесь была хотя бы полиция… – сказал Пол. В памяти всплыл образ уютной английской каталажки, пожилой, толстый сержант приносит чай в больших кружках, рядом кто-то разговаривает по телефону.

Он с тоской оглянулся вокруг. Встретившись с ним глазами, Федор, Сергей и Борис помахали ему руками, хором сказали «До свидания» и удалились в сторону Невского проспекта. Стиляги тоже постепенно успокоились и разбрелись кто куда. Последние посетители покидали «Метрополь». Один из них, коренастый мужичок невысокого роста, у которого, казалось, совершенно отсутствовала шея, ушел вместе с проституткой. Пол и Белинда остались совершенно одни на пустынной ленинградской улице. Белинда задремала у него на плече, во сне она тихонько постанывала. Пол снова потерял щепку-клинышек, которая держала его протез во рту, но сейчас его это не волновало. Он чувствовал себя совершенно несчастным.

Через несколько минут вернулся чрезвычайно взволнованный Владимир и сказал по-французски:

– Скоро все будет в порядке.

– Такси? – вскинулся Пол. – Неужели вы сумели разыскать здесь такси?

Очевидно, Владимир не зря был так взволнован. Обнаружить транспортное средство среди ночи на совершенно пустых улицах можно было только с помощью колдовства. Если Владимир справился с этой задачей, значит, он, несомненно, был магом. Как раз в этот момент послышался шум подъезжающей машины. Она была уже совсем близко, за углом. Владимир церемонно поклонился и удалился танцующим шагом. «О, спасибо, – закричал ему вслед Пол, – спасибо». Он уже видел чистую постель в гостинице, предвкушал спокойный сон по крайней мере до полудня, который, несомненно, принесет Белинде облегчение. Судя по звуку, машина была уже где-то совсем рядом. «Слава Богу». – Пол мысленно возблагодарил русского Всевышнего за ниспосланную им милость. Но тут машина остановилась, из нее показались три фигуры в белых халатах, две из них несли носилки.

– О нет, только не это, – простонал Пол.

– Что? Куда? – пробормотала Белинда. А затем: – Ох, как мне плохо. – Язык ее плохо слушался. Что же с ней происходит?

– Итак, – произнес знакомый голос, – все получилось именно так, как я и предполагала. – Зловещим призраком из темноты ночи на них надвигалась доктор Лазуркина. – Когда поступил вызов, я была полностью уверена, что речь идет именно о нашем маленьком английском цветочке. – Она наклонилась к Белинде и внимательно посмотрела ей в лицо. Повинуясь ее жесту, два санитара, не церемонясь, ухватили Белинду и опустили на носилки. Она была слишком слаба, чтобы протестовать, только жалобно стонала.

– Я еду с вами, – решительно заявил Пол. – Я должен.

– У нас слишком маленькая машина, – пресекла его порыв доктор Лазуркина. – Кроме того, вы все равно ничем ей не поможете. Отправляйтесь в гостиницу и постарайтесь как следует выспаться. Спите, спите, спите… – Последние слова она повторила несколько раз, словно пыталась загипнотизировать Пола.

– Пол, Пол, – как заведенная, повторяла Белинда, пока ее грузили в крошечную машину «Скорой помощи». Со стороны казалось, что ее заталкивают в узкий сапог. – Пол… – Ее голос постепенно слабел.

– Приходите завтра, – сказала Полу доктор Лазуркина. – А сейчас идите в гостиницу и как следует выспитесь. – На прощанье она крепко, по-мужски пожала ему руку.

– Пол! – раздался слабый крик Белинды, но его заглушил шум мотора. Доктор Лазуркина легко забралась на переднее сиденье, и машина медленно покатила в сторону больницы. Что там будут делать с несчастной больной Белиндой?

Пол остался один. Он чувствовал себя бесконечно усталым, даже встать не мог. А ведь еще предстояло тащиться до «Астории» пешком. Пол сидел на краю тротуара и думал, что отдал бы все свои рубли какому-нибудь крепкому мужику, который дотащил бы его до гостиницу на закорках. Правда, был еще один выход, можно было остаться здесь, переночевать прямо на тротуаре. Но эта мысль Полу не понравилась. В конце концов он собрал в кулак всю свою волю, встал и, покачиваясь, побрел туда, где должна была располагаться «Астория».


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE