READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Ночи в Роданте

Глава 8

Пол помог вымыть посуду и спросил:
– Не хотите прогуляться по пляжу? Кажется, ночь ясная.
– Думаете, там не холодно?
– Скорее всего холодно, да вот в ближайшие два дня другого шанса может не быть.
Адриана посмотрела в окно. Следовало бы остаться и убраться в кухне, но это может подождать.

– Хорошо, – согласилась она. – Только надену куртку.

Она занимала комнату рядом с кухней, которую Джин пристроила лет десять назад. Комната была побольше, чем остальные, а в ванной – огромное джакузи. Джин обожала принимать ванну, считала ее лучшим средством от депрессии и частенько советовала то же Адриане.

«Горячая ванна на десять минут – вот что тебе нужно!» – восклицала она, забывая, что у подруги трое детей, и десять минут в ванной – непозволительная роскошь.

Адриана достала из шкафа куртку и шарф. Поспешно одеваясь, она взглянула на часы. Как быстро летит время! Когда она вернулась на кухню, Пол уже ждал.

– Готовы? – спросил он.

Она подняла воротник куртки.

– Да, но предупреждаю, что не люблю холод. Наверное, в моих жилах течет южная кровь!

– Мы ненадолго, обещаю.

Они вышли на крыльцо, и Адриана погасила свет. Спустившись по пологой дюне, они подобрались к самой воде.

Ночь стояла прекрасная, свежий воздух пах солью и йодом. На горизонте вспыхивали молнии, ярко озаряя тяжелые облака. Посмотрев на горизонт, Адриана перехватила взгляд Пола. Казалось, он не пропускает ничего.

– Вы когда-нибудь видели что-то подобное? Такие молнии?

– Видела, хотя и не зимой. Летом это случается довольно часто.

– Это сталкиваются атмосферные фронты, я это заметил еще за ужином. Думаю, шторм будет сильнее, чем предупреждают по радио.

– Надеюсь, вы ошибаетесь.

– Возможно.

– Вы уверены?

Фланнер пожал плечами:

– Скажем так: если бы я знал, что такое случится, то отложил бы поездку.

– Почему?

– Я не любитель штормов. Помните ураган «Хейзел» в 1954 году?

– Конечно, но я была совсем маленькой. Казалось, все так здорово! Совсем не страшно! Роки-Маунт почти не пострадал, по крайней мере наш район.

– Вам повезло. Мне тогда был двадцать один год, и я учился в Дьюке. Услышав о приближении шторма, я и еще несколько парней из команды решили, что будем настоящими мужчинами, если устроим пикник прямо в Райтсвиль-Бич. Честно говоря, мне ехать не хотелось, но я был капитаном и боялся прослыть размазней.

– Райтсвиль-Бич – место, которое больше всего пострадало?

– Не совсем, но от этого не легче. Когда мы приехали, всех местных жителей уже эвакуировали. Мы были молоды и глупы, никого не желали слушать. Сначала было очень весело! Мы по очереди стояли на ветру, стараясь удержать равновесие. Никто из нас не понимал, из-за чего власти и полиция подняли столько шума. Через несколько часов ветер стал слишком сильным для забав и полил дождь. Было решено вернуться в Дарем, да не тут-то было! Мосты закрыли, как только скорость ветра превысила сто пятьдесят миль в час. Мы застряли на острове, а ветер все крепчал. К двум часам ночи то, что творилось вокруг, очень напоминало конец света. Деревья вырывало с корнем, с домов сносило крыши, а вокруг летали предметы, которые запросто могли нас убить. Шум стоял ужасный! Дождь так и колотил машину, и тут заштормило. Начался прилив, да еще в полнолуние. Таких волн я не видел никогда в жизни! К счастью, машина была далеко от воды, но на наших глазах четыре дома просто смыло. А потом, когда мы решили, что худшее позади, стали лопаться линии электропередачи. Трансформаторы взрывались один за другим, а один провод упал совсем рядом с машиной. Ветер трепал его до самого утра. Искры так и летели, и казалось, еще немного – и они опалят машину. Мы молчали, и, думаю, каждый прочитал все известные молитвы. Наверное, это самый глупый поступок в моей жизни.

Адриана ловила каждое его слово.

– Хорошо, что все закончилось благополучно.

– Да уж.

Волны так яростно хлестали пляж, что иена стала походить на мыльную.

– Я еще никому об этом не рассказывал, – проговорил Пол.

– Почему?

– Потому что это... совсем не в моем духе. Ни до, ни после того случая я не совершал отчаянных поступков. Иногда мне кажется, это случилось с кем-то другим. Если бы вы меня знали, то поняли бы, что я имею в виду. Я из тех тихих мальчиков, которые не ходят по клубам в пятницу вечером, потому что боятся отстать в учебе.

– Не верится, – рассмеялась Адриана.

– Правда, так и было.

Они шли по плотному влажному песку, и Адриана посмотрела на стоящие за дюной дома. Ни в одном не горел свет, Роданте превратился в город-призрак.

– Можно я кое-что вам скажу? – робко спросила она. – Только, пожалуйста, не обижайтесь.

– Постараюсь.

Они шли дальше, а Адриана никак не могла собраться с мыслями.

– Просто то, что вы о себе рассказываете, совсем на вас не похоже. Вы сказали, что много работали, но такие люди обычно не продают практику и не уезжают в Эквадор. Вы говорите, что не совершали опрометчивых поступков, а выходит, в юности такое все же случалось. Одно с другим как-то не вяжется.

Пол колебался: с одной стороны, он не обязан давать объяснений ни ей, ни кому-нибудь другому. Но почему-то в тот холодный январский вечер ему вдруг захотелось, чтобы Адриана поняла, каков он на самом деле.

– Вы правы, – вздохнул он. – Я говорю о двух разных людях. Когда-то на свете жил примерный и честолюбивый парень Пол Фланнер, который стал доктором. Он только и думал, что об учебе. Со временем он превратился в мужа и отца с большим домом в Роли. Их обоих больше нет, и я пытаюсь понять, что же за человек Пол Фланнер на самом деле. Честно говоря, я не уверен, что когда-нибудь найду ответ на этот вопрос.

– Думаю, время от времени нечто подобное испытывает каждый. Но далеко не всякий решится на поездку в Эквадор.

– Думаете, я еду в Эквадор, чтобы найти себя?

Адриана ответила не сразу.

– Нет, – наконец сказала она, – мне кажется, вы туда едете, чтобы получше узнать сына.

Она увидела, как на лице Фланнера отразилось удивление.

– Догадаться было совсем несложно. Вам почти нечего о нем сказать, – пояснила она. – Мне кажется, вы правильно делаете, что едете.

– Вы единственная, кто так сказал, – улыбнулся он. – Даже Марк был не очень доволен.

– Это пройдет.

– Думаете?

– Надеюсь. Я всегда так себя утешаю, когда возникают проблемы с детьми.

Пол усмехнулся и посмотрел назад.

– Хотите вернуться?

– Я надеялась, что вы спросите. У меня замерзли уши.

Они пошли к гостинице по своим следам. Луны не было видно, однако, спрятавшись за облаками, она окрашивала их в серебристый цвет. Вдалеке слышались раскаты грома.

– Каким был ваш бывший муж?

– Джек? – переспросила Адриана. Отвечать не хотелось, но она пожала плечами. Что изменится от этого? – В отличие от вас, – наконец сказала она, – Джек считает, что уже давно себя нашел. Мы развелись, потому, что он мне изменял.

– Мне очень жаль!

– Мне тоже. Или по крайней мере было жаль. Я смирилась и стараюсь об этом не думать.

Пол вспомнил ее слезы.

– И как, помогает?

– Нет, но я стараюсь. Что мне остается?

– Можно поехать в Эквадор.

Она подняла усталые глаза на Фланнера:

– Да, отличное решение! Приду домой и скажу: «Дети, простите, придется справляться самим. Я уезжаю!» – Адриана покачала головой. – Нет, мое место рядом с ними. По крайней мере пока они в колледже. Покой и стабильность им сейчас просто необходимы.

– Вы чудесная мать.

– Надеюсь, хотя дети так не считают.

– Они поймут, когда сами станут родителями.

– Жду не дождусь! Представляю, на что это будет похоже: «Хочешь чипсов до обеда? Нет, комнату можно не убирать! Конечно, если есть желание, гуляй всю ночь!»

Пол снова улыбнулся, Ему нравились и разговор, и собеседница. В серебристом сиянии штормового неба она казалась просто красавицей. Как муж мог ее бросить?

Они молча шли к дому, каждый думая о своем. Разговаривать не хотелось.

Адриана наслаждалась покоем. Как хорошо! Многие думают, что тишина – это пустота, которую нужно заполнить, даже если говорить не о чем. Сколько таких людей она встречала на бесконечных приемах, которые Джек просто обожал! Адриана чувствовала себя счастливой, если ей удавалось незаметно выскользнуть из комнаты и пару минут постоять на веранде. Обычно там уже стоял кто-то незнакомый, и они коротко, по-заговорщически друг другу кивали. «Решено – ни вопросов, ни сплетен».

Здесь, на берегу, она испытала нечто подобное. Студеный ночной воздух бодрил, ветер ворошил волосы и обжигал кожу. По песку ползли тени, то принимая узнаваемые очертания, то исчезая из виду. Океан казался антрацитовым. Женщина чувствовала, что Пол тоже растворился в созерцании окружающего мира и понимает, как в такой момент слова могут все испортить.

Тишина окутывала мягкой шалью, и с каждым мгновением Адриана чувствовала, насколько сильно ее тянет к этому незнакомому мужчине. Хотя, что странного? Они одиноки, как пилигримы, бредущие по берегу океана у небольшого городка под названием Роданте.

* * *

Вернувшись в гостиницу, они прошли на кухню и сняли куртки. Адриана повесила свою на вешалку, вложив шарф в рукав; Пол последовал ее примеру.

Она старалась согреть ладони теплом дыхания и заметила, что гость посмотрел на часы, а затем растерянно оглядел кухню, словно пытаясь сообразить, какое сейчас время суток.

– Хотите чего-нибудь горячего? – быстро предложила Адриана. – Могу сварить кофе без кофеина.

– А чай есть?

– Кажется, да. Сейчас посмотрю. Адриана раскрыла буфет и стала искать чай, радуясь, что проведет с Фланнером еще немного времени. Пачка «Эрл Грея» нашлась на средней полке, и она показала ее Полу, а тот одобрительно кивнул.

Адриана взяла чайник и налила в него воды, всем своим существом чувствуя присутствие нового знакомого. Чайник закипел, она разлила чай по чашкам и вместе с Полом прошла в гостиную.

Они снова сели в кресла-качалки, заметив, что после захода солнца комната изменилась. В полумраке стало спокойнее и уютнее.

Чаепитие растянулось на целый час, они разговаривали, словно старые друзья. Неожиданно Адриана рассказала о болезни отца и своих страхах.

Как доктор, Пол много раз слышал подобные истории. Однако до сегодняшнего дня они были именно «историями» в полном смысле этого слова. Его родители умерли, отец и мать Марты в добром здравии живут во Флориде. В голосе Адрианы было столько боли, и Фланнер порадовался, что никогда не окажется перед подобным выбором.

– Могу я чем-то помочь? – спросил он. – У меня много знакомых, которые могли бы посмотреть кардиограмму вашего отца и назначить курс лечения.

– Большое спасибо, но я уже показывала его специалистам. Последний приступ почти полностью парализовал отца. Даже если ему станет лучше, он вряд ли обойдется без постоянной медицинской помощи.

– Что думаете делать?

– Пока не знаю. Надеюсь, Джек поможет. Они с папой отлично ладили. Если нет, то придется искать работу на полный день, чтобы иметь возможность заплатить самой.

– А как насчет льгот?

Едва задав вопрос, Пол уже знал, каким будет ответ.

– Возможно, он имеет на них право, и тем не менее попасть в хороший дом престарелых сложно – очереди огромные, к тому же почти все государственные учреждения далеко, и я не смогу часто его навещать. А разве я отдам его в плохое место?

Она замолчала, думая о прошлом и настоящем одновременно.

– Когда он вышел на пенсию, – снова заговорила Адриана, – на заводе устроили небольшую вечеринку в его честь. Помню, я спросила, не будет ли он скучать по работе. Отец ведь пришел на завод в пятнадцать лет и за все годы брал больничный лишь дважды. Если сложить все его рабочие часы, получится пятнадцать лет, я посчитала. Но отец завил, что скучать не будет. Он радовался пенсии и строил планы на будущее.

Лицо ее смягчилось.

– Отец собирался делать то, что хочется, а не то, что нужно. Проводить побольше времени со мной, внуками, со своими книгами. Он заслужил несколько лет покоя, а теперь вот... – Она нерешительно отвела глаза. – Вам бы он понравился даже сейчас.

– Уверен, что да. А я бы ему понравился?

– Папе нравятся все, – улыбнулась Адриана. – До болезни он обожал слушать, как люди рассказывают о себе. Отец был так терпелив, что ему частенько изливали душу. Даже незнакомцы! Они могли рассказать о самом сокровенном, потому что чувствовали: папе можно доверять. – Адриана перевела дыхание. – Хотите знать, что мне запомнилось больше всего?

Пол кивнул.

– Папа знал, как меня поддержать, даже когда я была совсем маленькой. Что бы ни случилось, я знала – перед сном папа меня обнимет и скажет: «Я тобой горжусь».

На секунду воцарилась тишина.

– Не знаю почему, но от этих слов мне всегда становилось легче. Я слышала их миллион раз, и каждый раз они наполняли меня уверенностью, что отец всегда будет меня любить. Став постарше, я частенько над ним посмеивалась, да только он продолжал повторять эти слова, а я, как в детстве, чувствовала его поддержку.

– Кажется, он чудесный человек, – улыбнулся Пол.

– Да, чудесный, – повторила Адриана и выпрямилась в раскачивающемся кресле. – Поэтому я сделаю все, чтобы он мог остаться в этом доме престарелых. Для него это лучшее место на земле. Отличные условия, недалеко от нас, и к нему там относятся как к человеку, а не как к больному. Отец заслужил достойную старость. И это самое меньшее, что я могу для него сделать.

– Ему повезло, что у него такая дочь.

– Это мне повезло. – Адриана задумчиво смотрела куда-то вдаль. Затем она покачала головой, будто возвращаясь к реальности. – Кажется, я немного увлеклась. Простите, если была назойлива.

– Не стоит извиняться. Я рад, что вы выговорились.

Она немного подалась вперед и улыбнулась.

– Чего вам больше всего недостает теперь, после развода?

– Хотите сменить тему?

– Теперь ваша очередь рассказывать.

– Именно об этом?

– Можно просто о себе, – пожала плечами Адриана. – Я раскрыла душу, а вы?

Пол вздохнул и посмотрел на потолок.

– Так, чего же мне недостает... – Он сжал ладони. – Наверное, уверенности, что дома меня кто-то ждет. Обычно я возвращался поздно, когда Марта уже спала. Но то, что она меня ждет, казалось таким естественным, будто так будет всегда. А чего не хватает вам?

– Того же, что и всем: разговоров по душам, совместных завтраков, поцелуев по утрам. И особенно не хватает отца для моих детей. Сейчас отец им нужен гораздо больше, чем мне муж. Даже такой отец, как Джек. Если малышам скорее нужна мама, то подросткам – отец. Особенно девочкам. Не хочу, чтобы моя дочь росла, думая, что все мужчины – безответственные негодяи, которые уходят из семьи. Хотя что я могу ей сказать, когда перед глазами такой пример?

– Не знаю.

Адриана покачала головой:

– Мужчины об этом думают?

– Далеко не все, только лучшие из нас.

– Сколько лет вы были женаты?

– Тридцать. А вы?

– Восемнадцать.

– Если честно, вам казалось, что все может наладиться?

– После того, что случилось? Нет!

– Да уж, вы правы.

Из коридора послышался бой часов. Пол потер затекшие плечи.

– Пожалуй, мне пора укладываться. Завтра рано вставать.

– Понимаю, – отозвалась Адриана. – Я тоже об этом подумала.

Однако с места никто не поднялся. Еще несколько минут Пол и Адриана сидели, наслаждаясь тишиной. Время от времени он посматривал на свою собеседницу, но встретиться с ней взглядом не решался.

Вздохнув, Адриана встала и показала на чашку Фланнера:

– Могу отнести ее на кухню, я все равно туда иду.

Пол передал ей чашку.

– Я отлично провел время, – улыбнулся он.

– Я тоже.

Через секунду Адриана увидела, как он поднимается по лестнице, и стала закрывать двери.

Позднее в своей комнате она быстро разделась и, разыскивая пижаму, открыла чемодан. Обнаженная, она пристально посмотрела на отражение в зеркале. Совсем неплохо, хотя, если честно, выглядит она не моложе своих лет. Как мил был Пол, сказав, что пластика ей ни к чему.

Давно же ей не делали комплиментов!

Наконец она надела пижаму и скользнула в кровать. На тумбочке у изголовья Джин оставила стопку журналов, и, полистав их несколько минут, Адриана выключила свет. В темноте она продолжала думать о сегодняшнем вечере, снова и снова вспоминая прошедший разговор. Вот она говорит что-то смешное, и Пол улыбается... Целый час она не могла уснуть, ворочалась и злилась на себя, не подозревая, что этажом выше не может сомкнуть глаз Пол Фланнер.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE