A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Кадиллак-Бич — Глава 38 скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Кадиллак-Бич

Глава 38

Черный лимузин припаркован на углу Коллинз и Двадцатой улицы. Серж, сунув папку под мышку, ведет свиту по тротуару к двери на углу. «Да будут «Шоугерлз». Достает из папки старое фото и, как учитель, демонстрирует его.

— Навес и неоновая вывеска клуба не сохранились, но вы не сможете не узнать архитектуру.
Они вошли внутрь. Мик и Ленни бросились бежать вдоль подиума и заняли самые удобные места. Серж пытался рассмотреть в темноте зала кабинеты. Морта нет. Теперь придется ждать. Серж ненавидел ожидание. Он пошел искать администратора. Показал ему фотографии из своей папки.
— Да, я слышал пару историй, — сказал коренастый человек лет тридцати пяти с бритой головой и в серьгах. — Когда я пришел сюда работать, я нашел на двери гримерки наверху табличку «Мэй Уэст»*. Я взял ее на память, думал, когда-нибудь она будет стоить кучу денег.
— Марта Рей**. -Как?
— Не Мэй Уэст, Марта Рей.
— Все старые звезды похожи.
— Все же небольшая разница есть.
Серж продолжал расспрашивать администратора, все сильнее и сильнее давил на него, пытаясь получить нужную информацию.
— Подумайте! Все, что можете вспомнить! Мельчайшая деталь, которая вам покажется несущественной, может оказаться решающей!
— Послушайте, приятель, мне не нужно неприятностей. Сходите и полюбуйтесь лучше на наших девочек.
Серж вернулся к подиуму и принялся доставать стриптизерш.
— Может быть, вы что-нибудь помните? Это очень важно!
— Я тут недавно. Хочешь танец на коленях?
— А твои подружки?
— Ты что, полицейский?
В помещении стало немного светлее. Серж посмотрел в сторону входной двери, через которую и проникло немного солнечного света. Вошел сгорбленный старик с тростью. Серж бросился к нему.

* Мэй Уэст (Мае Jane West; 1893—1980) —американская актриса, сценарист и секс-символ.
** Марта Рей (Martha Raye; 1916—1994) — американская комическая актриса кино и телевидения.

— Морт?
— Малыш Серж?
Они сели друг напротив друга в кабинете. Морт начал первым.
— Чи-Чи позвонил и сказал, что ты хочешь встретиться. Но предупредил, что встреча не может состояться в доме для престарелых. Что происходит?
— Много, много чего. Но я выберу лишь одно. Я «ы-таюсь разобраться в смерти деда и не верю в несчастный случай.
Морт придвинулся ближе и понизил голос:
— Не надо бы тревожить прошлое. Я знаю, тебе нелегко, но поверь старику.
— Я лишь пытался разыскать членов старой банды, — возразил Серж. — Но кто-то не хочет, чтобы я встречался с ними. В Лунного Пса и Томми стреляли.
— Что?
— Они в порядке. Оба в больнице. Я решил вытащить тебя из дома ради твоей собственной безопасности.
— Все настолько серьезно?
— Боюсь, да. Ты что-нибудь знаешь о дневнике моего деда?
— Книжка, в которую он все время что-то записывал? О, конечно. Я даже знаю, где она сейчас.
— Ты знаешь? — оторопел Серж.
— Разумеется! Она...
— Молчи! — Серж прикрыл Морта своим телом и зажмурился.
— Что ты делаешь?
Выстрела не последовало. Серж расслабился и сел.
— Тебе нужно поговорить с Луизианой, — сказал Морт. — Уверен, она будет рада увидеть тебя через столько лет.
Серж онемел.
— Лу все еще здесь? Она еще жива?
— Конечно, жива. Даже больше, чем когда-либо.
— Я имею в виду стиль ее жизни и все такое...
— Вот ее адрес, на обороте банковской квитанции. Серж проводил Морта до двери и начал собирать свою компанию. Он подошел к подиуму.
— Мы уезжаем!
Мик и Ленни взяли в руки долларовые бумажки, которые держали в зубах.

Часом позже. Заброшенный район Майами к югу от реки. Заколоченные фанерой окна. Ветер повсюду носит облака мусора. Пустой вагон метро, разоренный и разбитый. Территория после взрыва нейтронной бомбы.
Они ехали долго, пока снова не стали замечать признаки жизни. Винный магазин и рядом кучка мужчин, посасывающих из бумажных пакетов. Пуленепробиваемое окно ломбарда, предлагающего краткосрочные ссуды в залог автомобиля. Серж заметил полузаселенный многоквартирный дом. Он затормозил у киоска, специализирующегося на газетах из других городов и на разноязычных порнографических журналах.
Вместе с Чи-Чи они поднялись на террасу, направились к одной из квартир. Серж постучал в дверь. Тишина. Он приложил ухо к щели.
— Что-нибудь слышишь? — спросил Чи-Чи.
Серж отрицательно покачал головой. Он достал из кармана банковскую квитанцию Морта и проверил цифры, нацарапанные на ней.
Серж подергал дверную ручку. Осмотрелся по сторонам и попробовал нажать плечом. Дверь распахнулась. Серж пробежался пальцами по расщепленной дверной раме на месте замка.
— Кто-то здесь уже побывал.
Чи-Чи зашел вслед за ним, перешагивая через вывернутые ящики комода.
— Посмотри, что тут творится!
Серж рассматривал рассыпанные по полу старые дешевые украшения.
— Да, здесь жила Лу.
Они зашли в спальню. Серж открыл шкаф. Пусто.
— Плохо дело, — проворчал Чи-Чи.
— Пропала вся ее одежда, — сказал Серж.
— И сумочек я не вижу, — добавил Чи-Чи. — Может быть, она уехала?
Они вышли из дома и направились к лимузину.
— Похоже, Лу очень торопилась, — высказал свое мнение Чи-Чи.
— Или ее заставили торопиться, — добавил Серж, останавливаясь у газетного киоска и разглядывая «Уолл-стрит джорнал».
— Такое происходит, если начинаешь бередить прошлое.
— О господи! — воскликнул Серж.
— Что случилось?
— Я на коне! — воскликнул Серж, размахивая газетой над головой. — Наконец опубликовали мое письмо.
— Письмо?
Серж подал Чи-Чи газету, потом схватил всю пачку «Уолл-стрит джорнал» и направился к кассе.
— Я пошлю по номеру всем, кого знаю! Чи-Чи стал читать на ходу.
— Серж, в примечании редактора написано, что письмо опубликовано по согласованию с правоохранительными органами, которые пытаются отыскать автора в связи с серией нераскрытых убийств в Южной Флориде. Каждый, располагающий какой-либо информацией, должен позвонить в ФБР.
С неотразимой улыбкой Серж хлопнул пачкой газет по прилавку.
— Опубликовано — значит опубликовано!
Чи-Чи покончил с заявлением редакции о том, что она не несет ответственности, и т.д., и т.п., и приступил к письму.

Кому: Ответственному редактору «Уолл-стрит джорнал». Уолл-стрит, США
От: Сержа А. Стормса Тема: Грядущая революция
Я видел, куда вас занесло некоторое время назад с Манифестом Унабомбера*, и не мог не удивляться: действительно ли ваша газета пала настолько низко ?Увас в самом деле так туго сегодня с хорошим, доходчивым материалом? Я прочел весь очерк от начала до конца. Какая чушь! Я понимаю, куда клонил автор, но в итоге все превратилось в словесный салат. Кто-нибудь вообще редактировал эту писанину?
О’кей, у меня нет права критиковать, пока я не предложу какого-то решения. Ладно, можете начать с публикации моей статьи «Звонок будильника для жирных котов».
Как все изменилось. И на удивление быстро. Казалось, еще вчера только небо могло служить ограничителем высоты котировок моего портфеля ценных бумаг компаний высоких технологий и грилей Джорджа Формана**. Теперь, всего несколько лет спустя, федеральная программа развития производства отечественного сыра снова в ходу, а американская семья начала в ванной собирать обмылки и лепить из них новые куски мыла.

* Унабомбер, доктор Теодор Качинский (Unabomber, Theodore John Kaczynski; род. в 1942-м), террорист, в течение почти восемнадцати лет рассылавший взрывающиеся посылки в качестве протеста против технологического прогресса. В 1995 году он потребовал опубликовать свой труд «Индустриальное общество и его будущее» (известный как «Манифест Унабомбера». В ответ он обещал прекратить свою террористическую кампанию. Манифест был опубликован.
** Гриль Джорджа Формана — домашний гриль, который рекламировал легендарный боксер Джордж Форман (George Foreman).

Мы живем в бурное время. Помните, совсем недавно корпоративные боссы говорили нам: «О, да вам больше не нужна пенсия. Мы вам дадим прекрасный 401 (к)*. Вы станете намного богаче. Верьте нам».
На чем же будет основано это богатство?
«На нашей прибыли».
Кто определяет ее?
«Наши бухгалтеры... Желаем приятной пенсии».
И вот мы сидим за кухонными столами, глядя на ежемесячные пенсионные ведомости, как люди на палубе, видящие айсберг и слышащие объявление по громкой связи, что не всем хватит места в шлюпках.
А помните, как весело все начиналось? Помните, как было здорово поместить свой портфель в Интернет, оснастить его прелестной маленькой программкой, ежедневно проверять его, быть может, даже открыть счет на «Америтрейд» * и стать похожим па тех довольных людей в рекламных роликах? Да, вот мы и приехали.
А потом — штормовые облака. Все — вон из бассейна!
Разоблачения сыпались, как серия ударов по корпусу. Фальсификация отчетности, преступная халатность, «Энрон» тасует энергетические контракты, как трехрукий банкомет в блэкджек, а занавес уже открывается, выставляя напоказ две одноразовые чашки с ниточкой между ними...
Давайте-ка выбираться из тумана. Вот что произошло: Уолл-стрит устраивает день открытых дверей для среднего класса: «Заходи! Ты теперь один из нас. Ты тоже в состоянии платить. Возможность есть у каждого! Разве не здорово?»
И тогда вы захапали все наши деньги!
Я включаю телевизор. На всех каналах твердят о миллиардах долларов инвестиций, которые исчезли... Секундочку. «Исчезли»? Что за чертовщину они несут? Никакие деньги не «исчезли». Они просто пошли в ваши карманы.

* 401 (к) — один из американских пенсионных планов, названный по номеру статьи Внутреннего кодекса доходов от 1978 года и подразумевающий регулярные отчисления из зарплаты.
** Америтрейд (Ameritrade) — третья крупнейшая брокерская контора «онлайн» в Америке.

И вот у меня появилось несколько мыслей, которыми я хотел бы поделиться.
Во-первых — Уолл-стрит. Если бы я был тобой, я бы начал носить с собой оружие.
Твои годовые отчеты —литературное произведение похуже сценария «Где моя тачка, чувак?». А вы продолжаете раздувать инфляцию и раздевать тех самых людей, многолетние сбережения которых вы уже бессовестно присвоили. Как думаете, долго вы еще сможете так поступать с людьми? Последствия неизбежны. Может быть, не сегодня. И не завтра. Но когда-нибудь наступит день расплаты. Спросите Романовых. У них тоже все шло гладко, пока в дверь не постучали.
Во-вторых — Конгресс. Мы ждем твоих действий.
Среди всего этого бедлама телевидение показывает конгрессменов, шагающих по паркету Капитолия, тявкающих «В Бога мы верим» или стоящих в позе «клятвы верности» и нападающих на продюсеров «Улицы Сезам» за введение в программу ВИЧ-инфицированного Маппета. Потом вы принимаете несколько медоточивых и никому не нужных реформ и тут же кучкуетесь в ограничительных метках видоискателя придворного фотографа, как студенты, ставящие рекорд по набиванию телефонной будки.
Новости: Мы здесь, в сердце нашей родины, определенно больше беспокоимся о вопросах Бога и страны, потому что у нас есть система моральной навигации, благодаря которой вы, парни, выглядите как эскадрилья безмозглых птиц, падающих мордой в сугроб, а задницей в костер. Но в отличие от вас нам нужно зарабатывать на жизнь, мы не можем просто так забыть о своих трудовых обязательствах и весь день маршировать по офису, разглагольствуя о том, что менее благочестивые обижают нас. Боже, да вы прямо как школьники, страдающие аутизмом, которые все время встают из-за парт и бредут к окнам, чтобы посмотреть, не установили ли во дворе новую детскую площадку для игр. Так что сядьте лицом вперед, и внимание!
Итак, резюмируя, каков же ответ?
Реформаторские законы оказались настолько беззубыми, как будто это я сказал, что принял несколько законов, а президент и вице-президент понимают об инсайдерных операциях с ценными бумагами меньше, чем
Марта Стюарт*.
И все же правящие силы утверждают, что делают все, на что способны. Однако они охотно забывают маленькую комедию положений из девяностых годов, которая показала всем нам, что на самом деле может сделать правительство, когда отправляется в Палату Старра**. Того самого, с двумя «р» на конце.
Разве разумно преследовать негодяев с Уолл-стрит менее решительно, чем Кен Старр, когда он разнюхивал сексуальную жизнь Клинтона? И помните, действующий президент, по сути, попал за это под импичмент — невообразимо отталкивающая история, но в конце концов не разорительная для налогоплательщиков, если не считать сорока миллионов долларов, которые независимый орган законной власти истратил на таскание граждан по номерам мотелей и на рассматривание спермы в увеличительное стекло. Однако куда же делось наше правительство сегодня ?Где же прячется этот маленький сердитый прокурор, когда он так нужен?
Послушайте, верните независимую палату. И когда мы наконец пригвоздим вас, мошенники от финансового рынка, вы попадете в настоящую тюрягу, а не в кутузку санаторного типа для богатеньких. А через несколько лет, когда первые из вас начнут выходить из ворот с новым выражением глаз, остаток вашего стада очень быстро поймет что к чему.
Счастливо...

* Марта Стюарт (Martha Stewart; род. в 1941-м) — ведущая телепрограмм и автор журнальных статей о кулинарии, садоводстве, этикете, искусстве и ремеслах, авторитет в стиле жизни и ведения хозяйства.
** Кен Старр (Kenneth Winston Starr; род. в 1946-м) — американский юрист, назначенный членом Палаты независимого совета для расследования операции президента Билла Клинтона с недвижимостью. Позже он подал в Конгресс доклад, ставший основой для скандала, связанного с Моникой Левински.

Резкий стук шагов в светлом белом холле. Элегантные черные туфли.
Агенты Миллер и Биксби пробились сквозь череду распахивающихся дверей и с трудом повернули налево в следующий коридор. Сумасшедшие стояли вдоль стен, раздетые, кричащие, плачущие, ищущие у себя в голове передатчики-имплантаты. Костлявый мужчина с седыми висками, лежащий на растяжке, осмотрел проходящего мимо Миллера с ног до головы.
— Чтоб твоя мать сосала в аду! — И тут же облевал всего себя гейзером цвета зеленого горошка.
Миллер сунул руку в карман пиджака и протянул что-то человеку.
— Ментоловая жвачка?
— О, благодарю.
Агенты дошли до следующего крыла. Врач проверил документы и открыл дверь.
Махони ходил по своей клетке взад-вперед. Он был в фетровой шляпе и твидовом пиджаке, однако твид в этот раз — другой. На галстуке — кегли для боулинга. На столе лежал номер «Уолл-стрит джорнал», развернутый на статье Сержа.
— Мне бы кусок железа, чтоб замочить легавого, который уронил монетку...
Агенты придвинули стулья к плексигласовой перегородке. Миллер достал из конверта толстую пачку черно-белых глянцевых снимков и просунул их в щель.
Махони взял фотографии и начал просматривать. Здания в Южной Флориде. Мотели, рестораны, бары, автобусные остановки.
— Ничего в голову не приходит? — спросил Миллер.
— Пальто из Чикаго, закаты в Гарлеме, большая кружка пунша, шлюха на коленях у босса, желтая канарейка...
— Я о фотографиях.
— Вы хотите, чтобы я выбрал те, которые подходят Сержу?
— Это рекламные снимки туров с его веб-сайта. Но их сотни. У нас не хватит времени.
— И вы хотите знать, где организовать мобильное наблюдение?
— Именно.
Махони отобрал несколько фотографий и бросил их на стол.
— Все очень просто, — сказал он и сунул всю пачку в прорезь. — Вам нужен лед.
— О чем ты говоришь? — спросил Миллер. Махони только улыбнулся. Миллер встал.
— Нам пора. Махони кивнул.
— Ветер, копыто, пыль, увядание, бриз, скольжение, носок и пятка, держись тротуара, оставь кожу, ведя башмачную машину...
На основе фотографий, отобранных Махони, агенты Миллер и Биксби организовали мобильное наблюдение на Коллинз-авеню — между двадцатыми и сороковыми домами. Они проехали «Райскую скалу», направляясь на север...
— Хорошо бы оповестить местную полицию, — сказал Биксби, заполняя барабан служебного револьвера.
— И предоставить газетам шанс покончить с моей карьерой?
Машина обогнула скопление пешеходов и мопедов на перекрестке.
— Не верю! — воскликнул Биксби, резко повернувшись, чтобы проводить взглядом нечто на противоположной стороне улицы. — Там лимузин!
Миллер резко и бесшумно развернулся и уперся в багажники двух автомобилей, остановившихся на красный свет.
Загорелся зеленый. Черный лимузин продолжал двигаться на юг, за рулем сидел Чи-Чи с неизменной зубочисткой. Серж разместился сзади со своим блокнотом и проверял номера зданий. Мик разговаривал по телефону с букмекером и наблюдал по телевизору, как норвежцы метают бревна. Ленни достал из бумажного пакета чизбургер. Сити и Кантри заплетали бисер друг другу в волосы. Взгляды Расти и Дуга устремились вдаль на миллион миль.
На экране маленького телевизора судьи приложили рулетку к торцу бревна.
— Свен только что обошел Олафа, — сказал Мик, передавая Ленни выпивку. — У тебя десять секунд.
Ленни мгновенно вернул стакан назад и повернулся к Сержу.
— Куда мы теперь едем?
— Пока не решил. Нужно разыскать Лу. Мик передал Ленни еще стакан.
— Снова?
— Свен опять в зоне.
Ленни осушил стакан и повернулся к окну, рассматривая движение на тротуаре, пляжных полураздетых девиц, бодибилдеров на роликовых досках, пенсионеров в инвалидных колясках.
— Теперь я понял, куда во Флориде сплавляют престарелых граждан. Мы только что были в кубинском доме, Морт живет в еврейском. И пока едем, я видел, наверное, еще штук двадцать.
— У Флориды этого добра на любой цвет и запах, — сказал Серж. — Живые памятники истории штата: община экс-агентов ЦРУ на пенсии недалеко от Форт-Майерса, стареющие промышленники в Палм-Бич, люди с телевидения и из кино на пастбище в Форт-Лодердейле, циркачи-лилипуты в лагере из надувных конструкций с алюминиевым каркасом к югу от Тампы и даже приют для пожилых шимпанзе-астронавтов на Мысе.
— Ты дурачишь меня.
— Кто бы мог подумать, что они так долго проживут? Но бросить стариков на произвол судьбы нельзя. Они — национальное достояние. То же относится и к выздоравливающей колонии «Дельфинов Майами» состава 1972 года.
— Они еще молоды.
— Тридцать три года прошло с того победного сезона. Некоторые попали сюда. Ведут себя тихо, живут замкнуто со своими коллекциями марок и призовыми регалиями. Но каждые несколько лет, когда «Дельфины» встречаются в середине сезона с какой-нибудь командой из Национальной футбольной лиги и не проигрывают, угрожая побить рекорд, они выкатываются на своих креслах-каталках в поисках удачи на тротуары Майами.
— Эй, я знаю хороший еврейский анекдот, — сказал Ленни.
— Я тоже раньше любил еврейские анекдоты. Пока не попал в историю.
— Что ты хочешь сказать?
— Как ты думаешь, откуда евреи попали в Майами?
— Сдаюсь! Куба? Серж кивнул.
— Нет, правда, — не отставал Ленни.
— Многие на самом деле приехали с Кубы.
— Да я пошутил, — сказал Ленни. — Просто вспомнил про кубинцев в Майами.
— Когда в Европе дела шли хуже некуда, евреи разлетелись кто куда, — объяснил Серж. — Многие перебрались в Штаты, но другие не сумели сразу выправить документы, у некоторых на это ушли годы. С пароходов их высаживали на Кубе, чтобы ждали.
— Теперь мне стало неловко.
— С другой стороны, я ценю хорошую шутку. Если это «смех с тобой, а не над тобой», тогда можешь продолжать.
Автомобиль с агентами проехал на желтый свет, держась довольно близко. Наследующем перекрестке машина, ехавшая между ними, повернула направо, и агенты оказались как раз за лимузином, что позволило Биксби отлично рассмотреть внутренности салона в бинокль.
— Что там происходит? — спросил Миллер. Биксби настроил фокус.
— Похоже, обсуждают что-то важное.
— Вероятно, стратегическое совещание о жизни и смерти, — съязвил Миллер. — Решающий момент, приближающаяся опасность дистиллирует мысли до стерильной чистоты, коммуникация сужается до основных элементов выживания. Я бы все отдал, чтобы услышать, о чем они говорят.
— Раввин на мотоцикле... — говорил Ленни.
— Ортодоксальный? — Что?
— Раввин ортодоксальный? Так забавней. Мне нужно выстроить в голове картинку. От чудных хасидских кудряшек у меня живот сводит от смеха.
— Не знаю.
— Есть две вещи, которые никогда не бывают лишними в комедии: гипсовые лубки для шейных позвонков и ортодоксальные раввины. Допустим, у тебя фильм с дохлым эпизодом, который нужно оживить шуткой. Отправьте парня с лубком на шее. Он бесценен: идет по улице осторожно и очень медленно, у него перелом позвоночника, от полного паралича отделяют миллиметры, и тут появляются рабочие-строители, несущие несколько длиннющих стремянок... От смеха я вытираю слезы. То же самое с ортодоксальными раввинами. Все, на что они способны, это выглядеть очень серьезно и молиться. Поставьте их на батут — и все кончено!
— Никогда бы не подумал, — признался Ленни. Мик подал ему еще один стаканчик.
— Так где твой анекдот?
— О’кей, раввин, то есть... Подождите, я... Кажется, меня заклинило.
— Доложите позже, когда восстановите связь.
— О’кей.
Серж захлопал в ладоши перед Расти и Дутом.
— Возвращаемся к жизни! — воскликнул он и сунул серебристый диск в проигрыватель DVD.
— Сейчас будем проезжать, — предупредил Серж. — Когда-нибудь видели «Яростного быка»?
Никакой реакции.
— Хорошо. Помните ночной клуб, который держал Джейк Ламотта в Майами? Приближаемся. Я недавно выяснил адрес в недрах библиотеки. Уверен, там сейчас другой клуб, но надеюсь, они сохранили исторический интерьер нетронутым.
Взгляд Сержа не отрывался от окна, пока лимузин подъезжал к Двадцать первой улице.
— Вот это место... — спохватился он. — О Господи! Останови машину! Останови машину!
Чи-Чи притормозил у тротуара.
«Краун-виктори» с агентами остановился на полквартала позади.
Чик Ренфро вернулся в штаб-квартиру ЦРУ.
— Что-нибудь нашли? — спросил агент Шеффер.
— Ничего нового, — сказал Ренфро и повесил пальто. — Похоже, в ФБР что-то знают, но не много. Уэбб пытался блефовать.
— Я думал, вы не сдержитесь.
— Шутишь? Это ведь отличная новость. После долгих лет мы снова возвращаемся в Гавану.
— Но если за операцией стоит не ФБР, тогда кто же? Петерсон?
— Сомневаюсь, — сказал Ренфро, расслабляя узел галстука. — Не чувствуется направляющей руки. Думаю, все складывается само собой.
— Я не понимаю вас.
— Представь себе Майами. На поверхности — прекрасный город: современный, изощренный, задающий быстрый темп. Но внутри — никакого контроля. Проведи здесь пару дней, сам поймешь. Человек всегда ищет тайный умысел там, где процесс развивается хаотически. В данном конкретном случае время и условия сложились как раз для спонтанного возгорания. Растущее чувство неудовлетворенности в эмигрантской среде, коллапс Советского Союза, преклонный возраст Кастро, и вдруг эскадра катеров выходит в море в сторону юга. Удивительно, что это не произошло раньше.
— Но почему вы так радуетесь?
— Вас, молодые люди, тогда здесь не было... — Ренфро сел за компьютер и начал что-то искать. — Шестидесятые годы — страшное время для агентства. Ребята из ФБР всегда считались золотыми мальчиками. Диллинджер, Бонни и Клайд, Элджер Хисс*, Розенберги. И что мы имеем? Залив Свиней и убийство Кеннеди, кинохроника, Освальддает Кубе повод для смеха. Моральное состояние ужасающее. Такое не забывается.
— Но вы же не собираетесь вступить в игру?
— Конечно, нет. Мы остаемся абсолютно непричастными. Если дело лопнет — мы не имеем к нему никакого отношения. Если сработает — мы удержим равновесие, чтобы вовремя налететь и получить приз. Беспроигрышный вариант.
— Звучит обнадеживающе.
— Вот он, — сказал Ренфро, открыв домашнюю страницу «Сержа и Ленни». — Передай мне телефон.
Миллер и Биксби посматривали одним глазом на припаркованный лимузин, а сами натягивали бронежилеты и проверяли вооружение.
— Все-таки надо бы вызвать подкрепление, — сказал Биксби.
— Заткнись! — Миллер просунул голову в прорезь пуленепробиваемого жилета. — Передай мне ружье.

* Элджер Хисс (Alger Hiss; 1904—1996) — служащий госдепа США. Обвинен в шпионаже в пользу Советского Союза, приговорен за клятвопреступление.

Серж выбрался из лимузина в страшном трансе. Он не мог отвести глаз от бывшего заведения Джейка Ламотты.
— «Хот-доги Лама»?
— Он вышел из машины! — сказал Биксби.
— Вот он, наш шанс! — Агенты выскочили из машины и бросились к углу здания. Добежав до тротуара, они прижались к витрине, пряча за спинами помповые ружья двенадцатого калибра. Чувства напряжены, походка кошачья.
— Что он теперь делает? — прошептал Биксби.
Серж яростно колотил обоими кулаками по бетонному фасаду «Хот-догов Лама».
— Почему! Почему! Почему! — вопил он, ударяясь лбом о стену. — Почему! Почему! Почему!
Потекла кровь.
Миллер был в двадцати ярдах и продолжал медленно подкрадываться. Он снял ружье с предохранителя. На поясе Биксби завибрировал сотовый телефон.
— Мне звонят.
— Не отвечай.
Биксби проверил номер на дисплее.
— Это Уэбб.
— Черт! — Они спрятались у входа в контору проката автомобилей. — Давай.
Миллер приложил телефон к уху. В лимузине раздался звонок. Ленни высунулся из задней двери.
— Серж, это тебя.
— Что? — отозвался Серж и взял трубку окровавленной рукой. — «Серж и Ленни».
Неподалеку от них Миллер захлопнул крышку сотового телефона и сунул его Биксби.
— Политика!
— В чем дело?
— Уэбб приказал никого не задерживать. Хочет дать ЦРУ достаточно веревки, чтобы повеситься. «Руки прочь от «Сержа и Ленни». Точные его слова.
Они направились назад к машине и спрятали оружие. Ленни похлопал Сержа по плечу.
— Кто звонил?
Серж прикрыл рукой телефон.
— Сухая чистка Джо. — Что?
— ЦРУ... Да, я слушаю. Говорите, у вас есть запасные штаны? Для Чи-Чи?.. Да, он здесь... Секунду. Чи-Чи, тебя к телефону, — сказал Серж.
Чи-Чи схватил трубку.
— Алло... Кто?.. Ренфро?.. Не тот ли Ренфро из конторы?.. Ты, придурок! Никогда не звони мне! — рявкнул он и вернул телефон Сержу. Сразу же раздался еще один звонок. Серж ответил.
— «Серж и Ленни»... Да, думаю, мне удастся уговорить его. Почему ты не хочешь разговаривать? — обратился он к Чи-Чи, прикрыв телефон ладонью.
Чи-Чи решительным жестом сложил руки на груди.
— Эти ублюдки провалили наш лучший шанс достать Кастро.
— Сделай одолжение, выслушай, — настаивал Серж. — Страна сегодня в совершенно новом положении. Никогда не знаешь, что получится.
Чи-Чи вздохнул и выхватил у него телефон.
— Давай живее!.. Нет!.. Нет!.. Что за идиотизм... Нет, я не вижу смысла... Слушай, если ты от меня отстанешь, я обещаю по крайней мере подумать.
— Чего он хотел? — спросил Серж.
— Встретиться.
— Классно!
— Я не собираюсь иметь дело с этим тупицей.
— Но так и задумано в генеральном плане. Помнишь, о чем мы говорили?
— Я слишком стар для такого дерьма.
— Давай, будет весело.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE