A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Токио не принимает — Свидание в Стамбуле - Девятая история Ч.1 скачать, читать, книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Токио не принимает

Свидание в Стамбуле - Девятая история Ч.1

В великом городе Стамбуле, у мирного кладбища рядом с мечетью Сулеймана, там, где местные жители и туристы заполняют дорожки Большого базара, есть место под названием Лалелай. Сюда приезжают за одеждой, чтобы продать потом на родине, торговцы из разных стран. Стройные женщины приходят легком походкой, а уходят заметно потолстевшими и с красными от напряжения лицами, ибо тащат в руках тяжелый груз, состоящий из набитых сумок, а на себя надевают еще десяток новеньких рубашек и кожаных курток. По всему Стамбулу – да и в Анкаре с Измиром тоже – работают тайные мастерские, в которых турки и турчанки шьют вычурные меховые и кожаные вещи, которые будут с шиком носиться в шумных барах и на разгульных вечеринках в Москве, Софии и Минске. Здесь же они висят (минимальная покупка – десять штук, мадам, за пятьсот долларов США, только наличными) рядами за стеклянными витринами магазинов, привлекая внимание опытных торговцев.

  Послушайте теперь историю о торговле.
  Жила-была одна коммерсантка по имени Наталья. Она выросла в портовом городе Измаил на берегу Дуная, где в былые времена русские сражались с турками, и, достигнув совершеннолетия, очень скучала, сидя дома и глядя из окна, как её отец с братьями играют во дворе в карты. Вечерами, за неимением других занятий, она бесцельно проводила время на берегу Черного моря в компании знакомых юношей и девушек. Наталья смотрела, как ребята без конца гоняют по пляжу на своих стареньких иномарках, и с трудом отбивалась от приставаний, которыми обычно заканчивались такие сборища. Как же она обрадовалась, когда однажды повстречала настоящего мужчину, предпринимателя, который отвез её в красивую Одессу, где у него был свой дом. Он занимался разведением домашней птицы, а также продавал запасные части для автомобилей и недвижимость. Он хорошо относился к Наталье, покупал ей дорогую модную одежду. Однако страсть нередко является повивальной бабкой ненависти. И вот почти сразу после торжественного венчания в церкви молодые начали ссориться и кричать друг на друга. Потом дело дошло до ночной кухонной драки и угрозы ножом. А вскоре в жизни бизнесмена появились новые женщины, красивые и богатые, и в итоге Наталья оказалась на улице.
  Однако это испытание заставило девушку крепко задуматься о своей судьбе, ибо в самые мрачные минуты жизни нам на помощь приходит соображение. Наталья вместе с другими так называемыми «челноками» начала путешествовать на пароме из Одессы в Стамбул. По пути торговцы проплывали мимо нефтеперегонных заводов и болгарских курортов и причаливали в порту Золотой Рог с рядами мечетей, похожих на перевернутых вверх ногами жуков. Они жили в гостинице по четыре человека в одном номере, собирались поздно вечером и перед сном обсуждали свои дела за бутылкой водки. Теперь Наталья уже хорошо знала мужчин, и когда однажды встретила добродушного серба, который неизменно приветствовал её широкой улыбкой у дверей своей лавки, а потом предлагал кофе и у прилавка, заваленного кожаными и меховыми изделиями, на прекрасном русском языке рассказывал историю своей жизни, она поняла, что может доверять этому человеку. Наталья потратила на покупку товаров все взятые в долг деньги, но торговец любезно предоставил ей кредит: «Разберемся, когда приедете сюда в следующий раз, мадам». За неделю Наталья продала все вещи на базаре в Одессе.
  Теперь для нее началась настоящая жизнь. Наталья любила челночные поездки и красивую одежду. Заработав денег, она сняла двухкомнатную квартиру в Одессе и регулярно наведывалась в стамбульский магазин Ибро – так звали серба. А тот принимал девушку у себя и даже отвел ей комнату в задней части лавки. Он стал её любовником и возил Наталью в чайные и рестораны на Босфоре. Нет, любовью там и не пахло, однако её удовлетворяли даже мимолетные встречи, так как Ибро все же имел семью, жившую в полумиле от магазина. Между ними установились доверительные и нежные отношения, а это многого стоит.
  Не забудем о том, какая трудная жизнь выпала на долю молодой женщины. Она вечно таскала на себе тюки с товаром, словно какое-то вьючное животное, а потом торговала на базаре. Повсюду ей мерещился обман, и она привыкла никому не верить. Наталью неоднократно обворовывали, похищали те небольшие деньги, которые она успевала заработать за день торговли. Однако вид Мраморного моря всегда радовал и воодушевлял Наталью. Когда некоторые из её удачливых знакомых предпринимателей стали основывать небольшие мастерские по производству различных товаров в Молдавии и Румынии или путешествовать по более прибыльным и дешевым челночным маршрутам в Китай, она не стала менять привычный образ жизни, хотя доходы постепенно сокращались. Лалелай уже не приносил прибыли, однако Наталья слишком полюбила это место и не хотела с ним расставаться.
  Однажды утром она прогуливалась по городу. Вдоль тротуаров расставляли манекены, и солнце начинало уже освещать улицы с плотно стоящими друг к другу домами. Наталья шла беззаботным шагом человека, который чувствует себя в этом районе как дома, праздно посматривая по сторонам к с любопытством заглядывая в яркие витрины магазинов.
  Слушайте внимательно, ибо есть мгновения, когда жизнь человека вдруг выходит из привычного русла повседневности, – именно такие моменты и делают нашу жизнь уникальной. Так отнесемся к рассказу с полным вниманием – для полного понимания происходивших событий нам очень важен порядок, в каком увидела их Наталья.
  Она точно знала, что проходит мимо кофейни, так как не раз пила там отличный кофе; девушка взглянула в окно и увидела в нем отражение мужчины, стоявшего на другой стороне улицы у фургона, припаркованного на небольшой автостоянке. (Важен ли этот эпизод входе последовавших событии, судить слушателям.) И вдруг за отражением она смутно различила в полутьме интерьера кафе очертания другого мужчины, хотя пол человека не так легко было установить, и женщина только задним числом подвела итог своим наблюдениям. Мужчина – осмелимся предположить, что все происходило именно так, – поднес чашку с кофе к губам и сделал глоток. Трудно в это поверить, ибо все мы ежедневно видим сотни подобных картин, и они никак на нас не воздействуют, так что, возможно, возникли еще неучтенные обстоятельства (а может быть, жизни других людей – лишь измененные версии нашей собственной жизни). Так или иначе, только прежде чем увидеть что-то еще или осознать происходившее с ней, Наталья внезапно поняла, что по уши влюблена.
  Возможно, дело было в том, как мужчина несколько мгновений раздумывал, перед тем как отпить из чашки, словно сомневаясь, достаточно ли хорош на вкус кофе; или в той неловкости, с какой он держал чашку, – не исключено, что именно это вызвало к нему симпатию. А может, загадка заключалась в той сосредоточенности, с которой он смотрел на пар, поднимающийся над чашкой, и ощущал аромат напитка… Кто знает? Такие моменты не поддаются логическому анализу, и нам не стоит тратить слова попусту.
  Наталья прислонилась к стене кофейни. Она едва дышала. Над её головой в сверкающем чистейшей бирюзой небе стонала чайка. Сердце стучало в груди словно удары молотка по железу. Она сделала глубокий выдох, чтобы очистить легкие, и попыталась успокоиться. «Наталья, – обратилась она к себе, – ты совершила в своей жизни немало бесстрашных поступков, так неужели сейчас струсишь?»
  Девушка вошла в кофейню.
  И остановилась рядом с мужчиной, которого увидела и окно. Стояла и смотрела на него. Высокий, смуглый, небрежно одетый, он в задумчивости разглядывал свою чашку с кофе, а Наталья ждала того момента, когда удастся посмотреть ему в глаза. Наконец он поднял на нее взгляд, выражающий лишь праздное любопытство. Однако Наталья находила в его глазах нечто загадочное, ей не терпелось немедленно познакомиться с этим человеком. Она села напротив.
  – Я – Наталья. Приехала сюда с Украины.
  Он пристально смотрел на нее.
  – Меня зовут Риад. Я матрос. – И добавил: – Из Бангладеш.
  Она попыталась представить себе далекую страну.
  – Как вам нравится кофе?
  Он слегка улыбнулся.
  – Очень хороший. Крепче, чем тот, к которому я привык. А вы пьете…
  Он недоговорил.
  – С гущей на дне. Да, по-турецки.
  Мужчина поднял бровь, размышляя.
  – Вообще-то неплохо. Надо будет повторить.
  – Обязательно.
  Он ждал, когда она заговорит.
  – Никогда раньше здесь не были?
  – Никогда. Я всю жизнь слышал рассказы про Стамбул, но лишь сегодня впервые увидел его. У меня только один день на осмотр города.
  – Всего один день!
  – Да. Мы прибыли на рассвете. А вечером отбываем в Марсель.
  – Вот как.
  Она опустила взгляд.
  – Если хотите, я покажу вам город. Давайте погуляем.
  Наталья не поднимала на него глаз.
  – Я люблю прогулки.
  Он дал официанту доллар и получил турецкую лиру сдачи.
  – Возьмите, – обратился мужчина к Наталье, – я в этих деньгах не разбираюсь.
  Они вышли на улицу.
  – Давайте сходим в мечеть, – предложил Риад. – Я много слышал о стамбульских мечетях.
  Узкими улочками, вдоль которых стояли в ярких солнечных лучах лотки с разнообразными фруктами, они направились к мечети Сулеймана. Шли по нагретому асфальту; порой тела соприкасались. В такие мгновения Наталья чувствовала, что их влечет друг к другу. Возле мечети никого не было. Молодые люди следовали за указателями с надписью «Вход» на пяти языках. Войдя внутрь, увидели высокий купол. Солнечный свет освещал красное, зеленое и голубое мозаичное стекло.
  – Я никогда раньше здесь не была, – прошептала Наталья.
  Матрос смотрел на колонны, она наблюдала за ним. Риад внимательно изучал изразцы, постукивая каблуками и запрокинув назад голову, пока наконец не повернулся к девушке лицом, перехватив её взгляд. Какое-то время они пристально смотрели друг на друга. Потом он улыбнулся и указал рукой в сторону выхода. Полутьма мечети сменилась ярким солнечным днем.
  – Хотите взглянуть на гробницы? – спросила девушка. – Здесь похоронены султан Сулейман и его жена. Гробницы считаются главной достопримечательностью.
  – Нет, в следующий раз.
  Они прошли мимо многочисленных надгробий и присели на невысокую ограду. Тогда матрос спросил девушку:
  – Может быть, теперь займемся любовью?
  Такое неожиданное предложение удивило Наталью.
  Да, она изумилась – и не только, ибо одним удивлением никак нельзя объяснить сказанные ею вслед за этим слова. Нет простого объяснения тому, что, испытывая к новому знакомому теплые чувства, она вдруг отстранила его от себя. Не исключено, что сама она, желая более всего плотской близости, была оскорблена тем, что он так легко заметил в ней влечение и так просто предложил переспать с ним. Возможно, торговля научила её быть сдержанной, скрывать до поры свои мысли и чувства. А может быть, все объясняется гораздо проще: девушка просто не знала, куда повести матроса? В любом случае её быстрый и спокойный ответ удивил как Риада, так и саму Наталью.
  – Сто тридцать долларов, – сказала она.
  И тут же пожалела. Только теперь она поняла, что до тех пор Риад был очень нежен с ней.
  Однако решимость не оставила матроса.
  – Я не думал… сто тридцать долларов – немалые деньги.
  – Тридцать долларов за номер в гостинице, остальные мне. Я останусь до самого отплытия.
  – Я в месяц меньше зарабатываю. У меня нет таких денег.
  – Какая жалость.
  Они оба смотрели в землю. Наталье стало очень неловко, она даже вспотела.
  – Если только… – проговорила она и замолкла. Риад посмотрел на нее.
  – Если что?
  – Я могу одолжить тебе немного денег. Долларов десять. Остальные ты выиграешь в казино.
  Он громко рассмеялся.
  – Наталья, я никогда в жизни не посещал казино! Да я сразу же проиграю твои десять долларов. А что потом?
  – Я помогу тебе. Мне в таких делах везет. И тебе обязательно повезет.
  Матрос задумался.
  – Где находится казино?
  – Игорный бизнес сейчас в городе запрещен, но я знаю одно местечко. Его содержат мои друзья. Открыто круглые сутки. Тут недалеко.
  Он посмотрел на небо. Белая птица летала кругами над его головой.
  – Ладно, пошли.
  По лестнице они взошли на четвертый этаж и оказались перед маленькой комнатой. У двери Наталья вынула из сумки деньги.
  – Вот двадцать миллионов лир. Это больше, чем десять долларов. Я увеличиваю твои шансы.
  Она нажала кнопку звонка. Из-за двери раздался мужской голос:
  – Привет, Наталья. Кто там с тобой?
  – Хороший приятель.
  Раздалось громкое жужжание, и дверь открылась. На лестничной площадке зазвучали старые песни. Несмотря на ранний час, комната была переполнена мужчинами и женщинами, играющими в покер и кости; возле стола стояла русская блондинка, крупье, раздающая карты, и несколько наблюдающих за игрой служащих в строгих костюмах. Один из них приблизился к Наталье и Риаду.
  – Здравствуй, Наталья. – Он многозначительно посмотрел на матроса. – Как поживает Ибро?
  – Спасибо, хорошо.
  – Передавай ему привет.
  – Ладно.
  – Во что будем сегодня играть?
  – Я хочу попробовать сыграть в рулетку, – прервал их разговор Риад. – Никогда в жизни её не видел.
  Наталья с удивлением посмотрела на него. Её явно позабавили слова матроса.
  – Сюда, пожалуйста. Здесь вы можете приобрести фишки. Сколько денег собираетесь потратить?
  – Начнем с двадцати миллионов лир.
  Турок проворчал:
  – Слишком мало! Почему бы вам не увеличить шансы на выигрыш? Сто миллионов – вот счастливая сумма!
  – Тем не менее, я начну с двадцати.
  Получив в кабинке фишки, они подошли к столу. Наталья начала объяснять Риаду правила игры, но он прервал ее.
  – Я поставлю все деньги на один номер. Моего выигрыша будет достаточно?
  – Да. Только ты поступаешь безрассудно. Не обязательно выигрывать все сразу.
  – Поступим безрассудно! – заявил он. Предыдущая игра закончилась. Крупье сгребла фишки лопаточкой.
  – Давай поставим все на двенадцать.
  – Ты уверен?
  – Нет… – Он обнажил зубы в невеселой улыбке. – Поставим на тринадцать. Эта цифра считается здесь несчастливой. Именно поэтому нам и стоит сделать такую ставку. Ставь на тринадцать!
  Наталья неохотно передала ему кучку желтых фишек.
  – Ставим на тринадцать.
  Фишки неровной колонной стояли на зеленом сукне. Другие игроки также расставили свои фишки по всему столу согласно выбранным номерам.
  – Ставок больше нет, – бесстрастным голосом произнесла русская девушка-крупье.
  Колесо закрутилось, шарик мирно перекатывался по зеленому полю, потом замедлил движение и наконец остановился на цифре «13».
  Риад просиял, Наталья разразилась громким смехом.
  – Глазам своим не верю!
  – Сколько мы выиграли?
  – Семьсот миллионов лир! Больше, чем четыреста долларов!
  К ним подошел господин в костюме.
  – Желаете продолжить игру?
  – Нет, не желаем, – ответил Риад. – Мы полностью удовлетворены. Большое спасибо.
  Риад поменял фишки на наличность, и они покинули казино.

  «Добро пожаловать о Стамбул!»
  Сверкающие глаза Ататюрка на портрете в большой раме смотрели сверху вниз на посетителей гостиницы, по соседству висел выцветший плакат с изображением Святой Софии, а около него рукописное объявление, уведомлявшее, что завтрак подают с семи до одиннадцати утра. Их встречал молодой и улыбчивый администратор.
  – На какой срок вы хотите снять номер?
  – На один день.
  – Ох, зря вы так спешите, друзья мои. Вам следует пожить здесь подольше. Паспорт, пожалуйста. Разве вам не нравится Турция? Моя жена родом из Новой Зеландии. Она приехала сюда на неделю, а осталась на год. И встретила меня! Это ваша жена или…
  – Жена.
  Риад положил на стойку паспорт гражданина Народной Республики Бангладеш.
  – Номер стоит сорок долларов. Распишитесь здесь, пожалуйста. Через пару месяцев я получу визу и полечу в Веллингтон. Еще не видел свою дочку! Вот посмотрите.
  Он открыл бумажник и показал им фотографию. Мутная копия с изображения, присланного по электронной почте. В сущности, ребенок мог оказаться и чужим.
  – Вы были в Новой Зеландии? Хорошо там?
  – Да, – ответил Риад, пересчитывая деньги. – На мой взгляд, очень неплохая страна.
  – Видели бы вы мою жену. Она бы вам понравилась. Мою дочь зовут Сара. Не поверите, но жена приехала в Турцию всего на неделю. Просто туристкой, как и вы. А осталась на год! Мне кажется, в Веллингтоне живет много наших соотечественников, так что мне волноваться не о чем.
  Еще два-три месяца – и я уеду отсюда! Турция хорошая страна, но здесь приходится слишком много вкалывать. Вы ведь тоже из-за границы. Какая красивая пара! Вы живете на родине мужа или жены?
  – Мы… Это все?
  – Да. Вот ваш ключ. Второй этаж. Можете подняться по лестнице. Завтракают у нас с семи до одиннадцати утра. Здесь есть отличное место, где можно поужинать и посмотреть выступление танцовщиц, исполняющих танец живота. – Он вручил им розовую брошюрку с изображением извивающейся сверкающей женщины на обложке. – Если захотите купить что-нибудь, спросите меня. Меня зовут Ахмед. Как султана.
  – Большое спасибо. Удачи вам.
  – Спасибо! В жизни никогда нельзя отчаиваться, не так ли?
  Наталья и Риад поднялись вверх по лестнице. Он держал её за руку.

  В номере стояла единственная кровать, покрытая золотистым полиэфирным одеялом. Шторы задернуты. Риад прислонился к стене. Наталья села на кровать.
  – Итак, ты мой приз. Правильно? Награда за выигрыш?
  – Ты хотел бы так думать?
  – Нет.
  Он развел руками и невольно нахмурился.
  – Мне заплатить тебе сразу или потом?
  Она проговорила почти неслышно:
  – Лучше потом.
  Он привлек её к себе и поцеловал. Девушка почувствовала облегчение, ибо не хотела больше разговаривать. И её так влекло к нему.
  Как странно, что она может целовать его.
  На мгновение она открыла глаза и, заглянув за плечо, увидела картину на стене, изображавшую кораблекрушение. Темные головы виднелись над водой. Над ними парил величественный альбатрос, единственный и беспредельно печальный свидетель трагедии.

  Они предались любви. Наталья нервничала. Возможно, ему тоже было не по себе. Они чувствовали себя скованно. Все кончилось довольно быстро. Ничего особенного не произошло.

  Обнаженные, они лежали рядом на покрывале. Сквозь окно в комнату проникали лучи жаркого полуденного солнца. Под окном стоял грузовик с невыключенным мотором, однако в номере царила полная тишина. Казалось, время остановилось и устало прилегло рядом с любовниками, плененное видом их нагих тел. Порой жужжала муха, совершая параболические полеты по комнате.
  – Когда ты собираешься уходить? – спросила она.
  – Уже скоро, – выдохнул Риад. – Мне надо быть на корабле к шести часам. Сколько сейчас времени?
  – Не знаю.
  Они лежали в полной тишине, прижавшись друг к другу.
  – Можешь не платить, – сказала Наталья. – Прости меня.
  Он молчал. Она чувствовала себя ужасно.
  – Ты понимаешь, о чем я говорю?
  – Почти.
  Муха села ему на грудь, и они оба молча рассматривали ее. Переливчатые бархатистые глаза насекомого какое-то время пристально смотрели на них, а потом, жалобно пискнув, насекомое улетело. Они остались одни.
  – Больше не могу оставаться здесь, – пробормотал Риад. – Но я обязательно приеду за тобой.
  Слова тронули женщину до глубины души, но тем не менее ничуть не удивили ее.
  – Когда?
  – Через полгода. Тогда закончится мой контракт. Я что-нибудь придумаю.
  Город за окном пришел в движение.
  – Мы заведем ребенка? – спросила она, глядя в потолок.
  – Я бы не возражал.
  Риад приподнялся на локте и посмотрел ей прямо в глаза. Ему хотелось сказать Наталье, что он любит её или что-то в этом духе. Его лицо выражало счастье и спокойствие. Риад открыл рот, чтобы произнести какие-то слова о любви, однако издал лишь зловещий хриплый звук. Быстро задышал, в испуге напряг голосовые связки, но Наталья слышала лишь отрывистые звуки. Зрачки матроса расширились, он попытался прокашляться, чтобы освободить горло. Вдруг лицо его побагровело, и он, задыхаясь и схватившись руками за шею, упал на пол.
  Наталья спрыгнула с кровати и обняла руками голову любимого.
  – Что с тобой? Что случилось?
  Он отчаянно показывал рукой на свой открытый рот, она пыталась рассмотреть в нем что-то, однако видела лишь сплошную черноту. Матрос жестами просил её похлопать его по спине, и когда он стал на четвереньки, она несколько раз сильно ударила его кулаком между лопатками. Он старался откашляться и избавиться от кома каких-то птичьих перьев, застрявших у него в горле, однако ничего не выходило. Риад спустился на пол, заливая его слюной.
  Ему стало лучше, однако говорить он еще не мог.
  Наталья принесла воды и положила его голову к себе на колени.
  – Не волнуйся. Все пройдет. Только не волнуйся, пожалуйста.
  Риад свернулся калачиком, упершись головой в её обнаженные бедра. Он вспотел и страшно нервничал, а она успокаивала его и массировала ему спину.
  – Не уходи, Риад. Я тебя вылечу. Нельзя тебе идти в таком состоянии.
  А он, будто только что вспомнил о своем долге, мигом вскочил на ноги и посмотрел на часы. Показал рукой в сторону окна и начал быстро одеваться.
  – Когда ты вернешься? – спросила она, погружаясь в грусть, как в глубокий колодец.
  Матрос положил паспорт в карман штанов и надел на руку часы. Потом нагнулся и прижал Наталью к себе. Она все еще была голая, а ему казалось, что на нем слишком много одежды.
  – Через шесть месяцев, – проговорил он одними губами, поднимая вверх большой палец руки. Его лицо выражало полное замешательство.
  – Где же мы встретимся? Здесь, что ли?
  Он кивнул.
  – Значит, это будет зимой. Тринадцатого января. Правильно я подсчитала?
  Он вновь кивнул.
  – Ты обещаешь вернуться?
  Матрос опять кивнул и поцеловал ее.
  – Буду ждать тебя здесь, Риад. В нашей кофейне. Каждый день в течение недели между часом и двумя часами дня, начиная с тринадцатого января. Ты запомнил адрес?
  Риад обнял её и крепко прижал к себе. Они поцеловались, он вышел за дверь, замер на пороге и, шевеля губами, попытался произнести какие-то слова, которых она не понимала. Через мгновение она уже слышала только топот ног, когда он бежал вниз по лестнице.
  – Я поеду с тобой хоть на край света! – крикнула она вдогонку.
  Услышал ли он её слова?
  Наталья раздвинула шторы, однако не увидела любимого, так как окно выходило во двор. Она легла в смятую расселину, оставшуюся после их любовной схватки.
  На то самое место, где они лежали вдвоем.
  И начала прокручивать в памяти всю историю их знакомства с самого начала.

  Наталья проснулась с восходом солнца. Она и не заметила, как уснула. Весь вечер думала, переживала, скучала в полном одиночестве и, наконец утомившись, погрузилась в небытие. Сон походил на судно, которое швыряют волны разбушевавшегося океана; она четко видела корабль любимого – все, что происходило там, отразилось в её сознании. Вот он отчаливает от берега ровно в полночь, обдавая брызгами пристань, на которой стоят провожающие рабочие дока, и оставляя след за кормой. Смутно виднеются в темноте красные и голубые звезды панамского флага. Вода льется из дренажных отверстий на ржавый киль, звучит и отдастся эхом до самого горизонта протяжный гудок. Судно удаляется, поблескивая тусклыми огнями иллюминаторов. Оно качается на волнах, поскрипывают в трюмах контейнеры с надписями: «Америкэн президент», «Хандзим», «Хюндай». (Она все это видит.) Матросы трудятся до самого утра, а потом заваливаются спать в своих каютах. Корабль находится в плачевном состоянии: Наталья видит, как он весь трещит по швам – судну нельзя было отправляться в плавание. И вот он начинает тонуть в открытом море. Помпы заработали еще до того, как проснулись матросы. К счастью, поблизости оказалось несколько других судов, и помощь пришла незамедлительно. Что случилось с членами команды? Наталье это не ведомо; однако она видит, что происходите Риадом. Проснувшись, он обнаружил, что лишь его голова находится над водой, а тело держит внизу какая-то неведомая сила. Раздастся голос: «Остался кто-нибудь еще?» Риад кричит во все горло, но по-прежнему что-то не даст ему издать ни одного звука.
  Над Риадом кружится альбатрос и оплакивает его несчастную судьбу, роняя слезы в пучину вод.
  Тем не менее глупый сон очень напугал Наталью. Проснувшись, она стала думать о том, что будет с ней, если с любимым случится беда. Море ведь такое непредсказуемое. Что, если он опоздает на неделю или на месяц? Как они тогда смогут найти друг друга? Она ничего не знает о нем, а он о ней. Какие же они оба глупцы.
  Женщина быстро оделась и покинула номер. У стойки администратора она остановилась, чтобы проверить, не оставил ли Риад записку в книге записей посетителей.
  – Он не ваш муж, не так ли? – задумчиво произнес Ахмед.
  – Нет.
  – Могли бы мне и не говорить. Я хорошо знаю русских женщин.
  Наталья отмахнулась от него.
  Риад даже не оставил в записях своей фамилии. А под графой «Адрес» написал – неизвестно почему – $130.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE