READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Зачем нужны мужчины?

Глава 8 Чего боятся мужчины?

Орангутан оплодотворяет всех самок на своей территории и исчезает, чтобы появиться вновь точно к началу следующего периода спаривания. Во время своего отсутствия он, ясное дело, не пишет им писем. Случаи инфаркта у орангутанов не зафиксированы...

Ни одна из признанных социо-эволюцион-ных теорий не оспаривает сегодня определения человека как «нравственного животного»12. При этом многие из них ссылаются на схожее у животных и людей поведение в состоянии страха. Страх является базальной эмоцией. Чтобы индивидуум и весь род выжили, надо бояться. Области мозга, связанные с переживанием страха, находятся в так называемой лимбической системе и эволюционно являются одними из самых древних. Оказывается, испугавшись, близкие нам человекообразные обезьяны, такие, как шимпанзе, бонобо (карликовые шимпанзе), гориллы и орангутаны, — демонстрируют реакции, удивительно похожие на человеческие.

12 Определение Роберта Райта, эволюционного психолога, из его нашумевшей книги, посвященной врожденным основам морали — «The Moral Animal: Evolutionary Psychology and Everyday Life», 1994 («Нравственное животное: эволюционная психология и повседневность»).

Особенно это касается самцов. Их страхи связаны по большей части с обеспечением «исключительного права доступа к самкам». К примеру, орангутан устанавливает и метит территорию, где находятся его самки, спаривается с ними, чтобы иметь как можно более многочисленное потомство. Находясь на своей территории, самец проявляет постоянное беспокойство: без устали, шже ночью, обходит границы, проверяя, все ли самки на месте, и в жестоких битвах изгоняет соперников. Это вызвано страхом: орангутан делает все, чтобы на его территории самки не рожали чужих детенышей. Выполнив свою миссию производителя, он исчезает на длительное время и возвращается только тогда, когда самки снова будут готовы к оплодотворению. Во время своего отсутствия он, ясное дело, не пишет им писем. Для самца гориллы и шимпанзе характерна другая модель поведения. Он предпочитает царить в смешанной группе, где, кроме взрослых самок и их детенышей, есть несколько молодых самцов (эволюция позаботилась о наследниках), чье присутствие доминирующий самец терпит беспрерывно пресекая их притязания на доступ к самкам и власть.

Такое поведение человекообразных обезьян (линии предков человека отделились от линии обезьяньей совсем недавно, всего около 8 млн лет назад) демонстрирует базальные страхи. В несколько ином, но не сильно измененном виде базальные страхи характерны для уже упоминавшейся здесь «романтической любви», понадобившейся человеку для подтверждения своего особого положения в животном мире. По мнению многих антропологов (а в последнее время к ним присоединились психиатры и психотерапевты), это очень неудачное изобретение. Восхваляемая и воспеваемая поэтами романтическая любовь — источник еще больших страхов и страданий, которые орангутанам и гориллам уж точно неведомы. Это прекрасно описал Зигмунд Фрейд в своей работе «Неудовлетворенность культурой»13 (1930), ставшей для него переломной.

Оказывается, страхи мужчин и страхи бонобо имеют одинаковые причины, даже если называются поразному. Анкетные опросы, разработанные, проведенные и проанализированные Институтом Кинси, показывают, что утверждение, будто мужчины больше всего боятся облысения или царапин на лакированной поверхности  своего  автомобиля,  не  соответствует действительности. Основной источник страхов у мужчин — постель их женщины. Данные, полученные в 1997—2000 годах, свидетельствуют, что у мужчин в период интенсивной личной жизни (до 35 лет) доминирует страх перед потерей партнер ши. Около 83% задумывались об этом и страдали, опасаясь развития событий по такому сценарию. Известный французский романист Стендаль (Анри Мари Бейль) еще в XIX веке заметил, что «...степень любовного наслаждения всегда пропорциональна нашим страхам». «Романтическая любовь» — это в значительной мере не что иное, как состояние страха, переходящего в ужас, невроз навязчивых состояний (постоянное неконтролируемое возвращение мыслями к определенному действию, событию или человеку) и необоснованная эйфория, сравнимая с маниакальными фазами у больных маниакально-депрессивным психозом. Психолог Дороти Теннов из университета Бриджпорта (США) в 1979 году подробно описала это явление на примере 400 с лишним мужчин и женщин и пришла к выводу, что влюбленные от 85 до 100% времени в течение суток проводят в размышлениях о своем избраннике или избраннице. Причем эти размышления носят весьма специфический характер. В них пре-иллируют два чувства: надежда и неуверенность. Малейшее — часто лишь кажущееся — проявление неприязни со стороны возлюбленного или иозлюбленной вызывает приступ беспросветно-ю отчаяния и сильнейшей тревоги. С другой стороны, любой незначительный жест, позволяющий надеяться, что это неправда, влюбленные способны бережно хранить в памяти.

Также исследование Д. Теннов подтвердило давно известную истину: холодность партнера не отталкивает влюбленных, а, напротив, разжигает чувства, доводя их до почти болезненной сосредоточенности на предмете страсти. В крайней форме это пришлось испытать герою романа Стендаля «Красное и черное» Жюльену Сорелю, который погиб на эшафоте из-за любви...

Я пытаюсь представить, что мог чувствовать Сорель перед смертью. Как бы он описал свою лю бовь, за которую ему суждено было умереть? Стен даль, наверное, сделал бы это так: «Любовь — это страсть. Она выводит из равновесия. Нарушает ритм. Отнимает покой. Меняет все. Переворачивает все вверх ногами. Выворачивает наизнанку, запад превращает в юг, а север — в восток, меняет местами добро и зло, велит открыть свое сердце, ничего не требуя взамен. В таком помрачении не избежать страданий и страха. Парадоксально, но без них любовь не имеет смысла. В кульминационный момент этого безумия ничто, кроме избранника или избранницы, не имеет значения. Даже собственная смерть...»

С другой стороны, прояви Сорель чуть больше терпения, любовный дурман развеялся бы, и он наверняка остался бы жив. В одном из вариантов легенды о Тристане и Изольде время действия любовного наваждения ограничивается тремя годами. Исследования нейробиологов подтверждают этот срок. Влюбленные пребывают в одурманенном состоянии. Вещества, которые проникают у них через рецепторы, находящиеся в мембранах нейронов, на самом деле почти наркотики, за употребление которых предусмотрено суровое наказание (фенилэтиламин, относящийся к группе амфетаминов; опиаты, по действию близкие к кокаину и героину; вызывающий «кайф» адреналин). Если бы во время свадьбы можно было сделать не только фотографии, но и снимки мозга молодоженов методом магнитно-резонансной томографии (МРТ), то наряду с бережно хранимыми в альбомах свидетельствами неземного счастья там оказались бы свидетельства наркотического опьянения. Состояние страстной влюбленности, подобно другим симптомам чувственного возбуждения на гормональном и химическом уровне, не может, к со жалению, длиться более трех лет, о чем я, впро чем, уже упоминал. Выводы антропологов, которые не могут заглянуть в человеческий мозг и лишь изучают историю и обычаи, существовавшие в разных культурах и цивилизациях, полно стью подтверждают это наблюдение.

Уровень страха, вызванный перспективой потери избранницы, заметно (на 25%) снижается спустя год после свадьбы; этот страх вытесняется другим. Около 38% мужчин опасаются, что жена обнаружит снижение их либидо и попытки уклониться от интимных отношений. Мужчина сам замечает, что жена стала для него менее желанна, чем в начале супружества, и боится, что та в конце концов это поймет. А вот орангутаны, и в особенности бонобо, совершенно не испытывают подобного страха, поскольку регулярно меняют партнерш.

Доминирование женщины пугает мужчину больше, чем импотенция. Гориллы и орангутаны вообще не страдают нарушением эрекции до самой смерти. В то же время не было зафиксировано ни одной попытки самок орангутанов или горилл доминировать над самцами.

Кроме страха утраты партнерши и, парадоксальным образом, страха, вызванного снижением влечения к ней, около 61% мужчин опасаются *а свое доминирующее положение в союзе с женщиной. Лидерство в стае, даже если она состоит в наши дни из жены и среднестатистического 1,5 ребенка, по-прежнему мощно укоренено в системе мужских приоритетов. Достигшие высокого социального и материального положения женщины, по представлениям мужчин, сформировавшихся в обществе, которое, увы, по-прежнему остается патриархальным, серьезно угрожают их господству. Втиснутые в структурные рамки больших корпораций, группированные многоуровневой системой подчиненности — шефам, директорам, президентам и председателям всех мастей, — они хотят, подобно шимпанзе и гориллам, сохранить нетронутой хоть одну об ласть своего безраздельного доминирования. Таковой им видится, главным образом, их дом, который они раз и навсегда пометили как свою территорию, где пользуются абсолютной властью. Женщины подсознательно это чувствуют. В супружеской измене признается не более полутора процентов анкетированных женщин.

Далее появляется страх перед импотенцией. Но он свойственен в основном зрелым мужчинам старше 45 лет. Среди них более 33% признаются в эпизодических нарушениях эрекции, которые каждый раз повергают их в панический страх. Среди мужчин в возрасте до 35 лет страх импотенции испытывает только 14% респондентов. Данные немецких сексологов и урологов свидетельствуют о том, что мужчины-«подкаблучники» в три раза чаше обращаются к специалистам за помощью в связи с импотенцией. Интересно, что случаев импотенции у человекообразных обезьян не зафиксировано. К этому стоит добавить данные, которые приводит немецкий еженедельник «Focus» (2005 г.). Лишь ничтожные 1,3% мужчин, употребляющих виагру или близкие по действию препараты, отваживались сообщить об этом своей партнерше. В данном случае поведение мужчин не отличается от поведения женщин, которые до последнего скрывают от всех, что сделали пластическую операцию. Невероятно, но факт: по данным американского ежемесячника «Men’s Health» более трети мужчин, чьи партнерши увеличили грудь или улучшили ее форму при помощи силиконовых протезов, даже не догадываются о не совсем естественном ее происхождении.

В отличие от самцов горилл, страх перед появлением в семье не своего потомства встречается у мужчин на удивление редко. Только 0,8% признаются, что иногда испытывают подобные опасения. А между тем, начиная с 90-х годов XX века, количество детей, рожденных в браке женами от мужей, оценивается как 4,5% (в США и Запад ной Европе). В 1992 году Джаред М. Даймонд, известный американский физиолог и биолог-эволюционист, обнаружил результаты генетических исследований, проведенных в 40-х годах XX века Он описал их в очень любопытной книге «Третий шимпанзе»14 (1991).

Эти исследования проводились в Соединенных Штатах и показались современникам настолько шокирующими, что никогда не были опубликованы, а их автор по сей день предпочитает оставаться неизвестным. В родильном отделении одной уважаемой американской клиники взяли пробы крови у новорожденных и их родителей — всего у более тысячи семей. Каково же было удивление ученого, когда он обнаружил, что в 10% (sic!) случаев, судя по группе крови ребенка, данная пара никак не могла быть его родителями. Поскольку родственная связь новорожденного с матерью не вызывает сомнений, объяснение может быть только одно: ребенок родился в результате супружеской измены. Обратите внимание — эта цифра еше сильно занижена! Недостаточная  точность  методов  исследования  в сороковые годы по сравнению с сегодняшним днем не позволяла учесть все генетические факторы. К тому же не стоит забывать, что в случае беременности не от супруга, а от другого партнера, женщины намного чаще решаются на аборт. Есть данные, показывающие, что в некоторых странах 30% детей не принадлежат мужчинам, которые называются их отцами. Значит, если в семье трое детей, то мужчине стоит задуматься, все ли они действительно его.

Главную причину следует, наверное, искать в том, что гораздо больше мужчин изменяют жене не с одной партнершей, а со многими. Около 42% американцев, которых принято считать пуританами, признаются (в анонимных анкетах), что изменяют своим подругам. В Польше, где 90% на селения декларирует  принадлежность к римско-католической церкви, 33% мужчин и 16% женщин признаются в нарушении шестой заповеди (это наверняка неточная цифра, поскольку людям даже при анонимных опросах свойственно стремление выставить себя в лучшем свете, чем есть на самом деле). Эти данные получены Збигневом Издебским и Антониной Островской (Секс по-польски», 2004)15.

Измены — это тоже серьезный фактор фрустрации для мужчин. Более 67% тех, кто изменяет жене, живут в страхе, что их поступки выплывут наружу. Этот процент значительно уменьшается с возрастом, что мужчин отнюдь не украшает. В возрастной группе от пятидесяти лет и старше число неверных мужей, опасающихся разоблачения, падает примерно до 31%. Психологи объясняют это «синдромом предчувствия приближающегося конца». В возрасте старше пятидесяти вероятность, что мужчина бросит жену, предпочтя ей молодую любовницу, на 73% выше, чем в возрасте от тридцати до сорока пяти (данные немецкого ежемесячника «Psychologie Heute», 2005).

Прав был английский поэт и драматург Джордж Гордон Байрон, утверждавший, что «любовь подобна краснухе или кори — она тем опаснее, чем позже мы ею заразимся».


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE