READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

гарнитура:  Arial  Verdana  Times new roman  Georgia
размер шрифта:  
цвет фона:  

Главная
Скинхеды

Как попугай

Рэю было от чего злиться: двадцать миль в час во внутреннем ряду, уткнувшись в зад грузовику, уделавшему навозом весь его капот. Вообще-то Рэй любил пятницу, по крайней мере, если по выходным нужно было отдыхать, но эта пятница была просто убийственной. Он хотел пойти на обгон и поглядывал вправо, выискивая зазор в транспортном потоке, и тут из «Ауди» ему улыбнулась блондинка. Он нахмурился — она еще шире расплылась в улыбке. Она видела в нем угрюмого бодибилдера, а он в ней — гламурную сучку, накрашенную и расфуфыренную, которая навевала изрядную скуку на скинхеда, выросшего на панкессах и скин-гелз. Его внимание привлек «Кадиллак», ехавший в противоположном направлении, и он проводил глазами эту машину, на заднем сиденье которой вжимался носом в стекло черный пес. За ним следовал Хокинз в своем «Мондео», и Рэй подал ему знак, но этот тип даже не смотрел в его сторону, а порноблондинка тем временем успела послать ему воздушный поцелуй — красные напомаженные губы блестели, кончик языка трепетал. У нее было довольно приятное лицо, чем-то напоминавшее Джордан, но не такое пухлое. И хотя ему больше нравился панк-стиль, Рэй решил, что и эта все-таки ничего.

На воздушный поцелуй Рэй не ответил, поскольку ему пришлось нажать на тормоз, чтобы избежать столкновения с грузовиком, который неожиданно взял влево, забыв включить поворотник, а порнозвезда уже мчалась вперед, затерявшись в автомобильном потоке. Он был вынужден остановиться. Парень впереди целую вечность ждал момента, чтобы протиснуться в узкий просвет, и Рэй скрипел зубами, сжимал кулаки, сдавливал руль, собирая все свое терпение, и вел обратный отсчет. Наконец грузовик убрался, и Рэй продолжил пробиваться через битком набившиеся здесь машины, посмевшие задержать его.
— Жили-были три ковбоя... — начал, хихикнув, его пассажир.
Рэй впал в тоску. Надо же было именно в конце рабочей недели подцепить какого-то чертового комика.
Рэй ничего не имел против шуток, но ненавидел эпопеи и нудные пустые истории. Его пассажир к тому времени уже успел отпустить пару шуток, и поскольку шутки были довольно короткими, у Рэя, к его ужасу, возникло ощущение, что пришло время для третьего выступления. На светофоре загорелся красный. Пришлось остановиться.
— Жили-были три ковбоя...
Рэй думал о блондинке, задаваясь вопросом, в самом ли деле она была порнозвездой. Только грязных фильмов ему и не хватало. Он не хотел бы увидеть одну из своих дочек на экране и не пожелал бы такой участи никому. Это было то же самое, что проституция. Ему было жаль всех этих пташек. Работать для каких-то убогих сутенеров, каких-то уличных наркобарыг. Если вдуматься, то, вероятно, он был несправедлив к той киске из «Ауди», посчитав ее за продажную девку только из-за ее искусственного загара и своеобразной прически.
Сигнал светофора сменился, и Рэй поехал дальше, предчувствуя, что первая передача рано или поздно его задушит; но тут пассажир снова завел свою пластинку. Этот перец начинал действовать ему на нервы. Он напрашивался на хороший пинок. Рэй должен был призвать на помощь весь свой профессионализм, во имя своего дяди, компании «Дельта» и своей работы. Как бы то ни было, ехать осталось недолго, а потом — свободен до понедельника. Он уже предвкушал пинту ледяного лагера с поднимающимися пузырьками, очередь в баре.
— Жили-были три ковбоя, да, и они держали путь на запад, в Калифорнию, чтобы, значит, поучаствовать в золотой лихорадке, и решили они срезать дорогу и проехать через старое индейское кладбище. Они знали, что делать этого нельзя, но подумали, мол, ладно, никто не увидит нас в этой глуши. Долго ли, коротко, но их заметило местное племя индейцев. Индейцы взяли их в плен, привели в ближайшую деревню и привязали к трем столбам.
Шутник сделал паузу. Может быть, он ожидал реакции. Рэй проигнорировал его. Ковбои по имени, ковбои по природе. Никакого уважения к другой культуре. Что в этом смешного? Он представил Джорджа Буша, Дика Чейни и еще одну суку, перестарка с немецкой фамилией.
— Ну и вот, все индейцы в деревне собрались вокруг парней, а их было сотни две, этих говнюков. Ну и старые индейцы не очень-то рады видеть этих ковбоев. Распсиховались, значит, не на шутку. Вождь откладывает свою трубку и выходит вперед, говорит ковбоям, что они были пойманы на священной земле, что они побеспокоили их предков и что их теперь надо наказать. Таков закон этой земли, вы должны ему повиноваться, и плевать кто вы такие. Все очень серьезно.
Вдруг Рэй заметил «Ауди» и перед следующим светофором остановился рядом с блондинкой. Рэй откинулся назад, а она в ответ приоткрыла рот. Пухлые губки раскрылись так славно, что он задумался, нет ли в них имплантатов, а затем живо представил ее сосущей член. Его член. Он давно не был дома, а Лиз не хотела его даже видеть. Она отвернулась от него, а он все-таки был ей верен. Однако оставалось так много того, о чем мужчина не может не думать.
— Ну и вот, вождь подходит к первому ковбою и говорит: «Белый человек, у тебя есть выбор: смерть или бочечемай».
Рэй забыл о своей несчастной работе. Блондинка вполне подходила ему, но что-то с ней было не так, как-то не в тему она ехала по этой части Слау в роскошной тачке, густо покрытая макияжем. Европейцы подвержены всем видам извращений, и он расплылся в улыбке, при мысли о том, как он спросит ее о том, какие взгляды сложились у нее на ЕС и что она думает об антибританских традициях, привнесенных в порноиндустрию девиантными типами из Брюсселя.
— Ну, ковбой не хочет умирать и выбирает бочечемай. Вождь поднимает вверх свое копье и, обращаясь к индейцам, выкрикивает: «БОЧЕЧЕМАЙ». Индейцы отвязывают первого ковбоя, ведут его на окраину деревни и принимаются за работу. Каждый из них вставил ковбою, и к вечеру от его задницы осталось не много. Они оставили его истекать кровью в грязи и вернулись в деревню. Кое-как ковбой отполз в пустыню. Другие два ковбоя все это видели и готовы были в штаны наложить.
Рэй рванул вперед, забыв о блондинке. Он не хотел бы, чтобы это случилось с Бушем, Чейни или с кем-либо еще. Он был рад, когда талибов поставили на место, когда Саддама отстранили от власти, он ненавидел напыщенных идиотов из «Аль-Каиды», но янки все просрали в погоне за выгодой. Они относились к миру без уважения и использовали любую ситуацию для распространения своей «свободной экономики», глобализации и прочей корпоративной отравы.
— К этому времени весть разошлась по окрестностям, и в деревню явились индейцы из двух соседних селений. И теперь уже пять сотен грязных ублюдков глазели на оставшихся ковбоев. Вождь подошел ко второму парню и сказал: «У тебя такой выбор, белый человек: смерть или бочечемай». Ну, второй ковбой видел, что случилось с его дружком, но он не хотел умирать, так что и он пошел на бочечемай.
— Вождь пришел в возбуждение, потрясая копьем и крича: «БОЧЕЧЕМАЙ», — все остальные индейцы тоже с пеной у рта. Второго ковбоя ведут на окраину деревни, и индейцы вставляют ему. Это все дьявольски ужасно, длится два дня, и в конце концов он остается едва жив. Когда все они сделали свое дело, индейцы возвращаются в деревню и оставляют ковбоя в грязи. Через некоторое время он очнулся и ухитрился отползти подальше.
Шофер «Дельта» увидел свой пункт назначения и, включив левый поворотник, уверенно лег на курс.
— Весть распространилась еще дальше, и в деревне собрался весь индейский народ. Вокруг последнего ковбоя было десять тысяч воинов в боевой раскраске, а ковбой видел, как насиловали и почти прикончили его товарищей, и не хотел, чтобы то же самое случилось и с ним. Он весь трясся в своих сапогах, чуя, что они уже не донесут его до дому.
Рэй остановился перед нужным домом. Но его пассажир, похоже, этого не заметил.
— Вождь подходит к третьему ковбою и говорит: «У тебя есть выбор, белый человек... смерть или бочечемай». Ковбой смотрит на десять тысяч индейцев, столпившихся вокруг него, на торчащие в их штанах члены и говорит: «Невозможно, чтобы я прошел через это, я адски ненавижу педиков, и я выбираю смерть». Вождь вздымает свое копье в воздух, оборачивается к столпившимся рядам индейцев и выкрикивает: «СМЕРТЬ ЧЕРЕЗ БОЧЕЧЕМАЙ».
Мужчина разразился хохотом, хлопая по сиденью. На Рэя накатила тошнота. От анекдотов о гомиках и насилии ему захотелось вытолкать этого типа на улицу и надавать ему пинков. Кем он себя считал, рассказывая незнакомцу такие шутки?
Дверь дома открылась, и из нее выплыли женщина и двое детей. Комик не обратил внимания на молчание Рэя, расплатился и вынес свой багаж на дорожку, был облаплен и расцелован и вернулся к своему семейному очагу. По крайней мере, человек-бочечемай дал Рэю хорошие чаевые.
Он повернул обратно в город, а его мысли обратились к повседневным делам, радио шуршало в фоновом режиме.
Рация «Дельты» издала треск, и он услышал Энджи.
— У меня миссис Перец, она ожидает у Хэрроу-Вью в Лэнгли.
— Куда она направляется? — спросил он.
— Западный Дрэйтон.
— Я беру ее. Ты сказала Перец? Как соль и перец?
— Точно. Миссис Перец? На скамейке. У Хэрроу-Вью. Она и ее друг.
Рация щелкнула. Энджи была в правильном расположении духа. Она была завзятой стилягой, одна из тех женщин, с кем он не хотел бы поссориться. Рэй задумался, легко ли с ней жить и носит ли она свою строгую маску только на работе, или остается такой все время; еще он думал о Лиз и о том, как она должна была воспринимать его, когда он лез в петлю и ярился по поводу мирового порядка, а год назад он разучился оставлять свои проблемы за пределами дома. Он не знал, почему. Дети росли, а он двигался к сорока, и подумывал, не в этом ли кроется часть проблемы, не заключена ли в годовщинах и днях рождения и в тех воспоминаниях, которые с ними связаны, некая тайная сила, некая энергия, которая преследует тебя как болезнь. Будущее казалось вялым, бесцветным и смутным. Прошлое давало уроки, указывая, что сделано, а что нет, но погоня за прибылью означала, что все должно быть разрушено, переустроено и заново упаковано, словно в этом и состоит прогресс.
Сидя весь день за рулем, Рэй располагал массой времени для размышлений. Радио настроило его на нужный лад. Он не понимал, почему Лиз хотела, чтобы он превратился в безмозглого дрочилу без собственного мнения. Он работал и не вносил никакого вклада в дело разрушения страны. События повторяли сами себя. Он ясно видел это, но был бессилен, и мог лишь стучать кулаком по столу и разражаться длинными подробными тирадами по привычным адресам. Он был хорошим старым добрым парнем на своем посту, притесняемый начальниками и их лакеями. Он обернулся и с удивлением увидел пожилую пару в «Фольксвагене», наблюдавшую за ним, шок отразился на их лицах. Он улыбнулся и постарался показать, что неопасен, но женщина сказала что-то своему мужу, и тот переключился на дорогу.
Рэй поехал дальше, в десять минут добравшись до паба, заехал на автопарковку рядом с магазином, нырнул в пустое пространство и с визгом лег в разворот, быстро вернулся и остановился перед женщиной, сидящей на скамейке, у паба разгорался спор между джипо* и бритоголовым, которые орали друг на друга. Именно то, что ему нужно. Он выбрался из машины и прошелся.
— Миссис Перец?
— Да, милый?
— Ваше такси.
Рядом с ней лежал пакет, завернутый в разноцветное одеяло, все это было стянуто коричневым ремнем. Он огляделся по сторонам в поисках ее друга.
— Вы одна?
— Только я и Питер. Рэй кивнул.
— Давайте возьмем его и поедем домой?
Он оглянулся по сторонам и понял, что пожилая леди была совершенно одна. Вида она была болезненного и невнятного. Здесь не было Питера. Он почувствовал сожаление за нее, подумал о призраках и воспоминаниях, он слышал, что фолиевая кислота хорошо влияет на работу мозга. Рэй взял багаж миссис Перец, но она хотела сама нести его. Это были либо покупки, либо белье из стирки, так что, возможно, она не хотела, чтобы разбилось несколько яиц или обнаружились ее подштанники. Он открыл заднюю дверь, она втолкнула сверток внутрь, оказавшись гораздо сильнее, чем выглядела. Он подождал, когда она тоже благополучно заберется в машину, и захлопнул дверь.

* Джипо (англ. gypo) - англ. сленг - белый мужчина или женщина из рабочего класса, склонный к мелкой преступности и антиобществ, поведению.

— Куда именно в Западном Дрэйтоне вам нужно? -спросил он, вернувшись за руль.
— Если вы выедете на Каули-роуд, я укажу вам направление, как только мы минуем «Пакетбот».
— Хорошо, дорогая. Я понимаю, что вы имеете в виду. Рэй выехал с автопарковки и направился к Оксбриджу. Потребовалось время, чтобы пересечь дорогу и миновать небольшую кольцевую развязку, но вскоре он нырнул под железнодорожный мост и проехал мимо станции, миновал канал со свалкой по левую руку и теперь давал разгон, выезжая на длинный участок пустой дороги, бегущей к Иверу. Он почувствовал себя лучше, догадываясь, каково это — быть водителем в Америке или Австралии, где так много земли, простора и свободы, сидеть за рулем целыми днями, никогда не прибывая в пункт назначения, и только звуки радио, хиллбилли* и панки из маленьких городишек. Он любил редкие дальние поездки, когда автострада пуста и ты плывешь вдоль нее. Именно транспортный поток затрудняет работу таксиста. Рэй не боялся ездить по ночам. На дорогах тише, хоть и приходится иметь дело с пьяницами и психами, сидяшими повсюду вокруг пабов и клубов, сталкиваться с болтливыми бабами, но Рэй наслаждался этими испытаниями, ничуть не заботясь о столкновениях. Ночи могли испоганить дни. Это зависело только от того, когда он заканчивал.
Он глянул в зеркало заднего вида, чтобы проверить, как там миссис Перец, и едва не получил сердечный удар, - вильнул, но сохранил управление, снизил скорость; в груди стучало, когда Рэй снова посмотрел в зеркало, чтобы снова увидеть гигантского попугая, сидящего на заднем сиденье. Уродливый череп медленно передвигался позади его затылка. Птица уставилась на него. Она не моргала. Сверлила его глазами. Рэй отвел взгляд.

* В музыке хиллбилли - раннее название кантри. Кроме того, в переносном смысле означает деревенщину.

— Это попугай? - спросил Рэй, как только смог успокоиться.
Чудище, кажется, усмехнулось, когда он сказал это, думая себе: «Конечно же, я попугай, ты, чертов идиот».
— Ему не нравится в его клетке, — объяснила миссис Перец. — Я усаживаю его туда, когда мы выходим на улицу, чтобы он случайно не убежал. Он сердит на вас, так что я набросила на него пончо. Я никогда заранее не знаю, как он поведет себя. Это напоминает ему о доме, понимаете, и это нужно для того, чтобы люди не смотрели так на него. Ему не нравится, когда люди на него смотрят.
Птица дернулась, и Рэй увидел, как подрагивает ее клюв.
Он сосредоточился на дороге, украдкой поглядывая в зеркало каждые пять секунд. Попугай продолжал пялиться в зеркало, веки медленно опускались и поднимались.
— Вот это да, — все, что Рэй смог извлечь из себя. Его сердце тяжело стучало.
— Ему нравится ехать в машине, вам не кажется? Рэй увидел, что попугай повернулся и выглядывает
наружу, женская рука погладила его по затылку, и водитель вынужден был признать, что это была самая потрясающая пташка из всех, каких он только видел. Она была больше похожа на чертова орла или что-то в этом духе, измазанного в камуфляжной раскраске. Огромный клюв точно как челюсти землеройной машины. Один клевок — и ты покойник. Порвет на клочки, если придет в бешенство. Пташка развернулась обратно и принялась пялиться в зеркало, прямо в глаза Рэю. Может быть, это другой вид.
— Вы уверены, что это попугай?
— О да. Питер — попугай, разумеется.
— Он умеет разговаривать?
— Он говорит несколько слов.
— Он мог бы работать на радио.
— Он не может отвечать на вопросы или что-то в этом роде. Хотя он очень смышленый. Иногда мне кажется, он знает, о чем думают люди.
Рэй надеялся, что нет.
— А ему и не нужно понимать, зачем? Пусть просто выучит несколько шуток.
Миссис Перец улыбнулась, потакая парню, везущему ее домой.
— Знаете, это не так просто, как могло вам показаться, — разговорить их. Это мимикрия. Говорят, попугай не знает, что значат слова.
—То же и на радио. Посадите его в студии среди толпы политиков и не сумеете их отличить.
Рэй вообразил попугая на студии радио, изгадившего весь ковер и жующего заготовку с речью.
— Питер понимает, что значат слова. Он особенный.
Рэй подпрыгнул, когда чудище наклонилось вперед, его клюв почти коснулся шеи водителя. Он задался вопросом, каким образом миссис Перец держит его под контролем. Он бы не хотел спать в одном доме с Питером.
— Питер Морковский, - сказал он громко.
— Нет, просто Питер.
Миссис Перец думала об этом с минуту.
— Или, возможно, Питер Перец.
Они продолжили путь в тишине, через Ивер по направлению к Каули. Мир был полон маньяков и психов, и именно поэтому жизнь стоила того, чтобы ее прожить.
Рэй пересек М-25 и увидел потоки транспорта, предвкушая удовольствие, он думал о грядущих выходных. Завтра «Арсенал» играет с «Челси», и парни встретятся в «Газовом свете». Это будет поздний матч, и они смогут хорошо посидеть за выпивкой до игры. У дяди Рэя, Терри, и Хокинза особые билеты на трибуну «Клок-энд». Он заставил себя думать о поездке в Финсбери-парк. Выпивка на ночь, сборы. Хоть что-нибудь, чтобы отвлечь свои мысли от Питера и перестать смотреть в зеркало.
Едва остановившись перед домом миссис Перец, он развернулся и через плечо посмотрел попугаю в глаза. Как мужчина мужчине.
— Что вы думаете о войне в Ираке? — спросил он. Повисла пауза. Попугай моргнул.
— Чепуха, - сказала он.
По крайней мере, прозвучало похоже. Миссис Перец, казалось, не слышала. Она расплатилась за проезд и дала Рэю фунт чаевых. Попугай забрался на одну ее руку, а клетку женщина несла в другой. На расстоянии клюв Питера казался даже больше, непропорционально огромным по сравнению с  телом.
— Чепуха, — клекотал Питер, оглядываясь. Идиот. Рэй убедился, что они благополучно зашли в дом, и развернулся, выезжая на проселочную дорогу по направлению к Слау, уверенность медленно возвращалась к нему, по мере того как он набирал скорость, ощущал тепло солнечных лучей, проходящих через ветровое стекло. Рэй выждал немного, прежде чем позвонить в офис.


назад  вперед

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE