READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Сколопендр и планктон (Vercoquin et le plancton)

image

звездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвезда
Рейтинг книги:  0.0  Оценить книгу

Эта книга представляет российскому читателю раннюю прозу и драматические произведения Бориса Виана (1920–1959). Первый опубликованный роман писателя «Сколопендр и планктон» безусловно принадлежит к числу наиболее остроумных произведений современной литературы.

Автор: Виан Борис

Скачать книгу Сколопендр и планктон: doc | fb2 | txt


Вступление

Если в молодые годы ты собирал окурки в кафе «Две чурки» если мыл стаканы в темном грязном чулане, зимой укрывался старыми газетами, чтобы не околеть на заиндевелой скамье, заменявшей тебе разом квартиру, спальню и кровать, если двое жандармов таскали тебя в участок за то, что ты спер у булочника буханку хлеба (не зная еще, что ее проще стянуть из сумки какой-нибудь шествующей с t рынка матроны), если прозябал ровно триста шестьдесят пять с четвертью дней в году, словно колибри на каменном дереве, в общем, если поддерживал свое существование планктоном, то тебя нарекут писателем-реалистом и читатель непременно подумает: этот человек знает жизнь, он на своей шкуре испытал то, о чем пишет. Иногда он думает о чем-нибудь другом или вообще ничего не думает, да мне-то что за дело…

Первая часть Свинг у Майора - Глава I

Желая, чтобы все было как положено, Майор решил, что на этот раз его приключения начнутся в ту минуту, когда он встретит Зизани — тютелька в тютельку.

Погода стояла умопомрачительная. Сад щетинился только что распустившимися цветами, чья скорлупа лежала в аллеях потрескивавшим под ногами ковром. Огромный тропический шиклоповник отбрасывал густую тень на угол между южной и северной стенами роскошного парка, окружавшего халупу — одну из многочисленных халуп Майора. Именно в этом интимном месте утром под воркование кукушки Антиох Жормажор, правая рука Майора, поставил зеленую скамью из охренительно твердого клубничника, которую обычно использовали в таких случаях. Каких таких случаях? Пришла пора сказать: месяц стоял февраль, самая жара, а тут Майору как раз стукнул двадцать один год. Вот он и решил устроить в своем доме в Виль-д’Авриле вечеринку.

Глава II

Все заботы по организации праздника легли на Антиоха. Он собаку съел на таких развлечениях, что вкупе с замечательной способностью без ущерба для своей жизни каждый раз запивать ее ведрами спиртных напитков делало его совершенно незаменимым в такого рода делах.

Дом Майора полностью отвечал требованиям Антиоха, который хотел придать предстоящему скромному празднеству грандиозный размах. Антиох предусмотрел все. Четырнадцатиламповый проигрыватель (две лампы ацетиленовые — на случай, если отключат ток) был водружен его молитвами в большой гостиной Майора, богато обставленной скульптурами из эндокринного железа, которые профессор Маркаде-Баланьи, знаменитейший интерн из лицея Кондорсе, по настоятельной просьбе двух дружков заказал в Спецтрупотделе. В просторной комнате оставили лишь несколько диванов, обитых перлюстрированным навралом, который под лучами уже жаркого солнца переливался розовым. Кроме того, там стояло два стола, заваленных разными лакомствами: пирамидами пирожных, фонографическими валиками, кубиками льда, франкмасонскими треугольниками, магическими квадратами, высокими политическими сферами, конусами, крокусами и тому подобным. Бутылки тунисского крепдешинового соседствовали с бутылками стукайского, ДЖИН фирмы «Морг и сын», виски «Лошадиное белое», пойлского сухого, тюрингской вермути и других напитков, таких аппетитных, что глаза разбегались. Перед бутылками теснились бокалы из смуглого хрусталя, готовые принять в себя все те жгучие смеси, которые грозился состряпать Антиох. От неожиданно резкого благоухания цветов, украшавших люстры, кружилась голова. Цветы подбирал тоже Антиох. И наконец, высокие сверкающие стопки пластинок с симметричными треугольными бликами невозмутимо ожидали, когда иголка проигрывателя, лаская им эпидерму своими колющими прикосновениями, исторгнет из их спиралевидных душ звуки, заточенные в глубине черных борозд.

Глава III

Дом располагался сразу за парком Сен-Клу, метрах в двухстах от Виль-д’Авриля, по адресу: улица Прадье, тридцать один.

Химически чистая 30-градусная ликёрия осеняла великолепное крытое крыльцо, с которого две ступеньки вели в большую гостиную Майора. К самому же крыльцу приходилось взбираться по двенадцати ступенькам из неотесаных камней, которые частично перекрывали друг друга, образуя в результате этого хитроумного приема своеобразную лестницу. В парке площадью свыше десяти гектаров (частично описанном в первой главе) солнечные лучи были такие горючие, что ими можно было заправлять автомобиль. По лужайкам в поисках земляных червей, до которых они большие охотники, рыскали дикие кролики. Их длинные хвосты волочились сзади, производя характерное поскрипывание, о котором специалисты отзываются как о совершенно безвредном.

Глава IV

Раз Майор не встретил пока Зизани, его приключения не начались, а значит, на сцену выходить ему еще рано. Поэтому давайте перенесемся на Виль-д’Аврильский вокзал в ту минуту, когда парижский поезд вырвался из темного туннеля, который предохраняет от дождя часть железнодорожного полотна, соединяющего Виль-д’Ав-риль с Сен-Клу.

Глава II

(Эта глава— вторая по счету, потому что приключения Майора начались лишь в предыдущей с приездом Зизани.)

Итак, пораженный Майор спустился на несколько ступенек, пожал вновь прибывшим руки и провел их в гостиную, где парочки балдели под последний хит: «Keep my wife until I come back to my old country home in the beautiful pines, down the Mississippi river that runs across the screen with Ida Lupino»,[3] — блюз в одиннадцать тактов, удлиненных точкой справа, в который композитор ловко ввернул несколько вальсовых отрывков в ритме свинга. Музыка для затравки, не слишком медленная, заразительная и достаточно громкая, чтобы перекрыть шум разговоров и стук каблуков.

Глава V

В юности Майор провел теоретическую разработку задачи, поставленной в конце последнего абзаца приведенного выше отступления.

Тут возможны два варианта:

А) НЕТ НИ ОДНОЙ КРАСИВОЙ ДЕВЧОНКИ.

Случай относительно частый, особенно если вы слегка привередливы.

а) Вечеринка организована хорошо.

Глава VI

На основании вышесказанного нетрудно сделать вывод, что приемы у Майора не имеют ничего общего с пошлыми вечеринками и, следовательно, предыдущая глава никак не соотносится с непременно ожидающими Майора приключениями.

Глава IV

Раз главы IV и V имеют весьма отдаленное отношение к Майору (см. главу VI), есть все основания обозначить эту главу цифрой IV.

Со словами: «Ты — настоящий друг» — Майор от всего сердца поцеловал Антиоха в лоб, для чего тому пришлось слегка наклониться, и отправился в парк на поиски макинтоша, так как не хотел стеснять Антиоха в его опытах.

Глава V

«Она еще не может меня любить, — успокаивал себя Майор, — ведь она едва меня знает».

Однако эта непритязательная мысль не принесла облегчения.

Он быстро прошел по аллее к машине Провансаля, «какделаку» самого что ни на есть красного цвета с широкой хромированной полосой около пробки бензобака. Последняя модель, разумеется — с двенадцатью цилиндрами, расположенными дуплетом в виде клина; Майору больше нравилось, когда нечет.

Глава VI

Майор за рулем великолепного «какделака» самого что ни на есть красного цвета единым духом проскочил аллею своего сада и с непревзойденным мастерством затормозил у крыльца. Когда он уже вышел, машина подалась назад и врезалась в стену, продолжавшую парковую решетку, повредив лишь лаковое дерево — оно не до конца высохло, и лак слегка поцарапался.

Глава VII

Веселье в гостиной Майора было в самом разгаре. Хозяин сего пригожего места в сопровождении Антиоха рванул к столу с напитками — в животе у него все ссохлось.

Он налил себе оранжада, выпил и отплюнул подальше проскользнувшую под язык косточку крафтфрута. Антиох сварганил себе сногсшибательный коктейль под названием «Железа макаки». Крепкий, вкусный, сильно отдававший чем-то постельным (по словам Эдит, которую хлебом не корми, дай понюхать какую-нибудь гадость).

Глава VIII

Корнеля периодически отягощала борода, со скоростью роста которой могла соперничать лишь быстрота, с какой он каждые шесть месяцев принимал решение без предупреждения и скрепя сердце ею пожертвовать.

На Корнеле был темно-синий костюм, желтые туфли с обалденно узкими мысами и длиннющие волосы, которые он предусмотрительно мыл накануне.

Глава IX

Решив, что народ загрустил, один рыжий верзила, который сильно картавил, хотя и откликался на самое что ни на есть американское имя Вилли (или Билли — как когда), вздумал расшевелить присутствующих.

Он остановил проигрыватель, с дьявольской ловкостью выдернув вилку из розетки — хитроумный прием, который Антиох не предусмотрел, — и выскочил на середину зала.

Глава X

Прямо посреди Марлийского леса под гевеей сидел Провансаль де Сколопендр и вполголоса ругался почем зря уже битых полчаса, а вполголоса потому, что первые полчаса он ругался во весь голос и у него заклинило левую голосовую связку.

Глава XI

Снова проскользнув в сексодром, Антиох разглядел в углу на куче пальто четыре ноги, на которые прежде не обратил внимания. Эти двое вверху изучали свои видовые различия, измеряя внутренний диаметр по принципу «входит — не входит» в соответствии с рекомендациями Комитета по стандартам.

Глава XII

Решивший наконец подняться на ноги Провансаль приближался к дому Майора. Ему оставалось одолеть не больше девяти километров восьмисот метров. Ныла левая нога. Ей приходилось туго, так как портной Провансаля всегда считал, что у его клиента нормальное телосложение.

До Версаля Провансаль добрался незадолго до половины седьмого, выгадав десять минут по сравнению с пешим путем за счет хитроумных пересадок из одного серо-голубого трамвайчика в другой. Он кипел от гнева.

Глава XIII

Как раз в этот момент Майор медленно спускался с крыльца, нежно обнимая Зизани за талию. Он повернул по тропинке направо и не спеша углубился в парк, лихорадочно соображая, о чем бы завести разговор.

В этом месте ограда парка была довольно низкой, и одиннадцать молодцов в темно-синих костюмах и белых носках, удобно на нее облокотившись, блевали на ту сторону.

Глава XIV

Оставшись в одиночестве, Антиох пошел встречать троицу опоздавших, среди которых — о чудо! — оказалась рыжая зеленоглазая красотка. Двое других — невзрачный малый и такая же бабенка — потопали к бару. Антиох пригласил рыжую красотку танцевать.

— Вы никого здесь не знаете? — осведомился он.

Глава XV

Хорошо еще, зазвучали «Mushrooms in my red nostrils»,[11] и грохот медных перекрыл угрожающий рык несчастного Провансаля, который рванул к столу с питьем и закусками и единым залпом осушил две трети бутылки джина.

Разом все забыв, он обвел присутствующих блаженным взглядом курицы, наклевавшейся денег.

Глава XVI

Отдаленный рык — как раз в эту минуту в гостиную ворвался Провансаль — вывел из оцепенелого состояния уже полчаса дремавшего Майора. Проснулась и Зизани.

Он нежно взглянул на нее и неожиданно заметил, что ее живот угрожающе округлился.

— Зизани! — воскликнул он. — Что это?

Глава XVII

Когда Майор проходил мимо лавровой рощицы, в которой исчез Провансаль, ему прямо на голову нежданно-негаданно свалились по очереди носок, левый ботинок, трусы, штаны, по которым он, собственно, и определил их владельца. Потом другой носок, правый ботинок, ремень, жилет и рубашка — вместе с галстуком. За всем этим барахлом тут же последовало другое: платье, лифчик, пара женских туфель, пара чулок, кружевной поясок, который, по-видимому, и поддерживал эти самые чулки, и перстень в шестьдесят каратов— кусочек трухлявого мешира с золотым обрезом в оправе из игольчатых подшипников. Перстень чуть не выбил глаз неожиданно выскочившему откуда-то макинтошу, который тут же с шипением удалился.

Глава XVIII

Впрочем, машина на глаза Провансалю еще не попадалась.

Глава XIX

Воспользовавшись особенным покроем платья своей подружки, который с первого взгляда привлек внимание Антиоха, Майор по пути вошел с ней в непосредственный контакт. Результат превзошел все ожидания.

Поднявшись на крыльцо, Майор крикнул:

— Антиох!

Тот не отозвался, из чего Майор вмиг заключил, что его приятель отлучился. Оставив Зизани стоять на крыльце, Майор направился в сексодром.

Глава XX

В зале, где по-прежнему топтались танцоры, Майор снова заграбастал Зизани, а вот Антиох Жаклин не обнаружил. Он вышел в парк и неподалеку от квадратного дерева заметил торчащую ногу… идя вдоль ноги, он увидел обессилевшего, не подающего признаков жизни гостя… чуть дальше — другого в таком же состоянии… затем еще пятерых, сваленных в кучу, и наконец, еще двоих — поодиночке.

Глава XXI

На сто четырнадцатом заходе Провансаль, сдавшись, рухнул на благоухающее тело Жаклин, которая в сомнении понюхивала веточку лавра.

Глава XXII

Вечеринка подходила к концу. Жанин удалось запихать в лифчик двадцать девять тщательно отобранных за день пластинок. Корнель, давно уже отправившийся поесть каши, вроде бы вернулся, но потом как сквозь землю провалился. Его встревоженные родичи носились по залу, и все думали, что они исполняют какой-то необычный танец.

Вторая часть В тени ротаторов - Глава I

Первый заместитель главного инженера Леон Шарль Полквост вместе с шестью своими помощниками проводил еженедельное совещание в своем вонючем кабинете на последнем этаже современного каменного здания.

Обставлена комната была со вкусом: картотечный шкаф из разморенного дуба с шестнадцатью отделениями, покрытый буро-красным лаком, отливающим томной какашкой, стальные шкафы с выдвижными ящиками, куда складывали особо конфиденциальные бумаги, столы, заваленные документами, график размером три метра на два с усовершенствованной системой разноцветных расставленных невпопад фишек. Десяток таблиц отражал плоды интенсивной деятельности отдела, более подробно изложенные в тетрадочках мышиного цвета, в которых делались попытки свести в единую форму все виды работ. Эти документы назывались спецификциями. Они предназначались ни много ни мало для организации производства и защиты потребителя.

Глава II

— Итак, — пробормотал Полквост (он был несколько косноязычен), — э… сегодня я… э… намерен коснуться ряда вопросов, к которым мне бы хотелось снова… во всяком случае, к некоторым из них… привлечь ваше внимание.

Он окинул подчиненных взглядом подгулявшего крота, смочил губы беловатой слюной и продолжил:

Глава III

Мигом вернувшись в кабинет, Леже почесал усики, которые за зиму из-за нехватки парадихлорбензола, вызванной эпидемией гриппа, свирепствовавшей в области Лиона, слегка подъела моль. Поправив светло-розовые гетры, Леже схватил объемистую папку со срочной корреспонденцией, ударил ею по бедру, чтобы стряхнуть пыль, и поспешил к Полквосту.

Глава IV

Отдел Первою заместителя главного инженера Полквоста располагался па последнем этаже занимаемого Консорциумом здания. В центральный коридор выходило несколько кабинетов, соединенных между собой рядом внутренних дверей. В барицентре восседал сам Леон-Шарль, справа от него — Рене Видаль, с другой стороны — Эммануэль Пижон. С кабинетом Видаля соседствовал кабинет Виктора Леже, который делил его с Анри Леваду. Напротив Пижона обитал Боб Олван, а рядом с ними в конце коридора обосновался Жак Марион. Прямо перед ним находились комнаты машинисток и телефонный коммутатор.

Глава V

Оставшись один в своем кабинете, Рене Видаль принялся за неотложную работу — перфорацию листов для заметок по кадровым вопросам.

Он едва ли десять минут дырявил бумагу, когда вдруг задребезжал внутренний телефон.

Видаль взял трубку:

— Алло? Господин Видаль? Это мадемуазель Мешаль.

Глава VI

Видаль приоткрыл дверь, соединявшую его с кабинетом шефа, и проговорил:

— Месье, к вам только что приходил некий господин; я его принял.

— А по какому вопросу он приходил? — спросил Первый заместитель главного инженера.

— Этот господин… кажется, Жормажор, хотел переговорить лично с вами. Я предложил ему прийти в три часа. Вы сказали, что в три будете свободны.

Глава VII

У Рене Видаля и в мыслях не было звонить. Да он и не знал куда, предложил же он связаться с Антиохом с единственной целью — избежать нудных нотаций Полквоста 0 том, ЧТО необходимо спрашивать у деловых партнеров, с которыми вступаешь в контакт, их координаты; они, мол, могут в целом ряде случаев пригодиться.

Глава VIII

Тем временем Майор в испито-пепитовом костюме и самой простенькой шляпе печально мерил шагами аллеи своего сада. Он ждал, что Антиох принесет ему добрые вести.

Метрах в трех от него с еще более печальным видом шествовал макинтош, жуя лист папиросной бумаги.

Вдруг Майор насторожился. До его уха донеслось характерное тарахтенье «каннибал-супера» (Антиох всегда разъезжал на мотоцикле): три долгих звука, три коротких и соль-мажорная фермата.

Глава IX

Шестнадцатого марта Полквост вызвал Видаля к себе в кабинет.

— Видаль, — сказал он, — вы ведь, насколько я помню, принимали этого господина… как его… Жор-мажора. Вы должны были отметить у себя, как я всегда вас просил, цель визита. Приготовьте мне небольшую справку… где осветите проблему во всех деталях… чтобы я смог составить представление… а рядом, знаете ли, напишите мои ответы… как бы… краткие, но так, чтобы было понятно.

Глава X

Девятнадцатое марта, как на грех, приходилось на понедельник.

Без четверти девять Полквост собрал своих помощников на еженедельное совещание.

Когда они уселись вокруг него почтительным полукругом (в правой руке у каждого — карандаш или ручка, на левом колене — девственно чистый лист бумаги, на который предполагалось заносить обильные плоды умственной деятельности начальника), Полквост прокашлялся и начал свое выступление следующим образом:

Глава XI

В тот же день без пяти три Антиох Жормажор слез со своего «каннибала» и направился в Консорциум. Рене Видаль на седьмом этаже услышал глухой звук работающего лифта, от которого задрожало все здание. Он приготовился встать и встретить посетителя.

Добравшись до нужного этажа, Антиох двинулся по узкому коридору, куда выходили двери кабинетов, и, дойдя до второй двери слева, над которой висела табличка с номером «19», остановился. На этаже было одиннадцать комнат, но их нумерация по неведомой причине начиналась с девятки.

Глава XII

В следующий понедельник где-то около половины одиннадцатого Антиох пришел узнать, нет ли чего нового.

— Привет, старик! — громко сказал он на пороге кабинета Рене Видаля. — Простите, что помешал…

Видаль восседал в окружении пяти других помощников шефа.

— Входите, входите! А то одного как раз недостает, — сказал он.

Глава XIII

Девятнадцатого июня в шестнадцать часов, ровно через три месяца после визита Антиоха, Полквост положил трубку.

Он не скрывал довольства — поработал он на славу, составил два циркулярных письма во Французский союз умягчителей головок камамбера.

Меж тем, пока он говорил, разразилась война и страну оккупировали. Полквоста это не заботило, ведь он ничего не знал: парижской телефонной сети захватчики не тронули.

Глава XIV

Миновала неделя, и жизнь в Консорциуме стала возвращаться в привычное русло. Заместитель главного инженера Полквост распорядился установить на стене за своим креслом сразу девять новых звонков, чтобы, искусно комбинируя громкость и частоту звука, вызывать любую из машинисток, работавших на этаже. Столь замечательное устройство тешило его душу.

Глава XV

Война многое перевернула вверх дном, и Полквост убедился в этом на собственном опыте. Стенографисток-машинисток, которых за большие деньги сманивали Дезорханизационные Хамитеты, не хватало, и они продавались тому, кто больше даст, как и должен делать каждый товар, отдающий себе отчет в собственной ценности. Гордые сознанием своей незаменимости, красавицы от клавиатуры поднимали головы. На следующий день после перепалки с Полквостом одиннадцать из двенадцати, кому Полквост сделал втык, стройными рядами пошли увольняться.

Глава XVI

Входя в кабинет Видаля, Антиох страшно волновался, ведь ему предстояло увидеть наконец самого Полквоста. Прошедшие три месяца он провоевал рядом с Майором. Вдвоем они целую неделю обороняли одно кафе на Орлеанской дороге. Забаррикадировавшись в погребе с двумя ружьями Гриса и пятью патронами, ни один из которых к ружьям не подходил, они удержали свои позиции, проявив чудеса храбрости. Неприятель так до них и не добрался. За неделю они выпили все запасы вина, хлеба же не было ни грамма. Несмотря на это, неприятелю они не сдались. Впрочем, никто не отважился их атаковать, что облегчило им победу. Но это нисколько не умаляло их геройства — они получили по военному Кресту с пальмовыми ветвями, которыми обмахивались, когда гордо вышагивали с Крестом на перевязи.

Глава XVII

Этим утром Эммануэль так побил баклушу, что та, бедная, сдохла. Шерсть клочками валялась на полу, а ее труп — голову пришлось высунуть из окна, чтобы можно было передвигаться по комнате, — лежал у Боба Олвана под столом, заваленным четырьмя тоннами самых разных удобрений в небольших мешочках, так как этот достойный человек пристрастился у себя в Кламаре к огородничеству.

Глава XVIII

Эммануэль вернулся к себе и, схватив свой саксофон, выдал низкое си бемоль громкостью в девятьсот децибелов.

И замолк. Ему показалось, что его левое легкое приняло форму числа 373.

Ошибся он всего на единицу. Полквост открыл дверь и сказал:

— Знаете, Пижон, вообще-то в рабочее время следует избегать… э… ну вы понимаете… впрочем, я о другом… я хотел бы, чтобы вы приготовили мне небольшую справку, к которой четко указали, какие… >… совещания вы могли бы провести до моего отъезда… с указанием приблизительного времени их проведения и кратким перечнем возможных участников… тех, кого следовало бы пригласить… и примерной повесткой дня… в общих чертах, разумеется… небольшой план каждого совещания страниц этак на двенадцать-четырнадцать… больше не надо. Мне хотелось бы получить такую справку через… через полчаса. Впрочем, это такой пустяк, вам и пяти минут хватит.

Глава XIX

Уже входя в клетушку Заместителя главного инженера, Антиох столкнулся с Бобом Олваном, который, пулей вылетев из конторы сразу после ухода Полквоста, теперь возвращался, сгибаясь под тяжестью огромного холщового мешка. Антиох с Майором посторонились, и Олван исчез за поворотом. Через несколько секунд глухой удар потряс все здание.

Глава XX

В ломе тридцать один по улице Прадье не раздавалось в туалете птичьего воркования, не напевал под сурдинку «Жену возчика» сверчок, ни один цветок не распускал разноцветного веера, чтобы заманить неосторожную крылатую шершунью. Макинтош сложил хвост гармошкой и свесил до земли нижнюю челюсть, из его глубоко запавших глаз катились крупные слезы.

Третья часть Майор на новом поприще - Глава I

Шло еженедельное утреннее совещание, Рене Видаль расстегнул вторую пуговицу пиджака, так как было довольно жарко: термометр в кабинете Олвана даже взорвался, разбив три стекла и наполнив комнату смрадом. По окончании совещания Полквост подал Видалю знак остаться, без чего, как говорил Расин, тот бы спокойно обошелся — такая одурительная жара стояла в логове Первого заместителя главного инженера, где все окна были тщательно закрыты: Полквост беспокоился за свой нежный организм.

Глава II

Вместо машинисток, уволившихся незадолго до этого, Полквосту через Помре удалось заполучить семь невинных девушек, которые, как на грех, никуда не годились.

Довольный возможностью продемонстрировать юным девицам, что такое начальник, Полквост славно проводил время, заставляя их много раз кряду перепечатывать один и тот же документ.

Глава III

Несмотря на попытки Полквоста и Волопаста образумить секретарш, все семеро через три дня убыли навсегда. В душе девицы ликовали, а с Первым заместителем главного инженера даже не пришли попрощаться.

В этот день в половине третьего Майор должен был встретиться с дядей своей возлюбленной.

Глава IV

Между тем Провансаль отнюдь не помер.

Он отремонтировал свой «какделак», то есть приделал машину к рулю, который привез его домой. Новая конструкция оказалась более удобной для транспортировки приятелей.

Он записался в «Рейсинг» и без устали накачивал себе мышцы, чтобы при первом удобном случае набить Майору морду.

Глава V

В половине восьмого утра он все еще ждал. От усталости его левый глаз совсем слипся. С помощью пассатижей он сумел его открыть и только тогда стал видеть как надо.

Он с такой силой выпрямил затекшие ноги, что пробил щиток. Впрочем, ему было не до щитка, да и потом одной починкой больше, одной меньше.

Глава VII

Уже с месяц Майор работал в отделе у Полквоста, а его матримониальные дела ничуть не продвинулись. Он не смел и заикнуться дяде о своей сердечной склонности к его племяннице. А этот самый дядя только и думал, что о первом совещании объединенной комиссии по сабантуям, где будет рассматриваться проект спецификции Майора.

Глава VIII

— На него жалко было смотреть, — с некоторым сочувствием в голосе сказала Зизани.

Дело было в тот же день после обеда. Майор со своей подружкой расположился в логове Полквоста, ушедшего играть в манилыо.

Майор дрожал от возбуждения. Он выиграл схватку и теперь рассчитывал извлечь из этого выгоду. Все говорило о том, что Полквосту волей-неволей придется признать его заслуги. Так что в эту минуту ему было начхать на Провансаля.

Глава IX

Уже к вечеру Майор по-пластунски медленно подбирался к двери Полквоста.

Следуя его указаниям, Видаль с Эммануэлем перере зали телефонный провод, так что достаточно долгое время Полквост провел в покое — последние полчаса он вовсе не двигался с места.

Добравшись до двери, Майор встал, постучал и вихрем ворвался в комнату.

Глава X

Несколько дней спустя шеф объявил своим помощникам о помолвке. Прежде всего Полквост предупредил Видаля и Пижона, так как должен был передать им приглашение Зизани на небольшое торжество, посвященное этому событию.

Он призвал Видаля к себе в кабинет и сказал:

— Дорогой Видаль, довожу до вашего сведения, что… э… по просьбе моей племянницы… мы… наша семья была бы рада, если вы в семь вечера придете на празднование помолвки.

Глава XII

В семнадцать часов пятьдесят три минуты нажравшийся до отвала Полквост с еще более недовольным, чем обычно, видом (если только такое возможно) взял свой белый шелковый шарф, черное пальто, черную шляпу, схватил портфель и, не попрощавшись ни с кем, вышел вон. Оставив жену в гостях, он отправился в НКУ, дожевывая на ходу остатки торта.

Четвертая часть Любовь к буги-вуги - Глава I

Дядя занимал второй этаж роскошного каменного дома на проспекте Моцарта. Квартира была со вкусом обставлена экзотическими безделушками, собранными во время экспедиции в дальние края — в самое сердце монгольских саванн. Меровингские ковры из высококачественного волокна, которые летом периодически выстригали (как котов), смягчали раздражительное поскрипывание тисненого дубового пола. Все в доме способствовало благоустроенности и уюту.

Глава II

— А где Д’Аудит? — спросил Видаль, когда дверь открылась.

— Он только что пропахал носом лестницу со своей ударной установкой, — ответил Абади, который всегда знал, где что не так.

— Давайте его подождем.

Вскоре оркестр в полном составе переступил порог квартиры под аплодисменты огромной толпы своих почитателей.

Глава III

— Алло? Господин Лустало?

— Добрый вечер, господин Полквост, — сказал Майор, узнав мелодичный голос своего шефа.

— Добрый вечер, господин Лустало. Как дела? Не могли бы вы… позвать господина Пижона?

— Пойду посмотрю, тут ли он! — ответил Майор. Но Пижон уже дышал ему в затылок. Когда Майор повернулся, он отчаянно замахал руками. Майор выдержал паузу.

Глава IV

Опустилась ночь, еще больше, казалось, подсстегнув упившихся вдрызг гостей. Истекая потом, они все оравой пробегали целые километры, хватали, отпускали, бросали, ловили, раскручивали, закручивали друг друга, играли в теннис-пенис, шашки-сиськи, пробки-попки, елки-моталки, держалки, щипалки, к-себе-при-жималки, во-всякие-места-целовалки, куда-не-надо-залезалки, по-морде-получалки, сдачи-давалки, ругались по-английски, по-американски, по-негритянски, по-готтентотски, по-черному, по-болгарски, по-пата-гонски, по-островазеленогомысски, и как талия, и как талия. Они все были кто кудрявый, кто кучерявый, все в белых носках, в усохших снизу штанах, все курили сигареты из светлого табака. У самых больших дураков, как и следовало ожидать, на лицах проступало спесивое высокомерие, и Майору, который с интересом наблюдал за согласованными кульбитами дюжины лохматых любителей танцевать, пришли в голову любопытные соображения о том, что пинки под зад не страшны, если в задние карманы сунуть большие пачки денег. Чтобы немного встряхнуться, Майор раскупорил еще несколько бутылок, налил себе полный стакан, прополоскал в нем свой стеклянный глаз и с еще более сверкающим взглядом бросился к одной из девиц.

Глава V

В половине третьего утра сабантуй был в полном разгаре. Гости разделились на две равновеликие группы: на танцующих и шурующих. Эти последние наудачу разбрелись по комнатам, устраивались на кроватях, на диванах, в шкафах, под комодами, за комодами, за дверьми, под роялем (туда забрались трое), на балконах (прихватывая туда одеяла), в укромных уголках, под коврами, на шкафах, под кроватями, в кроватях, в ваннах, в подставках для зонтов, там и сям, справа и слева, ложились в куче и штемпелями, где черт постлал. Танцующие же сгрудились в одной комнате вокруг оркестра.

Глава VI

Майор сидел в заваленном обломками дворике и заклеивал лейкопластырем левый глаз. Рядом напевал блюз Антиох. После катастрофы уцелели лишь они. Хотя взорвался целый квартал, никто не обратил на это особого внимания — в это время район Бийянкура слегка бомбили.

У Майора уцелели шляпа, трусы и стеклянный глаз, у Антиоха — галстук. Остальная их одежда горела чуть поодаль коптящим пламенем.

Примечания

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE