READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Любовник Дженис Джоплин (El amante de Janis Joplin)

image

звездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвезда
Рейтинг книги:  0.0  Оценить книгу

Удивительные приключения дурачка из глухой деревни, который периодически общается с... собственной душой, вожделеющей долгожданной нирваны! Убийство и побег... Пребывание в отряде леворадикалов и в клане наркоторговцев... Громкая слава, вендетта и роман с самой «Жемчужиной» хиппи-культуры... И это — путь к нирване?! А почему бы и нет?..

Автор: Мендоса Элмер

Скачать книгу Любовник Дженис Джоплин: doc | fb2 | txt


Глава 1

Пусть холодно - никому до этого нет дела. Плохая погода не помеха парам, что танцуют далеко в горной сьерре под волшебным светом луны у ворот сарая, где в полумраке играет магнитола с единственной кассетой. “А что еще нужно для счастья?” - размышляла Карлота Амалия Басайне, наблюдая за парнями, которые дурачились в сторонке, поскольку им не досталось девушек для танцев. Она подумала, не пойти ли позабавиться вместе с ними, но потом решила, что сегодня хочет чего-то другого. Танцевать ей нельзя, это все знали: Карлота помолвлена с Рохелио Кастро, а значит, она теперь отрезанный ломоть. Посему никто из парней не осмеливался и близко к ней подойти, даже эти ребята, которые предпочитали развлекаться тем, что издевались над Давидом Валенсуэлой, награждая его подзатыльниками и тычками в спину с криками: “Закрой хлебало, каброн, а то муха залетит!” Они лишь недавно вернулись с побережья или из Соединенных Штатов, куда ездили на заработки, а те, кто оставался здесь, неплохо получали на сборе урожая индийской конопли и опиумного мака, а как же иначе - “золотой треугольник” день ото дня становился все могущественнее! Только простофиля Давид по-прежнему ходил в деревенских дурачках. Однако не такой уж он и дурачок, думала Карлота, не тащит же в рот букашек, не несет всякую чушь! Просто немножко заторможенный, не от мира сего - в общем, простофиля, но зато простодушный и милый в отличие от всех остальных. Давид размышлял, как поступить - ему всегда не хватало решительности, - а парни тем временем не переставали отвешивать ему тумаки и портить настроение. Спасаясь от издевательств, он приблизился к танцующим, но столкнулся с невестой Рохелио Кастро и зарделся под ее лукавым взглядом.

Глава 2

В одиннадцать вечера такси доставило Давида к дому дяди и тети. В пути его бессмертная часть никак себя не проявляла, но, несомненно, никуда не девалась, а просто затаилась в какой-то мозговой извилине. Сначала такси мчалось по дороге, ведущей из аэропорта, затем свернуло на шоссе Кульякан-Наволато, потом по бульвару Сапа-ты доехало до самой Коль-Поп. Давид осунулся, у него бессильно отвисла челюсть, но по крайней мере его больше не трясло, как в лихорадке. Прошло три часа с той минуты, когда он убил Рохелио Кастро.
Пока самолетик рассекал ночную тьму, пилот говорил Давиду:

Глава 3

Он не стал раздеваться, только стянул свои ковбойские сапоги. Джонленнон, спящий на соседней кровати, в очередной раз громко испустил кишечные газы. Внутренний голос твердил ему, что, совершив убийство, он заклеймил себя на всю жизнь, что память о Рохелио будет преследовать его вечно. Давид чувствовал себя совершенно разбитым. Он вспоминал снова и снова, как в зверином порыве спасти свою жизнь нащупывал невидимый камень. Несколько минут назад двоюродная сестра помогла ему подняться с пола, пока дядя Грегорио с горечью бранил Чато:

Глава 4

“Видишь этого парня с битой? Почему бы тебе не вмазать ему по башке, как Рохелио?” - Именно сейчас Давид меньше всего ожидал, что его бессмертная часть даст о себе знать. До сей минуты его не беспокоил голос женщины с лишним мужским гормоном, словно приберегая свои гадости для этого ответственного момента, когда Давид, одетый в форму “Лос-Томатерос”, выйдет против мощной команды университета Южной Калифорнии. Продолжалась четвертая партия. В предыдущих трех с одной третью его убийственные “стрейты”, достигающие скорости девяноста трех миль в час,”“пробили” десять бэттеров подряд. Ошеломленные зрители не верили своим глазам. А мексиканцы на трибунах, наблюдая за подачей Давида, очень скоро стали восторженно скандировать: “Санди Коуфакс, Санди Коуфакс, тебе нет равных, чертов Санди!”

Глава 5

Вернувшись в Кульякан из поездки в составе “Лос-Томатерос”, Чоло первым делом сел в свой пикап и поехал в район, где жила Мария фернанда. Он остановил машину неподалеку от ее дома, там, где улица Нуньоде Гусман поворачивает, упираясь в берег реки Агуанаваль. Именно на этом месте давным-давно собирались он, Чато и другие ребята. Какими далекими показались ему теперь те дни! Как и тогда, лампа уличного фонаря разбита камнем, брошенным чьей-то озорной рукой; трое парней играли в бабки, по очереди швыряя биты и не обращая на него никакого внимания. Несмотря на свои усилия увеличить объем продаж, Чоло по-прежнему оставался мелким торговцем наркотиками, до которого никому нет дела. Конкурентов у него не было, полиция бросила все силы на борьбу с партизанами, а потому он мог беспрепятственно передвигаться по всему городу в любое время суток и, самое главное, с пользой для дела. Чоло считал Коль-Поп своей территорией и чувствовал себя здесь очень уверенно.

Глава 6

С того дня Чато стал чаше появляться в домике на холме. Вообще-то он использовал его главным образом для хранения оружия и пропагандистских материалов, но, когда выдавалась возможность, заваливался спать.

Глава 7

Из домика на холме Чоло поехал прямиком к Марии Фернанде. Она поняла его с полуслова и, не раздумывая, решила сообщить в полицию, но отец охладил ее порыв:
- Не ввязывайся ни в какие дела, имеющие хоть малейшее отношение к Чато, иначе несдобровать ни тебе, ни всем нам! Пусть он лучше в тюрьме сгниет! - в сердцах добавил Грегорио.
В доме было жарко. Вентилятор на ножке медленно поворачивал из стороны в сторону свою круглую голову.

Глава 8

Когда он предстал перед Капи, его по-прежнему трясло, как в лихорадке. При виде двух откупоренных бутылок мескаля Давид насторожился: в чем дело?

Глава 9

Насвистывая, Чоло вышел из дома и сел в машину, чтобы отправиться на деловую встречу. Едва отъехав, он увидел девушку, которая настойчиво ему голосовала.
- Чего это она? Неужто заваривается мачака? - Чоло остановил машину. - Хочет показать, что просто так не отстанет? - Вообше-то времени у него совсем не было, пара часов, не больше, но Чоло был не из тех, кто упускает благоприятную возможность. Он сделал по громче радио, настроенное на станцию, передающую американские песенки. - Ну, как, принцесса, хочешь побывать на моем ранчо?

Глава 10

“Гальера”, большое помещение размерами шесть на пятнадцать метров, освещенное парой грязных электрических лампочек, было излюбленным местом собраний рыбаков. Здесь пили пиво, обливались потом, играли в карты, давали прозвища, рассказывали байки о морских приключениях и призраках, и все время под потолком флегматично вращались длинные лопасти вентилятора, хотя никто из присутствующих не ощущал ни малейшего дуновения.

Глава 11

У частной пристани покачивалась на волнах яхта тринадцати метров длиной; на берегу поражала своим великолепием вилла дона Серхио, каковой в скорости предстояло перейти в собственность Чоло: огромный дом с гостиной, занимающей целый этаж, терраса с видом на море и бассейном. Грегорио Палафокс Валенсуэла, он же Чато, ,он же команданте Фонсека, тщательно исследовал все подступы к территории виллы, внутренний дворик и все комнаты. Чоло, пребывающий в состоянии эйфории, плевать хотел на обеспечение безопасности. Давиду требовалось очень немногое, чтобы чувствовать себя совершенно комфортно. Друзья разместились в левом крыле здания, заняв три из семи спальных комнат.

Глава 12

Утром Давид проснулся довольно поздно от стука противомоскитной двери. Он лежал в гамаке, подвешенном для него в обеденной комнате с элегантными кожаными креслами.
- Эй ты, женский любимец! - громко окликнул его Чоло. - Рыбалку проспал! - Давид спрятал в бумажник неразлучную вырезку с фотографией Дженис. - Слушай, каброн, я вчера говорил на полном серьезе и хочу, чтоб ты подумал насчет той поездки на лодке. Тебе и надо-то пару раз сплавать, не больше, дело в том, что на пробные рейсы нужен человек надежный. Опять же, время меня поджимает, покупатели торопят; знаешь, гринго мачакой не корми, а дай травкой затянуться. Если я буду и дальше телиться, они запросто найдут себе другого поставщика, сам понимаешь; эти каброны способны и с другого конца света дурь завезти.

Глава 13

“Как думаешь, придет? - тревожно спросила Давида его бессмертная часть. - Честно признаюсь, немного встречалось мне женщин с таким особенным ароматом”. - Давид дожидался Ребеку, сидя на борту “броненосца Потемкина” и любуясь панорамой звездного неба. Он не хотел вынимать фотографию Дженис, которая практически развалилась от влаги и бесчисленных перемещений из бумажника и обратно. В полночь закрыли “Гальеру”, и через некоторое время мимо в сторону дома протопал сильно подвыпивший Мансо. Вот он остановился, закуривая очередную сигарету, и Давид вспомнил про свою зарытую в землю сокровищницу; отдавая днем деньги старику, он спросил его, выходить ли в море назавтра, и тот ответил:
- А зачем? Этого нам хватит, чтобы дожить до путины.

Глава 14

- Вы только посмотрите! - продолжал команданте. - Сегодня у меня счастливый день! - Окруженные “драконами” с ружьями на изготовку, Палафоксы невольно съежились под суровым взглядом полицейского начальника. За три часа до этого Маскареньо получил телефонный звонок от шефа полиции Наволато:

Глава 15

Сантос Мохардин приехал в Альтату под вечер, высадил из машины Педро Инфанте возле дома Клоутьера, а сам покатил к себе на виллу.
“Надо было назначить встречу с Санди в Авандаро на понедельник, - размышлял он. - Дон Серхио не любит, когда товар привозят домой”.

Глава 16

Маскареньо приехал в Альтату на рассвете; в машине, кроме него и шофера, сидели два охранника. Команданте жил на белом свете уже тридцать три года, из них чуть больше трех месяцев провел в должности начальника управления по борьбе с партизанами. Накануне ночью восемнадцать его коммандос произвели зачистку в рыбацкой деревне и штурмом захватили “Гальеру”, где в’ тот час, как обычно, собрались почти все мужчины выпить и поиграть в бабки. Спецназовцы ворвались на виллу Мохардина, где сразу решили разместить свой оперативный штаб, и в дом Ребеки. Позже команданте Маскареньо в своем рапорте укажет, что дом, в котором проживал Палафокс, был специально оборудован для отдыха и лечения подрывных элементов и членов их семей, а поскольку вилла находилась в собственности наркоторговца, связанного с партизанами, потребовал немедленной ее конфискации. “В доме нами обнаружены запасы продовольствия на несколько недель и много комнат, подготовленных для размещения большой группы партизан или, возможно, иностранных инструкторов, а также безымянная яхта”.
Наступил воскресный день, и рестораны на берегу готовились принять сотни голодных и жаждущих отдыхающих. Жены арестованных рыбаков испытывали приподнятое настроение: годами они выпрашивали у Бога какого-нибудь наказания для мужей-пропоец, и наконец их мольбы были услышаны - слава тебе, Господи! Сбылись похожие пожелания и в адрес “распутницы” за ее ненасытную жадность до мужчин.

Глава 17

В тюремной камере стояла удушающая жара. Но поскольку из-за боли Давид словно витал в ином мире, в котором не было места другим ощущениям и пониманию происходящего, из внешних раздражителей им воспринимались только пение и плач, кажущиеся ему далекими и чужими, будто вовсе не его окружали эти звуки, преисполненные горечи и безутешности. “Они заставили меня припомнить эпоху гонений на первых христиан, - сказала карма. Давид тяжело дышал открытым ртом. - Впервые мне захотелось отречься от жизни”.
Кто-то не вытерпел и закричал:

Глава 18

Вернувшись в Альтату, Чоло первым делом позвонил Марии Фернанде. Договорились встретиться вечером.
- Не хочу докучать тебе нашими проблемами, но мы все очень беспокоимся за Давида, его причислили к партизанам, а он и мухи не обидит.
- Это правда, что о нем написали в газете?

Глава 19

- Мне здесь нравится, - сказал Роллинг. Бакасегуа разглядывал странички “Калимана”; у него под боком высилась целая стопка старых сборников комиксов, истрепавшихся от многократного перелистывания. - У меня всего навалом - клубники, малины, вишни! К цветущим растениям летят колибри, за колибри бабочки, а бабочки живут только на воле! Пчелы заняты опылением соцветий, а значит, у нас будет мед - ты когда-нибудь пробовал сыр с медом? Японцы просто тащатся от сыра с медом, они готовы променять на сыр с медом даже сумо и оригами, им лишь бы ездить по всему миру, фотографировать все подряд да есть сыр с медом!

Глава 20

- Они просто не согласны, вот и все! - говорила Мария Фернанда. - Спрашивают, с какой стати адвокат Аранго решил, что митинг может навредить Санди.
- Да потому, что на митингах всегда происходят беспорядки, народ начинает вести себя агрессивно, а правительству это не нравится.

Глава 21

В шесть утра раздался громкий крик:
- Выходи строиться! Всем строиться на утреннюю поверку! - Давида это не касалось, но он плохо понял объяснения адвоката относительно своих оплаченных привилегий и присоединился к соседям по камерам - тем более что ему не спалось уже с четырех часов.
Уголовники в тюрьме ненавидели друг друга, но, несмотря на соперничество, старались не портить свое положение еще больше и создавали себе более или менее сносные условия существования.

Глава 22

Жизнь в тюрьме иногда бурлила не хуже, чем на воле: в любое время суток слышались музыка и веселые крики, заключенные праздновали свои дни рождения и между шутками, сварами и даже песнями забывали и думать о свободе. Те же, кто не сумел привыкнуть и мучительно ломал голову над тем, как выбраться, в итоге бросались на проклятую шестиметровую стену с пропущенным по проволоке током высокого напряжения. Обреченные на терзания, они обдумывали даже возможность перепрыгнуть через нее с помощью шеста - до определенного момента, когда им уже все становилось без разницы. Давид постоянно ощущал необходимость быть настороже: Сидронио представлял опасность, равную двадцати Роллингам, и почти такую же, как Маскареньо. В сьерре четко различались споры, которые можно уладить с помощью слов, и противостояния, разрешимые только кровью, а Сидронио, судя по всему, уступать не собирался. “Тем хуже для него, - заявила карма. - В таком случае все становится предельно ясно!”

Глава 23

Вечером того же дня Мохардин позвонил Аранго из Лос-Анджелеса, где на предстоящие выходные было запланировано его бракосочетание с Грасьелой.
- Как дела, адвокат? - Аранго рассказал ему о смерти Андреса и заверил, что с Давидом все улажено; завтра в девять утра он подсторожит губернатора в аэропорту, подпишет у него распоряжение, и к полудню Давид уже будет пить холодное пиво в “Бермудском треугольнике”.

Глава 24

Ему с детства внушали, что мужчины не плачут, но Давид даже не пытался остановиться, только закурил сигарету и, подвывая, продолжил оплакивать Дженис.
“Уймешься ты наконец?” - “А ты когда-нибудь замолчишь? Мне хотелось бы хоть несколько дней провести в безмолвии, переживая боль утраты”. - “Прости”. - “Я хочу на тот пляж, где развеяли ее прах”. - “В первую очередь надо отомстить”. - “Нет, сначала на тот пляж!” - “Ты забыл, что Сидронио должен умереть?” - “Пусть умирает, когда наступит его очередь”. - “Ты, видать, совсем голову потерял, подумай хотя бы о матери, о сестрах! Вряд ли они согласились бы сейчас с тобой!” - “По радио сказали, что церемония погребения носила частный характер, в ней участвовали только родственники и друзья - а как же я? Разве я не имел права присутствовать?” - “Конечно, нет, ты для нее ничего не значил, ты был всего лишь ее любовником на восемь минут”.

Глава 25

Сидронио знал, что Давида отпускают на свободу.
- Похоже, Рожей-не-вышел-жопой-не-прошел скоро уходит, - шепнул ему охранник.
- Кто, дебил?
- Он самый, партизан сраный!

Глава 26

- А ну-ка, рассказывай все по порядку! - приказал начальник охраны.
- Я видел, как умер Сидронио Кастро, - отвечал Давид, - видел, потому что прогуливался возле своего барака и разговаривал сам с собой.
- Ага, а с ним еще кто-нибудь был? От чего он умер?
- От инфаркта миокарда. - Давид улыбнулся во весь рот.
- Ага, понятно, вы оба ведь из одной деревни, так?

Глава 27

Нос зачесался, и он потер его подушечкой пальца, но что-то продолжало щекотать поверхность носа; Давид снова потер, однако раздражение не проходило, и тогда он очнулся, открыл глаза и спросонок решил, что у него галлюцинации: боже милосердный, Маскареньо склонил над ним мертвенно-бледное лицо и водил по носу кончиком дула “смит-вессона”.

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE