A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Скачать Бумажный Грааль (The Paper Grail), читать книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Бумажный Грааль (The Paper Grail)

image

звездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвезда
Рейтинг книги:  0.0  Оценить книгу

Алхимики-любители и музей модерновых мистерий... Старинный японский рисунок, который, похоже, то ли не совсем рисунок, то ли совсем и не рисунок... Покойник, который, похоже, жив и здоров... Тайна, за которой охотятся очень странные люди... Калифорния Джеймса Блэйлока. Зазеркалье, в котором вещи — далеко не то, чем кажутся!

Автор: Блэйлок Джеймс П.

Скачать книгу Бумажный Грааль: doc | fb2 | txt


Глава 1

Небесные письмена в его сне не складывались ни в слово, ни во фразу: пять белых облачков плыли по голубому небу. Никакой самолет не вычертил их реактивным выхлопом; просто постепенно возникли и расположились в определенном порядке пять облачков – так проступает в вечерних сумерках созвездие. На сей раз издалека наплывал тяжелый, ритмичный гул океана, и Говард принял его за шорох круговорота природы, вращающегося, точно мельничное колесо. Во сне он знал, что на дворе осень. Облачные знаки всегда были одни и те же и всегда подразумевали одно и то же, а зима сменялась весной, летом, осенью и снова зимой, следуя за просыпающимся годом.

Глава 2

Лимузин полз по запруженным улицам Сан Франциско: по Грэнт стрит, через Чайнатаун, оттуда на Норт бич. Стоял июль, тротуары запрудили туристы, плотный поток машин едва двигался и в том и в другом направлении, взад вперед между бамперами осторожно лавировали пешеходы. Элоиза Лейми не могла взять в толк, почему какой то идиот водитель пропустил свой поворот и теперь перегораживает магистраль через город. По глупости, наверное. Или по наглой развязной злобе – так тратить время бедной пожилой женщины, которая в городе одна одинешенька, которую любой обидеть может.

Глава 3

– Умер?
Мистер Джиммерс серьезно и печально кивнул, но все еще не без подозрительности, будто подразумевая, что Говарду о происходящем известно больше, чем он признает.
– Упал с обрыва каких то пару недель назад. Это его машина там на скалах. Никому такого падения не пережить. Тела так и не нашли. По моему глубокому убеждению, его выбросило из машины. Прибрежное течение, наверное, уже утащило его на юг. Вам бы следовало остаться дома и его дождаться.

Глава 4

Трудно сказать, что привлекало Элоизу Лейми в лилиях: может, тяжелые, мясистые лепестки, или вылезающие из земли толстые, заостренные, которые почему то вызывали в памяти особо бурные сцены из романа Д. X. Лоуренса, хотя она никогда бы в этом не призналась. Или то, как легко они поддавались мутации и изменению цвета. Их запах, когда таковой имелся, бывал обычно отталкивающим и сильным, словно в чашечках сгустились гниение, отходы жизнедеятельности и смерть. Ее палисадник был расчерчен на аккуратные дисциплинированные грядки и клумбы. Такие она не стала бы разбивать просто ради удовольствия. Впрочем, она почти ничего не делала просто ради удовольствия. С годами она научилась вести жизнь целеустремленную, лишенную пустых развлечений.

Глава 5

Дом дядюшки Роя стоял в конце Барнетт роуд, притулившись к самому пихтовому лесу, который, казалось, взбираясь на холмы, тянулся вечно. Викторианского вида ветхая постройка нуждалась в покраске. Пряничные завитушки потрескались, местами развалились и висели теперь на ржавых гвоздях. Кто то начал подлатывать дом, ошкурил и местами восстановил деревянную резьбу, но делал это наспех и, судя по всему, давно; шаткие леса у западной стены, где кто то когда то зачищал свесы крыши, поблекли от дождя и ветра. Двор был заросшим и бурым от сорняков, среди которых валялись пожелтевшие газеты – с них даже не сняли почтовую резинку.

Глава 6

Пока Сильвия и Эдита ели свои сандвичи, дядюшка Рой мрачно хандрил. С нервозным видом, будто не зная, куда девать руки, он наконец встал и, распахнув дверцу холодильника, заглянул во все пластиковые контейнеры с остатками вчерашнего ужина, достал открытую консервную банку и, подняв ее повыше, вопросительно посмотрел на Говарда.

Глава 7

– Неприятности? – спросил Говард и почти сразу почувствовал себя немного глупо, почти по детски. Он поймал себя на том, что испытывает острый приступ непонятного беспокойства. На город будто бы пала тень, и он подозревал, что в ней притаилось зловещее нечто, которое он вот вот разглядит. Вот еще один клочок, подумал он, глядя на припаркованную под неоновой вывеской машину.

Глава 8

Вечером Говард оказался в желтой «тойоте» Сильвии, движущейся по прибрежной трассе к Мендосино. Обед прошел довольно напряженно. Дядюшка Рой так серьезно и оптимистично расписывал перспективы дома ужасов, точно выбивал инвестиции. Устроить его предполагалось в пустующем помещении ледохранилища в гавани, за «Чашей и Англией». Его друг Беннет «работает там день и ночь». Говард так и не понял, Беннет – это имя или фамилия. Дядюшка Рой ведал главным образом деловой и творческой стороной. Этот Беннет умел орудовать молотком и гвоздями и готов был работать «по наитию». Дядюшка Рой пообещал «оттащить туда Говарда завтра с утра пораньше» и пару вещей ему показать.

Глава 9

«Спасибо тебе, Господи, за лунный свет», – повторял про себя Говард, пока они петляли по шоссе к югу от реки Малой.
Дорога была пуста, если не считать света фар в полумиле за ними. Говард с радостью бы съехал на обочину и пропустил машину, чтобы его не слепили в зеркальце заднего вида дальние огни, но машина держала дистанцию – всегда один два поворота сзади – и шла на одной с ними скорости.

Глава 10

Говард смотрел в темноту, вырванный из сна чугунным звоном часов в гостиной, которые пробили пять. Часы отбивали каждую четверть, но Говард все таки сумел заснуть, закрыв голову подушкой, а потом все равно два три раза просыпался, когда минутная стрелка обходила полный круг и гудел большой колокол. Он перекатился на другой бок, решив ни за что не вставать. Сон гораздо важнее. Потом он лежал и думал, и с каждой минутой чуть больше просыпался, начиная тревожиться из за пустяков, как бывало с ним всякий раз, когда он просыпался рано.

Глава 11

Говард сжался в комок, зная, что за спиной у него беда, но моля у вселенной еще десять секунд относительного мира и безопасности, прежде чем придется взглянуть в лицо злой судьбе. Потом, собравшись с духом, обернулся. Злая судьба приняла облик дядюшки Роя в теплой куртке, который стоял у поленницы и держал в одной руке полевой определитель грибов северного побережья, а в другой – прикрытую платком корзинку. Дядя покачал головой, словно советуя Говарду молчать, а потом кивнул в сторону дома. Говард последовал за ним по тропинке, чувствуя себя глуповато и все еще немного дрожа от пережитого испуга.

Глава 12

Согнувшись в кресле качалке, миссис Лейми смешивала какое то снадобье в керамической миске, стоявшей на полу у ее ног. Вероятно, какое то удобрение – рыбная эмульсия, судя по запаху. Она подняла глаза на Говарда, когда он уже шел по выложенной плитами дорожке между розовых кустов.

Глава 13

Сильвия сложила скатерть и убрала на место тарелки, оставив недоеденное мистеру Джиммерсу. Когда минуту спустя они заглянули в малую гостиную, старик, клюя носом, дремал в кресле.
Говард еще ждал, что он вот вот вскочит и рассмеется – но тщетно. Голова мистера Джиммерса скатилась на грудь, и он захрапел.

Глава 14

После полуденного сна в кресле мистер Джиммерс был помят и всклокочен и на Говарда уставился совсем как школьный учитель, у которого на уме березовые розги.
– Что, скажи на милость, ты тут делал? – спросила Сильвия, из за плеча мистера Джиммерса рассматривая уже остановившуюся машину. Говард заметил, что она улыбается. Она взялась бранить Говарда прежде, чем за него примется мистер Джиммерс. – Гараж просто ходуном ходил. Мы даже из дома услышали. Что у вас тут, мистер Джиммерс, граммофон? – Она с невинным видом поглядела на устройство.

Глава 15

Там был просто кусок гипсокартона – тонкий и не слишком плотный, – а вовсе не оштукатуренная стена. Говард готов был поклясться, что изначально стенки тут не было. Когда Грэхем строил этот дом, гипсокартон, даже если он и имелся тогда в продаже, что маловероятно, был ни к чему. Почти уткнувшись носом в стену, Говард ощутил затхлый запах недавно положенного раствора и химическую вонь свежей краски. Были видны даже следы кисти, где кто то закрасил потеки, оставленные, вероятно, ржавой водой. Вполне возможно, это сделали вчера или на прошлой неделе. Тот, кто тут поработал – Джиммерс скорее всего, – расстарался на славу.

Глава 16

Минута прошла в полном молчании. Говард чувствовал холод каменных плит под ногами, скудное тепло догоревших поленьев и с сосущей пустотой в желудке сознавал простую истину: кто то сию секунду хладнокровно решает, как с ним поступить: то ли пристрелить в затылок, то ли избить до потери сознания дубинкой. Его снова пробрал озноб, на сей раз жестокий. Какие бы силы ни поддерживали его, когда он пробирался назад в дом, сейчас они иссякли, и с растущим ужасом он понял, что совершенно не в состоянии сопротивляться.

Глава 17

На следующее утро Говард проспал допоздна, но проснулся, чувствуя себя лучше, чем ожидал. Царапины и порезы оказались поверхностными, и двенадцать часов сна восстановили его силы. Ему не давала покоя смутная мысль, что теперь он знает что то, чего не знал раньше, вот только он не мог сказать, что именно. Скорее это было ощущение, что он очутился среди людей, связанных общей целью, словно прошел наконец крещение и вступил в братство.

Глава 18

Грэхем теперь почти не спал. Сон никак не шел, да и вообще нужда в нем как будто отпала. Тянулись часы темноты. Ночью рыбачить невозможно. На спуске к пруду и в дневное время легко оступиться. Иногда он сидел по ночам на веранде в качалке, смотрел, как встает над деревьями луна. Но ночью холодно, а холод его в последнее время изматывал. Еще по ночам он читал – в основном Библию, издание с крупным шрифтом, на которое пришлось перейти несколько лет назад.

Глава 19

В дверь постучали. Для Эдиты с завтраком слишком рано. Это мог быть Рой Бартон, везде чующий неприятности и повсюду видящий заговоры, но и на его стук не похоже. Грэхем медленно поднялся с кровати и натянул на длинные подштанники брюки. Потом надел шляпу и шлепанцы, нашел свою палку трость и заковылял к двери. Только только расцвело, и утро было серым и тусклым. Через оконное стекло он увидел, кто там, и доподлинно понял, что приключилось с его огородом.
Наконец дошло и до этого, до разговора начистоту с Элоизой Лейми. Он знал, что она хочет у него забрать, но это было невозможно. Теперь оно не в его руках. Жребий брошен, наследник избран. Он приехал на север по доброй воле, сам просил разрешения приехать. Его затянуло в водоворот событий. Он уже стал колесиком их механизма. Элоиза Лейми, сводная сестра Майкла Грэхема, опоздала.

Глава 20

Говард встал, наступив для пробы на больную ногу, и тут же последовал второй толчок, – словно что то огромное ударилось о землю. Снова рухнув в кресло, Говард вцепился в подлокотники, ожидая, что вот вот обвалится крыша. С трудом поднявшись на ноги, он доковылял до дверного проема, где оперся руками о косяки. Старый дом кряхтел и покачивался, по потолку побежали зловещие трещины. В кухонных шкафчиках отчаянно звенели друг о друга стаканы, с грохотом хлопнула дверца буфета и что то разлетелось о кухонный стол.

Глава 21

Почти две сотни долларов в кармане, а солнце только только поднялось над нок реей. За доски, которые так отзывчиво почистил Говард, выручить удалось только восемьдесят баксов – даже двадцати центов за фут не получилось. Но все равно чистая прибыль, и к тому же сегодня только вторник. Нет смысла даже думать о работе. Какая разница для отошедшего от дел человека вроде Роя Бартона? Доллар в час, пятицентовик в час – время не деньги, уже много лет не деньги.
Хлопнув себя по нагрудному карману, он принялся насвистывать, но тут вспомнил утренний разговор с Джиммерсом, и свистеть расхотелось. Известие о смерти старика Джиммерса почти сразило.
– Черт, – ругнулся вслух дядюшка Рой, пожалев, что это не он рассказал Джиммерсу.

Глава 22

– Разве ты с нами не идешь, Горноласка? – глумливо спросил Касалкин.
Остановившись на веранде, он кричал в открытую дверь дома. Встав, Горноласка двинулся к ним, на ходу качая головой. Преподобный Уайт направил камеру на художника Джей сона, который обнял Касалкина за плечи и принял картинную позу – гордый профиль, мундштук у рта.
– Умышленное нанесение вреда – это не по мне, – сказал Горноласка. – Боюсь, к таким выходкам я равнодушен. Ими ровным счетом ничего не добьешься. И это легкомысленно. Я скандалов не устраиваю. – Говорил он капризным тоном, словно думал, что его дразнят.
– Говард его раскокает, – сказала Гвендолин Банди.
– Раскокает! – расхохотался преподобный Уайт. – Рискну согласиться, если ты будешь держать руки при себе, а не при его ширинке.
Он ущипнул миссис Банди за бок, на что она развернулась и игриво от него отмахнулась.

Глава 23

Честертон Касалкин попятился, потом повернулся бежать, даже, оттолкнув дядюшку Роя, проскользнул между двух клейщиков. Но старый Беннет ловко поставил ему подножку, и, слабо хрюкнув, он плюхнулся на четвереньки в траву. Мужчина из гавани поднял Касалкина на ноги, услужливо стряхнул с его одежды несколько травинок и вытер руки об окровавленный передник. Кивнув в сторону «шеви», он объяснил Касалкину что то вполголоса, точно рассказывал ребенку об ужасных опасностях, подстерегающих того, кто играет посреди улицы. Один из клейщиков, с лицом неподвижным, как бетон, впился пальцами Касалкину в руку и стал теснить его к машине.

Глава 24

– Значит, мы можем быть уверены, что его дома нет?
Говард смотрел в окно на океан, они ехали на юг. С прошлой ночи вода заметно поднялась, и прилив стоял выше, чем хотелось бы. Сдается, если они хоть немного проволынят, он снова промокнет.

Глава 25

В затхлой темноте они шли молча, прислушиваясь к скрипу своих ботинок по каменистому полу. Внезапный безмятежный оптимизм в согретом солнце «студебекере» исчез, улетел, как сказочная птица, а ведь они прошли всего несколько ярдов в глубь скалы. Устало поднимаясь по ступенькам, Говард попытался распутать клубок смутных воспоминаний и догадок, отговорок и еще не оформившихся планов.
Теперь он утомленно опирался на палку, в свободной руке нес футляр с рисунком, а Сильвия освещала фонариком путь. Он представлял себе, как объясняет дядюшке Рою и тете Эдите, что они с Сильвией… Что это означает? Ему придется переехать, это во первых. Может, на время снять комнату в пансионе?

Глава 26

Говард поглядел на него недоуменно.
– Рисунок. Разверните его.
Мистер Джиммерс указал на руку Говарда, в которой он держал еще свернутый лист. Говард разжал пальцы, и листок снова плоско лег ему на ладонь. Почти сразу шторм начал стихать. Раз два вдалеке блеснули молнии, но от грома остались лишь приглушенные раскаты. Ветер стих, дождь унялся до мелкой мороси. Звезды засияли над океаном среди рваных туч, которые, казалось, расходились во все стороны разом, оставив по себе снова ясное небо.
– Может, вам лучше перестать с ним играться и убрать на место? – Мистер Джиммерс говорил осторожно и медленно, будто обращался к человеку с заряженным ружьем.

Глава 27

Магия лилий и пепла полностью исчезла из морского ветра, а сменивший ее вдруг запах дождевой воды показался неприятным, поскольку был полной противоположностью этих чар, своего рода магическим противоядием. Внезапно ее охватил страх, что болотце неведомым образом восстановилось, и она тяжело сбежала назад в низинку, потом на дюну за ней, чтобы в последний раз посмотреть – убедиться, что дело ее рук осталось неизменно. Болотце было пустое, на целый дюйм занесенное сухим песком. Она широко улыбнулась, но с минуту подозрительно смотрела на грозовые тучи, а потом снова направилась к своей машине.

Глава 28

Джиммерс и Сильвия привезли Говарда к бару «Тип Топ» на «тойоте» Сильвии, оттуда он поехал к мотелю «Морские брызги» на грузовике Беннета. Развернувшись носом к шоссе, Говард припарковал грузовик и вышел, оставив ключи в замке. Постоял немного, глядя на юг, на огни ночного города. «Тойота» была припаркована возле «Бензина и кормежки», ее он едва едва видел в свете фонаря над стоянкой. Он оглядел дюны вдоль Пудингового ручья. И без труда нашел тех, кого искал, – Джиммерс и Сильвия притаились в тени железнодорожного моста. Джиммерс медленно помахал ему, а затем они снова скрылись в черной тени.
Жестяной гараж стоял на платформе позади Говарда – забитый садовыми инструментами, пустыми цветочным горшками, мешками удобрений и алюминиевыми складными стульями, а еще там пряталась эксцентричная машина Джиммерса. Спрятав под курткой поддельный рисунок, Говард направился прямиком к двери номера 18 и решительно постучал. Свет внутри погас. Быстро колыхнулась занавеска, дверь приоткрылась.

Глава 29

Внезапно на Говарда накатила смертельная усталость. Он постоял с полминуты, закрыв глаза. На такое почему то он никак не рассчитывал и сейчас признался самому себе, что чертовски боится Горноласки. Горноласка был слишком уверен в себе, слишком подтянут, никак не понять, что у него на уме, и Говард спросил себя, не из за этой ли самоуверенности, на которую накладывалась ревность, он неверно оценил противника. Сколь бы ужасна и опасна ни была миссис Лейми, иметь дело с ней было куда как проще.

Глава 30

В жестяном гараже, в котором тряслись по шоссе Говард и Сильвия, было темно хоть глаз выколи. Их «троянский конь» скрипел и стонал, на каждом повороте или выбоине елозя взад вперед по платформе. Джиммерс ехал в кабине вместе с Горнолаской, которому придется выдумать отговорку, почему он привез с собой Джиммерса. Но в гараже не хватило бы места для машины и еще трех человек, пришлось бы выкинуть весь садовый инвентарь, а Джиммерс не видел в этом смысла.

Глава 31

Повисла ужасающая тишина, будто от удивления онемела сама природа. От невероятного появления миссис Лейми утих даже ветер. Только где то в отдалении океан бормотал, точно огромный вздыхающий призрак. Фары кареты «скорой помощи» освещали лес за музеем, и Говард почти ожидал, что вот вот из за деревьев, пережевывая фантомную жвачку, выйдет сияющая корова. Первой заговорила миссис Лейми.
– Артемис Джиммерс, – произнесла она тоном, в котором должен был прозвучать приказ. Вот только голос у нее дрожал и едва не срывался на визг. – Я приехала за машиной призраков и костями Джона Раскина.

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE