READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
США после второй мировой войны (Postwar America)

США после второй мировой войны (Postwar America)

звездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвезда
Рейтинг книги:  0.0  Оценить книгу

Читатель не найдет в книге исчерпывающего хронологического освещения всех основных событий послевоенной истории США. В ней затрагиваются лишь некоторые проблемы социально-политической истории страны. Автор пишет о целях и результатах участия США во второй мировой войне, об агрессивной внешней политике американского империализма в послевоенный период в некоторых странах Европы, Азии и Латинской Америки. В книге также рассматривается антидемократическая внутренняя политика американских властей, расовые отношения, правосудие в США в послевоенные десятилетия.

Зинн Говард

Скачать книгу США после второй мировой войны: fb2 | epub | mobi | txt


Введение. Кредо Америки

Любая книга по истории является толкованием событий, в котором какое-либо событие прошлого переносится в настоящее в соответствии с интересами самого историка. Причем, как бы мысль историка ни была погружена в прошлое, его интересы определяются непременно настоящим. Мой собственный интерес к написанию этой краткой истории Соединенных Штатов, охватывающий 25-летний период после окончания второй мировой войны, объясняется стремлением рассмотреть две проблемы в надежде побудить читателя к более активному участию в создании американской истории, не похожей на ту, которая составляет наше прошлое.

Глава 1. «Лучшая» из войн

«Нью-Йорк тайме», среда, 15 августа 1945 г. Во втором абзаце передовой статьи под заголовком «Япония капитулирует, война окончена! Император принимает условия союзников: Макартур — верховный главнокомандующий!» ее автор Артур Крок извещал, что «текстом ноты, направленной четырем державам, в котором приняты условия Потсдамской декларации от 26 июля 1945 г., кровожадным устремлениям японской военной клики положен конец…»

Глава 2. Империя

Возвратившись в Соединенные Штаты после встречи с маршалом Иосифом Сталиным и премьер-министром Уинстоном Черчиллем в Ялте в начале 1945 г., когда был уже близок конец войны, президент Рузвельт заявил, что конференция «большой тройки» «должна означать ликвидацию системы односторонних действий, закрытых союзов, сфер влияния, баланса сил — всех тех приемов, которые применялись веками и всегда терпели неудачу».

I. Интервенция. А) Корея, 1950–1953 гг

25 июня 1950 г. началась война в Корее. Президент Трумэн незамедлительно выступил с заявлением о вводе в Корею американских военно-воздушных и военно-морских сил под предлогом оказания Южной Корее помощи в деле защиты от «нападения» Корейской Народно-Демократической Республики. Его заявление было сделано в ответ на резолюцию ООН, в которой содержалось обращение к КНДР отвести войска на 38-ю параллель. «Соединенные Штаты будут по-прежнему действовать в соответствии с правовыми нормами», — заявил Трумэн. Военные действия США в Корее ставили под сомнение какую бы то ни было «законность». В резолюции ООН по корейскому вопросу содержалась рекомендация об «оказании Южной Корее такой помощи, которая может оказаться необходимой для отражения вооруженного нападения и восстановления мира и безопасности в данном районе». Войска Соединенных Штатов, составлявшие костяк «войск ООН», возглавляемые американским генералом Макартуром, вторглись в пределы Северной Кореи вплоть до реки Ялу.

Б) Гватемала, 1954

Слова, сказанные Трумэном в связи с интервенцией в Корее, о том, что Соединенные Штаты поддерживают «правовые нормы» в противоположность «использованию силы», были полностью опровергнуты в 1954 г. свержением Соединенными Штатами законно избранного реформистского правительства Гватемалы. 18 июня силы интервентов, состоявшие из головорезов, обученных Центральным разведывательным управлением США на секретных базах в Гондурасе и Никарагуа, при поддержке американских самолетов типа «Сандерболт Р-47», пилотируемых американскими летчиками, вторглись в Гватемалу через Гондурас и поставили у власти полковника Карлоса Кастильо Армаса, получившего в свое время военную подготовку в форте Ливенворт, расположенном в штате Канзас. Интервенция в Гватемале явилась нарушением Устава ООН, требующего, чтобы все члены воздерживались в своих международных отношениях от применения и угрозы применения силы против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, В «Справочнике по международному нраву», изданном в 1968 г. Международным фондом Карнеги, отмечено, что «косвенное участие любого правительства в вооруженных действиях вне пределов территории своей страны рассматривается как применение силы и подпадает под действие тех же законов, которые применяются в случаях открыто враждебных действий, направленных против другого государства». Попытка включить вопрос о вторжении в Гватемалу в повестку дня Совета Безопасности была отклонена ставленником Эйзенхауэра Генри Кэботом Лоджем, являвшимся председателем Совета, под тем предлогом, что этот вопрос касался якобы только внутренних дел Гватемалы и не подпадал под юрисдикцию ООН.

В) Ливан, 1958 г

Политика вооруженной интервенции за границей была взята на вооружение и правительством Эйзенхауэра. 14 июля 1958 г, 35 тыс. морских пехотинцев США высадились в Ливане. За ними последовало еще несколько тысяч. За год до этого Эйзенхауэр добился от обеих палат американского конгресса принятия совместной резолюции, предоставлявшей президенту право использовать вооруженные силы «в целях достижения и защиты территориальной неприкосновенности и политической независимости стран, требующих такой помощи против открытой вооруженной агрессии со стороны любой страны, контролируемой международным коммунизмом». Это предложение впоследствии получило известность как «доктрина Эйзенхауэра».

Г) Куба, 1961 г

Вмешательство Соединенных Штатов Америки в дела Кубы постоянно проводилось в соответствии со специальным методом, применяемым США для управления своей латиноамериканской империей. Прямая аннексия отвергалась. Вместо нее американское правительство предлагает своим южным соседям отеческую защиту от внешних врагов в обмен на разрешение создавать там американские военные базы, контроль США над ключевыми отраслями их экономики; американскую поддержку даже тех правительств, которые применяют варварские методы управления народом своей страны, но сочувственно относятся к военными экономическим интересам США, а в случае необходимости и к американским войскам.

Д) Доминиканская Республика, 1965 г

Трумэн совершил интервенцию в Греции и Корее, Эйзенхауэр — в Гватемале и Ливане, Кеннеди — на Кубе, а в 1965 г., словно для того, чтобы подчеркнуть преемственность агрессивных устремлений американского национализма, настала очередь Линдона Джонсона. На этот раз объектом нового вторжения Соединенных Штатов была выбрана Доминиканская Республика, расположенная в районе Карибского моря. Эта интервенция, как и все предыдущие, была совершена в нарушение устава Организации американских государств. Во введении к своему исследованию американской интервенции в Никарагуа в 1926 г. Нейл Маколи, указывая на историческую параллель между действиями США в отношении Никарагуа и Доминиканской Республики, пишет: «Военная хунта, свергшая избранное конституционным путем правительство Хуана Боша в Доминиканской Республике, была признана США вскоре после прихода Джонсона к власти. Затем, когда общее недовольство незаконным правительством приняло форму вооруженного сопротивления, президент Джонсон в порыве спонтанной реакции, вызванной предполагаемой коммунистической угрозой, высадил в Доминиканской Республике многочисленные американские войска, повторив тем самым аналогичные действия США в 1926–1927 гг. в Никарагуа, связанные с именем президента Кулиджа. Интервенция США предотвратила победу «мятежников» в Доминиканской Республике, но в то же время воскресила в памяти образ Соединенных Штатов как дерзкого воителя, готового разгромить любое демократическое движение, имеющее хотя бы отдаленное сходство с коммунизмом».

II. Экономическое проникновение

Все названные примеры военного вмешательства США в дела других стран, не говоря о Вьетнаме, являлись частью американской внешней политики, которая включала и экономическое проникновение. По окончании первой мировой войны, когда Соединенные Штаты Америки стали банкиром разоренных войной европейских стран, начала вырисовываться роль США, щедро раздающих экономическую помощь слаборазвитым странам мира. Вторая мировая война и ее последствия значительно усилили все элементы этой картины: война была самой опустошительной в истории, американские экономические программы за границей по своему масштабу превосходили все прежние, а речи о помощи отчаявшимся народам мира стали еще более пышными.

III. Милитаризация

С конца второй мировой войны и до 1970 г. правительство Соединенных Штатов потратило на военные цели тысячу миллиардов долларов. Оно подготовило регулярную армию численностью 3 млн. человек, выстроило 400 крупных и 3 тыс. малых военных баз в 30 странах мира, имело в Европе 7 тыс. тактических ядерных боеголовок; держит в постоянной боевой готовности несметное число тяжелых бомбардировщиков с водородными бомбами на борту, построило свыше 40 подводных лодок, способных в погруженном состоянии выпустить 600 ракет с ядерными боеголовками. И все же в 70-х годах при всей своей сверхвооруженности Соединенные Штаты планируют новый рост вооружений: подводных лодок, ядерных боеголовок, бомбардировщиков — и еще более сложное, более смертоносное и более дорогое оружие. И этой гонке вооружений не видно конца.

IV. Вьетнам

Вышеизложенное краткое освещение внешней политики США в послевоенный период не претендует на роль исследования современной истории; цель данной работы заключается в том, чтобы проиллюстрировать следующую точку зрения, выдвинутую в начале данной книги: декларируемые ценности американского либерализма расходятся с реальными ценностями, на деле определяющими политику лиц, принимающих решения. Это расхождение между словом и делом характерно для каждой администрации США, как бы она себя ни называла: либеральной или консервативной, демократической или республиканской. С особой силой это противоречие проявилось в вопросах американской политики в Юго-Восточной Азии.

Глава 3. Демократия и прибыль

Восхваление «американской демократии» особенно усилилось в период «нового курса»: тогда, в разгар экономического кризиса, было провозглашено, что правительство должно взять на себя ответственность за облегчение участи американцев, терпящих нужду и нищету. Но слова по-прежнему были далеки от действительности. Только вторая мировая война, когда надо было удовлетворять нужды фронта, принесла с собой полную занятость и полную мобилизацию ресурсов страны. А «новый курс» Франклина Д. Рузвельта, при всех его законодательных новшествах, не внес никаких изменений в социально-экономическую структуру Соединенных Штатов или в распределение национального богатства — изменений, какие необходимы для достижения полного равенства и демократии.

Национализм

Либерализм, будучи буржуазной идеологией, нуждался в национальном государстве как для освоения ресурсов своей страны, так и для империалистических захватов ресурсов других стран. Ярый эгоцентризм и агрессивная ксенофобия буржуазного государства нигде не действовали с такой силой, как в Соединенных Штатах, где материальные средства и энергия людей тратились на войны и подготовку к войнам, а не на удовлетворение важнейших человеческих нужд. В послевоенной Америке тот триллион долларов, что был израсходован на военные цели, вполне мог бы обеспечить каждому американцу достаточное питание, жилье, образование и медицинскую помощь.

Погоня за прибылью и дух конкуренции

При капитализме мотором, приводящим в движение производственный механизм, является прибыль. Как хорошо подметил К. Маркс, в определенный период истории этот мощный мотор позволяет человеку продвинуться далеко вперед в деле использования и преобразования окружающей среды. Но К. Маркс отметил также и тенденцию этого мотора замедлять ход после того, как цель достигнута. Эндрю Шонфилд, специалист в области сравнительного изучения американской и европейской экономики, сделал заключение, что в Соединенных Штатах «темпы промышленного развития в годы после второй мировой войны были значительно ниже, чем в первом десятилетии XX в.». Социалисты, критикуя капиталистическую систему, издавна указывали на свойственную ей тенденцию производить вещи не только бесполезные, но и вредные, служащие средством разрушения как природы, так и человека, а также всего того, что им создано, только потому, что они приносят прибыль. Погоня за прибылью не только подстегивала военное производство — в военной промышленности прибыли всегда были на 50—100 % выше, чем в других отраслях производства, — но и отвлекала ресурсы, которые могли бы быть использованы на что-то другое, действительно нужное людям. В послевоенный период жажда прибыли толкала капиталистов не на строительство школ, больниц, стадионов и спортивных площадок, дешевых жилищ — эта сфера не давала высоких прибылей, — а на производство автомобилей. В 1968 г. прибыль «Дженерал моторе» составила 25,8 % с вложенного капитала. Только за одно десятилетие, в 60-х годах, автомобильная промышленность США израсходовала 2 млрд. долл. на рекламу своей продукции, убеждая каждого американца, что ему непременно нужен новый автомобиль. В 1968 г. было продано 9 млн. автомобилей — и 6 млн. выброшено на свалки; на 200 млн. населения приходилось 72 млн. автомобилей, по одному на каждые три жителя. Только за октябрь 1971 г. было продано рекордное количество автомашин — 1 млн.

Фиаско политической системы

Подобно тому как экономический прогресс в условиях «либерального» капитализма сопровождается лишь символическими реформами, которые далеки от выполнения обещанного равенства, так и буржуазная политическая система «выдает» лишь символы демократии, не дающие народным массам никаких реальных возможностей участвовать в решениях, определяющих условия их жизни. Америка не пошла дальше символов демократии прежде всего по той причине, что правила демократии соблюдаются в США разве лишь в сфере «большой политики», где определенная часть граждан раз в несколько лет выбирает своих представителей в конгресс. Что же касается многочисленных «малых ячеек» повседневной жизни, то на них демократия не распространяется. Взять, к примеру, рабочее место американца. Где бы он ни работал, на фабрике или в конторе какой-нибудь компании, он везде видит строжайшую регламентацию и иерархическую лестницу, везде чувствует себя подавленным, отчужденным, утратившим свое «я». Дом и семья, эта будто бы тихая гавань, как когда-то считалось, стали миниатюрой общества в целом; здесь, как и там, мужчина доминирует над женщиной, старший — над младшим, а деньги правят всеми желаниями и чувствами людей. Колледжи и университеты — во власти невидимых хозяев: опекунов, директоров, президентов; что же касается тех, для кого эти учебные заведения будто бы и предназначены, — студентов и преподавателей, — то им вряд ли принадлежит какой-нибудь голос при решении их дел. Любой суд является безраздельной вотчиной судьи и его клевретов. Даже городские улицы и те уже все меньше и меньше принадлежат тем, кто на них живет, и все больше и больше — их врагам: уголовникам и полицейским.

Глава 4. Как решалась расовая проблема

В послевоенный период американский либерализм встал перед загадкой. В течение многих лет либералы утверждали, что если в Соединенных Штатах и существует расовая проблема, то. американская демократия способна решить ее и американцы уже берутся за это дело. Почему же тогда в середине 60-х годов, после 20 лет реформ в сфере межрасовых отношений: решений Верховного суда, законов, принятых конгрессом, заявлений и распоряжений президентов США, — страну вдруг начали сотрясать негритянские волнения и мятежи и их лозунги «Свободу сейчас же!» и «Власть черным!»? Чтобы ответить на этот вопрос, полезно обратиться к периоду реформ в области расовых отношений.

Глава 5. Правосудие

Теперь, когда мы проанализировали различные аспекты либерального кредо и показали, что даже «благороднейшие» из своих войн США на самом деле вели из самых низменных побуждений, что претензии на «глобальную ответственность» США предъявляли просто из алчности, что американская парламентская демократия держится на долларе и что достигнутый якобы «прогресс» в расовых отношениях означает не что иное, как попытку белых расистов установить свой диктат над черным народом, не следует ли нам думать, что есть один, последний оплот американского либерализма — конституционные права, — который остается незыблемым? В самом деле, свобода слова, свобода печати, свобода собраний, законность — все это выдается за уникальные достоинства американского общества, говорящие о его превосходстве над всеми другими системами. Однако в этой главе мы как раз и хотим доказать, что и этот последний оплот американского либерализма, подобно другим элементам либерального кредо, внушителен только в теории, а на самом деле очень ненадежен.

Глава 6. Движения протеста

Несколько сот бородатых ветеранов войны в истрепанной и запыленной солдатской форме вопреки запрету местных властей разбили лагерь в Банкер-Хилле. В отличие от американских фермеров, когда-то сражавшихся против тирании далекой Англии в битвах у Конкорда и Лексингтона, это были ветераны войны во Вьетнаме, возникшей почти через 200 лет после Войны за независимость США. Они выступали против тирании у себя дома и против агрессии США за границей.

Примечания

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE