READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Белые раджи (Les rajahs blancs)

Белые раджи (Les rajahs blancs)

звездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвезда
Рейтинг книги:  0.0  Оценить книгу

Получив приличное наследство, но рано потеряв интерес к светской жизни Лондона, юный Джеймс Брук в конце 1838 года отправился на Борнео — остров с весьма неопределенными политическими очертаниями. В результате сложного стечения обстоятельств, а также вследствие врожденного прагматизма, Брук захватил Саравак и основал династию Белых раджей, которая больше столетия вершила судьбу плодородных земель на севере острова, оспариваемых то Британской короной, то кровожадными малайскими пиратами.
Нет ничего удивительного в том, что историей Белых раджей увлеклась знаменитая французская писательница Габриэль Витткоп, автор «аморальных» книг «Некрофил», «Сон разума» и «Торговка детьми». Джеймс Брук — авантюрист, бисексуал и циник — принадлежал к числу великих бунтарей, которые ее восхищали, и Габриэль Витткоп отправилась на Борнео, чтобы найти следы своего героя и превратить его жизнь в роман.

Автор: Витткоп Габриэль

Скачать книгу Белые раджи: fb2 | epub | mobi | txt


Чары Витткоп

Исторический роман – один из самых необычных жанров: приукрашая накладными ресницами реальность, он выделяет крупицы правды сквозь самые неожиданные поры. То ускользает от своего автора и сообщает нам больше о духе времени, нежели о психологии персонажей, то увлекает своеобразным стилем, не прибегая к натуралистическим эффектам для достижения правдоподобия.

I Дом в Бате

Бьянки вышла на авансцену и, взметнув к колосникам едкую до-мажор, возвестила о том, что хочет умереть. Над залом нависала духота, разрезаемая лезвиями холодного воздуха, от которых дрожали люстры. В вышине, посреди растительных узоров и позолоты потолка, раскинулись в своей сливочной наготе аллегории. А в прозрачном сумраке лож, на бледных вздрагивающих плечах поблескивали бриллианты, и руки в белом шевро терзали модные в ту пору маленькие округлые веера. «Moriiiiiiiire», – пылко уверяла Бьянки.

II Приключение

Он беспрестанно вертел жемчужным ожерельем, которое пробегало лучом маяка по его лицу, с негромким сухим треском сметая слетавшие с почти сомкнутых губ слова. Раджа муда Хассим был человеком средних лет, не отличался красотой, носил роскошную одежду из золотой парчи, а на поясе – инкрустированный драгоценностями крис. Справа от Хассима сидел пенгиран Макота, правитель и потенциальный монарх Саравака, который всегда улыбался и щурился.

III Желтый зонт

– Пайюнг кунинг! Желтый зонт! – восклицал Инчи Субу, размахивая над Джеймсом Бруком царской регалией. Просачивавшееся сквозь шелк тропическое солнце окутывало раджу светло-золотистым сиянием – вроде того, что пронизывает короткие саравакские сумерки. За два года Инчи Субу довелось вонзить в грудь клинок лишь трем жертвам, и, дабы недостаток работы его не деморализовал, к обязанностям палача были добавлены обязанности глашатая и носильщика зонта.

IV Рентап

Диким огнем светились чайного цвета глаза, а на туго обвязанный алым тюрбаном лоб двумя гневными складками поднимались тонкие и прямолинейные, похожие на женские, брови. Лицо было светлое и широкое, с грубыми чертами – равнина меж кабаньими рылами с проколотыми ушами, что наделяли даром неуязвимости. Мужчине, наверное, было лет тридцать, смуглый торс, на котором не проступал ни единый мускул, наискось пересекала красная повязка, и при этом вся фигура излучала грозную силу. Свисавшие длинными прядями волосы побежденных врагов покрывали стоящий рядом на китайском ковре прямоугольный щит – военный трофей, где под слоем грязи прятались пионы и фениксы.

V Запах бурь в аромате цветов…

– Есть еще вопросы, лейтенант Джонсон?

– Спасибо, пока нет.

«Хорошо, что, когда он приедет, меня уже здесь не будет, – подумал лейтенант Вуд, – не хочу оставаться с этим сухарем и занудой…»

– Тогда вот ключи от кассы и помещения для боеприпасов, лейтенант Джонсон. Реестры и описи здесь…

VI Племянники и сыновья

– Это неслыханно!.. А я-то думала, о подобных ужасах пишется только в Библии!..

– Как можно, Эмма!

Преподобный отец Джонсон покраснел до корней волос, преподобный отец Сэвидж уставился в потолок, а Маргарет живо заинтересовалась котом, игравшим помпонами штор.

– Вероятно, его обманули, – высказал робкую догадку преподобный отец Сэвидж.

VII Брак по расчету

– Здоровая и богатая, – громко сказал он, и все чечаки на потолке ванной торопливо подтвердили это решение.

Пока Чарльз чистил зубы или растирал под холодной водой маленькое тело, без остатка посвященное раджу, его посещали многие важные мысли. Но служба требовала потомства, в противном случае Желтый зонт перешел бы к Стюарту или его сыновьям. Брук Брук недавно скончался от паралича (то ли от общего, то ли от полиомиелита), а маленький Фрэнсис Бэзил давно умер, и эти события расчистили политический ландшафт. Однако первый раджа вскользь упоминал о смутной возможности реабилитации для потомства Брука Брука, и значит, если Чарльз умрет бездетным, Хоуп вполне мог бы претендовать на наследование. Что ж, подобной возможности просто не надо допускать, и все.

VIII Строить

Она вошла в сопровождении двух собачонок и, опираясь о прорезиненную трость, под шорох фаевых юбок грузно уселась за письменный стол.

– Когда же эти Бруки перестанут наконец плести интриги?… Во времена моей молодости этим занимался дядя, а теперь его сменил племянник.

– Вероятно, ваше величество еще не знает поступивших из Лабуана последних известий, – натянуто произнес лорд Дерби. – Заявляя, что Бруней сам перед ним в долгу, мистер Брук не только отказывается платить султану установленный налог, но еще и угрожает репрессиями, от которых он воздержится, только если Муним уступит Барам без британского согласия. Этот поступок – форменный шантаж, да простит мне ваше величество столь сильное выражение.

IX Одиночества

По творожистому небу пролетели голуби, и задранная ветром ивовая завеса внезапно побелела. Над аллеями Гайд-парка слышался тихий свист и жужжание насекомых. Вращающиеся колеса казались прозрачными, и сквозь серебристые лопасти блестела сталь тонких лапок и надкрылий. Быстро выстраиваясь в ряд, они роились с металлическим шелестом, звоном бубенчиков и даже смехом. Отец запретил ей кататься на велосипеде… Потому что я перепутала дательный с винительным… Главное – никому об этом не рассказывай… В швейцарском интернате, где она плачет ночами напролет… Кррррррр! Это я – Дедуля-Простофиля!.. Попрошу у мамы купить мне… На свадьбу останется… В сезон регат… Просто невероятные ощущения, дружок! Ты должен попробовать… Точно сороконожка разувается… Видела у герцогини Аргайльской… Тренируюсь перед будущим матчем… Ням-ням, пожираем, пожираем, пожираем пространство… Эй!.. Ням-ням!.. Крррррр…

X Вайнер и Сильвия

– У нее вся задница в аметистах!

– Чарльз! Прошу тебя, не будь таким вульгарным… Даже если это так, откуда ты знаешь?

– Да у нее все родственники такие! – И, косвенно продолжив свою мысль: – Бедные лошадки!

– Я восхищена твоими познаниями в анатомии. В любом случае, могу тебя заверить, что Сильвия Бретт обворожительна.

XI Занавес

Yes Sir, that’s my baby,
Yes Sir, that’s my baby,
Yes Sir…

Из оранжевой раковины граммофона доносился густой янтарный голос Джозефины Бейкер, с мучительным воодушевлением играл джаз. Чарльстон свергнул с престола шимми. К подолам коротких, бахромчатым, точно абажуры, платьев резко подскакивали заостренные и выгнутые шелковые пятки. На посыпанных бежевой пудрой женских спинах скрещивались усеянные блестками бретельки. Элегантность «безумных лет» докатилась и до Астаны, где на террасе кричали снежно-белые какаду. В здание провели электричество, и лопасти вентиляторов с негромкими вздохами разгоняли горячий воздух. Жизнь была так прекрасна, что казалась запретным плодом – спелым сладким гранатом с россыпью зерен, и мир заполняли андрогинные фигуры Эрте, аргентинское танго, подозрительные космополиты в двуцветных ришелье, зеркальная мебель, несоразмерные мундштуки, тайные доходы, пудреницы из акульей кожи, триумф Ракель Меллер[95] и лимонные автомобили «торпедо». Красный виноград, чернивший губы, точно бетель, оставлял вульгарные следы на хрустальных бокалах со сногсшибательными коктейлями. Но в духах сквозила медовая нота, которая то усиливалась до изысканной сладости отдающего мочой жасмина, то порой напоминала запах сухой травы и вызывающих кашель растений. Короткие стрижки с прилизанными на щеках волосами, таинство плоских грудей и металлический блеск ног, затянутых в светлый шелк, придававший им сходство с лучистыми цилиндрами.

XII Испей вод Матанга…

Целых сто лет сражались они с пиратами, подавляли восстания, отстаивали независимость раджа и законность собственного титула. Целых сто лет горячки и ожесточенных семейных распрей, дерзаний и интриг, побед и поражений. Всего-навсего сто лет… Очень краткий срок для человеческой истории, но его все же хватило, чтобы эти Бруки, которым выпало стать героями самой фантастической саги, остались в нашей памяти. И вот все закончилось.

Примечания

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE