READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Паприка (Papurika)

Паприка (Papurika)

8765432121
Рейтинг книги:  8.00  оценки: 1

Ацуко Тиба — светило НИИ клинической психиатрии, кандидат на Нобелевскую премию — известна в мире снов как юная девушка по имени Паприка. Ведь в психиатрии произошел прорыв — изобретено устройство (коллектор «Дедал»), позволяющее проникать в сны пациента и таким образом лечить неврологические расстройства. Неприятности начинаются, когда пропадает прототип новейшей, миниатюрной версии коллектора; похититель использует мини-«Дедал», чтобы сводить с ума недругов и соперников. Остановить его надо любой ценой, пока безумие не приобрело характер эпидемии...

Автор: Цуцуи Ясутака

Скачать книгу Паприка: doc | fb2 | txt


ЧАСТЬ 1 — 1

В директорат вошел Косаку Токида. Весил он больше центнера, и в помещении стало не продохнуть.
Из всего попечительского совета НИИ клинической психиатрии в институте постоянно работали только двое — Косаку Токида и Ацуко Тиба. Их столы располагались у окна, в одном ряду еще с тремя. Стеклянные двери кабинета держали открытыми, поэтому директорат казался продолжением общего офиса.

2

Торатаро Сима поднялся из-за стола, усадил Ацуко Тибу в кресло, а сам расположился справа — откинулся на спинку дивана так, что едва не лег. Стоило приподнять голову, и он мог при желании рассматривать в полупрофиль красивое лицо Ацуко. Торатаро Сима считал себя ее поклонником и не пытался этого скрывать.
— А к тебе заходил Осанай?

3

Чтобы хоть как-то бороться с толпами людей в прилегавших к Гиндзе районах, городские власти разрешили работу питейных заведений до глубокой ночи. Теперь по улицам скиталось меньше гуляк, которых вышвыривали из баров, и на Рогшонги стало спокойнее. Кроме того, резко подскочили цены на увеселения и выпивку, и молодежь держалась от этого квартала подальше. Кабачок «Радиоклуб» занимал подземный этаж высотного здания среди небоскребов. Арендная плата здесь была высока, но кабачок почти всегда пустовал. Здесь не было закрытой членской системы, но некоторые ходили сюда постоянно.

4

На первый взгляд и прической, и одеждой Паприка напоминала скорее взбалмошную девчонку, но говорила она как взрослая женщина, а в глазах светился разум.
— Ничего, если я выпью еще?

5

Тацуо Носэ сам открыл глаза. Или только подумал, что сам, а на самом деле его разбудила Паприка. Она сидела рядом, нажимая на кнопки пульта, и стоило Носэ повернуть голову вправо, они оказались лицом к лицу. На голове у нее тоже было нечто вроде шлема — этот прибор, похоже, именовали коллектором. На лице девушки играли блики от мониторов.
— Который час?

6

В лабораторию Ацуко Тиба вернулась во втором часу дня. До самого утра она готовила ответы на вопросы газет.
В два часа начиналась пресс-конференция, накануне поступили вопросы из редакций. Косаку Токида красноречием не отличатся, и подготовкой ответов обычно занималась Ацуко.
Всякий раз журналисты норовили спросить такое, чего не было в предварительном списке, а потому ей самой приходилось предвидеть нежелательные каверзы и продумывать реакцию.
Сделав две копии, Ацуко велела Нобуэ Какимото отнести их директору Симе и Токиде и налила себе кофе. Она терпеть не могла пресс-конференции. Каждый раз наглые щелкоперы из отделов науки, культуры и прочих самоуверенно задавали вопросы с бородой и при этом ждали от Ацуко адекватных и вразумительных ответов. А на сей раз, когда витали слухи о выдвижении Косаку Токиды и Ацуко Тибы на Нобелевку, тем более ожидалось нашествие писак из желтой прессы. Защита Токиды от таких нападок для Ацуко — обычное дело.

7

— Ну вот! При виде неуклюжего мужчины и красавицы всегда найдутся желающие сделать мир Жана Кокто явью,- поежившись, неожиданно застонал Токида. Журналисты уставились на него.- Или мир Виктора Гюго. Я часто вспоминаю, что в детстве был таким же неуклюжим, как и сейчас. И когда меня посадили с самой красивой девочкой в классе, одноклассники надо мной насмехались. Хотя отчасти они просто пытались унизить ту девочку, она была недотрога.

8

На кухне хозяйничала собака. Кухня принадлежала многодетной незамужней мамаше. Ацуко устала от мытарств внутри этого невероятного мира шизофренического бреда с его символикой и сняла коллектор.

9

Выскользнув из банкетного зала, Тацуо Носэ зашел в туалет и, умывшись холодной водой, несколько пришел в себя. Но отражение в зеркале все равно осталось бледным.
Вместе с коммерческим директором Скэнобу Носэ составил компанию своему президенту, приглашенному на прием подрядчиков запчастей: у них вступил в должность новый директор. Праздновали в престижной центральной гостинице и, вопреки ожиданиям, устроили банкет по высшему разряду. Собрались все конкуренты. Со многими они давно не виделись, с кем-то необходимо было поговорить. Все это отвлекало и задерживало президента, поэтому и Скэнобу, и Носэ не могли уйти при всем желании. И, как назло, Носэ стало худо. Промелькнула мысль: «Еще не хватало свалиться с приступом в таком месте — на глазах у оравы соперников». Его бросило в холодный пот. Стоит промедлить — и приступ застигнет его. Предчувствуя это, Носэ быстро вышел из банкетного зала.

10

Тацуо Носэ в одиночестве стоит посреди проселочной дороги. Ему грустно. Знакомый пейзаж: конечно, это его родина. Издалека кто-то подъезжает на красном велосипеде. Носэ становится тревожно. Паприка подключилась к его сну, пока Носэ не начал отрицать красный велосипед или того, кто на нем.

11

— Неприятно? — поинтересовалась Паприка. Давление могло запустить у Носэ защитный механизм психики, а это оттянуло бы исцеление.
Пустырь за табачной лавкой — объект сильного страха Носэ. И если бы Паприка не появилась в его сне, эту сцену он, скорее всего, подавил бы в себе и забыл сразу по пробуждении.

12

Когда она вошла в лабораторию, смуглый молодой психотерапевт Хасимото, однокашник Осаная и Цумуры, подсев к Нобуэ Какимото, что-то нашептывал ей на ухо. Судя по тому, что при виде Ацуко он слегка растерялся, их разговор касался ее. Однако Хасимото тут же поднялся как ни в чем не бывало.
— Я помешал?

13

— Будет вам, господин Инуи,- широко улыбнулся Сима, обескураженный таким фанатизмом в научно-этических взглядах Сэйдзиро Инуи.- Я тоже за это в ответе. Кто, как не я, снова и снова подталкивал Токиду и Тибу к новым разработкам и требовал от них максимально высоких результатов исследований.

14

Видимо, Паприка сообщила привратнику о визите гостя: тот сразу же пропустил Носэ. Было около полуночи. Тацуо Носэ тут же направился к лифту в глубине вестибюля.
Однако едва он нажал на кнопку шестнадцатого этажа, как вслед за ним в лифт втиснулся огромный человек. Носэ решил, что это, должно быть, и есть тот самый разработчик установки. Лицо на неразборчивых фотографиях в газетах Носэ не запомнил, но из статей знал, что ученый — тучный человек весом за центнер. Нажав на кнопку пятнадцатого этажа, толстяк подозрительно покосился на Носэ.

15

— Извините, что сделала вам больно,- сказала Паприка, снимая "горгону«.- Пора было просыпаться, а я хотела, чтобы вы вспомнили как можно больше. Торатакэ же убили не вы, правда?

16

— Носэ сделал пожертвование на целых десять миллионов,- выложила Ацуко, едва войдя в кабинет директора Симы. Тот мгновением раньше положил телефонную трубку и расплылся в улыбке.

17

Утром на совете директоров Скэнобу предложил назначить Намбу начальником третьего коммерческого отдела, и все, кроме Носэ, проголосовали «за». Носэ вернулся к себе мрачнее тучи. Ему, как прямому начальнику, президент поручил сообщить Намбе о переводе на новую должность. Носэ опасался, что Намба будет недоволен и даже может вспылить.

18

«Добродетель этого человека — хуже зла»,- в который раз подумал Морио Осанай, разглядывая в желтом свете настольной лампы лицо спящего Торатаро Симы. Осанай тайком прокрался в комнату отдыха директора, который — наивная душа,- укладываясь отдохнуть, не запирал ни ее, ни свой кабинет.

19

— Конакава! Эй, Конакава! — окликнул Носэ человека, выходившего из аптеки. Он собирался улизнуть с банкета автопромышленников и направлялся в фойе.
Тосими Конакава был его близким студенческим другом — высокий, крепкий, усатый... Усы-то он носил уже лет десять, однако Носэ поразился, насколько похудел Конакава с их прошлой встречи пару лет назад.

20

Ацуко Тиба вернулась домой к полуночи. Они с Токидой допоздна искали пропавшего Химуро, а заодно и мини-коллекторы, и Ацуко очень устала. Химуро жил в их доме вместе с родителями, и те утверждали, что с работы он не возвращался. Ацуко предполагала, что его держат где-то взаперти. Тогда она тайком вынесла из комнаты консьержа запасные ключи и проверила квартиры других сотрудников института, но Химуро нигде не обнаружила. Токида с сожалением подтвердил, что модули не оснащены функцией защиты от подключения, и Ацуко понимала, что им обоим грозит, если станет известно о потере такой опасной вещицы. Ни с кем советоваться она не могла, оставалось лишь продолжать поиски.

21

Паприка пришла в «Радио-клуб» минут за двадцать до одиннадцати.
Стоило ей появиться однажды на Роппонги, как, со слов молодого журналиста Мацуканэ, в прессе тут же поползли слухи. Хотя она вела себя крайне осмотрительно. Но Ацуко не представляла Паприку без красной майки и джинсов, поэтому решила не изменять стилю. Только теперь уже не бродила в поисках «Радио-клуба», поэтому обошлось без лишних свидетелей.

22

Нет ничего сложнее попыток быстро избавить кого-то от депрессии, не прибегая к лечению покоем. Причины возникновения депрессии не способен выявить даже психический анализ — они необъяснимы с точки зрения современной медицины. Существуют разные теории: Фрейда, Жане, но ни одна не дает исчерпывающего толкования.
Применяя психотерапевтическую установку, Паприка создала свой уникальный метод и добилась некоторых результатов. Метод же ее был прост: психоанализом она выясняла, в какой обстановке жил пациент до депрессии, затем определяла временную точку начала болезни и направляла туда свою внутреннюю энергию.

23

За едой Конакава был неразговорчив, и Паприке оставалось лишь самой задавать наводящие вопросы, чтобы подвести его к скрытому смыслу сна.
— А что, «Джамбо» сильно болтало?

24

Раскрылись двери лифта, и Морио Осанай увидел человека, которого тут же принял за сыщика. Взгляд такой же, как у полицейских, проходивших в больнице медосмотр: они переутомлялись, и у них развивались неврозы. Однако от него не ускользнуло, что костюм мужчины пошит из дорогой ткани и сидит на нем идеально, а вот сам мужчина держался неуверенно. Стоило их взглядам встретиться, он почему-то встревожился. И Осанай успокоился.

25

До недавних пор Тосими Конакава сны ненавидел. Тяжкие сновидения сдавливали грудь, не давая ему покоя, но и после пробуждения неприятный осадок долго не оставлял его. Портился аппетит. Конакава не верил в сладкие сны.

26

Неделю назад Морио Осанай, выкрав мастер-ключ, сделал дубликат. Теперь он мог проникать в любую квартиру, однако в эту ночь, собираясь навестить Ацуко Тибу, заранее позвонил ей. Он знал: достаточно сказать, что у него к ней разговор, и Ацуко не откажет ему в визите.

27

Через несколько секунд Ацуко пришла в себя, но Осанай успел стянуть ее трусы до щиколоток.
— Ах ты негодяй! Ты что себе позволяешь? — отчаянно выкрикнула Ацуко.- И кто ты после этого, а?

28

Под утро Ацуко закончила лечение Косаку.
Наказав Макико непременно запирать дверь, Ацуко изловчилась и отвела Косаку Токиду к себе в квартиру. Это гигантское тело хоть и захлопнуло душу миру, но оставалось управляемым. А когда Косаку уснул, надела «горгону» и начала анализировать его сон коллектором.

29

Она вернулась в лабораторию, налила себе кофе и долго размышляла, как быть дальше. Старалась взвесить все трезво. Между делом позвонила в то отделение больницы, которым заведовала, и попросила старшую сестру этажа, чтобы Химуро перевели в отдельную палату, вымыли и накормили. Затем набрала номер директора, но Торатаро Симы на месте не оказалось.

30

— Господин Конакава, слышали, что Рюдзи Сибамата наконец-то сознался? — улыбаясь, спросил старший суперинтендант Кикумура прямо с порога. Конакаве показалось — он только и ждал, чтобы доложить об этом.

ЧАСТЬ 2 — 1

В XV веке, на заре эпохи Возрождения, Священная Римская империя утратила прежнюю мощь, что привело к расколу в Католической церкви. По Европе прокатилась волна мятежей, призывавших к реформам. Как грибы, росли еретические секты. Антикатолическое движение XVI века вылилось в Реформацию, положив начало протестантству.

2

Ацуко Тибе часто приходилось оставлять у себя дома пациентов-мужчин, и она привыкла спать на диване. Носэ с Конакавой были далеко не первыми, кто проводил ночь в ее спальне, но лечить на дому одновременно двух пациентов ей прежде не доводилось. Положив накануне Косаку Токиду на свою кровать, директора Симу она теперь укладывала на кровать для пациентов.

3

Тацуо Носэ и Тосими Конакава не отрывали глаз от МКД — единственного темного предмета на белоснежной скатерти. Они не могли взять в толк, как в этой маленькой штучке может таиться такая огромная сила. Поужинав, они наслаждались покоем кабинета, больше напоминавшего комнату для приемов в какой-нибудь резиденции. На стене висела картина маслом Хитонэ Номы*, обои — виноградного цвета, освещение — приглушенное. Пока Ацуко ела стейк — не просто размороженный из холодильника, а «Кобэ-гю»** высшего сорта,- она рассказала все, что считала нужным рассказать. У нее как гора с плеч свалилась. Носэ решил закурить. Спросил разрешения у Ацуко, предложил Конакаве. Зная, что сигареты успокаивают мужчинам нервы, Ацуко не возражала.

4

На следующий день после полудня Ацуко провела первый сеанс, и Торатаро Сима быстро пошел на поправку.
Ацуко накормила ужином Симу и Косаку Токиду, наскоро перекусила сама, а когда Сима заснул, в полузабытье подключилась к его сну в образе Паприки. Прежнее лечение Паприки должно было оставить в его памяти глубокий след и вызывать ностальгию. На случай, если вдруг Сэйдзиро Инуи и Морио Осанай все-таки вздумают мешать, она надела МКД — нанесла на его поверхность капельку клея и прижала к голове. Теперь она могла совмещать МКД с коллектором.

5

— Случилось нечто! — перебив Носэ, выпалила Ацуко, когда тот позвонил на следующее утро.
Казалось, это нереально: вернуться из сна с предметом,- однако Носэ сразу поверил. Вздохнув, он для верности переспросил:
— Паприка, это точно не твой МКД?

6

— Если я правильно понял, функции самого МКД, а также скрытые ментальные силы его обладателя разлагаются до уровня атомов и молекул, чтобы практически одновременно в обратном порядке синтезироваться в другом человеке с МКД,- подвел итог Носэ.- Попросту говоря, по принципу телепортации в фантастических фильмах?
— Другого объяснения нет.- Все знания Ацуко о перемещении вещества ограничивались фильмом «Муха». Ей оставалось только кивать.

7

— Тиба-сэнсэй. Тиба-сэнсэй.
В полумраке кто-то тряс тело Ацуко. Она застонала, съежилась и неимоверным усилием, словно разрывая толстый полиэтилен сновидения, вернулась к себе в спальню.
— Вы очень мучились,- обеспокоенно произнес инспектор Убэ.- Я не знал, можно вас будить или нет, но уж слишком этот ваш...
Убэ спал на диване в гостиной, когда до него донесся стон. Ацуко только накануне хвасталась, что может свободно выйти из состояния самогипноза, поэтому на душе было скверно. Она вся съежилась и тихо сказала:

8

При всей этой небывальщине — подумать только, до чего же явственным был ее сон. После того как Ацуко потряс за плечо инспектор Убэ и она проснулась,- уснула опять. А раз так, Убэ будил ее по-настоящему или тоже во сне? И если Инуи и Осанай утверждают, что проснулись только они,- выходит, продолжала спать лишь она? Значит, видела сон, как заснула и проснулась. Если предположить, что беспокойство за Химуро в беседе с инспектором Убэ, а также разговор по телефону с Конакавой — тоже сон, уж очень реалистично ей все это снилось.

9

Тосими Конакава примчался к Ацуко домой вместе со старшим суперинтендантом Кикумурой. Его потряс рапорт инспектора Убэ, который пытался разбудить подключенную к психотерапевтической установке Тибу, но, сколько ни тряс ее, она никак не просыпалась и при этом выглядела очень странно. Когда они вошли, Косаку Токида в гостиной уплетал бутерброд и запивал его кофе. Выглядел он намного лучше, но на вопросы почти не реагировал.

10

Сразу после долгого совещания, длившегося с раннего утра, Тацуо Носэ вернулся к себе в кабинет.
Проснулся он рано и теперь то и дело клевал носом, просматривая проектный план. И дома, и на совещании Носэ пил кофе, но это не помогло.
Физическую усталость людям такого возраста и положения, как Носэ, приходится терпеть. Ее вызывают не заботы и тревоги. Да и проектный план при необходимости может подождать. Стоило ему опуститься в просторное кресло с подлокотниками, и он весь утонул в приятной неге. Носэ охватило какое-то свежее онемение — так бывает, когда затекают конечности. Это уже не утренний сон, для дневного слишком рано. Носэ называл такое состояние «сном вдогонку».

11

— Я считаю, другого выхода нет: спасти ее можем только мы. Как? Наденем МКД и войдем в ее сон,- сказал Носэ после разговора с Конакавой. Придя сюда, он сослался на дурное предчувствие, а о звонке Паприки умолчал. Конакава — тот, пожалуй, ему поверил бы, но остальные двое могли решить, что он не в своем уме. Конакаве он собирался рассказать о звонке позже и наедине.

12

— Ну, это... в таком месте, даже если ◊*√¶&•§≈∞. — Носэ озирается.- Хотя, раз во сне, я не против, но что мы будем делать, если Инуи и Осанай •∞¶&≈*√◊§ и опять начнут совать свой нос? Похоже, эти двое время от времени даже днем *%&•%√¶ за тобой через психотерапевтическую установку.

13

Стоило Ацуко Тибе вместе с Косаку Токидой и Тосими Конакавой войти в просторный ресторан, больше напоминавший оранжерею с высоким стеклянным потолком, как из-за столика возле окна, заметив Токиду, встали родители Химуро. Встречались они и раньше, а теперь издалека отвесили низкий поклон. Свод был настолько высок, что солнечный свет не достигал столиков, а сам зал перегородки делили на отдельные кабинки, поэтому можно было только догадываться, сколько человек в зале. Неутихающий гвалт скрадывал голоса даже в соседней кабинке, что делало этот ресторан самым подходящим местом для предстоящей беседы с родителями Химуро. Порекомендовал заведение Кикумура, сам не раз заглядывавший сюда по службе.
Родители Химуро — добропорядочные супруги на седьмом десятке — приехали из Кисарадзу. По их растерянным лицам было видно, что их непонятный великовозрастный сынок все это время помыкал ими. Когда им представили Тосими Конакаву, старики чуть не расплакались.

14

Горячий источник Хата затерялся в горах. Старое здание гостиницы ютилось под обрывом, а боковой флигель выступал прямо над горной речкой. При всей популярности заведения строить новый корпус было попросту негде. В гостинице даже не предусмотрели большого зала с татами, и для многолюдных застолий совмещали три смежные комнаты, для чего убирали раздвижные перегородки. Одна из таких комнат была во флигеле, отчего зал напоминал букву Г.

15

Морио Осанай мучился: ему было страшно засыпать.
Стоит уснуть — и в его сознание обрушится лавиной чей-нибудь сон. Хорошо, если это будет сон Сэйдзиро Инуи, но может опять присниться кошмар умершего Химуро, от которого кто угодно содрогнется. В их снах Химуро оставался живым.

16

«Все еще сплю»,- думает во сне Осанай. И, решив для себя, что это сон, он вынужден считаться с окружающим бытием. Это свойственно всем: стоит уснуть, как сознание дает команду ни за что не расслабляться, сдерживать себя от позывов к безрассудству.

17

Страх перед сном ощущали и Ацуко, и Осанай. Однако Ацуко считала своим долгом во что бы то ни стало вернуть МКД, и это ее стимулировало. Она во сне главенствовала над Инуи, Осанаем и Хасимото. Что это значит — иметь превосходство в общем для всех сне? Прежде всего это дает право выбора выгодной для себя сцены и хода ее дальнейшего развития, а также свободу беспрепятственного проникновения в сны противников.

18

Тацуо Носэ и Тосими Конакава пришли в институт к тому времени, когда сотрудники уже разошлись по домам. Но ушли не все — кому-то предстояло ночное дежурство в больнице. Центральный вход вечером закрывали, поэтому Конакава и Носэ, обогнув здание справа, вошли через служебный. Из окна сторожки высунулся пожилой охранник и властно поинтересовался:

19

Стоило Ацуко Тибе, директору Симе и Косаку Токиде подрулить на «маргинале» к институту, как в стане прессы, поджидавшей их перед центральным входом, поднялась суета, а между дежурившими работниками, врачами и охранниками разгорелась перебранка. У человека постороннего возник бы вопрос, зачем глубокой ночью на крыльце горит яркий свет, но то сияли софиты телевизионщиков.

20

Примерно в то же время в разных местах столицы началось вторжение беглецов из сновидений — демонов мира снов. Они несли смерть — не понарошку, не ту, что люди видят во сне, а самую что ни есть настоящую. Сталкиваясь с лазутчиками, люди сходили с ума и получали травмы. В окрестностях квартала Синаномати, поблизости от дома сотрудников НИИ и больницы Инуи из сумрака городских улиц направлялись к перекресткам десятки, сотни, тысячи японских кукол метрового роста, заполоняя и без того многолюдные в часы пик мостовые и тротуары. Все с одинаковыми лицами, в одинаковых кимоно. В одинаковой позе, раскинув руки в стороны, они шагали мелкими шажками, словно скользили по мостовой, а на лицах у всех растянулись отсутствующие полые улыбки.

21

— Наш противник — вышедшие из сна оборотни.
В управлении незамедлительно сформировали штаб, и на первом совещании Тосими Конакава обратился с воззванием к командирам штурмового отряда, автодорожной полиции, спецтехники, мобильного и воздушного патрулирования. Ему не оставалось ничего иного — только предать огласке реальные факты, однако вдаваться в подробности времени не было.

22

Мудрый Куга смог быстро приспособиться к миру снов. Легко уснув, он погрузился в сновидение — и вот уже сражается с чудищами.
Словно символ духовного взлета, он взбирается по подвесной лестнице и оказывается высоко над городом. С небесной выси окидывает взглядом бурлящие ночные кварталы, где хаос достиг апогея. Но стоило ему миновать это сновидение, как он обрел свободу действий и контроль над своим телом. И вот, очистившись духом, Куга с улыбкой противостоит злу. Его тело выросло в несколько раз.

23

Косаку Токида вернулся домой. Он и представить себе не мог, что несколько минут назад на том же этаже, в соседней квартире Морио Осаная объявились Ацуко Тиба и Сэйдзиро Инуи и что в погоне за Инуи туда ворвались Носэ и полицейские.

24

Две недели. Три.
Неизвестно, куда подевался Сэйдзиро Инуи, и это действует следствию на нервы.

25

С устланной цветами и уставленной микрофонами трибуны профессор медицины Карл Кранц представлял собравшимся лауреатов в области физиологии и медицины. Перед сценой в первом ряду партера восседал король Швеции. Сами лауреаты и члены комитета в парадных одеждах расселись на сцене. Заполнившие просторный церемониальный зал двести с лишним присутствующих хранили торжественное молчание. Церемония началась в пять пополудни и длилась уже больше часа. Казалось, ничто не предвещало неприятностей. Но Ацуко чувствовала, как в зале едва заметно колеблется воздух — точно от электрического заряда.

26

В баре звучала «Р. S. I Love You».
В просторной кабинке «Радио-клуба» — единственной, напоминавшей отдельный кабинет,- шла тихая вечеринка. Собравшиеся вспоминали события недавних дней и радовались их благополучному завершению.

27

В баре звучит «Р. S. I Love You». Посетителей нет. Как всегда, Дзиннай за стойкой бара натирает до блеска бокалы, а Куга стоит у двери.
— Эх! — вздыхает Дзиннай. Ему кажется, что в дальней кабинке за тихой веселой беседой сидят посетители.

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE