READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Писатели на букву «Н»

Нотомб Амели (Nothomb Amelie)

image

Амели Нотомб — современная бельгийская писательница. Пишет по-французски.

Амели Нотомб родилась в 1966 году в Эттербеке, Бельгия. Из-за работы отца, который являлся дипломатом, ребёнком Амели довелось пожить в Китае, США, Лаосе, Бирме и Бангладеше. Этот отрезок её жизни оставил значительный отпечаток в творчестве писательницы. По приезде в Бельгию, юная мадемуазель Нотомб поступает на отделение романских языков в Свободном университете города Брюсселя.ч Пять лет спустя, полная надежд, Амели едет завоёвывать Токио. С 1981 по 1991 год живет в Токио. Но она быстро понимает, что новая работа — совсем не то, о чём мечтала молодая писательница. Этот опыт запечатлён в её знаменитом романе «Страх и трепет», удостоенном Гран-при Французской академии. Мрачных тем и гротескных фантазий в творчестве Нотомб хватает, и, возможно, именно за это любят Амели ее читатели, наделив титулом “готической принцессы Европы”.

Компьютера у нее нет, и она до сих пор пишет от руки, а письма получает по обычной почте. Она написала уже 64 книги, а опубликовала 16. Благодаря любви к Востоку, куда она мечтала вернуться, Амели Нотомб изучила японский язык. Амели Нотомб смотрит по телевизору MTV, слушает Шуберта, Бьерк и Тори Амос, читает Ницше, Дидро, Сервантеса и Танизаки. Амели Нотомб читают в 20 странах мира.

В данный момент Амели Нотомб проводит большую часть времени в Париже, иногда навещая свои брюссельские апартаменты.


image

Гигиена убийцы (Hygiene de l’assassin)

«Гигиена убийцы» — первый роман Амели Нотомб, звезды европейской литературы. Знаменитому писателю Претекстату Таху поставлен смертельный диагноз, и дни его сочтены. В надежде получить эксклюзивное интервью к нему один за другим приходят жадные до сенсаций репортеры. Все они терпят неудачу, и лишь молодой журналистке Нине удается разговорить старого мизантропа и выведать его жуткую тайну.

image

Любовный саботаж (Le sabotage amoureux)

Романы «Биография голода» и «Любовный саботаж» — автобиографические, если верить автору-персонажу, автору-оборотню, играющему с читателем, как кошка с мышкой. В «Любовном саботаже» перед нами тоталитарный Китай времен «банды четырех», где Амели жила вместе с отцом, крупным бельгийским дипломатом. В «Биографии голода» страны мелькают, как на киноэкране: Япония, США, Бангладеш, Бирма, Лаос, Бельгия, опять же Китай. Амели здесь — сначала маленькая девочка, потом подросток, со всеми «девчачьими» переживаниями, любовью, обидами и страстью к экзотике, людям и языкам. Политическая карта 70-80-х годов предстает перед читателем как на ладони, причем ярко раскрашенная и смешно разрисованная в ключе мастерски смоделированного — но как бы и не детского вовсе — восприятия непредсказуемой Амели.

image

Преступление (Attentat)

Любить так, чтобы ради любви пойти на преступление, — разве такого не может быть? А любить так, чтобы обречь на муки или даже лишить жизни любимого человека, лишь бы он больше никогда никому не принадлежал, — такое часто случается? Романы Амели Нотомб «Преступление» и «Ртуть» — блестящий опыт проникновения в тайные уголки человеческой души. Это истории преступлений, порожденных темными разрушительными страстями, истории великой любви, несущей смерть.

image

Ртуть (Mercury)

Любить так, чтобы ради любви пойти на преступление, — разве такого не может быть? А любить так, чтобы обречь на муки или даже лишить жизни любимого человека, лишь бы он больше никогда никому не принадлежал, — такое часто случается? Романы Амели Нотомб «Преступление» и «Ртуть» — блестящий опыт проникновения в тайные уголки человеческой души. Это истории преступлений, порожденных темными разрушительными страстями, истории великой любви, несущей смерть.

image

Страх и трепет (Stupeur et tremblements)

«Страх и трепет» — самый знаменитый роман бельгийки Амели Нотомб. Он номинировался на Гонкуровскую премию, был удостоен премии Французской академии (Гран-при за лучший роман, 1999) и переведен на десятки языков. В основе книги — реальный факт авторской биографии: едва окончив университет, Нотомб год проработала в крупной токийской компании. Амели родилась в Японии, и теперь возвращается туда как на долгожданную родину, чтобы остаться навсегда. Но попытки соблюдать японские традиции и обычаи всякий раз приводят к неприятностям и оборачиваются жестокими уроками. Нотомб заставляет читателя смеяться, пугает и удивляет, а в конце концов выворачивает наизнанку миф о Японии, выстроив сюжет вокруг психологической дуэли двух юных красивых женщин.

image

Метафизика труб (Metaphysigue des tubes)

Амели Нотомб, признанная раз и навсегда enfant terrible французской литературы, каждой новой книгой бросает вызов. Уже одно название ее автобиографического романа «Метафизика труб», вышедшего полумиллионным тиражом, интригует читателя. На сей раз Амели отважно решилась рассказать всему миру о своих переживаниях и комплексах, чувствах и мыслях, а также о тех метаморфозах, что происходили с ней в детстве. В романе есть все: изощренный ум, чувство юмора, неожиданные открытия, смешные ситуации и заставляющий улыбнуться финал.

image

Косметика врага (Cosmetique de i’ennemi)

Разговоры с незнакомцами добром не кончаются, тем более в романах Нотомб. Сидя в аэропорту в ожидании отложенного рейса, Ангюст вынужден терпеть болтовню докучливого голландца со странным именем Текстор Тексель. Заставить его замолчать можно только одним способом - говорить самому. И Ангюст попадается в эту западню. Оказавшись игрушкой в руках Текселя, он проходит все круги ада.

image

Словарь имен собственных (Robert des noms propres)

«Словарь имен собственных» — один из самых необычных романов блистательной Амели Нотомб. Состязаясь в построении сюжета с великим мэтром театра абсурда Эженом Ионеско, Нотомб помещает и себя в пространство стилизованного кошмара, как бы призывая читателя не все сочиненное ею понимать буквально. Девочка, носящая редкое и труднопроизносимое имя — Плектруда, появляется на свет при весьма печальных обстоятельствах: ее девятнадцатилетняя мать за месяц до родов застрелила мужа и, родив ребенка в тюрьме, повесилась. Таково начало книги. Конец ее не менее драматичен. Однако Амели Нотомб умеет все вывернуть на изнанку.

image

Антихриста (Antechrista)

Лихо закрученный, почти детективный сюжет «Антихристы» рождает множество ассоциаций — от Библии до «Тартюфа». И вся эта тяжелая артиллерия пущена в ход ради победы девочки-подростка над пронырливой подругой, постепенно захватывающей ее жизненное пространство. А заодно — и над самой собой, над своими иллюзиями и искушениями. Две юные героини — как почти везде у Амели Нотомб — вступают в схватку не на жизнь, а на смерть. Обеим по шестнадцать лет, но одна уже расцвела, а другая даже не верит, что это когда-нибудь произойдет. Гусеница смотрит на бабочку как завороженная, потому что красота для нее важнее всего. Но как только, опомнившись, она пускает в ход свое, пока что единственное, оружие — холодный и безжалостный ум, — интрига стремительно набирает обороты.

image

Биография голода (Biographie de la faim)

Романы «Биография голода» и «Любовный саботаж» — автобиографические, если верить автору-персонажу, автору-оборотню, играющему с читателем, как кошка с мышкой. В «Любовном саботаже» перед нами тоталитарный Китай времен «банды четырех», где Амели жила вместе с отцом, крупным бельгийским дипломатом. В «Биографии голода» страны мелькают, как на киноэкране: Япония, США, Бангладеш, Бирма, Лаос, Бельгия, опять же Китай. Амели здесь — сначала маленькая девочка, потом подросток, со всеми «девчачьими» переживаниями, любовью, обидами и страстью к экзотике, людям и языкам. Политическая карта 70-80-х годов предстает перед читателем как на ладони, причем ярко раскрашенная и смешно разрисованная в ключе мастерски смоделированного — но как бы и не детского вовсе — восприятия непредсказуемой Амели.

image

Серная кислота (Acide sulfuriqui)

Сюжет романа «Серная кислота» разворачивается в суперсовременном концлагере, созданном по образу и подобию нацистских для небывалого телешоу. Лагерь, однако, вполне реальный, с казнями и истязаниями в прямом эфире. Взоры публики прикованы к двум участницам — прекрасной узнице и звероподобной надзирательнице. Мастер абсурда и парадокса Амели Нотомб делает их противостояние захватывающим — недаром этот сюжетный ход стал ее фирменным знаком и принес ей мировую славу. «Дневник Ласточки» соткан из искусственного безобидного кошмара. Молодой человек находит отличный способ преодолеть затянувшуюся депрессию, сменив работу курьера на профессию наемного убийцы. Новое занятие доставляет ему изысканное наслаждение, пока дневник застреленной им девушки не меняет радикальным образом его судьбу. Готическая принцесса французской литературы ставит в театре абсурда спектакли по собственным правилам: ее ирония не щадит даже старого как мир дуэта Любви и Смерти.

image

Дневник Ласточки (Lournal d’Hirondelle)

Сюжет романа «Серная кислота» разворачивается в суперсовременном концлагере, созданном по образу и подобию нацистских для небывалого телешоу. Лагерь, однако, вполне реальный, с казнями и истязаниями в прямом эфире. Взоры публики прикованы к двум участницам — прекрасной узнице и звероподобной надзирательнице. Мастер абсурда и парадокса Амели Нотомб делает их противостояние захватывающим — недаром этот сюжетный ход стал ее фирменным знаком и принес ей мировую славу. «Дневник Ласточки» соткан из искусственного безобидного кошмара. Молодой человек находит отличный способ преодолеть затянувшуюся депрессию, сменив работу курьера на профессию наемного убийцы. Новое занятие доставляет ему изысканное наслаждение, пока дневник застреленной им девушки не меняет радикальным образом его судьбу. Готическая принцесса французской литературы ставит в театре абсурда спектакли по собственным правилам: ее ирония не щадит даже старого как мир дуэта Любви и Смерти.

image

Кодекс принца (Le fait du prince)

Жизнь заурядного парижского клерка Батиста Бордава течет размеренно и однообразно. Он не любит свою работу, у него нет друзей, нет никого, к кому он был бы привязан и кем бы по-настоящему дорожил. Собственное существование кажется ему бессмысленным. Но однажды на пороге его дома появляется незнакомец: он просит сделать всего один звонок по телефону... и внезапно умирает. И тут Батист Бордав понимает, что ему предоставляется уникальный шанс — занять место покойного и навсегда изменить свою серую жизнь. Прихватив документы незнакомца, он пускается навстречу приключениям. Однако он даже не подозревает, что его ждет и кем был тот, кого он решил заменить...

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE