READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ


Главная
Писатели на букву «М»

Мураками Харуки (Murakami Haruki)

image

Харуки Мураками родился в 1949 году в Киото, древней столице Японии, в семье преподавателя классической филологии. Учился на факультете классической драмы в университете Васэда, держал джазовый бар в Токио. Писать начал в 29 лет и с тех пор выпускает в среднем по роману в год, просыпаясь в шесть утра и ложась спать в 10 вечера. В 33 года он бросил курить и начал тренироваться, ежедневно совершая пробежки и плавая в бассейне.

Уехав из Японии на Запад, он, прекрасно владевший английским языком, впервые в истории японской литературы начал смотреть на свою родину глазами европейца: «...Я уехал в Штаты почти на пять лет, и вдруг, живя там, совершенно неожиданно захотел писать о Японии и о японцах. Иногда о прошлом, иногда о том, как там всё сейчас. Легче писать о своей стране, когда ты далеко. На расстоянии можно увидеть свою страну такой, какая она есть. До того я как-то не очень хотел писать о Японии. Я просто хотел писать о себе и своём мире» — вспоминал он в одном из своих интервью, которые не очень любит давать.

Мураками одним из первых открыл глаза сотням тысячам читателей на современную Японию с её альтернативной молодёжной субкультурой, мало чем отличающуюся от аналогичной среды в Москве, Нью-Йорке, Лондоне или в Стамбуле. Его герой — это молодой бездельник, озабоченный поиском девицы с ушами необычной формы. Он любит обстоятельно питаться: смешивает зелёный лук и телятину, жареную с солёными сливами, добавляет сушеного тунца, смесь из морской капусты с креветками в уксусе, приправляет хреном васаби с тёртой редькой, подсолнечным маслом и сдабривает тушёной картошкой, чесноком и мелко нарезанным салями. Без особой цели катается на автомобиле по городу и делится с читателями животрепещущими вопросами: почему японская «субару» уютнее итальянского «мазерати», как однорукие инвалиды режут хлеб и каким чудом «толстяк Бой Джордж выбился в суперзвёзды»? Мураками своим творчеством разрушает привычные японские ценности, вроде стремления жить в гармонии с окружающим миром, не выделяться из среды и быть одержимым карьерой. Он с удовольствием ломает традиции, за что презираем многими японцами, приверженцами древних устоев и «правильных» привычек. «Мне нравится тратить время. На свете столько всего, что я люблю — джаз, кошки... Девушки, может быть. Книги. Всё это помогает мне выжить».

Он — последний романтик, с грустью неоправдавшихся надежд взирающий на холодное дуло револьвера в руке наёмника и убежденный в силе добра.

«Я принадлежу к поколению идеалистов 60-х. Мы действительно верили, что мир станет лучше, если очень постараться. Мы очень старались — но в каком-то смысле всё равно проиграли. Однако я пытаюсь пронести чувство этого идеализма через всю жизнь. И до сих пор верю, что идеализм способен сделать много хорошего в будущем...» — любит повторять автор множества книг, переведенных на 20 иностранных языков, в том числе и русский.

Он обожает поп-культуру: «Роллинг Стоунз», «Дорз», Дэвида Линча, фильмы ужасов, Стивена Кинга, Рэймонда Чандлера, детективы — всё, что не признается интеллектуальным сообществом и высоколобыми эстетами из просвещённых богемных кругов.

Ему по духу ближе парни и девочки из шумных дискобаров, влюбляющиеся на один день, час и вспоминающие о своих увлечениях лишь несясь на ревущем мотоцикле. Может, поэтому в женщине его больше интересуют необычные уши, а не глаза. Ибо он не хочет притворяться и остаётся самим собой в любой ситуации, с любым человеком. Таким он полюбился во всем мире. Таким его любят и в России.


image

Слушай песню ветра (Kaze no uta wo kike)

«Такой вещи, как идеальный текст, не существует. Как не существует идеального отчаяния». Это сказал мне один писатель, с которым я случайно познакомился в студенчестве. Что это означает на самом деле, я понял значительно позже — а тогда это было неплохим утешением. Идеальных текстов не бывает — и все...Но в апреле 1978 года на бейсбольном матче Япония — США Харуки Мураками впервые понял, что может написать идеальный роман. Так родилась книга, положившая начало культовой «Трилогии Крысы», — роман «Слушай песню ветра».

image

Пинбол-1973 (1973-nen-no pinbooru) 10987654321

Если есть вход, то есть и выход. Так устроено почти все. Ящик для писем, пылесос, зоопарк, чайник... Но, конечно, существуют вещи, устроенные иначе. Например, мышеловка...
Роман «Пинбол-1973» — вторая часть культовой «Трилогии Крысы» всемирно известного японского прозаика Харуки Мураками.

image

Охота на овец (Hitsuji о meguru boken) 8765432101

О ее смерти мне сообщил по телефону старый приятель... Так начинается Охота на Овец — пожалуй, самое странное путешествие по закоулкам современного мира и человеческого сознания, придуманное классиком современной литературы японским писателем Харуки Мураками. Этот роман недаром стал абсолютным мировым бестселлером: Охота на Овец в наших душах не заканчивается никогда. Итак — позвоните в полицию, спросите адрес и номер телефона семьи, затем позвоните семье и узнайте дату и время похорон. А после, в назначенный день, садитесь в пригородную электричку от станции Васэда. И надейтесь, что охота будет удачной...

image

Медленной шлюпкой в Китай (Chugoku-yuki no suro boto)

«Медленной шлюпкой в Китай» — первая книга короткой прозы японского классика современной мировой литературы Харуки Мураками. «В ней представлена большая часть того, что можно назвать моим миром », — говорил об этой книге сам автор. Безумный стилистический фейерверк, пронзительная нежность, трагизм и юмор мировосприятия, романтический сюрреализм будущего автора «Хроник Заводной Птицы» и «Послемрака» — впервые на русском языке.

image

Хороший день для кенгуру (Kangaru-no biyori)

Кенгуру-композитор, стопроцентная девушка, вампир в такси, Человек-Овца, тонгарские вороны, девушка из Ипанемы, Птица-Поганка, тюлени, которые жить не могут без визиток... Все они и многие другие — герои классического сборника рассказов Харуки Мураками «Хороший день для кенгуру» (1986). Истории самого популярного в мире японского писателя нежны, глубоки, сюрреалистичны, призрачны и загадочны, как его романы. Проза высокой пробы.

image

Сжечь сарай (Hotaru, Naya-wo yaku, sono ta-no tanpen)

...В мире огромное количество сараев, и мне кажется — все они ждут, когда я их сожгу. Будь то одинокий сарай на берегу моря или посреди поля. Попросту говоря, любому сараю достаточно пятнадцати минут, чтобы красиво сгореть. Как будто его и не было в помине. Никто и горевать не станет. Просто — пшик, и сарай исчезает. Я ничего сам не решаю. Просто наблюдаю. Как дождь... Дождь идет. Река переполняется водой. Что то сносится течением. Дождь что нибудь решает? Ничего... Поджигатель сараев, танцующая фея, фабрика слонов, слепая ива и спящая девушка, Зимний Музей, крепость Германа Геринга и висячий сад герра W — загадочный мир Харуки Мураками продолжает раскрываться русскому читателю во всей своей полноте.

image

Страна Чудес без Тормозов и Конец Света (Sekai no owari to hado-boirudo wandarando) 9876543211

...Все тени умирают в Городе. Иначе от них останется нежить, которая уходит в Лес. Именно там живут люди, которые не смогли до конца убить свою тень...
...Череп пропал еще в 42-м, во время блокады Ленинграда, когда немцы разбомбили университет. Так исчезло единственное в мире доказательство существования единорогов...
...Читателю Снов нужен статус. Сейчас ты получишь его. — Страж Ворот оттягивает мне правое веко и протыкает зрачок острием ножа...
Золотые единороги и тайны человеческого подсознания, информационные технологии и особенности секса с ненасытными библиотекарями... Самый загадочный и мистический роман Харуки Мураками.

image

Ничья на карусели (Kaiten mokuba no deddo hiito)

В новом сборнике рассказов Мураками уподобляет жизнь карусели, с которой невозможно сойти: мы никого не обгоняем и никто не обгоняет нас, однако нам это вращение кажется яростной ничьей с воображаемыми врагами.

image

Рождество овцы (Hitsujiotoko no kurisumasu)

Чем опасна еда с дырками? Когда нужно праздновать День Святого Овцы? В какую яму стоит прыгнуть, чтобы снять с себя проклятие и снова начать сочинять музыку? Что же случается очень темной рождественской ночью, когда все уже спят? Старые и новые знакомые: Человек-Овца, Близняшки 208 и 209, Профессор Овца, Правовитый и Левовитый, Тетушка-Кайра, Никчемуха — все они ждут встречи с вами, стоит открыть книжку с картинками «Рождество Овцы». Ее сочинил японский писатель Харуки Мураками, а нарисовала художница Сасаки Маки. И если эта книжка вам понравится, вы, наверное, полюбите и другие книги этого писателя. Когда немного подрастете.

image

Норвежский лес (Noruwei No Mori) 10987654321

...По вечерам я продавал пластинки. А в промежутках рассеянно наблюдал за публикой, проходившей перед витриной. Семьи, парочки, пьяные, якудзы, оживленные девицы в мини-юбках, парни с битницкими бородками, хостессы из баров и другие непонятные люди. Стоило поставить рок, как у магазина собрались хиппи и бездельники — некоторые пританцовывали, кто-то нюхал растворитель, кто-то просто сидел на асфальте. Я вообще перестал понимать, что к чему. «Что же это такое? — думал я. — Что все они хотят этим сказать?»... Роман классика современной японской литературы Харуки Мураками «Норвежский лес», принесший автору поистине всемирную известность.

image

Дэнс, дэнс, дэнс (Dansu, Dansu, Dansu)

«...И тут я наконец осознал: вокруг меня — кромешная тьма. Ни лучика света. Двери лифта все так же беззвучно затворились у меня за спиной, и эта тьма стала черной, как битумный лак. Я не различал даже собственных рук. Музыка тоже исчезла. В зябком воздухе едко пахло какой-то хиной.
И в этой кромешной тьме я стоял, не дыша, совершенно один.»

«Дэнс, дэнс, дэнс» — заключительный роман культовой «Трилогии Крысы» классика современной японской литературы Харуки Мураками, начатой романами «Слушай песню ветра», «Пинбол 1973» и «Охота на овец».

image

К югу от границы, на запад от солнца (Kokkyö no minami,taiyô no nishi) 10987654321

«К югу от границы, на запад от солнца» — самый пронзительный роман классика современной японской литературы Харуки Мураками (р. 1949). Через двадцать пять лет в жизнь преуспевающего владельца джазового бара возвращается мистическая возлюбленная его детства — и почти забытая страсть вспыхивает вновь. Но призрак смерти неотступно следит за ним... «Касабланка» по японски. Роман об экзистенциальной любви, которой не суждено сбыться, — впервые на русском языке.

image

Хроники Заводной Птицы (Nejimaki-Dori Kuronikuru) 10987654321

Роман «Хроники Заводной Птицы» Харуки Мураками — произведение поистине джойсовского масштаба. Ужас Второй мировой войны и судьба нашего современника в Японии, письма, мистические сны, воспоминания, журнальные статьи, закодированные файлы — цельное полотно, сотканное из невероятных событий, тонкой иронии и неподражаемой интонации Харуки Мураками.

image

Джазовые портреты (Portraits in Jazz)

Один из самых популярных писателей мира Харуки Мураками помимо своих романов и рассказов известен и коллекцией из 40 000 джазовых пластинок. В книгу “Джазовые портреты” вошли эссе о 55 исполнителях и виниловых дисках из его собрания. Этот сборник лирических миниатюр, проникнутых тонким пониманием музыки, подаренной миру XX веком, - незаменимое чтение для всех, кто любит джаз, и тех, кому только предстоит узнать его лучше. Русское издание включает в себя оба тома “Джазовых портретов” с оригинальными иллюстрациями Макото Вада.

image

Призраки Лексингтона (Rekishinton-no yurei)

«Призраки Лексингтона» — один из самых известных сборников рассказов классика современной японской литературы Харуки Мураками. Автор популярных во всем мире романов «Охота на овец», «Дэнc, дэнс, дэнс» и «Хроники Заводной Птицы» предстает в нем как мастер короткой психологической прозы. Рассказ «Тони Такитани» был перенесен на киноэкран режиссером Дзюном Итикавой с великим японским актером Иссеем Огатой в главной роли.

image

Подземка (Andaguraundo)

Вы кому-то отдали часть своего «Я» и получили взамен этого повесть? Вы уступили часть своей личности некой системе? Если это так, система эта когда-нибудь потребует от вас совершить какое-то «безумство»? Повесть, которую вы сейчас имеете, — действительно ли она ваша? И свои ли сны вы видите по ночам? Не могут ли они быть видениями какого-то другого человека и в какой-то момент превратиться в кошмар? Перед вами не просто книга выдающегося японского прозаика Харуки Мураками о жертвах зариновой атаки в токийском метро в марте 1995 года. Это прежде всего произведение о современных японцах, написанное ими самими, — и уникальное повествование, актуальное в любой стране, пока в мире существует угроза терроризма.

image

Край обетованный (Yakusoku-sareta basho-de)

Все мы хотим разобраться в том, зачем рождаемся, живем на Земле, а потом умираем и исчезаем. И не следует особенно осуждать искреннее стремление найти ответы на эти вопросы. Тем не менее, как раз здесь и можно «нажать не ту кнопку», сделать роковую ошибку. Реальность начинает искажаться, и ты вдруг замечаешь, что край обетованный превратился в нечто иное...«Край обетованный» — пожалуй, самая острая и спорная книга выдающегося японского писателя Харуки Мураками, исследующая природу зла в современном мире. Впервые на русском языке.

image

Мой любимый sputnik (Suputoniku-no koibito)

...Эта женщина любит Сумирэ. Но не чувствует к ней никакого сексуального влечения. Сумирэ любит эту женщину и хочет ее. Я люблю Сумирэ, и меня к ней влечет. Я нравлюсь Сумирэ, но она не любит и не хочет меня. Я испытываю сексуальное влечение к одной женщине — имя неважно. Но не люблю ее. Все так запутано, что сильно смахивает на какую-нибудь экзистенциалистскую пьесу. Сплошные тупики, никто никуда не может выйти. Должны быть альтернативы, но их нет. А Сумирэ в одиночестве уходит со сцены...«Мой любимый sputnik» (1999) — классика современной японской литературы Харуки Мураками, один из самых загадочных романов конца XX века, — впервые на русском языке.

image

Все божьи дети могут танцевать (Kami No Kodomo-Tachi Wa Mina Odoru) 10987654321

…Сколько он танцевал, Ёсия не помнил. По видимому — долго. Он танцевал, пока весь не взмок. А потом вдруг ощутил себя на самом дне Земли, по которой ступал уверенным шагом. Там раздавался зловещий рокот глубокого мрака, струился неведомый поток человеческих желаний, копошились скользкие насекомые. Логово землетресения, превратившего город а руины. И это — всего лишь одно из движений Земли. Ёсия перестал танцевать, отдышался и посмотрел под ноги — словно заглянул в бездонную расселину… Последний сборник рассказов Харуки Мураками «Все божьи дети могут танцевать» (2000) — впервые на русском языке.

image

Кафка на пляже (Umibe-no Kafuka)

Я заметил, что на груди белой майки налипло что-то черное, по форме — вроде большой бабочки с раскрытыми крыльями... В мерцающем свете люминесцентной лампы стало понятно: это темно-красное кровавое пятно. Кровь свежая, еще не засохла. Довольно много. Я наклонил голову и понюхал пятно. Никакого запаха. Брызги крови — совсем немного — оказались и на темно-синей рубашке, где она была не так заметна. А на белой майке — такая яркая, свежая...Кошмарное странствие по лабиринтам души — в новом романе Харуки Мураками «Кафка на пляже». Впервые на русском языке.

image

Послемрак (Afterdark) 10987654321

Разные люди бродят в разные стороны. Одни куда-то идут, другие никуда особо не торопятся. У одних есть цель, у других цели нет. Одни умоляют время задержаться подольше — другие подталкивают его в спину, лишь бы бежало еще быстрей. Но когда уходят последние электрички, в этих местах наступает очень странное время. Совсем не то, что мы называем ночью... Наше терпение иссякает. Мы больше не можем пассивно разглядывать то, что показывает телевизор. Мы хотим проверить все сами.

image

Токийские легенды (Tokyo kitanshu)

Впервые на русском — новый сборник рассказов самого знаменитого мастера современной японской литературы, своего рода коллекция таинственных городских легенд. Здесь призрак серфера, погибшего от зубов акулы, бродит по гавайским пляжам, благополучный отец семейства таинственно исчезает между двадцать четвертым и двадцать шестым этажом высотного дома, перекати-камень в форме почки имеет собственные намерения, а обезьяна из района Синагава охотится за чужими именами.

image

TV-люди (TV-Pihpuru)

Впервые на русском — новый сборник рассказов самого знаменитого мастера современной японской литературы. Герои этих историй слушают воду в человеческом теле и бегают во сне от зомби. А то и вовсе отвыкают спать и страшатся превращения в телелюдей — которые почти как настоящие, разве что слегка отмасштабированы и распространяются подобно вирусу.

image

Исчезновение слона (Pan-Ya Saishugeki)

Впервые на русском — новый сборник рассказов самого знаменитого мастера современной японской литературы. Здесь из городского зоопарка таинственно исчезает заслуженный слон, зверский ночной голод можно утолить лишь повторным нападением на булочную, а знакомые по прошлой жизни красавицы-близняшки возникают в рекламе нового дискобара...

image

О чем я говорю, когда говорю о беге (Hashiru koto tsuite kataru toki ni boku no kataru koto) 10987654321

Впервые на русском — новая книга самого знаменитого мастера современной японской литературы, собрание, по его словам, «зарисовок о беге, но никак не секретов здорового образа жизни». С той же фирменной легкостью и недосказанностью, виртуозно балансируя на грани бытового очерка и аллегории, Мураками фиксирует свои размышления о беге, приобретающем в силу ежедневного повторения «некую медитативную сущность».

image

Радио Мураками (Murakami Radio)

Впервые на русском — новая книга самого знаменитого мастера современной японской литературы, сборник колонок, написанных им для модного женского журнала «Ан-ан». С фирменной легкостью и недосказанностью, виртуозно балансируя на грани бытового очерка и аллегории, Мураками рассуждает о ресторанах и одежде, о коллекционировании виниловых пластинок и фильме Вима Вендерса «Клуб «Буэна-Виста», о кошках и феминизме, о пончиках и вечернем бритье, о беге трусцой и безотчетной нелюбви к гольфу.

image

1Q84. Тысяча невестьсот восемьдесят четыре. Книга 1. Апрель-июнь

Впервые на русском! Абсолютно новый роман самого знаменитого автора современной японской прозы. Долгожданная новинка, имеющая огромный потенциал стать в 2011 бестселлером № 1 в России! Роман «1Q84» стал сенсацией культурной жизни Японии, и был признан «бестселлером года». К концу 2009 г. двухтомник вышел на первое место по количеству напечатанных экземпляров — 3,23 миллиона! Книга, написанная в лучших традициях стиля Мураками: реальность, иллюзия, научная фантастика, философия, познание человеческой души, протест против насилия и попрания свободы воли. Переводчик — один из лучших японистов Дмитрий Коваленин, открывший для российских читателей «Дэнс, дэнс, дэнс», «Охоту на овец» и «Послемрак».

Наиболее ожидаемая новинка года, последний роман самого знаменитого автора современной японской прозы, главная литературная сенсация нового века, «магнум-опус прославленного мастера» и «обязательное чтение для любого, кто хочет разобраться в японской культуре наших дней», по выражению критиков. Действие книги происходит не столько в тысяча девятьсот восемьдесят четвертом году, сколько в тысяча невестьсот восемьдесят четвертом, в мире, где некоторые видят на небе две луны, где ключом к вечной любви служит Симфониетта Яначека, где полицейских после всколыхнувшей всю страну перестрелки с сектантами перевооружили автоматическими пистолетами взамен револьверов, где LittlePeople — Маленький Народец — выходят изо рта мертвой козы и плетут Воздушный Кокон.

image

1Q84. Тысяча невестьсот восемьдесят четыре. Книга 2. Июль-сентябрь

Впервые на русском! Абсолютно новый роман самого знаменитого автора современной японской прозы. Долгожданная новинка, имеющая огромный потенциал стать в 2011 бестселлером № 1 в России! Роман «1Q84» стал сенсацией культурной жизни Японии, и был признан «бестселлером года». К концу 2009 г. двухтомник вышел на первое место по количеству напечатанных экземпляров — 3,23 миллиона! Книга, написанная в лучших традициях стиля Мураками: реальность, иллюзия, научная фантастика, философия, познание человеческой души, протест против насилия и попрания свободы воли. Переводчик — один из лучших японистов Дмитрий Коваленин, открывший для российских читателей «Дэнс, дэнс, дэнс», «Охоту на овец» и «Послемрак».

Наиболее ожидаемая новинка года, последний роман самого знаменитого автора современной японской прозы, главная литературная сенсация нового века, «магнум-опус прославленного мастера» и «обязательное чтение для любого, кто хочет разобраться в японской культуре наших дней», по выражению критиков. Действие книги происходит не столько в тысяча девятьсот восемьдесят четвертом году, сколько в тысяча невестьсот восемьдесят четвертом, в мире, где некоторые видят на небе две луны, где ключом к вечной любви служит Симфониетта Яначека, где полицейских после всколыхнувшей всю страну перестрелки с сектантами перевооружили автоматическими пистолетами взамен револьверов, где LittlePeople — Маленький Народец — выходят изо рта мертвой козы и плетут Воздушный Кокон.

1Q84. Тысяча невестьсот восемьдесят четыре. Книга 3. Октябрь-декабрь

1Q84. Тысяча невестьсот восемьдесят четыре. Книга 3. Октябрь-декабрь 9876543210

Впервые на русском — наиболее ожидаемая новинка года, последний роман самого знаменитого автора современной японской прозы, главная литературная сенсация нового века, «магнум-опус прославленного мастера» и «обязательное чтение для любого, кто хочет разобраться в японской культуре наших дней», по выражению критиков. Действие книги происходит не столько в тысяча девятьсот восемьдесят четвертом году, сколько в тысяча невестьсот восемьдесят четвертом, в мире, где некоторые видят на небе две луны, где ключом к вечной любви служит Симфониетта Яначека, где полицейских после всколыхнувшей всю страну перестрелки с сектантами перевооружили автоматическими пистолетами взамен револьверов, где LittlePeople — Маленький Народец — выходят изо рта мертвой козы и плетут Воздушный Кокон.

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2014 READFREE