READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Игра вслепую (A Playdate with Death)

image

звездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвезда
Рейтинг книги:  0.0  Оценить книгу

Тренер элитного спортклуба найден мертвым в машине. Полиция настаивает на самоубийстве, но не все в этом уверены. И за дело берется неугомонная Джулиет Эпплбаум, добровольный детектив и по совместительству – сверхсовременная мать двоих карапузов, одержимых насилием. Но игры понарошку оборачиваются настоящей игрой со смертью. Причем вслепую.

Автор: Уолдман Эйлет

Скачать книгу Игра вслепую: doc | fb2 | txt


Игра вслепую

Посвящается Софии, Зику и Иде-Розе


Огромное спасибо Сюзане Претцел, которая рассказала мне о болезни Тея-Сакса; Джулии Барроук, Сандре Брейверман, Лорен Кутберт, Джинни Доррис, Клэр Даффи, Эллисон Каплан Соммер, Карли Мастерс Уильям, Сондре Шварц и Карен Зиван – за постоянную поддержку и бесконечные рассказы; Мэри Эванс, Джефу Франкелу и Сильвии Рабино за то, что неустанно помогали мне в работе; Сью Графтон – за вдохновение и образец для подражания; и Майклу, моему лучшему другу.

1

Исаак дважды выстрелил мне в грудь. Из тоста.

– Ты убита, – сказал мой двухлетний сын, откусывая от своего 9-миллиметрового полуавтоматического пистолета «глок».

– Маме не нравится эта игра, Исаак. Ты же знаешь. Мама не любит пистолеты. – Я взъерошила ему волосы, поцеловала в макушку старшую дочь и повернулась к мужу. – Не режь ему больше тосты на треугольники.

2

Когда я приехала домой от Бетси, муж и дети носились по гостиной в розовых балетных пачках – у Питера пачка висела на шее. У Руби имелась большая коллекция тюля, кружев и ленточек, сам «Джоффри Балет» позавидовал бы. Как только она смогла говорить о предпочтениях в одежде, то принялась требовать оборки и манжеты. Дай ей волю, она бы возжелала пастельное платье для конфирмации на каждый день недели. Мы сошлись на том, что купили ей несколько симпатичных цветных хлопчатобумажных платьев и один шикарный наряд в коробке, способный довести до инфаркта любого трансвестита.

3

– Почему, когда приходишь на похороны в черном, это кажется показухой? – спросила я у своей маленькой собеседницы. – Ведь так и должно быть. Это традиционный цвет траура. Если ты не буддист. Хотя не сказать, что с белым было бы проще. Я к тому, что у меня вообще ничего белого, кроме трусиков и лифчика.

4

Я хотела еще появиться на поминках у Бетси. Меня приглашали, и к тому же там можно выяснить побольше об усыновлении Бобби. Узнав о себе такое, он наверняка очень переживал. Может быть, так сильно, что покончил с собой.

Я позвонила Питеру из машины и сказала, что задерживаюсь.

– Тут кое-кто хочет тебе что-то сказать, – сказал он.

5

На следующее утро за завтраком я решила, что если уж я собираюсь расследовать смерть Бобби, то мне нужна профессиональная консультация. Не знаю, что бы я делала без Эла Хоки. Никогда бы не подумала, что смогу так безоговорочно доверять человеку, который коллекционирует полуавтоматическое оружие. У нас с ним совершенно разные политические взгляды, но мы почему-то все равно дружим. Это удивляет нас обоих. Эл – бывший коп, который уволился из полиции, после того как получил пятьдесят граммов свинца в живот. Когда я пришла в центр федеральной защиты, он работал там следователем уже несколько лет. Мы сразу же сошлись. Он всегда проводил для меня расследования и уберег от множества позорных ошибок. С тех пор он является для меня замечательным источником информации, законной и не очень.

6

Утром я отвезла Руби в детский сад, и мы с Исааком отправились к Павильону Вестсайд. Прежде чем найти Луизу, я прошвырнулась по магазинам. Несомненно, это что-то говорит о моем подходе к расследованиям. Обычно я не покупала Исааку новую одежду. Первые два с половиной года он донашивал вещи Руби. Но тут, как назло, он не только начал активно интересоваться оружием, но и отказался носить ее розовые комбинезоны, майки в цветочек и светлые рейтузы. Хотя почему-то с удовольствием продолжал спать в ночной рубашке с Русалочкой.

7

Новый офис Эла состоял из телефона, карточного стола и старого шкафа для бумаг, задвинутого в угол его гаража в Вестминстере, маленьком городе к югу от центра Лос-Анджелеса.

– Хорошая нора, – сказала я.

Я позвонила ему, когда ехала домой от Кэндис, чтобы спросить, как выяснить имена всех младенцев, родившихся в Мемориальной больнице Хаверфорда 15 февраля 1972 года, а также узнать, что слышно от его друзей из полиции.

8

Дверь дома Кацев открыл Дэвид, брат Бобби. Он сразу вспомнил, что видел меня на похоронах. Впустил меня с некоторой неохотой и провел в большую гостиную, где в прошлый раз проходил обряд шива. На блестящем коричневом диване сидела, поджав под себя ноги, его мать, туфли-лодочки аккуратно стояли на ковре под кофейным столиком. Когда я вошла, она отложила медицинский журнал и неохотно приподнялась. Я жестом остановила ее и села в твидовое кресло напротив дивана. Комната была выдержана в коричневых и серых тонах. Ковер с коричневатыми разводами, мебель мягких земляных оттенков. Даже картины в тех же цветах. Над камином большой темный пейзаж с холмами, над диваном множество маленьких прямоугольных гравюр – от насыщенного кремового до черно-коричневого тонов. Сама доктор Кац сидела в кремовой водолазке и коричневой шерстяной юбке. Она отлично вписывалась в интерьер.

9

Как-то вечером Питер объявил, что у нас будет праздничный ужин, но не сказал, по какому поводу. Мы вчетвером пошли к Джованни, в итальянский ресторан, расположенный в торговом центре неподалеку. «У Джованни» – наш любимый ресторан, мы ходим туда уже несколько лет. Пусть он находится не в самом лучшем месте, зато еда там чудесная – простая и вкусная.

10

Вечером я наконец-то занялась чтением писем, которые пришли Бобби после смерти. Было несколько сообщений от клиентов, очевидно, написанных до его гибели, остальные от сетевых знакомых, которые не знали, что он умер. Были сообщения от группы поддержки усыновленных детей. Куча спама – ненужные письма от брокеров по ипотекам, порнографических сайтов и прочая ерунда. Но больше всего писем пришло от Кэндис.

11

Майор Патрик Салливан отслужил два срока во Вьетнаме в начале семидесятых. В сентябре 1972-го он был ранен в Северном Вьетнаме, но смог вернуться к своим, несмотря на переломы плеч и сильные ожоги на руках. Вскоре его демобилизовали. В архиве «Лос-Анджелес Таймс» нашлось много статей о его триумфальном возвращении, там была и фотография юной Сьюзен Салливан в розовой шляпке-таблетке. Она склонилась к двум мальчикам, а к ним через взлетную площадку бежит майор Салливан.

12

– Как ты думаешь, каннибалы едят своих детей, и если да, то как они размножаются?

То, что вопрос Питера ни в малейшей степени меня не обескуражил, прекрасно характеризует и наш брак, и профессию моего мужа.

– Вероятно, мама-каннибал начнет питаться собственными отпрысками, только если не будет никакой другой еды, – ответила я после некоторого раздумья.

13

– Подожди, ты просишь меня о помощи? – поразилась я. За последние два года я только и делала, что просила у Эла помощи и информации, а он не требовал ничего взамен, разве что послушать его теории о преступных заговорах.

– Какая разница, – прорычал он с другого конца провода. – Мне просто нужна консультация по поводу смягчения смертного приговора.

14

Яркая желтая табличка в тире гласила, что если у вас нет своего оружия, вам с радостью предоставят полуавтоматические револьверы, винтовки и даже пулеметы. Но Эл дал мне маленький пистолет. Черный, тяжелый, рукоять быстро нагрелась в моей вспотевшей руке.

Эл встал за моей спиной в маленькой кабинке и наблюдал, как я поднимаю дрожащую руку с пистолетом, целюсь в движущийся розовый силуэт на металлической подставке, и нервно нажимаю на курок. Тишина.

15

Чтобы не ехать к Элу с детьми, я отвела Руби к подруге, а Исаак, с бутылкой шоколадного молока в одной руке и бубликом в другой, остался сидеть на нашей кровати перед телевизором и смотреть марафон Забумафу. Питер даже не проснулся, когда я его подвинула, чтобы освободить место для сына. Я строго-настрого наказала Исааку в случае чего пинать отца, пока тот не очухается. Я вернулась через три часа, но ни один из них, похоже, за это время не сдвинулся с места.

16

Я ехала по бульвару Сансет и обдумывала слова Сьюзен. Ничего не понимаю. Кто настоящий отец Бобби Каца? Еще один любовник Сьюзен, о котором ей стыдно говорить?

Неужели в глазах Сьюзен кто-то может быть хуже Рубена Нейдельмана? Она так беспокоилась, чтобы ничего не подозревающие католики не усыновили еврея, и постаралась, чтобы Бобби попал в еврейскую семью. Но о романе с Рубеном она мне все-таки поведала. Кого она считала еще менее достойным, чем любовника-еврея? Кого она стыдилась еще больше? Сьюзен была готова признать, что родила ребенка от еврея, лишь бы скрыть роман с этим человеком. Кто мог быть хуже еврея? Преступник? Родственник? Ее отец? Свекор?

17

Я выругалась вполголоса, обнаружив разбитое окно машины Питера, его нежно любимого «БМВ» 2002 года. Мне хотелось поехать именно на этой машине, и я оставила ее перед подъездом Бетси, в очень бедном районе Голливуда.

Ветровое стекло разбили вдребезги, земля и сиденье усыпаны осколками. Я заглянула внутрь, и с облегчением обнаружила, что магнитола на месте. Единственный раз в жизни я не забыла взять сумочку, так что она тоже уцелела. Скорее всего, кто-то хотел похулиганить, а не ограбить машину. Это меня успокоило, я обошла «БМВ», и у меня перехватило дыхание, а желудок подскочил к горлу, когда я увидела слова, нацарапанные сбоку. Кривыми печатными буквами кто-то написал: «НЕ ЛЕЗЬ НЕ В СВОЕ ДЕЛО».

18

По дороге дети заснули на заднем сиденье. Питер вынес из машины Руби, я Исаака, и мы потащили их в дом. Удивительно, когда дети спят, они такие тяжелые. Шикая друг на друга, мы с Питером на цыпочках прошли по темному дому и уложили наших чад. Надо было бы вытереть с лиц малышей засохший кетчуп, но я побоялась их разбудить. Питер включил телевизор и принялся смотреть свой любимый канал с «плохими» фильмами, а я пошла на кухню и налила себе ромашкового чаю. Я уже чувствовала, что без него не засну.

19

Когда на следующее утро я встала, то обнаружила, что постель Эла заправлена, аккуратно, будто в казарме. Я еле сдержалась, чтобы не испортить это совершенство, и отправилась на кухню, где обнаружила самого Эла, поедающего хлопья из отрубей.

– Полезно для пищеварения, – сказал он.

20

Мы с Элом решили, что лучше появиться внезапно. Хотя рисковали не застать Кэндис на работе. Но нам повезло. Войдя в «Старбакс», мы сразу ее увидели – Кэндис сидела за круглым столиком и держала за руку молодую женщину, та вытирала слезы скомканным платком. Мы остановились в проходе и стали слушать.

21

Я позвонила. Дверь открыла Салюд. Она меня узнала, но желания впустить меня у нее оказалось не больше, чем в прошлый раз.

– Я пойду смотреть, дома ли миссис Сьюзен.

– Podriamos esperar al dentro? – подлизывалась я. – Por favor?[6] – Один раз моя попытка пообщаться на ее родном языке удалась. И сейчас тоже. Салюд сверкнула серебром в улыбке и вопросительно посмотрела на Эла.

22

На этот раз нам очень долго не открывали. Сначала мы ждали спокойно, потом я вдавила кнопку звонка и не отпускала, пока дверь не распахнулась. На пороге стоял Патрик Салливан и свирепо смотрел на нас.

– Слушайте, с меня хватит, сейчас я вас просто вышвырну. Жена не хочет вас видеть. Убирайтесь вон, пока я не вызвал полицию. – Патрик нависал надо мной и говорил сквозь зубы, брызжа слюной. Капелька попала на щеку, мне хотелось утереться, но я сдержалась.

23

Полицейские держали нас долго. Только благодаря тому, что Эл в свое время работал в полиции Лос-Анджелеса, они нас отпустили, предварительно записав имена и телефоны. Мы молча ехали по бульвару Сансет. Я думала не о том, что произошло, а о том, как я расскажу все невесте и семье Бобби. Конечно же, полицейские сообщат им, но не сразу. Я должна сказать сама хотя бы Мишель и Бетси. Эл откашлялся, и только тогда я вспомнила, что он пострадал. Я повернулась к нему. Он сидел весь потный и покрытый пятнами.

24

Мы с Элом молча ехали домой по авеню Ла Бри. Под конец поездки я сказала:

– Ну ладно, я это сделаю.

Он удивленно посмотрел на меня:

– Что сделаешь?

– Стану с тобой работать. Но с условиями.

– Говори.

– Первое – гибкий график, мне же надо забирать Руби из сада, ухаживать за Исааком, водить детей в гости и прочее.

Примечания

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE