READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Преступления в детской (Nursery Crimes)

image

звездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвезда
Рейтинг книги:  0.0  Оценить книгу

Погибла директор элитного детского сада. Несчастный случай, обычное дорожное происшествие, виновник которого скрылся? Так может считать полиция, но только не проницательная Джулиет Эпплбаум. Она уверена — совершено преднамеренное убийство, и только ей под силу раскрыть это дело. И конечно, не без помощи мужа и двухлетней дочери. Джулиет Эпплбаум и ее невероятное семейство снова в бою. Искрометный захватывающий детектив Эйлет Уолдман «Преступления в детской».

Автор: Уолдман Эйлет

Скачать книгу Преступления в детской: doc | fb2 | txt


Преступления в детской

Посвящается Майклу

Глава 1

Я не знаю точно, кто виноват в том, что нас не приняли, Руби или я. Скажем так, ни одна из нас на собеседовании не блистала. Я поняла, что у нас неприятности, как только она меня разбудила, в шесть утра. Ее настроение было черно, как те ковбойские сапожки, которые она упрямо надела, отправляясь в постель накануне вечером. Руби не позволила мне причесать ее слева, и в результате я вышла из дома, держа за руку крошечный паноптикум: наполовину очаровательный ангелочек в ленточках, наполовину всклокоченный бесенок из преисподней. Она облачилась в футболку с Суперменом, малиновую мини-юбку и ярко-желтые сабо, что усугубляло эффект. Руби пропустила мимо ушей мои просьбы и совершенно не интересовалась моими объяснениями, а я рассказывала, почему для поступления в Гарвард, Свартмор или любой другой достойный колледж нужно выбрать правильный детский сад. Кончится тем, что она окажется в Слиппери-Рок,[1] как ее отец. Даже будь ей не два с половиной года, моя речь вряд ли произвела бы на нее большое впечатление. Ее отец, не будучи выпускником «Лиги Плюща»,[2] зарабатывал примерно в десять раз больше, чем ее мать, которая таким выпускником являлась. И его карьера сценариста оказалась не в пример удачнее моей карьеры федерального защитника.

Глава 2

Руби заснула в машине по дороге домой, а мы с Питером сидели тихо, погрузившись в размышления. Я прикидывала, что он, вероятно, думает о своем последнем сценарии, третьем по счету в жутком сериале о банде городских мародеров-каннибалов. Определенно, пока это самый значительный из всех его фильмов, и Питеру было очень трудно сделать так, чтобы текст удовлетворил все заинтересованные стороны, включая режиссера, который практически не говорил по-английски, и владельца студии с его артистическими замашками.

Глава 3

Отделение федеральной защиты находится в центре города, в здании суда. Мне всегда нравилось бывать в тамошних залах — большие, обшитые деревом комнаты создавали торжественную обстановку, которая хорошо сочеталась с важностью проходящих там процессов. Кабинеты адвокатов, напротив, выглядели типичными образчиками отвратительных дешевых помещений с выцветшим ковровым покрытием и чересчур яркими лампами дневного света. Этот примитивизм обычно не помогал мне убедить клиентов, что нанятый ими юрист компетентен и надежен. Адвокаты по уголовным делам, как и весь остальной мир, действовали по принципу «за что заплатил, то и получаешь». Поскольку нищим не надо платить федеральному защитнику, они получают ровно столько, на сколько раскошелились. Бесконечные бои по убеждению наркодилеров и грабителей в том, что я для них достаточно хороша, внесла свою лепту в недомогание, которое в итоге ускорило мой уход.

Глава 4

В тот вечер мы с Питером и Руби отправились пообедать в итальянский ресторан «У Джованни», где бывали регулярно. Как обычно, сам Джованни поздоровался с нами, сгреб Руби в охапку и отнес на кухню, где ее могли приласкать и побаловать его брат, шеф-повар, и мать, милая пожилая женщина в длинном черном платье, чья работа, по всей видимости, состояла в том, чтобы критиковать своих сыновей и кормить мою дочь кусочками каноли.[8] Мы с Питером сели за наш обычный столик в углу рядом с кухней и заказали бутылку минеральной воды. Джованни узнал, что я беременна, раньше моей собственной матери. Он вычислил это в тот вечер, когда мы отказались от нашей обычной бутылки «Пино Нуар» и попросили взамен бутылку итальянской газированной воды.

Глава 5

Следующее утро выдалось теплым и прекрасным. Один из тех дней, когда вспоминаешь, что Лос-Анджелес — всего лишь пустыня, покрытая скоростными трассами и автостоянками. Свет был такой яркий, что глазам больно, но казалось, что он с тем же успехом может исходить и от белых линий на дороге, и с неба. Обычно я приветствовала такие дни сердитым взглядом и ворчанием: «Отлично, еще один прекрасный день. Кому он нужен?»

Глава 6

На тот вечер мы с Питером запланировали один из наших нечастых, долгожданных выходов в свет. Я накормила Руби ее любимым обедом, макаронами с сыром. Я кинула туда несколько разогретых в микроволновке кусочков брокколи (которые, конечно, никогда не попадут к ней в рот), а сама съела совершенный обед, который удовлетворил бы самого скрупулезного сторонника полноценного питания. Ладно, может быть, и не самого скрупулезного, но мне вполне подходило.

Глава 7

Утром я, как обычно, разбудила Питера в одиннадцать. Протянув ему чашку кофе, я сказала:

— Мне сегодня надо на прием к акушерке.

— Спасибо, — он отпил из чашки. — Хочешь, чтобы я тоже пошел?

Когда я носила Руби, Питер ходил со мной на каждое занятие предродовой подготовки. Теперь же он почти туда не заглядывал.

Глава 8

Я вошла в дом и, не услышав голоса Руби, заглянула в кабинет Питера. Мой муж лежал на животе на полу, окруженный фигурками из «Звездных войн», и аккуратно надевал маску на Дарта Вейдера.

— Люк, это твоя судьба, — сказала я.

— Привет, — Питер даже не обернулся.

— Где Руби? — спросила я.

Глава 9

Работа в детском саду явно хорошо оплачивалась, подумала я, останавливаясь перед домом Абигайль Хетэвей. Это огромное здание в стиле Тюдоров располагалось в каньоне Санта-Моника, одном из самых престижных районов Вест-Сайда. От окованной медью входной двери до тротуара тянулся аккуратно подстриженный газон. По нему, между ухоженными клумбами зимних цветов, вилась кирпичная дорожка. Перед домом стояли две машины — ярко-синий джип и двухместная «БМВ», вроде тех, что покупают некоторые мужчины средних лет. Как только они видят на голубом экране Джеймса Бонда, рассекающего на такой машине, тут же чувствуют необходимость обзавестись чем-то подобным.

Глава 10

На следующее утро я проснулась рано и первые двадцать минут провела, согнувшись над унитазом. Меня вытошнило не только тем, что я съела на ужин предыдущим вечером, но и вообще всем, что я съела примерно за шесть недель. Почему они называют это утренним недомоганием? Это скорее развлечение на весь день, и что хуже, оно может дать вам передышку в несколько месяцев, а потом вдруг снова поднять свою безобразную голову. Как-то, когда я носила Руби, это случилось со мной по дороге на работу. Я поднялась по ступенькам в своем темно-синем костюме, с портфелем от «Коуч» и подходящей сумочкой, серьезно, но кокетливо кивнула судьям, которые слонялись вокруг и курили перед тем, как войти внутрь и решить судьбу моего клиента — трансвестита, грабившего банки. Некоторые из них ответили на приветствие и отскочили, когда я перегнулась через балюстраду и вывернула вниз содержимое своего желудка. Потом мне пришлось пройти через унизительную процедуру: попросить судей сказать присяжным, что если женщину-адвоката рвет печеньем, то это не должно восприниматься как индикатор ее веры в невиновность клиента.

Глава 11

Значит, Дэниел Муни убил жену из-за второй древнейшей причины в списке — из-за любви. Но кое-что меня все-таки беспокоило: со времен «я-десятилетия» и революции разводов[29] прошло тридцать лет. По скромной оценке распадается один из каждых двух браков. Почему же Дэниел Муни не развелся с женой и не женился на своем трофее, как делает большинство мужей-изменников? Почему он убил Абигайль, подвергнув себя опасности переехать в камеру смертников тюрьмы Сан-Квентин?

Глава 12

На следующее утро, покормив Руби и усадив ее смотреть «Улицу Сезам», я устроилась за кухонным столом и прикинула, кто может помочь прояснить смысл того, что мне удалось обнаружить прошлой ночью. Мне нужен юрист, работающий с недвижимостью. К счастью, одним из плюсов учебы в Гарвардском юридическом колледже было то, что мои старые друзья и однокурсники удачно устроились на работу в хорошие правовые фирмы по всей стране, и если мне требовался совет юриста, найти его чаще всего несложно. К несчастью, в этом конкретном случае я смогла припомнить только одно имя — Джером Коли. Джером попал в Гарвардский юридический колледж через офис губернатора в Сакраменто, где он был одним из самых молодых пресс-секретарей, когда-либо там работавших. Еще раньше он был защитником в футбольной команде Стэнфордского университета и два года подряд попадал во «Всеамериканскую сборную».[34] Ему отчаянно везло. Закончив университет, Джером принял предложение о работе в Лос-Анджелесе, в известной местной фирме, и, насколько я помню, специализировался на операциях с недвижимостью.

Глава 13

Питер сделал мне одолжение и отправился до обеда погулять с Руби, чтобы я могла поискать еще немного. Я поболталась в Интернете, выясняя, смогу ли раскопать еще какую-нибудь мерзость про Дэниела Муни или его подружку из семейства кошачьих. Примерно после часа бесплодных поисков я начала сильно расстраиваться. Посмотрев на часы, я поняла, что если поспешу, то еще успею на занятия по йоге для беременных. Мне определенно стоит прочистить мозги, да и размяться не такая уж плохая идея. Я вытащила себя из кресла, вперевалку дошла до спальни и принялась за тяжкий труд — впихивание собственного тела в узкий спортивный комбинезон для беременных. Засовывать мои бедра в этот наряд из лайкры — отвратительное занятие, вроде набивания сосисочных оболочек.

Глава 14

Провал Дэниела Муни в качестве убийцы случился потому, что он действовал с искушенностью двенадцатилетнего. В заметании следов муж Абигайль Хетэвей не продвинулся дальше ника «куски_куклы». На сайте «Солдаты удачи» он оставил следующее объявление:

Ищу опытного солдата для особого дела. 5000 долларов.
Заинтересованы? Приходите в приват куски_куклы на этом сайте в понедельник, в 2 ночи.

Глава 15

На следующее утро Руби разбудила меня раньше обычного. Я включила ей «Улицу Сезам» и отправилась на крыльцо забрать газету. Проклиная мальчишку-почтальона, который снова закинул почту на одну из головок садового опрыскивателя, я пробиралась по траве босиком. Взяв за уголок насквозь промокшую газету, я вернулась домой, кинула ее в духовку и включила примерно на 200 градусов, подсчитав, что поскольку я держусь гораздо ниже знаменитого 451 градуса по Фаренгейту,[43] ничего не загорится. Я налила себе чаю, разогрела для Руби несколько блинчиков в микроволновке и устроилась у стойки на кухне. Надеясь, что газета уже высохла, я дотянулась до нее кухонной рукавицей, схватила за угол и вытащила. И тут я закричала:

Глава 16

Несколько недель все газеты писали только о трагической истории Абигайль Хетэвей и Дэниела Муни. Дело передали из окружной прокуратуры Санта-Моники в прокуратуру Лос-Анджелеса. Муни предъявили обвинение в убийстве первой степени, что предусматривает смертный приговор и, как следствие, отменяет возможность выхода под залог. Одри несколько раз звонила, но мы так и не встретились. Она сказала, что решила закончить учебный год, прежде чем переехать в Нью-Джерси, и пока живет дома вместе с тетей. Похоже, она справилась с первым приступом радости от ареста своего отчима и теперь страстно желала забыть обо всем этом кошмаре. Я согласилась, что идея хорошая, но про себя гадала, сможет ли она когда-нибудь смириться со смертью матери. Может ли кто-нибудь?

Глава 17

Я позвонила детективу Карсвэллу и оставила ему одно из своих знаменитых сообщений. На этот раз я попросила и получила номер его факса и переслала ему копию моего разговора с «ДЕфффочкоЙ». Это заставит его перезвонить.

— Питер? — позвала я.

— Что?

— Если Тигрица убила Абигайль, значит, Дэниел Муни не убивал.

Глава 18

Не знаю точно, почему я сделала то, что сделала. Если оглянуться назад, то это определенно был идиотский поступок. Но в тот момент я и правда не думала, что подвергаю себя опасности.

Я была уверена в своей правоте, но знала, что после фиаско с Тигрицей полицейское управление Санта-Моники не собирается сопровождать меня в прочих детективных экспедициях. И, разумеется, я не собиралась просить Питера поехать со мной, потому что пришлось бы везти туда и Руби. Поэтому я сказала мужу, что должна уехать, и придумала причину: надо зайти в аптеку и купить прокладки на то время, когда я вернусь из больницы. Он был только рад присмотреть за ребенком, обрадовавшись, что я не послала его покупать средства женской гигиены.

Глава 19

Как только я согласилась на кесарево, дело пошло быстро. Всего за несколько минут меня побрили, намазали бетадином и отвезли в операционную. Вскоре Исаак Эпплбаум Уайет пришел в этот мир. Он оказался маленьким — всего пять фунтов и четыре унции — но, учитывая, что он родился на полных четыре недели раньше срока, доктора были вполне рады его размерам. Они даже решили не оставлять его в палате для новорожденных в первую ночь, подержали всего два часа, а потом позволили принести ко мне. Я почти не помню, что происходило в течение следующих нескольких дней. Я устала сильнее, чем за всю свою жизнь, и когда не нянчила малыша, то просто спала. К счастью, сначала Исаак был тихим ребенком: в те первые дни он в основном спал и ел. Может, его просто оглушили все эти обезболивающие, которые он получал вместе с моим молоком, но я была счастлива, что отдыхаю.

Примечания

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE