READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Наука убийства (Slaughtermatic)

Наука убийства (Slaughtermatic)
6543214321
Рейтинг книги:  6.00  оценки: 1

Роман — футуристический палп-триллер, в своем роде Дэшилл Хэмметт в киберпространстве. Действие происходит в «дивном новом мире» будущего, под названием «Светлопив», где преступление стало новой и единственной формой искусства. Главный герой, гангстер и непревзойденный стрелок Данте Локоть, устраняет все препятствия, возникающие у него на пути, чтобы завладеть последней книгой Эдди Гамета, кибер-шедевром, обладающим таинственной силой.

Айлетт Стив

Скачать книгу Наука убийства: fb2 | epub | mobi | txt


СВЕТЛОПИВ

Светлопив - стремное местечко, где уничтожение человека считается меньшим убийством, чем маньеризм. Каждый крупный объект местности утыкан снайперами, как подушечка иголками. Танки копов перемещаются по усыпанным граффити беспорядкам иглобаров, запаршивевшего маслом неона и нарезанных кубиками булыжников. Хрупкие законы разрушены без усилий и без намерения, и копы считают ложный арест моральным долгом. Неприкосновенность - лишь пылкая мечта. Преступление - новая и единственная форма искусства. Власти изображают шок и возмущение, но никогда не признаются, что именно этого они и ждали. Любой, кто пытается приспособиться, преследуется по закону. Одна женщина родила пуленепробиваемого ребёнка. Некоторые жители стали бомбозомби, они обвешиваются гранатами и пару дней мрачно и безжизненно бредут в никуда, прежде чем расслабиться и выдернуть из себя чеку. А под тротуаром нет щебёнки.

ЧАСТЬ 1 ВООРУЖЕННОЕ ОГРАБЛЕНИЕ - 1. ДАНТЕ

Данте Локоть ворвался в банк, размышляя об А.А. Милне. Почему он так и не написал “Вот мы все мертвы”? Никакой дальновидности, решил Данте. Всегда думай на шаг вперёд. Под его длинным плащом скрывался старый винчестер 10 калибра, пистолет-пулемёт Узи и пистолет Приближения к Нулю. Напротив его сердца висел тезаурус, впаянный в ПВХ. Он улыбнулся охране на входе.

2. ИНФЕКЦИЯ

Инфекция коповозок двигалась среди колдобин Торговой Улицы, как тараканы, крадущиеся в дешёвый отель. В Светлопиве этот фокус проходил неважно - людей арестовывали такими толпами, что власти решили заменить машины монорельсом. Отражение статей закона и граффити прокручивалось по окну, за которым неясный силуэт скрутила задумчивость или расстройство желудка. Случайная пуля превратила окно в паутину трещин, стерев образ.

3. РОЗА

Роза брела по Бесцельной Улице, царапая ногтями по стене. Летящие искры подчёркивали граффити, гласящее “Лишь эксперт поймёт, что ваши преувеличения подлинны”. В другой руке у неё был пистолет Приближения к Нулю, один в один как у Данте, кроме приспособления для нажатия - Роза потеряла палец во взрыве кольца настроения. Она не могла поверить, что торчит здесь, пока Данте ждёт ареста на Торговой Улице. Загрузка не заслужил хорошего слова. Такому парню нужна рана размером больше его тела.

4. В РАННИЕ ГОДЫ

В ранние годы Эдди Гамета написал мозголомку “Сложность путешествия по верхней решётчатой поверхности протонно-импульсиого моста”. Сложность заключалась в том, что протонно-импульсные мосты были плодом воображения Гаметы, и любой пытающийся путешествовать по ним несомненно бы погиб. “А я наверняка посмеюсь”, - заключил он.
Меряя шагами несуществующий ландшафт, Блинк строит несокрушимые умозаключения. Гражданского, конечно, так не обманешь. Однако братство натренировано не обращать внимания на детали. Если что - Блинк чувствует себя гораздо увереннее в изменчивых пятнах ареальности.

5. В ГОЛОВУ

В голову Данте пришло, что полночь в Молоте не обязательно совпадает с полночью во внешнем мире. Ожидание ничего не доказало. Обезоруженный громадным ощущением ареальности, он чувствовал всё большую удовлетворённость их положением. Он глазел в окно, и мысли его безвредно разбегались. На меня влияют? - удивлялся он. Однажды он видел волновое оружие в действии. Во время бунта на площади Маккена копы швырнули бомбу распятия, которая понеслась на площадь. Полузвуковой поток, раздражающий в мозгу центры вины, обратил всю толпу в католицизм. Не в силах смотреть друг другу в глаза, толпы задержанных были как рыбы в бочке для братства, забившего их прежде, чем они смогли отступить от веры.
Копы на Торговой Улице казались вялыми и скучающими. Кто-то стрелял по входу и фасаду банка, кто-то что-то докладывал. Пара остовов машин горела. Почтовый грузовик, обитый свинцом против электроизлучения, лежал на крыше и дымился, как уголь. Рядом стоял ларёк с едой и служебный фургон.

6. В СЛУЖЕБНОМ ФУРГОНЕ

В служебном фургоне Тредвел Подследственный изучал гистограмму побоища. Никогда не было так легко получить в лицо мягконосую пулю. Вместо наркотиков целые скелеты хлынули вниз по Джона. Лев убежал из зоопарка и был съеден ребёнком. Старик ослепил постового, выплюнув желчный камень. Самолёт совершил аварийную посадку на порнотеатр, убив сотни адвокатов. Именно в этот день Светлопив принимал слёт снайперов. Тредвел чувствовал, что он в эпицентре дела.

7. МИСТЕР КРАКЕН

Мистер Кракен, главный кассир банка, не сложился пополам, как его BP эквивалент. Но он знал, что у него и его людей, стреляющих из гражданского оружия, шансов нет. Банковский этаж почернел и пах кровью, а воздух засахарился смертью.

ЧАСТЬ 2 ХВОСТЫ - 1. В БАРЕ ЗАДЕРЖАННОЙ РЕАКЦИИ

В баре Задержанной Реакции на Валентайн цикл моды сжался в точку и находки текущего момента смешивались с находками всех остальных моментов, чтобы породить мёртвую, аспидно-чёрную слизь. Эта слизь запекалась и продавалась бездельникам, не способным озвучить время, когда всё было по-другому. Стрелки часов застыли, комната вращалась, сбивая людям прицел - пули завершали путь в людях, слишком медленных, чтобы ухватить их ценность и свою неспособность принять её. Баллистический автомат играл вечные хиты, когда Энтропийный Малыш и Кори Кассирша втиснулись в бар - постоянные брызги автомата Инграм МП.

2. ПЫХТЯЩИЙ КУБИНСКИМ

Пыхтящий кубинским амортом за столом и тем похожий на паровоз, Хастлер Миз гнездился в подоночьем подвале. На стене за его спиной висел изодранный плакат разверзшейся головы Кеннеди со слоганом “ШАРИКИ УБИВАЮТ”. Миз увлёкся убийственной игрой, когда осознал, что отъём жизни изображается абсолютно приемлемым. Он ушёл из армии с кукольно-лаконичной философией и облегчённым пулемётом М60.

3. НЕ ПОХОЖЕ НА

- Не похоже на Дэнни, которого я знаю, - пробурчала Роза, когда Малыш прорвался через описание странной вялости Данте после ограбления. Данте, какого она знала, был столь несдержан, что медитировал в костюме ракеты. Почему он не ушёл оттуда с этими дебилами?

4. ТЫ УЖЕ РЕШИЛ

- Ты уже решил, когда будешь стрелять Аллюра Пальца?! - кричал Миз в телефон и вдруг понял, что Кто-то стоит в кабинете. - Перезвоню. - Он повесил трубку, а видение в антишоках неовыживания шагнуло на свет. Он знал, кто это - эту стреляшку он давно хотел видеть у себя на работе. Роза, со своей обволакивающей тёмной стороной. Миз надеялся, что его психические регулировки внешне незаметны.

5. ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Тем временем СМИ засекли рудименты ограбления на Торговой. Старательно трясущиеся кадры новостей показывали копов, умирающих со смеху посреди руин. Гандбол Вейрич, репортёр убойного отдела в “Ежедневном Протесте”, комментировал, что “после разразившегося шторма пуль банк выглядит как никогда дружелюбно. В верхнем округе витает дух праздника, ибо была поддержана одна из старейших традиций Светлопива”. Мэр стремительно помахал руками и нижней челюстью, произнеся: “Ничто, кроме коренных преобразований, не может предотвратить подобные акты враждебности. Давайте забудем прошлое - это единственный способ по-настоящему удивиться”. Из вооружённого самолёта, кружащего по миру, Леон Вордил, техноускоритель, заметил, что ограбление кажется весьма многообещающим - злоумышленник создал ценный хаос, который является уже не простым “артефактом” упаднической эстетики, но подлинным отражением природы города. Пэт Логан согласился: “Замешено так бесподобно, что будто бы и не было никогда. Я удивлюсь, если события не окажутся камуфляжем более интересного преступления”.

6. ОГРАНИЧИТЕЛЬ

Ограничитель тупо вызвался обеспечить развлечение на тусовке снайперов - он был печально известен своими выступлениями в Задержанной Реакции.
- Я слежу, - объявлял он, - крошечными глазками за тем, что начинается на К. - Тут он выпускал крапивника Района, который выдергивал бумажник у смутного зеваки и под аплодисменты тащил Ограничителю. - Кража, - объяснял Ограничитель, кидая назад опустевший бумажник. И обнаруживал, что зрители, не обращая на него внимания, выкрикивают варианты “куст”, “копыто”, “капуста” и будут поистине ошарашены его закономерной яростью.

7. НА БОЛЬШОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

На большое представление главный зрительный зал забился до отказа, между тем предыдущий оратор потихоньку закруглился. “...Без всякого сомнения продемонстрировав, что рынок сбыта для снайперского капитализма неотличим от земледельческой общины. Благодарю за внимание”. Под вежливые аплодисменты выступающий покинул кафедру, и после паузы туда восшествовала другая фигура, спелёнутая клоункостю-мом. Присутствующие снайперы поприветствовали Керни уважительными аплодисментами.
Возбуждённый хитрованами, Энтропийный Малыш сорвал маску шута, спёртую из подвала Джонса, и, говоря сильным, ясным голосом, обратился к собранию с накалом отваги и обаяния, едва ли выносимым в этой шее мира.

ЧАСТЬ 3 ИНФЕРНО - 1.ПОД ПЕЧЬЮ

Под печью неба, посреди иссушенного пустыря стоял вагон Розы и лязгал, словно куда-то едет. И при этом качался, как метроном. Окна взорвались от звукового хлопка при наложении двух пограничных личностей. Девочка в сапогах и мальчик в повязках. Неравные отношения, думал Данте Второй - мне достаётся и удовольствие, и боль. Что же случилось с созависимостью?
Роза вонзила армированные сталью ногти ему в грудь, и он, как вспыхнувшая лампочка, разорвался между агонией и счастьем. Она помогла ему справиться с передозировкой - он преодолел сотню хитрованов, и стены облезали, как жемчужина, стробируя за вскинутой головой Розы. Он сосал грудь, разрезая язык о флешетт в соске, и хлестала кровь. В отчаянной тяге к коже Роза схватила ближайшую занавеску и стиснула в зубах. Та порвалась, и свет расплескался по кроваво-блестящему и снежно-белому телу. Рана у него на животе открылась, и повязка расцвела. Каждый раз, опускаясь на него, Роза выкрикивала баллистические характеристики, зубы её скрежетали, и лицо раскраснелось. Челюсть Данте Второго болела из-за приступа орального секса, который оставил его химически изменённым и судебно неопознаваемым. Роза схватила два дозатора и сунула один ему в руку, приставив второй к голове.
- Чартер Арме Андеркавер, тридцать восьмой, специальный! Коповский револьвер! Четыреста пятьдесят грамм! - Она взбрыкнула, когда он в резком захвате попытался нацелиться ей в лоб. - Барабан на пять патронов! Трёхдюймовый ствол! Модификация на метаболические нарушения! Давай!

2. ИСТОРИЯ ГАМЕТЫ

История Гаметы, как и ожидалось, оказалась щелчком по носу, но имела для Данте такие подтексты, что молодой человек слушал с неслабеющим вниманием.
- Мы говорим о временах, когда деятельность по обмену одной зависимости на другую была единственным примером честного бартера, оставшимся в западной цивилизации. Начался новый век, грохот обобщений. Чудесная возможность для медийных бармалеев, миллениум - конский орех. И эти строго продиктованные банальности стали идеальным зарядом серости против тех, кто развлекается. Я знаю, нет законов нравственности перед теми, кто вымогал обмен силой, но меня вело желание прорваться дальше самоочевидного. В те дни меня привлекала идея невинности как формы агрессии против общества. В душе моей поселилась ирония. Конечно, эта турбина затянула меня в проблемы.

3 . РАССКАЖИ МНЕ

- Расскажи мне о своём первом преступлении.
- Я была слишком юной, чтобы всё запомнить. - Роза села и спихнула с кровати клубок резиновых трубок. Вернув на стойку метаболический обрез, чтобы с ним чего не вышло, она принялась стягивать шоквер. - Дэнни, выбираемся потихоньку из петли.

4. ТИХО ТУТ

- Тихо тут, потому что ребята телепаются в Зале. Куча снайперов передохла от волнения. Удивлён, что Тебя там не было, Роза, - дела?
Роза уставилась на жирного пиздюка, сидящего напротив. Чуть больше мяса на лице - и его голова шлёпнется на пол. Груда бургеров отбрасывала тень Олимпа на стол, пока Блинк систематично опустошал её обоймы в жестяное ведро. Вооружённый плитоголовый стоял за его спиной у запертой двери камеры.
Блинк выпотрошил Зауэр.

5. ТОЛПОУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬ

Толпоудовлетворитель визжал колёсами по квадратным камням и черепам, сухим, как скорлупки от фисташек, и снайперский огонь сдувал иссечённую броню. Внутри Данте вычитывал отчёт о конце цивилизации в “Испуге Реальности”:

6. ТАК ТЫ ЖИВ

- Так ты жив, значит, - сказал Данте. Данте Второй обнаружил, что слышит его как колокол, хотя стекло не меньше ярда в толщину. - Я не слишком качественно тебя застрелил.
- Не бичуй себя по этому поводу, - проворчал Данте Второй, махнув в сторону окровавленного бинта, - застрелил ты меня здорово, мне просто попёрло, приступ воли к жизни. Ты как?
- Ужасно. Ты где спёр эти отвратительные штаны?

7. КАРАБКАЯСЬ ПО

Карабкаясь по кабелям и стенам, как ящерица, Гарпун Спектр заполз во внешний лифт Высотки на Торговой. Гидроголовое возмущение адвоката освещало ему путь и управляло телом. Кто это стоит чертой в полумраке?

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE