A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 239

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: libraries/Functions.php

Line Number: 770

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/t/tva79y5w/readfree.ru/public_html/system/codeigniter/system/core/Exceptions.php:170)

Filename: core/Common.php

Line Number: 409

Скачать Дневники баскетболиста (Basketball diaries), читать книги, бесплатно, fb2, epub, mobi, doc, pdf, txt — READFREE
READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Дневники баскетболиста (Basketball diaries)

image

8765432121
Рейтинг книги:  8.00  оценки: 2

«Дневники баскетболиста» — классическое произведение о юном хипстере, растущем на грязных улицах Нью-Йорка. Книга принесла Джиму Кэрролу огромную славу в андеграундной среде. Джек Керуак, впервые прочитав отрывки то веселой, то страшной хроники Кэррола о жизни городского подростка с тринадцати по шестнадцать лет, решился написать: «Тринадцатилетний Джим Кэррол пишет прозу лучше, чем 89% современных писателей». Позже, напечатанные на заре семидесятых в «The Paris Review» отрывки из произведения вызнали сенсацию — и продолжают вызывать по сей день.

Автор: Кэррол Джим

Скачать книгу Дневники баскетболиста: doc | fb2 | txt


Осень 63-го

Сегодня были моя первая игра в Бидди-Лиг и, вообще, первый день в настоящей бас-кетбольной лиге. Я до безумия счастлив в связи с этим знаменательным событием. Бидди-Лиг представляет собой организацию для тех, кому 12 и меньше. На самом деле мне тринадцать, но тренер Лефти достал поддельное свидетельство о рождении. Лефти - потрясающий мужик: он возит нас на игры в собственном микроавтобусе и всегда покупает нам кучу жрачки. Я слишком юн, чтобы разбираться в педиках, но, думаю, Лефти из них. Хотя он крутой баскетболист и здоровый мужик, ему нравится вытворять с тобой разные штуки, типа засунуть руку тебе между ног и там пошуровать. Когда он так сделал, меня обуяли сильные подозрения. По-моему, маме мне лучше про такое не рассказывать. Не желаю описывать первую игру, играл я паршиво, и мы бы по-любому продули. Я волновался, потому прихватил свою девчонку Джоан на матч, проходивший на 153-й улице у негритянской церкви, называемой Минисинк. Наша команда зовется Бойз-клуб из Мэдисон-сквер, что находится на Восточной 29-й улице. В стартовой пятерке двое итальянцев, двое черномазых и я.

Зима 64-го

Раз в месяц мы, ученики восьмого класса ебаной католической школы, обязаны после уроков топать в церковь на исповедь. Меня крестили в католической церкви, и все такое, но мама с папой никогда туда не ходят, разве только на Рождество послушать этот мерзкий хор со скрипучими, неискренними голосами, призывающий на их голову всяческие блага, да и нас никогда не заставляли там торчать. Короче, я никогда не причащался, не проходил конфирмацию, или как там оно называется, и уж точно не исповедовался. Плюс по пятницам мы обычно сматываемся рано. И вот теперь я вляпался, а приятель мне и говорит, что надо подождать, пока все не закончится, а это может растянуться где-то примерно на час, потому что здесь в наличии мало свя-щенников на раздаче, уж не знаю чего. Попробовал отпроситься, сказал монаху, что раньше ничего подобного не делал, а он бросил на меня чудной взгляд и велел мне встать в строй. Вот так вот, мы в огроменной церкви, он пихает меня в этот строй, а я все повторяю: “Но я никогда, честное слово...”

Весна-лето 64-го

Единственное, чем мне нравится наш квартал в Инвуде, - это гигантский парк и леса. Там есть сказочные индийские пещеры со всякими длинными туннелями, их черта с два облазишь. Однажды в одном коридоре застрял жирный чувак, пришлось вызывать пожарных, чтобы его вытащили. Понадобилось пять здоровых мужиков вытянуть его на веревке. Смешное зрелище. У этих пещер каждый день ошивается дед по имени Билл. Он дарит всем шоколадки, еще у него есть бутыль яблочного сидра, к которой мы прикладываемся, и, помимо этого, Билл играет весь день напролет на флейте, извлекая странный звук, разносящийся по всему лесу. К нему сбега-ются белки и слетаются птицы, а он бросает им хлебные крошки и орехи. Как святой. Мой двоюродный брат утверждает, что он был там еще в те времена, когда его папа был маленьким. В парке возвышается невероятно крутой и высокий холм, называемый “Холм мертвеца”, на нем потрясающе здорово кататься на санках зимой, но сейчас лето, и местами растительность на нем такая густая, как в джунглях, если можно так выразиться. На вершине раскинулся луг, а за ним утес, откуда виден Гудзон.

Осень 64-го

Сегодня первый раз ходил в эту супер-крутую частную школу, для поступления в ко-торую я получил стипендию. Долго пытался врубиться, что я там делаю, на меня все таращили глазищи, а я прикалывался на еврейских детишек, вдохновенно распевающих всякие христианские песенки в церкви на утренней службе. Сзади какой-то препод неустанно тыкал меня в плечо, чтобы я присоединился к пению, но я про-должал сидеть со скучающей физиономией. Перед первым уроком я разговорился с одним неплохим парнишкой по имени Эгги Блаумгарден, папаше которого принадлежит крупная фирма, занимающаяся обработкой алмазов, что меня немало впечатлило. Выяснилось, что он клево играет в теннис (занял шестое место среди игроков его возраста) и вдобавок интересуется искусством.

Зима 65-го

Вечером ходили на игру “Knicks” в Гардене вместе с Кевином Долоном, Йоги, его кошмарной чувихой Маффи и Нардо Пу. “Кдккз” впервые за два года выиграли у “Celtics”, завсегдатаи Гардена, громко чавкающие сигарами, как всегда, охуевали от собственных балконных тусовок. Они обожают смотреть, как лажает Билл Рассел, и, мать их, они его реально опустили, бедняга Рассел сегодня играл на редкость херово. В защите от него толку никакого. Честно говоря, проявил себя полным говном. Все подборы за него делал старина Джонни Грин, а сам Билл постоянно мазал. В общем-то, его броски никогда не были выдающимися, но сегодня они отличались особой отвратностью. В один момент, ближе к концу, он был всего в полуметре от корзины, как какой-то пьяный уебок крикнул: “Бросай, попутный ветер тебе в спину, ты, ты, козел!” Услышал, как лохи на скамье “кельтов” отпустили на сей счет какие-то едкие замечания. Вообще, “Knicks” обязаны вы-дать мне бесплатный абонемент на все свои домашние матчи. Я честно посетил девятнадцать их домашних играх за последние пару лет, и они не проебали ни одной... и все торчат на последнем месте каждый год. Клянусь могилой матери... точнее, могилой бабушки, ведь моя мама пока жива.

Весна 65-го

Сегодня спустился в метро и решил забить на школу. Отправился прямо на Таймс-сквер, поболтался немного там. Подвалил на 42-ю, потусовался децл с джанки в Horn & Hardart. Они все любят сунуть пончик в кофе, а потом эту хрень жрать. Отыскал телефон, позвонил в школу, пообщался с секретаршей директора. Напиздил ей, что облевал весь дом, траванулся какой-то дрянью, и все такое. Предварительно допер, что говорить следует как можно быстрее, чтобы она не расслышала, как шумит оператор, и не просекла, что я не у себя дома. Вроде, она повелась, и я двинул шататься по улицай. Это большой плюс частной школы, поскольку в обычной общеобразовательной или католической звонить насчет таких дел могут только родители. А тут я сам набираю номер, и все нищтяк, все счастливы.

Лето 65-го

Какие-то флотские друганы Брайана (два жителя захолустья в Омахе) первый раз в жизни приехали в Нью-Йорк и были потрясены происходящим в “Штабах”, в существование которых они всегда отказывались верить. В общем-то, парни они неплохие, но немного наивные... стоило им выйти из автобуса в Порт-Ото-рити, как какой-то джанковый барыга и его партнер немедленно затащил одного из них в туалет. Он мне потом так рассказывал: “Ну, мы поговорили с тем пацаном, и, ты прикинь, я смотрю - мою сумку сперли. Полный отстой. Ну, короче, это друзья того пацана, который, как сказал мне тот чувак, поет в Плаза-Рум в одноименном отеле, и мне пришлось сваливать. Черт их знает, на хрена им моя сумка, но тот добрый пацан предупредил меня, что в вашем городе ни на секунду не надо расслабляться, а то вот так встрянешь. Потом он . тоже свалил, сказал, что играет у них на пианино... позвал меня прийти их послушать, они играют каждый вечер. Кто-нибудь из твоих пацанов знает, где эта Плаза? Там клево, да?” “Боже мой”, - промямлил я и стал погружаться обратно в дрему... медленно-медленно.

Осень 65-го

Уже две недели как я снова хожу в школу. Один старшеклассник шепнул мне насчет того, что самые клевые чувихи из всех частных школ посещают Детскую школу профессионального обучения, расположенную на 60-й улице. Я знаю телку из нашего квартала, звать Дебора Дакстер - очень перспективная модель, и она там учится. Однажды, выходя из магазина сэндвичей “Блипмиз”, что на 56-й улице, я видел, как она прогуливалась с итальянской актрисочкой, которой всего тринадцать, но выглядит она на все двадцать пять. Охуеть можно. Все эти модели, актрисы или балерины с ума посходили из-за своей работы, и каждая моя новая знакомая интересуется, чем я по жизни занят. Чем я, блин, занят? Я играл младенца в рекламе детской присыпки Johnson & Johnson, будучи шести  месяцев от роду, но я не горю желанием сообщать этот факт всем налево и направо. Я - реальный парень, слышите, вы, глупые бабы. А чуваки и того хуже... все мысли лишь о своей исключительности, а сами, в большинстве своем, мудаки с претензиями. Вот, к примеру, один кекс, спятивший после того, как стал актером.

Зима 66-го

Скоро я это сделаю. Только бы заполучить эту штуку, и я знаю, меня хватит на то, что бы выдернуть ее из сумки и устроить бойню. Я имею в виду английский в нашей школе, первый с утра урок... раньше я заводил разговор о фантазиях, незаметно рождающихся, пока я сижу там каждое утро... о желании выхватить автомат и выпустить обойму (меньшее меня не устроит, пистолет не то, нужна именно штука с тра-та-та-та, ну, вы понимаете?). Так вот, по-моему, это перерастает просто фантазии, и я не соображу, в чем тут фишка? Мне кажется, это первый урок, а прикол в том... что перед тем, как переться в школу, мы заглядываем к чувихе по имени Джуди, живущей в доме на Сентрал-парк-уэст, и у нее раскумариваемся, ширяемся и так далее, по желанию. И когда я заваливаю в класс, я очень утомлен, хочется подремать. А обезьяна у доски распинается, как прекрасны стихи Уитмена, будь он хоть трижды пидором или имей прочие пикантные склонности. А я медленно закатываю глаза и вижу лишь пейзаж из растрескавшейся желтой глины, колючей проволоки, траншеи, классная доска кажется бесконечным ослепительным сиянием сражения, и я начинаю уничтожать врагов, как вдруг снова возвращаюсь в класс, марионетка продолжает читать лекцию, и, как обычно, все кругом тоскливо. В смысле, мне хочется хоть раз... оставить от этого места рожки да ножки... ну хоть раз...

Весна и лето 66-го

Хотя провести в заключении мне пришлось всего месяц, благодаря ходатайству дирек-тора школы, лишь вчера я покинул стены Райкер-Айленда “свободным человеком” с чувством мультяшки, собирающейся соскочить с катушки пленки. То есть сегодня я пробудился в таком месте, откуда я впервые за тридцать один день могу выйти порадоваться солнцу и асфальту по собственной воле, могу посидеть в кафешке “У грека Пита” и взять себе какой душе угодно завтрак. Заказал мясо, которое наконец-то не напоминало по вкусу кишки, вырезанные из самой дальней части тела очень больного животного. Вчера вечером “Штабы” напомнили мне замок... грязный замок. По стенам ползало множество тараканов, и мне казалось, раскрой они одновременно пасть, раздастся звук, похожий на лай ирландских волкодавов. Мэнкоул выказал мне честь, зарядив шприц “лучшим в верхнем Манхэттене джанком”. Я почти отказался... настал миг, который я так страстно ждал и еще больше проклинал... но вот моя мечта передо мной, и я понял, что проклинать было несложно... куда тяжелее отказаться. Было замечательно, в приходе я погрузился в черные лужи из жужжащих неизвестного вида насекомых. Я вылез через окно спальни и несколько часов просидел на пожарной лестнице... По той простой причине, что на окне не было решетки.

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE