READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Фабрика футбола (The Football Factory)

image

звездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвезда
Рейтинг книги:  0.0  Оценить книгу

Джон Кинг — автор культовой трилогии о британских футбольных болельщиках и социальных изгоях («Фабрика футбола», «Охотники за головами», «Англия на выезде»), ставшей классикой современной литературы.
Его последующие романы «Белое отребье» и «Человеческие отбросы» только упрочили его репутацию одного из самых непредсказуемых, остро социальных и стилистически сложных авторов англоязычной прозы.

Автор: Кинг Джон

Скачать книгу Фабрика футбола: doc | fb2 | txt


КОВЕНТРИ ДОМА

Ковентри - полное ничтожество. Хреновая команда и еще более хреновые болельщики. Гитлер знал, что делал, когда сравнял городишко с землей. Ничего хорошего, кроме Specials, из Ковентри не вышло - и то, это ж было давно... А теперь - равнина, братан - и даже не подраться с ними толком в последнее время. Пик случился пару лет назад, в Хаммерсмите - пересеклись с толпой типических, блин, среднеравнинных-закоренелых, рыщущих чего выжрать посреди центра.

ДЕЛАЯ НОГИ

Ты уже здорово набрался после десяти пинт пива, с нормальным музыкальным автоматом и бессмысленно тыкающимися туда-сюда молодыми телками - в основном шлюхами в мини-юбках, черный хлопок складывается на их задницах в графическую гармошку - не лучшее утешение для глаза после уже увиденного: нескольких голубых, торговцев краденым ненужным дерьмом и еще проституток, с ногами, расползающимися в стороны как по маслу. Ты говоришь им подождать немного, потому что выпиваешь со своими приятелями, опрокидываешь самое дешевое пиво раз за разом, и каждый заход - как будто оно последнее в твоей жизни. Восемь вечера, вот уже девять - вечер разгоняется как паровоз - чем дальше, тем быстрее. Обычный конец недели - впереди два дня без работы, и пиво - как мятный рай, ни дать ни взять. Охлаждает, освежает горло.

ВЫЕЗД В ТОТТЕНХЭМ

Ровно одиннадцать, и мы на Кингз Кроссе, стоим у стойки в нашем традиционном питейном месте в Северном Лондоне. Город уже проснулся, и паб заполнен вполне пристойным народцем. Я поцеживаю свою пинту. Не спешу - торопиться некуда. Марк ограничился апельсиновым соком, а Род держит бутылку лёгкого эля. Харрис - у двери, наблюдает за входящими, смотрит, кто есть кто. Его регулярная фирма - наготове, и тут уже подтягиваются небольшие звенья со всего запада и юга. Мы - эксклюзив. Тут нет места частично вовлеченным. Хозяину паба кажется, что пришло Рождество - всё верно, он оказался в нужном месте в нужное время.

МЕЧТА РАБОТЯГИ

Сид посмотрел на часы и вытер пот со лба, поморщившись от боли в мышцах. Он пах солью, и закрытое пространство грузовика, который он разгружал, заставляло его ощущать себя хирургом в маске.. Том был у двери, укладывал коробки на вилку кары. Работа тяжёлая, скучная, очень. скучная, так что Сид попросту перешёл на автопилот и стал мечтать, представляя, что играет центрфорварда в КПР - в одной из лучших команд, которые когда-либо видел свет.

РОЧДЕЙЛ ДОМА

Я опаздываю на встречу с остальными - пришлось закончить французский грузовик, который мы начали разгружать ещё утром. Нужно было разобраться с запоздавшей доставкой, прибывшей в два, и лишь потом мы вернулись к французам. Невыразимое напряжение, бесконечный поток скороварок и выпендрежный водила с вкусной блондинкой, которую он взял в кабину для активного отдыха, в то время как мы надрывали спины в фуре. Я вроде ничего такого не слышал, но для этого много воображения не надо. Особенно, когда ты вымотан и просто хочешь свалить отсюда, а Стив из Глазго намеренно медлит с вилкой, потому что зол на бригадира

ХУЛИГАНЫ

Мощные ветры били по многомиллионнофунтовой структуре, хотя избранным игрокам, официальным лицам, спонсорам и журналистам, укрывшимся внутри Восточной Трибуны, легко могло показаться, что сегодня тёплый летний вечер. Последние зрители уже покинули стадион. Мощный ливень загонял их сжатые плечи глубоко внутрь плащей, отряду визитёров предстояла утомительная дорога домой на север, промокшая одежда и тяжёлое поражение -никакого утешения. Свет прожекторов погас, глубокая мгла сменила ослепительное освещение. Стэмфордский мост противостоит накатывающим тучам, свет луны, почти полной, касается кромки воздымающейся главной трибуны.

ВЕСТ ХЭМ ДОМА

Паб сшибает бабло, легавые подтянули воронок ко входу. Все пытаются увидеть, что происходит за окном - там оживленное движение. Марк говорит, что пригонят прямой поезд с Восточного Лондона. Откуда он это узнал, не знаю, но в футболе всё так. Слухи и догадки скоро становятся реальностью. И то, и другое, и третье перемешиваются, и в конце концов уже неважно, на каком участке они пересеклись. В этом есть своя логика. Мы уже ездили на Викторию, искали их и вернулись ни с чем. С Вест Хэмом всегда непонятки. Они могут появиться где угодно и когда угодно, а Виктория - лучшее место для встречи и разборки. С другой стороны, если они хотят побродить по нашим улицам и повыёбываться, зачем тогда попусту тратить время в Вест Энде?

ЗАПРЕТНАЯ СТРАНА

Папа держит маму за руку, я бегу впереди вдоль берега, а Сара пытается угнаться за мной, орёт мне почти что в ухо. Я на год старше и немножко сильнее, я не хочу, чтобы она плакала, я притормаживаю и позволяю поймать себя, но делаю это как бы невольно, незаметно, чтобы не испортить её победы. Мы вместе приближаемся к краю воды и стоим без дыхания, держимся за руки, как мама с папой. Я оглядываюсь на них, они о чём-то смеются, мама машет нам, папа пинает песок, ветер встречный и песок летит на него, и на маму, она отворачивается, чтоб не попало в глаза, и вот она даёт ему взять себя под руку и они постепенно приближаются...

ВЫЕЗД В ЛИВЕРПУЛЬ

Ливерпуль всегда громит нас на Энфилде. Мы никогда ничего там не ждём в смысле результата, но команда, как правило, показывает себя хорошо. Смешная эта площадка. Пресса хорошо о ней отзывается, но мне она никогда не нравилась. Холодная атмосфера. И я не покупаюсь на всю эту хитрожопую скаузерскую болтовню: бедные, но единые, и всякое прочее дерьмо. Настоящий Ливерпуль - это банды костлявых скаузеров с перьями, пытающиеся прищучить одиноких кокни, возвращающихся на вокзал домой через Лайм Стрит. Засранные улицы и горы мусора. Малолетние мошенники, кидающие дартсы и куски бетона в лондонский поезд. Подонки, бьющие всех без разбора.

ИИСУСЕ ПРЕСЛАДКИЙ

Как правило, она держала рот на замке и говорила только тогда, когда к ней обращались. В основном так и было: например, когда кто-то хотел оставить бельё в стирку, или кому-то нужно было разменять деньги для стиральной машины, или когда кто-то заглянет в дверь спросить, до скольких работает прачечная. Дорин это вполне устраивало, ведь это означало, что ей не нужно было говорить о погоде и о том, какое у нас плохое правительство, хотела - говорила, не хотела - нет. И вообще - работа в прачечной требовала сдержанности и знания, что, когда и кому можно говорить -это зависело от настроения каждого конкретного человека.

НОРВИЧ ДОМА

При мысли о Норвиче всегда комок к горлу подступает. Я чувствую себя партийным функционером, вспомнившим о героических прошлых временах. Такое случается, когда ты бросаешь взгляд назад. Напрягаешься, держишь себя в руках, пытаешься не раскиснуть. Пенсионеры живут воспоминаниями потому, что ничего не получают от правительства. На лампочки вроде хватает, но об электричестве -забудь. У меня свои собственные воспоминания. И это не военные истории о Блице. Весь этот бред про то, как стояли плечом к плечу в тяжелые времена. Сейчас эти вещи не работают, не в наше время, такая фишка может только канать с несколькими моими друзьями. Не со всеми и не в Норвиче.

И БЫЛИ ОНИ СЧАСТЛИВЫ

Альберт опаздывал на назначенную встречу. Ему надо было быть в социальной службе через десять минут. А еще надо было добраться до автобусной остановки, дождаться транспорта и доехать. Если все сложится удачно, он опоздает всего на пятнадцать минут. Он надел пальто, причесал волосы перед зеркалом, почистил зубы и помыл руки. Просушил их полотенцем. Теперь он был готов к выходу и посмотрел на часы. Зашел на кухню, чтобы убедиться, что все выключено. Посмотрел на краны, пересчитал их ОДИН, ДВА. Проверил ручки на плите. ОДИН, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ. Все стоят в положении выключено. Он проверил отопление. Выключено. На контрольной панели горело показание «ВЫСОКОЕ». Но это только имеет значение, когда печка «ВКЛЮЧЕНА». Он не чувствовал запаха газа. Это то, что нужно ему было проверить.

ВЫЕЗД В НЬЮКАСЛ

Я расстроен, голоден и говорю тёлке за стойкой вынуть палец наконец из зада и начать работать. Автобус должен был вскоре тронуться и у нас не было времени заниматься разной херотой. Забегаловка была набита пьянью, которые надираются сидя до закрытия, но нас обслуживали в первую очередь, потому, что это пятница и мы на пути в Ньюкасл. Идиотское время для выезда, но другого выхода нет, потому что мы должны туда отправиться - Челси играет на выезде, и мы часть большой команды. Марк убалтывает пару тёлок, и он определенно замутил с одной из них. Ее подруга остается свободной, но нам придется обойтись без них. Трах это трах, и никакая тёлка не сравнится с поездкой в Ньюкасл. Неужели мы предпочтём снять их и обслужить по полной программе? Полная смазка и банк, полный бензина? Проснуться с куском мяса грязной шлюхи на подушке завтра утром? Или открыть глаза в Ньюкасле с парнями в поисках джорди?

ПОГОНЯЯ БЫКОВ

Солнце слепило, пробиваясь через деревья и скалы, ошеломляюще оранжевое. Такое, какое Вине Мэттьюс никогда не видел в Лондоне, хотя, может быть, он никогда и не смотрел на него. Что бы там ни было, солнце выжгло тропинку через Страну Басков, и жаркая потная поездка из Мадрида почти заканчивалась. Еще полчаса - и они будут в Сан-Себастьяне и смогут развлекаться несколько дней в тишине дружелюбного города вдалеке от бензиновых паров и агрессивности Мадрида, его столичной полиции и фашиствующих бандитов, только и ждущих, чтобы искромсать прославленных английских хулиганов, приехавших на финал Кубка Мира 1982 года.

УИМБЛДОН ДОМА

Я смотрю матч, по игры не вижу. Все время идёт дождь, и грипп раздирает мое тело. Мне следовало бы лежать дома в постели с чашкой супа и с кем-нибудь, кто присмотрел бы за мной, ко когда ты живёшь один и заболеваешь, приходится заботиться о себе самому. Вроде того, как когда тебе исполняется пятьдесят, и у тебя развился рак или что-то такое. Заполучаешь смертельную болезнь, и каюк тебе. Оставлен умирать, потому что слаб и не способен защищать себя.

ДЕНЬ ПОМИНОВЕНИЯ

Мистер Фаррелл направлялся к газетному ларьку за своей утренней газетой. Расплатившись, он взял ее с прилавка. Поспорил о результатах местных выборов с мистером Тэтелом. Кандидат консерваторов был побежден своим лейбористским оппонентом. К несчастью, что тот, что другой, мало что могли предложить людям. БНП привлекает голоса белых представителей рабочего класса, отчужденных традиционными партиями. Мистер Фаррелл и мистер Тэтел согласились с тем, что местный советник правых взглядов будет означать рост числа расистских атак и что поклонники бангры, живущие на соседней улице, не станут включать громко музыку после полуночи. Но в наше время молодежи трудно что-либо сказать. Собеседники печально покачали головами, и мистер Фаррелл отправился дальше.

МАН СИТИ ДОМА

Этот гад схватил меня за шею и прижал мою руку к спине. Потащил меня к грузовичку, где один из его товарищей ударил меня по яйцам своей дубинкой. Боль пронзила меня, пройдя через кишки. Короткий резкий удар через все тело. Я молчал, потому что не доставлю им такой радости. Легавые недовольны, когда их жертва не стонет. Может кто-то не знает этого о полиции, ноя не собираюсь вступать в дискуссию по такому вопросу. Они могут состряпать любую сказку, какую хотят. Поэтому на моих губах печать.

БОМБЕЙСКАЯ СМЕСЬ

Кое-кто, возможно, думает, что Винс Мэттьюс немного повредился умом, когда покинул Англию, считает, что по возвращении от него прежнего осталась лишь тень. Но мне наплевать, потому что я смотрю на все теперь под другим углом, вижу вещи в перспективе: скинхэдов, бегущих через мост к Хейесу, а за ними большую толпу местных, которая превышает по численности бритоголовых чужаков в соотношении десять к одному, это здоровые парни с мачете и палками для кун-фу, которые индийцы используют во время драки.

УГРОЖАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ

Я сижу в кафе, наблюдая за проходящими мимо людьми Утро понедельника и они спешат в свои офисы. Мужчины как под копирку, в черных костюмах и с глупыми прическами. У женщин тоже не замечается разнообразия стилей, но среди проходящих женщин я отметил несколько симпатичных пташек. Грязные офисные девки, вроде той, что подала мне кофе. Датчанка. Она ходит по кафе, задрав нос, будто снимает комнату в Букиигемском дворце. Вряд ли ей больше двадцати двух, но думаю, она сделана из другого теста. Таких бикс легко снимать. Они рождены в деньгах и взращены высокомерными. Смотрят сверху вниз на обычных девушек. Считает их отбросами, но загони одну из них между простынями, и куда девается их высокомерие. Это вопрос воспитания. Их высокомерие, типа «не ваше дело». Но высокомерие делает их податливыми. Таким наплевать на всех, кроме себя.

КОМАНДА БОМБАРДИРОВЩИКОВ

Картинка промелькнула за долю секунды, заставив Мэтта Дженнингса оторвать голову от газеты, которую он читал. Пластиковая чашка горячего томатного супа замерла на полпути, не добравшись до его рта. Он сконцентрировался на экране, который привлек его внимание, пытаясь различить неопределенный объект на темном фоне. Было почти два часа утра, и погода на улице соответствовала времени года. Дождя не было уже три дня, а ветер успокоился, пробушевав немного. Что-то промелькнуло в дальней стороне автостоянки, хотя он и не видел ничего, кроме слабого движения, глядя в камеру дорожного наблюдения. Дженнингс поставил свою кружку и хотел было перелить суп назад в термос, но все же не отрывал взгляда от темного угла, автоматически изменяя угол наблюдения камеры шесть.

АСТОН ВИЛЛА. ВЫЕЗД.

Мы застряли в дорожной пробке на автомагистрали между Ливерпулем и Бирмингемом. Это чертово шоссе -уникальное место. Из всех дорог, по которым я ездил в последние годы, хуже ее нет. А это что-то да значит. Ведь на Севере полным-полно мертвых заводов и городов-призраков, где пацаны обездолены, а их родители задавлены жизнью. Движение застопорилось, и мы сидим злые, потому что немного запаздываем. Половина первого, а мы всё ещё на эстакаде. Легковушки, автобусы, грузовики стоят впритык. В машинах едут счастливые семьи и порядочные футбольные болельщики. Из окон свешиваются шарфы «Астон Виллы», «Челси», «Арсенала» - Есть и другие клубы, которые я не могу различить. Все цвета радуги. Род говорит, что «Арсенал»- играет на выезде с «Эвертоном»-. Кретины одеваются в цвета команды.

ПРАХ КО ПРАХУ

Жизнерадостный молодой человек произнес несколько слов, присутствующие на похоронах спели песню в память об усопшем без музыкального сопровождения, и останки покойного были опущены вниз, туда, где вскоре они растворятся в небытии. Мистер Фаррелл восстановил способность размышлять, утерянную со смертью друга. Не пустота, а новое начало, если и в самом деле в это верил Альберт Мосс, а почему бы и нет? Он сам не обладал верой, глубокой и прочной, и сомневался, что его друг-спиритуалист верил бы во всемогущего и вселюбящего творца, если бы посидел в концлагере. Но так было демократичней.

МИЛЛУОЛЛ. ВЫЕЗД.

Мы тверды, как гвозди, входя в «Львиную берлогу» и неспешно согреваясь парой кружек пива, которых достаточно, чтобы обрести мужество, закипающее в этом никчемном баре, и для того, чтобы смягчить удары, если дело примет дурной оборот. Пацаны хвастают и поют, в то время как мужики постарше не выступают, мол, не хвались, отправляясь на акцию. Всё приходит с опытом. Ходили в подмастерьях, уроки усвоили. Сегодня вечером нет места для случайных людей. Каждый из присутствующих должен встать и рассчитаться на первый-второй. На кон поставлена честь, а самоуважение - самая важная вещь. Если кто напьется, ему лучше здесь больше не появляться.

ЛИКВИДАТОР

Редакционная коллегия была в сборе. Готовились приняться за вечернюю работу. Планов на следующий выпуск было много, и когда обсудили содержание, времени, чтобы написать, отредактировать, разбить на полосы, отправить в печать, оставалось совсем немного. Если он опоздает к намеченному сроку, то придется ждать две-три недели, а за это время много воды утечет. Большая разница между хорошо спланированной акцией, когда держат палец на пульсе, и ковбойским наскоком, когда тащатся в хвосте своих современников.

ЧТО-ТО ОСОБЕННОЕ

Медсестра, поправляющая мою подушку, пахнет розами. Чем-то таким. Некий цветок растворился и превратился в жидкость, оказался в баночке и был продан за солидную плату. Она хороша. И халат её не портит, не то, что я увлекаюсть девчонками в медхалатах, не в том смысле, что мне нравится трахаться с ними из-за того, что на них есть официальная печать, но эта одежда делает её особенной. Какой-то другой. Медсестры несут вахту, помогая таким как я, и её это делает более женственной, чем все те разбитные шалавы, которых ты снимаешь, трахаешь и больше уже никогда не встречаешь.

ДЕРБИ ДОМА

Я чувствую себя как ребёнок. Полным жизни и рвущимся вперёд. Ничто меня не остановит. Миллуолл - зто просто ещё одна легенда, которая будет повторяться без конца. У меня на коленях сидит малыш, смотрит, как старикан говорит, от него несёт выпивкой, вставная челюсть потрясывается, воздуха ему не хватает. Это потом - сейчас же мне хватит того, что тридцатка наших парней слоняется по улицам между Эрлз Корт и Фулхэм Бродвей. В районе была замечена фирма Дерби, и нас оповестили по мобильнику. Если найдём их, компенсируем потерянное время. Я в ударе. Чувствую себя отлично. Дерби, может, и говно в футболе, но несколько готовых к делу личностей у них найдётся. Матчи кубка зимой, посреди недели - идеальная вещь. В них есть дополнительный адреналин от конкуренции и темноты, чтобы укрыться. Главное, чтобы не очень холодно было и яйца не отморозить, тогда классные вечерки получаются.

ФАНАТЫ и HOOLIGANS

Команда с самой дурной репутацией - сборная Англии» Дуг Бримсон
Что написать о футбольных хулиганах? Насилие вокруг футбола то затухает, то возгорается с новой силой. Они ведут себя одинаково, носят одинаковую одежду, говорят одинаково. В массе своей, как и солдаты, они анонимны. Кто, кроме официальных силовых служб государства, может вывести своих людей в нужное время, в нужный час, в нужное место?

1. Племена топчут империи

Многие из царей народа Божьего поклонялись идола?! Они учили народ Божий молиться этим идолам. Они просили идолов, чтоб их сады росли лучше. Они благодарили их за дождь. Это было глупо. Но есть и хорошие новости - Третья мировая война никогда не начнется. Благодаря своевременному вмешательству Господа в политическом мире произошел распад империй. Россия, покуролесив вдоволь, наконец избрала верную тактику, нашла себя на родном континенте и в мире.

2. Середина мая. За две недели до матча

В середине мая 2003 года средства массовой информации разразились сообщениями об очередных зверствах футбольных хулиганов. Новость выглядела так: «В Москве совершено нападение на известного рок-музыканта. Они ворвались в квартиру». ТВ, радио, газеты, газеты-RU… Большой шум, врали, кто как мог. Не меньше, чем на полсотни тысяч евро распиарилось с неба.
- Але? - это звонок Дмитрия Пименова, известного революционного писателя.
Д .ПИМЕНОВ. (род. 1971 ) автор романов «МУТЬ революции», «Вело»

3. «Закройте рот»

Пенная информация:
«Когда приехали с байкшоу из г. Кавров Шмели рок-музыканты, которые снимали соседнюю с Дмитрием комнату), я понял, что что-то не так. Сначала они орали на кухне.
- Fermez la bouche (закройте pom), - я вежливо предложил им по-французски, но они ничего tie поняли. Они давно раздражали меш своим хохляцким акцентом и скорбными (от бесчисленных материальных проблем) мигрантскими фейсами».

4. Подонок

- Я всю ночь простоял у чужой двери, у их двери, и знаю массу отвратительных криминальных новостей. Я - подонок, это главная новость.

5. Инструктаж

Наступило 25 мая 2003 г. Прохожу инструктаж.

6. Веселые истории из жизни

Конец 80-х. «Я стал фанатом давно. Я был очень маленьким мальчиком, когда пришел с соседом на шайбу Крылья Советов - Спартак, чтобы стать фанатом Спартака. Я был в мясных цветах, в красно-белой розе, которую одолжил у соседа. К сожалению, мне не повезло. Крылышки были тоже одеты в красно-белую форму. Сосед куда-то отошел, а в это время Спартаку забили гол. Произошло страшное недоразумение - я перепутал команды и стал радостно орать. Били меня такие же, как я, может на пару лет постарше, фантики. Пока не подоспел сосед...

7. Оранжевый кукурузник с брезентовыми крыльями

А в МГУ до сих пор учат. Если бы преподаватели раз в год посещали футбол, они бы поняли, что катастрофически не успевают за событиями, что для российского образования нет ничего страшнее их лекций и учебников. Что Россия больше не нуждается в том заведении им. Ломоносова, которому они присягнули при царе горохе.

8. Агрессия

Оказывается, агрессия нам нужна и нравится. Философия определяет агрессию как насильственное нарушение границ. От криминального происшествия на бытовой почве, от войны до агрессии интеллектуальной, эстетической, политической.

9. Фирмы и иерархия

- Ой, да у него в спине дырка от ножа. Скорую!
«Мяу, мяу... Он же может умереть. Му-р-р... Му-р-р-мяу».

10. Chelsea Headhunters. Фирма

UK. London. Улица Фулхэм Роуд. Стадион Стамфорд Бридж.
Д.Бримсон о клубе Челси:

11. West Ham United. ICF

Это фирма. «Поздравляем, вы только что имели дело с ICF» - так было написано на карточке, найденной полицией в 1983 году на груди мертвого болельщика Арсенала, оставшегося лежать на асфальте после драки. Сенсация. Пресса обезумела, фанатские банды стали печатать собственные визитные карточки.

12. Слова войны

Холодное оружие, в том числе легендарная сдвоенная опасная бритва, удар которой наносится по заднице противника и рана не заживет.

13. Tottenham Hotspurs - еврейский клуб из Северного Лондона

Тотенхэма называют Шпоры. Со Шпорами враждует большинство лондонских клубов, но особенно фаны «Арсенала». Название фирмы Yids (жиды) или Yiddos (жиндосы) возникло благодаря неточному мнению, что значительную часть болельщиков Tottenham составляют евреи. Этот миф берет начало от населения Северного Лондона, где с давних времен проживали евреи. Поэтому Тотенхем всегда пользовался любовью среди этнических меньшинств.

14. Гопник

Так ты болеешь за Спартак, Дмитрий?

15. Цель

Итак, цель ясна - фанаты как сегмент общественно-политического рынка, как инструмент влияния. Отложен отдых на даче и перенесен визит к стоматологу. 25-го мая иду на футбол. Что писать про этих фанатов? Что снимать? Ничего нового. Все уже давно написано, переписано и напечатано на сотнях тысяч кубов елки.

16. How many soldiers did Gideon take?

Гедеон хотел взять с собой 10 000 солдат, чтобы сразиться с врагами Бога, но БЬг хотел, чтобы солдат было совсем немного. Бог велел Гедеону отобрать только 300 человек, тех, кто пил, зачерпывая воду руками. Гедеон боялся воевать с такой маленькой армией, но Бог сказал, что поможет ему. Воевать - хватит. Охранять Лужу - не хватит.

17… Лужники, БСА

Что делают эти люди? Нет, вы только посмотрите, что делают божьи люди! Они сделали идола, похожего на теленка. Они поклоняются идолу, вместо того, чтобы поклоняться Богу!

18. Футбол

Вот они, фанаты. Справа - совсем рядом, через сектор, Динамо организованно скучает. Слева - Спартак, далеко-далеко тянется... Этих намного больше. Где левые, где правые, не пойму. Матч начался. Пименов нервничает.

19. Гол

Спартак забивает. Хорошо стало. Гол для Кузьмича, типа меня, если его не забил иностранец - это всегда хорошо и хочется орать. Трибуны слева и напротив ревут, малиновые вспышки, дудки дудят, виден дым.

21. Овцы

Пастух хорошо заботится о своих овцах. Он ищет их, если они потеряются. Он выхаживает ягнят, если они поранятся. Иисус сказал, что он - как пастух, а мы - как овцы. Даже если мы не можем видеть Его, мы знаем, что Он заботится о нас.

20. Who is our ShepHerd?

После матча Пименов был явно расстроен, всю дорогу до метро плевался мимо урн и напевал: Хоть ты лопни, хоть ты тресни. ЦСКА на первом месте Мы остановились в тихом месте выпить пива.

22. Как стать хулиганом

Спровоцировать конфликт несложно - достаточно вести себя шумно и вызывающе, напомнить фанатам другой команды о каком-либо инциденте, закончившемся для них неудачно. Потом проявить себя в беспорядках на стадионе, погнать или избить до полусмерти на махаче - это уже незабываемая смесь страха, злости и восторга В махаче - не останешься в стороне. Убежишь - припомнят. Поддержишь - не забудут. Особенно на выезде. Чтобы стать из скарфера (scarf - шарф) членом Фирмы, надо совершать все более жестокие поступки. Фирмы растут. И чем больше изощряется полиция, чтобы нейтрализовать их, тем опаснее и интереснее игра для хулиганов. Тем охотнее они тратят деньги и время на свою страсть. Футболисты приходят и уходят, а фаны остаются на всю жизнь под знаменем одного клуба и сплачиваются тем сильнее, чем хуже игра их команды.

23. Рука (рычаг)

И для некоторых писателей. Настроение моего попутчика легко определил одинокий мясной с бутылкой пива, когда Пименов со всей силы ударил ногой по очередной урне.

24. Махач Дмитрия Пименова

- Принести еще пивка? Пойду принесу, - на всякий случай я решил отойти в сторону. Я видел, что ему скоро будет легче, и убежал, если честно.

25. Ноги (рычаг)

«Эх, Димыч». Я закрываю глаза и вижу, как один из полисов, майор, вдруг развернулся на 180 градусов и кричит на своих:

26. Вечер: 18 часов 19 минут

Скажи мне, Дмитрий, can you think of a time when you think of a time when you wanted to lay? but you helped your mother instead?

27. Grinders - Marrtins. Ботинки

Замечания по обуви:
- Я отдаю предпочтение Мартинсам. После армии, поняв преимущества кирзачей, я навсегда отказался от легких и всегда вонючих кроссовок в пользу тяжелой кожаной обуви. Узбек в халате зимой и летом. Я считаю, что сохранил ноги. Они у меня не воняют - я могу не менять носки три дня, а потом дать их понюхать девушке. Она будет их носить, если ее промокли, да и так. Но одно могу сказать точно - гриндерс полное говно, подстава.

28. «INTER 5»

Не нужно кокетливо отворачивать лицо от окровавленного фанатского рыла и выплюнутого зуба на сортирной плитке. Подойди поближе к нему, не бойся. Смени тяжелую повязку на его дырявой бритой башке. Помоги ему подняться из красно-коричневой студенистой лужи. Ты и сам чувствуешь головокружение, давление твое резко упало, на двадцатку... Общая слабость. Что-то в этом есть, да?

29. Why was Pilate afraid to let Jesus go?

Воины Гидеона ударили и отпустили мясных, а Иисуса привели сначала в управу, а затем к человеку по имени Пилат. Пилат может приказать им отпустить Иисуса. Но он, сверкая очками, говорит:

30. Where is Paul?

- Скажите, а где сейчас Павел?
Кто такой этот Павел? Апостол, что ли?

31. Словарь футбольного хулигана

(Продолжение)

32. What can you thank God for giving you?

Я - ничем. У меня больше ничего не осталось, кроме места рождения, патриотически настроенного болта и относительной личной свободы.

33. Национальная альтернатива

Мировое сообщество одновременно с глобализацией активно занялось самоделением и самодроблением. Племена, банды и фирмы, набитые до отказа готовыми к насилию фанатами - чем не будущее для нации? Фаната мало интересует, зачем понадобилась Норильскому Никелю забытая богом и Лужковым ракетная остановка Торпедо на Москве-реке и ржавые подъездные пути к ней. Фанату без разницы, чем отличаются финансово-промышленные корпорации от финансово-промышленных групп, а Мамут от Абрамовича.

34. А Павел?

Дмитрий кивнул Пилату и был освобожден, как конче-1шй гопник и Кузьмич. Он шел из суда в сторону метро, выпил залпом бутылку девятки и захотел еще вылить водки.

ПРИМЕЧАНИЯ РЕДАКТОРА

1.Specials - британская ска-группа, образовавшаяся летом 1977 года в Ковентри (также известна как Special АКА). Стала одним из лидеров движения «Два Цвета». Среди хитов - «Gangsters», «Too Much Too \bung» (заняла первое место в британском чарте в 1980 году), «Rat Race», «Stereotype», «Do Nothing». Во время расовых беспорядков в Великобритании летом 1981 года прославилась песней «Ghost Town». Лидер группы, Джерри Даммере, принимал активное участие в движении «Артисты против апартеида».

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE

Выкупаем авто: продажа автомобиля на запчасти. Дорого.