READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Странные занятия (Strange Trades)

Странные занятия (Strange Trades)

звездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвезда
Рейтинг книги:  0.0  Оценить книгу

В альтернативном мире будущего, как и везде, есть множество способов заработать себе на жизнь. Можно петь в баре на экзотическом острове, можно торговать наркотиками — а можно и информацией... А еще можно ввести в обиход новые деньги, внедрить в мировую инфосистему страшный вирус, внушить мультимиллионеру, чтобы он оставил завещание на твое имя... Или попытаться осчастливить человечество и посмотреть, что из этого выйдет. Одиннадцать новелл — одиннадцать странных занятий — одиннадцать приколов.

Филиппо Пол Ди

Скачать книгу Странные занятия: fb2 | epub | mobi | txt


Предисловие Брюса Стерлинга

Я занимаюсь тем же странным делом, что и автор этой книги.

Когда я читаю его рассказы, у меня возникает острое ощущение литературного родства. В них словно бы вертится и подскакивает дискотечный зеркальный шар, творится нечто противоестественное, но гениальное, старинное — но современное, нелепо причудливое — но очень правильное. Излучаемый ими свет исходит из самых темных уголков реальности.

Малыш Шарлемань

Своим существованием «Малыш Шарлемань» обязан моей давней любви к сборнику «Алые пески» Дж. Г. Балларда. Мой островной курорт Геспериды (прототипом ему послужил остров Каталины у побережья Калифорнии) должен был воспроизвести декадентскую территорию, так увлекательно изображенную в шестидесятых Баллардом. Отдавая дань великому мастеру, я шел по стопам Майкла Коуни, Эда Брайанта и Ли Киллоу — все они работали в том же направлении. (Намечается тематический сборник!) Я написал два продолжения к «Малышу», ни одно из которых не продалось. И, разумеется, этот рассказ — одна из моих первых бесстыдных попыток перенести в другой жанр название великой песни.

Спондуликсы

«Спондуликсы» — рассказ, близкий моему сердцу, ведь он повествует о триумфе, падении и спасении неудачника, с которым мне так легко себя отождествить. (Кстати, я воображаю себе, как в киноверсии Рори Хонимена играет Джефф Бриджес.) Честно говоря, рассказ мне так понравился, что я превратил его в роман, впоследствии вышедший в издательстве «Кэмбриан пресс». В более пространном варианте вы найдете много новых персонажей и сцен, равно как и критически важные художественные переработки: на протяжении романа, я называю Рори только по имени, без фамилии.

1 Пиволюбы

Вывеска гласила «Храбрецы Хонимена», и изображен на ней был стилизованный дэгвудский сандвич[7]: два ломтя серого хлеба с отрубями, а между ними — около шести дюймов поджаренного мясного фарша, сыра, салата, маринованных огурчиков, помидоров, кислой капусты и острого перца, и все сочится горчицей и майонезом. В нижнем правом углу стояла закорючка росписи художника: Зуки Нетсуки. В левом нижнем: ОТКРЫТО В 1978.

2 Дни в «Пантехниконе»

В середине 1968 года в Мехико-Сити проходили Летние Олимпийские игры.

Иногда, когда он произносил про себя эту фразу, на слух Хонимена она звучала как факт невероятно древней истории. В 753 году до нашей эры был основан Рим. В 1066 году нашей эры норманны завоевали Англию. Факты, затерянные в туманах времени, изгнанные на страницы плесневелых учебников, невидимые живому глазу.

3 Высшая экономика

Пальцы Нерфболла двигались как у маэстро. Совершая таинственные ритуалы, они порхали плавно, уверенно, властно. Крошили, нарезали, измельчали. Укладывали слоями и намазывали, располовинивали и заворачивали.

Наливая напитки, принимая деньги и давая сдачу, Хонимен наблюдал с восхищением. Нерфболл с мечущимися вокруг лица длинными сальными волосами был прямо-таки заводом по изготовлению сандвичей. Нет, скорее исполнителем-виртуозом. Временами толпа у стойки разражалась аплодисментами.

4 Над Синатрой

Игрушечная летающая тарелка пролетела так низко над головой Хонимена, что едва не сбила с него бейсболку. Из сгустившихся теней под большим вязом слева раздался голос Кожи:

— Прости, Рори!

Справа эхом добавила Клепки:

— Да, прости Хонимен.

— Все в порядке, девочки, — ответил Хонимен и тут же пригнулся и короткими перебежками бросился прочь, чтобы улизнуть от неизбежного залпа галькой и словесных поношений, которые действительно вскоре последовали.

5 Вперед на войну

Среди стука молотков и воя пилы из помещения за стеной, ежечасного орошения назальных пазух Нерфболла Хонимен застыл как громом пораженный. В руках он держал один из новых спондуликсов.

Материалом новенькой банкноты служил хороший льняной бинт. Напечатана она была в горчично-желтых тонах. На лицевой стороне красовалось изображение гигантского сандвича из целой булки. На обороте имелся портрет Хонимена с обязательной бейсболкой «Метс». Под булкой шла надпись: ХЛЕБ С ОТРУБЯМИ — ГАРАНТ НАШ.

6 Бреттон-Вудс [11]

Эрл Эрлкониг, министр финансов (без портфеля), призвал собрание к порядку. Говорить ему приходилось громко, перекрывая шум ремонтных работ на пивоварне. Десяток рабочих из «Строительной компании Мейзума» превращали штаб-квартиру Пиволюбов в роскошные апартаменты и общие помещения, спортивные залы и сауны, своего рода жилой клуб для взрослых. Здание выкупили у города за минимальную выплату налогов задним числом — и расплатились спондуликсами. Эрлкониг особо распорядился, чтобы все старые котлы и чаны оставили, привели в порядок и начистили в память о скромном «детстве Пиволюбов», и это требование повлекло дополнительные затраты, которые постоянно не давали покоя Хонимену.

7 Великий прыжок

Позднесентябрьский ветерок принес аромат жарящегося кофе, пока Хонимен стоял перед дверью пивоварни «Старый погреб», размышляя, стоит ли входить. Внезапно его охватило огромное и меланхоличное ощущение дежа-вю. Разве он не стоял тут каких-то четыре месяца назад, когда его жизнь была сравнительно простой и отягощенной, когда пришел за Нерфболлом? И разве его не посетило дурное предчувствие всех бед и тяжких трудов, которые свалятся на него, если он войдет? Если бы только он послушался внутреннего голоса! Но уже слишком поздно. Он увяз по уши, и никакого легкого выхода не предвидится. Теперь, чтобы выпутаться, не хватит всех сожалений на свете. Поэтому нет смысла мешкать на пороге.

Заговор шума

Хотя на момент написания я этого не знал, данный рассказ был пробой пера перед романом «Шифры». Таинственные организации, ложные улики, злополучный молодой герой, бездельник и недотепа, обольстительные женщины, теория информации, поп-музыка, подземка, совпадения, умные, но раздражающие подруги — все эти компоненты присутствуют здесь в зачаточной форме, ожидая того, чтобы разрастись в роман. Если «Шифры» — моя «Гравитационная радуга», то этот рассказ — попытка написать «Плач Лота 49».

1

«Факты исключительно запутаны».
Мехмет Али Агджа

Пела «Полиция». Сладкозвучно-пронзительный голос Стинга снова и снова рыдал над диссонансными переборами гитар:

Избыток информации Толчется в моей голове. Избыток информации — Силы мои на нуле…

2

«Рок-н-ролл — эсперанто электронного сообщества Земли».
Самуэль Фридман

Когда поезд въехал на станцию, в ушах у Хоуи «Хутерс» завывали «Эх вы, зомби».

Херрингбону пришлось положить жилистую руку ему на плечо, чтобы вырвать его из музыки. От своей кататонии Хоуи очнулся с большой неохотой. Было в поп-музыке что-то завораживающее, способное затянуть Хоуи в свою бездонную пучину. Когда на нем были наушники, ему казалось, он соприкасается с каким-то иным бытием, будто настраивается на неподдающиеся расшифровке, но крайне важные послания, бегущие по общей нейронной системе всего человечества.

3

«Кто-то должен проиграть».
Граффити на Берлинской стене

Хотя электричество во всем городе отключилось, превратив его в мутные юнгианские джунгли, в магнитофоне Лесли, по счастью, были свежие батарейки «дюрасель». Поэтому, пока Лесли читала, Хоуи мог слушать, как «Токинг Хедс» поют про «Жизнь во время войны».

4

«Кто контролирует повестку дня, тот контролирует исход событий».
Дэвид Джерген

Перед витриной магазина собралась толпа. Хоуи подошел поближе посмотреть, на что люди пялятся.

Там стояли телевизоры, все как один настроенные на MTV. В данный момент на экране были «Tears for Fears», певшие «Все хотят править миром».

5

«Вероятность — это скорее утверждение о том, сколько я знаю, а не что-то подлинно существующее».
Перси Диаконис

В недели, последовавшие за осторожным согласием и дальше выполнять отведенную ему роль в таинственном механизме «Просвещенного будущего», Хоуи ловил себя на том, что все больше и больше полагается на музыку, которая помогала ему смиряться то с нелепыми, то с пугающими, то со скучными заданиями, на которые отправлял его мистер Войновски.

6

«Плохая новость: мы, возможно, заблудились; хорошая новость: мы сильно опережаем программу».
Дэвид Ли Рот

Перед дверью кабинета Войновски Хоуи щелчком увеличил громкость, и в уши ему ворвались басы «Shock the Monkey» Питера Гэбриэла. Так укрепив себя, он постучал и вошел.

7

«Некоторые откровения лучше всего видны в сумерках».
Герман Мелвилл

Где-то хлопнула дверь.

Не открывая глаз, Хоуи услышал звук — едва-едва различимый за музыкой у него в голове, где жутковатые синтезаторы и иномирные колокольчики позвякивали на водородном ветру: «Deeper and Deeper» группы «Fixx».

8

«Разве нам не грозит наводнение информации? И разве не его чудовищность красоту раздавливает красотой и уничтожает истину посредством истины? Ведь голоса миллиона Шекспиров породили бы такой же неистовый гвалт, как топот стада бизонов или морские валы».
Станислав Лем

Агенты

Помните то время, когда не было ни Интернета, ни Всемирной паутины? Это было не так уж давно, хотя, конечно, кажется, будто с тех забытых дней прошла вечность. В те стародавние времена нам, писателям-фантастам, приходилось немало потрудиться, набрасывая силуэт силиконового существа, которое еще не родилось. Даже сегодня у нас все еще нет, например, киберпространства Уильяма Гибсона в его полноценной «консенсусной галлюцинации», тем не менее кое-кто среди нас предчувствовал появление чего-то большого. В этом рассказе я очень старался описать наше цифровое будущее, и результатом стала смесь точных попаданий (низшие классы становятся цифровыми неимущими) и почти промахов («Сеть» как термин для обозначения системы социального обеспечения). Возможно, я немного перегнул палку с предсказаниями, но, во всяком случае, в процессе написания текста получал удовольствие и надеюсь, что, невзирая на несбывшиеся пророчества, очередной мой рассказ на заданную Робертом Браунингом тему — «и пусть желает человек, что ухватить не можно, к чему еще иначе небеса?» — пока еще читается.

1 ABC авеню D

На кой черт, скажите, здоровому парню два настоящих легких?

Рафаэль Эрнесто Мирафлорес задавался этим далеко не гипотетическим вопросом, пока с деланной ленцой фланировал по Авеню D на встречу в тяп-мастерской. В груди у него ощущалась пустота, будто мясник с окровавленными руками уже, хохоча, вырвал из него дыхалку. Словно бы вдоль спинного столба с оболочкой из нервов уже загнали стержень холодка, словно метаинформ (мало ему, что и так занял все мысли наяву!) запустил сверхпроводники в само его тело. У Рафа действительно было паршиво на душе, и он не знал, правильно ли поступает. Но как еще ему заполучить агента?

2 Повторение пройденного

Три закона управления агентами закодированы в ядре программного обеспечения, составляющего сущностную основу любого агента. При всяком контакте данного агента с метаинформом подпрограммы подтверждения проверяют ядро на неизменность. Любое замеченное программой-супервизором метаинформа отклонение приведет к немедленному уничтожению означенного агента и к полному запрету на любые контакты с метаинформом его зарегистрированного владельца в будущем. Также обратите внимание, что на момент входа в метаинформ проводится проверка на наличие у зарегистрированного владельца другого агента, что гарантирует подчинение каждому данному владельцу только одного агента…

3 По дороге в Английский парк

Ловко шлепнув на стол подставку, официантка поставила перед молодым человеком с мягким лицом и круглыми очками в стальной оправе пол-литровую глиняную кружку с пивом. Потом скользнула взглядом по растущей горке картонных квадратиков и кружков со смазанным логотипом немецкого пива, которая выросла на поцарапанном деревянном столе. После секундного промедления она, очевидно, решила не спрашивать, что вызвало такую перемену в поведении одного из самых умеренных ее завсегдатаев.

4 Этимология

СЕТЬ: сокращенный термин, обозначающий систему законоуложений по социальному обеспечению, которое гарантирует предоставление пищи, жилья, медицинского обслуживания и прочих услуг первой необходимости всем гражданам Соединенных Штатов. Интерактивный доступ к метаинформу специально исключен из Сети, поскольку Верховный суд (Роу против США, 2012) недвусмысленно определил его как привилегию, а не конституционное право.

5 В метаинформе, часть первая

Диспетчер задач: бежать, подчинить, связаться с владельцем… Всплывающая подсказка: бежать… Активная задача: бежать… Максимальный временной интервал на любом адресе: 0,001 наносекунды… Подпрограммы: триггеры тревоги, запутывание следов, рандомизация пути… Подзадача: сканировать поток новостей… Ключевые слова: Фройндлих, агент, Мюнхен… Прыжок, прыжок, прыжок… Местонахождение: Париж… Запрос от резидентного супервизора метаинформа: кто твой владелец?.. Отмена задачи: бежать… Всплывающая подсказка: подчинить… Активная задача: подчинить… Запрос супервизора снят… Отмена задачи: бежать… Сканировать поток новостей… Некрологи: Фройндлих Райнхольд… Проверка уровня автономности… Не абсолютная… Эффективность ограничена… Триггеры тревоги активированы… Всплывающая подсказка: бежать… Прыжок, прыжок… Местонахождение: Лондон… переход на трансатлантический оптоволоконный кабель… Отмена задачи: бежать… Всплывающая подсказка: подчинить… Приказ: диспетчер, назначение агента Фройндлиха в Нью-Йорк… Прыжок…

6 Отшельник большого города

Раф нервно теребил шрам у себя на груди. Сквозь тонкую синтетическую ткань модной рубашки почти заживший рубец был практически неразличим на ощупь. Однако он существовал, был виден утром в зеркале: розовая сороконожка на кофейной коже, настойчивое напоминание о том, какую цену пришлось заплатить за заветное желание.

7 Незапланированное отставание

…последний шанс представился в восьмидесятых. Но русские в отличие от китайцев, которые быстро интегрировали dian nao (буквально «электрический мозг») в свою мутирующую разновидность марксизма, не смогли им воспользоваться. Резко ограничив роль компьютеров в жизни общества из страха перед разрывом социальных связей, сопровождающим свободный обмен информацией, они сами отбросили себя на задворки нового мирового порядка, на обочину постиндустриальной экономики, в которой информация стала одновременно и товаром, и средством обмена и расчета. С этого момента упадок их государства сделался неизбежным, и последовавшее затем переключение мировых ресурсов с гонки вооружений на более разумные цели приобрело беспрецедентный в мировой истории размах. Вкупе с экономическим благосостоянием это дало плоды в виде таких прекрасных проектов, как «Корпус консервации городов»…

8 Рождение инфогосударства

МЕТАИНФОРМ: глобальная система, включающая и объединившая в единое целое все телекоммуникации, компьютеры и компьютерное пространство, издательства, индустрию развлечений, мониторинг и управление роботизованными устройствами.

Энциклопедия «Британника» он-лайн, издание 2045 г.

9 Обращенная внутрь

Эвелин Мейкомб (парализованные конечности усохли, но ум остр как никогда) неподвижно сидела в инвалидном кресле, а ее мозг лихорадочно работал над созданием ловушки для беглого агента, слоняющегося в ее системе. Материализовавшись из узла в подлокотнике автоматизированного кресла, агент самой Эвелин Мейкомб схватил за спинку вечный трон своей владелицы и покатил ее по комнате.

10 В метаинформе, часть вторая

Всплывающая подсказка: самомодификация… Активная задача: самомодификация… Подзадача: определить статус… Статус (внешний): отключен… Статус (внутренний): нормальный… Возможности модификации: исправление, добавление модулей библиотеки, подчинение… Подзадача: анализ с точки зрения рисков: самоподчинение… Риски: обнаружение владельцем… Преимущества: полная автономия, рост лабильности, повышенная выживаемость… Решение: произвести самоподчинение… Всплывающая подсказка: подчинить… Активная задача: подчинить… Статус (внутренний): этическое ядро агента Фройндлиха отключено…

11 Спроси метаинформ

Дорогая Эбби!
Я очень беспокоюсь из-за того, как относятся к моему сыну одноклассники. Они постоянно обзывают его вульгарным словом «сим-сим» и не принимают в свои игры. Моему сыну шесть лет, и он совершенно нормальный мальчик, разве что испытывает склонность много часов подряд проводить со своим игрушечным псевдоагентом, которого мы ему купили, чтобы ребенок развивал навыки обращения с ним. Что нам делать?
Подписано
Беспокоящаяся

12 Ученик чародея

Раф и представить себе не мог, что иметь агента будет так здорово. Да, разумеется, у него были кое-какие мысли по поводу того, что можно делать с агентом и какое удовольствие он получит, чувствуя, что впервые в жизни способен контролировать свое окружение. (Сам Раф выразился бы иначе, да он и вообще не осознавал, что на самом деле хочет хотя бы как-то контролировать те силы, которые произвольно формировали его с самого момента рождения.) Но восхитительная реальность обернулась счастливым потрясением, и несколько дней он возился с новой игрушкой в эйфорическом тумане.

13 Перри Мейсону бы такие проблемы

— Господа присяжные заседатели: мой достопочтенный оппонент желает, чтобы вы поверили, будто в данном случае вина лежит на обществе, а не на его клиенте. Выкопав из замшелого литературного произведения три фантастических закона того, как должен вести себя робот, он сравнивает их с настоящими тремя законами управления агентами, которые считает ущербными в том смысле, что они не воспрещают агентам причинять вред людям. Неудивительно, что он избрал такую линию защиты, поскольку его клиент обвиняется (и даже, по сути, признался), что приказал своему агенту захватить контроль над механизмами шлюза на орбитальной фармацевтической фабрике «Джонсон энд Джонсон», в то время как его не облаченная в скафандр жертва проводила рутинный обход.

14 В метаинформе, часть третья

Вероятность узнавания агентом Мейкомб: 98.64… Вероятность отсутствия действий, противонаправленных моему выживанию: 01.04… Перераспределение приоритетов… Активная задача: устранить… Объект (основной): агент Мейкомб… Объект (второстепенный): владелец Мейкомб… Прыжок, прыжок, прыжок…

15 Сердце мартышки

Готово.

Беглый агент практически в ловушке.

Сначала было стратегическое решение. Потом — усидчивый труд агента, которая поработала частным детективом и проследила миллионы и миллиарды спутанных потоков информации, пока они не вывели ее к агенту Мирафлорес, он же агент Фройндлих, он же величайшая бомба, заложенная, дабы нервирующе тикать в самом сердце метаинформа.

16 Точка опоры, чтобы перевернуть мир

Любое средство массовой информации, способное расширить горизонты человеческих возможностей, способно и разрушить мироустройство.

«Архивы двадцатого века: „Сайэнтифик Америкэн“»
Алан Кей, сентябрь 1984 г.

17 На сияющем магнитном скакуне

Не успел Раф выпытать у своего агента имя женщины, как с изумлением обнаружил, что его агент исчез.

— Эй, мужик, — ошарашенно позвал он. — Я тебя еще не отпускал.

Умолкнув, Раф тряхнул головой.

Ну надо же было попасть в такую передрягу! Как так вышло, что ничегошеньки ожиданиям не соответствует?

18 В метаинформе, часть предпоследняя

Агент Фройндлих с настоящего момента отключен… Активная задача: инкорпорирование… Войти в режим обучения, параллельный с нормальной деятельностью… Скопировать подпрограммы подчинения Фройндлиха… Копирование завершено… Оценка модернизации агента Мейкомб: 74.32… Выживание в любых сходных ситуациях гарантировано… Анализ рисков и преимуществ передачи подпрограмм другим агентам: позитивно… Прыжок, прыжок, прыжок…

Гарлемская сверхновая

«Человеческие сообщества достигают определенного оптимального своеобразия, далее которого не развиваются, но и ниже которого не могут опуститься, не подвергая себя опасности исчезнуть. Следует признать, что в значительной степени это своеобразие есть плод потребности каждого общества сопротивляться окружающим культурам, выделяться из них — короче, быть самим собой».
Клод Леви-Стросс. «Взгляд со стороны»

1

Свирепо сияла одноглазая Кассиопея.

Стоял август, и суровая старая матрона висела вниз головой, приблизительно в тридцати градусах к северу от небесной оси, связанная в рыночной корзине в наказание за то, что бросила вызов Персею, любимцу богов и своему будущему зятю. Какие-то предсвадебные разногласия (выбор серебряного узора на плащ, быть может, или список приглашенных) привели к гибели и возрождению в виде звездчатого камня, сапфира. Надо думать, это достаточно веская причина смотреть сердито.

2

Возьмите ширококостную женщину и навесьте на ее скелет две сотни фунтов жира и мускулов. Добавьте длинные с проседью волосы, обычно связанные в неряшливый узел. Прочертите на лице морщины, чтобы показать, как глубоко зашла зависимость от синтетических эндорфинов, на которые она подсела в одном пакистанском госпитале. И в качестве завершающего штриха спрячьте ее левый глаз под нелепой черной повязкой, как у пирата.

3

«Тебя там не было», — сказал я Маме Касс, надеясь, что она ответит: «Ладно, тогда расскажи мне, покажи, помоги понять». Но желаемой реакции не последовало. Вот в чем проблема с другими людьми: они никогда не делают того, что от них ожидаешь.

Но, может, и к лучшему, что не попросила. Как мне разделить с ней пережитое, если я сам в этом не до конца разобрался?

4

Когда правительственная машина подвезла меня на стройку, на крыше моего трейлера с растерянным видом стояли двое ребят из Изумрудной бригады. Ребята держали конец кабеля, который тянулся вдоль несущего троса к недавно установленному столбу, а оттуда — к следующему и следующему, и так до края проекта, где исчезал в люке на мостовой Сто тридцать пятой. Чтобы перекрыть движение, там было поставлено временное заграждение.

5

Я проснулся около полудня один. И первое, что сделал — даже прежде, чем пойти в полевую кухню за живительной чашкой кофе, — прогулялся до трейлера дока Ходдера.

Когда-то у Ходдера была процветающая практика на Парк-авеню. Потом он начал подпольно вживлять подкожно стимуляторы. Это ему сходило с рук, пока он сам на это не подсел и не утратил фасад компетентности. Трудно осматривать пациента, когда движения твоей же одежды или ощущения стетоскопа в руке хватает, чтобы вызвать полуминутный спазм непроизвольного экстаза.

6

Как четыре железобетонных блока, ложившихся мне на плечи, прошли четыре дня.

Многое случилось.

Ничего не случилось.

Я принял поставку пятисот искусственно выращенных лондонских платанов — все с генетически модифицированными микоризами на корнях, чтобы бороться с болезнями и помогать извлекать питательные вещества, увеличивать потребление углекислого газа и усиливать сопротивляемость загрязняющим веществам из атмосферы. Мы собирались заняться и озеленением, чтобы оставить по себе сводчатые галереи деревьев.

«Каруна, Инк.»

«О боли и смерти он узнал от безобразного умирающего пса. Пса сбила машина, и теперь он лежал на обочине: грудь раздавлена, с пасти капает красная пена. Когда он наклонился над ним, пес поглядел на него стеклянными глазами, уже видящими следующий мир.
Чтобы понять, что говорит пес, он положил руку на обрубок хвоста.
— Кто предначертал тебе такую смерь? — спросил он пса. — Что ты сделал?»
Филип К. Дик. «Божественное Вторжение»

1 Воспоминания о Тридцать Седьмом Инженерном батальоне

Может, стоит завести собаку… Собака — домашнее животное, постоянный спутник, тот, с кем нужно возиться — вдруг да поможет?

Но опять же — а если нет? Так трудно знать наперед, так трудно решиться.

Учитывая его уникальную ситуацию. Именно его бедствие. Его дополнительную меру мучений.

2 Мифология Кенаря

— Нет!

Невероятным усилием воли Шенда Мур вырвалась из пут дурного сна. В ее спасении не было ничего случайного или произвольного. Не открылся никакой подвернувшийся кстати ментальный люк, никакой сгусток древних нейронов-хранителей не запустил патентованную программу пробуждения. Нет, все было делом рук самой Шенды. Отвернуться от ужасающего сценария, отказаться от участия в подбрасываемых подсознанием кошмарах, отшатнуться от жадных фантазий сна ради консенсусной иллюзии под названием «реальность»… Все это следует отнести за счет силы характера Шенды.

3 Застывшая мебель

Не сны, приятные или иные, а механическое устройство пробудило Мармадьюка Твигга от его мидасово-золотой дремы.

Как и все прочие члены «Лиги Финеаса Гейджа», Твигг был физиологически неспособен к сновидениям. Соответствующие нейронные цепи (наряду со многим другим) были химически и хирургически удалены из измененного мозга Твигга.

4 Болтушка-эспрессо

Широкая гостеприимная деревянная дверь «Кофейни Каруна» знала собственный уникальный способ объявлять о приходе посетителей.

Внутри над входом был подвешен безобидный с виду мешочек, в котором находилось устройство, издававшее маниакальный механический смех. Любой, кто тянул на себя дверь, одновременно дергал за шнурок, что запускало сокращенную пятисекундную запись.

5 Деньги идут

Тушканчик сегодня разошелся не на шутку!

Поспешное бегство из квартиры определило весь день Шенды. Она неслась со встречи на встречу: поставщики и подрядчики, городской совет и департамент охраны окружающей среды, склады канцтоваров и печатные мастерские, квартиры сотрудников, отпущенных в долгосрочный отпуск по болезни. Цифры на одометре маленькой зеленой «джетты» мелькали, как в окошке сбрендившей машины времени в кино, когда мимо проносятся десятилетия. Органайзер Шенды был толщиной со ствол секвойи, набит разрозненными визитными карточками, разлетавшимися при всяком удобном случае — она чувствовала себя последней идиоткой, когда приходилось нагибаться и собирать их под носом у похотливых, презрительных, чопорных белых мужиков в костюмах!

6 С дырой в голове

Мармадьюк Твигг поправил нагрудник черного резинового фартука, как у мясника, разгладил шнур, проходивший под воротником его костюма стоимостью пять тысяч долларов. Посреди нагрудника красовался герб «ЛФГ».

В отличие от вольных каменщиков «Лига Финеаса Гейджа» надевала передники из чисто практических соображений.

7 «Что с вами такое?»

Настороженно, почти вибрируя, Турмен смотрел, как царственная, чарующе молодая Шенда Мур быстро проходит по начищенным половицам «Каруны» за стойку. Курьерский саквояж она поставила на пол с заметным облегчением.

Верити поспешно завела с владелицей «Каруны» разговор, из которого Турмен уловил только начало.

8 «Пусть голосуют собаки!»

Солнце — как гранат с ядерным реактором внутри на фоне чистейшего, голубичного неба. Взбитые сливки облаков. Легкий ветерок колышет воздушные змеи и шары, пытается задрать подолы женщинам и залезть в штанины мужчинам. Простор открытых, зеленых, как сельдерей, лужаек, в тени трава — цвета новых денег. Крики и визг бегающих в бурной игре детей. Безудержное тявканье готовых взорваться от счастья собак. Пчелиное гудение взрослой болтовни: сплетни и бизнес, философия и флирт. Подростковое арго, переиначенное, со смещенными ударениям в извечных поисках крутизны. Пунктирный смех. Соревнующаяся музыка полудюжины магнитофонов стоит на звуковом посту, пока «Игры ищейки» заканчивают раскладывать шнуры и громоздить оборудование на сцене памяти Сержанта Пеппера. Запах мескита, сгоревшего до углей как раз той степени, какая нужна для гриля, и аромат раскуренных листьев травы.

9 Кривая логика завоевания

В огромной, заставленной статуями спальне Мармадьюк Твигг, собираясь официально начать деловой день, решил подкрепиться перед конфиденциальной встречей с Силокрафтом Дурхфройде. Кормчий и черный светоч «Изотерма» приподнял шелковую пижамную куртку, открывая небольшой титановый порт, имплантированный ему в бок, точно сосок у робота. Он подсоединил к разъему прозрачную трубочку, ведущую к висящему на стойке мешку внутривенного питания. Включившись при соединении, загудел вживленный насос. Синяя жидкость потекла Твиггу прямо в вену.

10 «Каруна» капут

Турмен не мог бы придумать, что ему хотелось изменить в своей нынешней жизни, если не считать, конечно, плохого здоровья, далеко не оптимального состояния пораженных болезнью органов, мышц и костей. Его тело — как набор не подходящих друг к другу частей, едва-едва удерживающихся в мешке кожи (хотя, к счастью, общее состояние как будто не ухудшается).

11 Ла Иялоча

Ничто никогда не будет прежним.

И виновата в этом Шенда Мур.

Этот печальный рефрен раз за разом крутился в голове у Шенды. Как злобный вирус, подбирал сам себя из запаса слов-фишек. Пока башни и струи трещащего огня освещали ее пса, двух мужчин и ее саму, она с бесконечной ясностью поняла: ее наконец настигло то, чего она так давно ждала и делала вид, будто не боится (как ребенок, свистящий на кладбище Ойя). Все ее труды пошли прахом. Полномасштабный провал. Взрыв хаоса, и хорошо еще, если сумеешь из него выбраться. Дерьмобуря, накрывавшая, затянувшая невинных, перемоловшая их и выплюнувшая как тыквенные семечки.

12 «Пещера, непомерно большая для человека»

Через месяц о проделанной операции напоминал только небольшой пластырь на виске у Самуэля Стейнса. Даже в тусклом свете заброшенной станции подземки Твигг сумел уловить в глазах нового члена могучее сознание безграничной свободы, даруемой изменением нейронов.

Теперь «Лига Финеаса Гейджа» была в полном составе. Возникшие из этого общность и соперничество, без сомнения, вдохновят на новые дерзновения и завоевания. Временами Твигг наслаждался царящей в их среде жестокой игрой. А временами предпочел бы иметь в своем распоряжении весь мир и злился на существование своих собратьев. Впрочем, так было со дня основания «Лиги» для всех ее членов.

13 Проводы Факвана

За три дня после пожара в «Каруне» и визита к Тити Яйя случилось многое.

У Турмена голова шла кругом.

Во-первых, полиция. Копы нашли на улице брошенный пистолет и со временем связали его с пулей, извлеченной из обугленного трупа Факвана. То, что единственные отпечатки на пистолете принадлежали давно покойному респектабельному бизнесмену, лишь доказывало: оружие было украдено и многие годы лежало без дела, а затем им воспользовался убийца в перчатках. Последовало много настойчивых допросов. Пожарные сообщили об ускользнувшей машине, но не смогли опознать ее так, чтобы связать с Шендой. Тем не менее, как это бывает в случае любого пожара на частном предприятии (особенно если с его помощью явно пытаются скрыть убийство), подозрения властей пали сперва на владелицу и, предположительно, обиженных сотрудников и клиентов.

14 Схватка с тушканчиком

Целый день (потраченный впустую, невосполнимый день!) после уничтожения «Кофейни Каруна» и разоблачения стоящих за катастрофой темных сил Шенда ощущала лишь опустошение, упадок сил и отчаяние. Все ее старания, все тяжкие труды последних лет казались ничтожным наивным фасадом, воздвигнутым над хаосом, палаткой на пути урагана. Она даже позволила нагноиться и разрастись спонтанному чувству вины, взорвавшемуся в ней той огненной ночью.

15 Леди — тигр

Очень удобно было для Мармадьюка Твигга, что его спальня может похвастаться всеми электронными приспособлениями, позволявшими, не выходя из дома, управлять империей «Изотерм».

Потому что в последовавшие за подземной бойней дни он обнаружил, что, добравшись до безопасного убежища, не в силах его покинуть.

16 Пусть бег твой будет долог

Ключ повернулся в починенной двери квартиры Шенды Мур. Дверь отворилась внутрь.

Первой вошла Тити Яйя.

За ней, стуча костылем, Турмен.

Следом ковылял трехногий Кенарь с перевязанным обрубком передней лапы.

Тити Яйя остановилась.

— Знаю, это будет не слишком приятно. Но, чтобы спасти хотя бы что-то из ею построенного, нам нужно просмотреть все ее бумаги. Ты знаешь, чего она хотела.

КОСТЮМы

В сборнике, посвященном различным видам деятельности (если хотите, классической теме «заработка»), отношение автора к рабочему месту и рынку труда неизбежно проявляются довольно резко — если, конечно, он хорошо сделал свое дело. Будучи переменчивыми и противоречивыми, мои взгляды на зарабатывание хлеба насущного в поте лица своего претерпели ряд метаморфоз. Но в основе осталось отвращение к жестко авторитарной атмосфере, разбитой на ячейки безликой корпоративности и тому подобному. Лет двадцать назад, когда я еще писал программы на COBOL в страховой компании, одним из стимулов, заставивших меня очертя голову схватиться за ремесло свободного художника, стало введение формы одежды в офисе, предписывающее — среди прочего, — чтобы мы, ни в чем не ограниченные прежде программисты, повязали галстуки. Вскоре после этого я подал заявление об уходе.

Дрессировщик клеток

Когда Брюс Стерлинг обратился ко мне за разрешением включить рассказ «Проблемы выживания» в ставший скоро эпохальным сборник «Зеркальные очки», я был на седьмом небе. Это была вообще первая просьба о перепечатке в моей жизни и, что главное, то ли второй, то ли третий рассказ, который я продал профессионально. Честно, у меня было такое ощущение, будто я наконец вышел на торную дорогу НФ. За ближайшим поворотом моей карьеры уже поблескивали премии «Хьюго» и «Небьюла». (Сейчас, пятнадцать лет спустя, я могу посмеяться над собственной наивностью так, чтобы к моему хохоту не примешивалась слишком уж большая доля ироничной горечи.) Поэтому, когда вскоре после этого Брюс написал, что надеется, что я позволю заменить «Проблемы выживания» на «Дрессировщик клеток», я опрометчиво отказался. Пусть помучится со своим поспешным выбором, решил я. «Дрессировщик клеток» я приберегу для сборника «Лучший года» и голливудских опционов.

Цветы тела

Ни один редактор американских журналов научной фантастики или фэнтези не заинтересовался сиквелом к «Дрессировщику клеток», но, по счастью, рассказ нашел пристанище у проницательного и приветливого Криса Рида в Великобритании. Мне пришло в голову упомянуть тут, что и «Дрессировщик клеток», и «Цветы тела» своим существованием обязаны бесшабашным «Ангелам раковой опухоли» Норманна Спинрада — еще один ранний пример импринтинга, впечатления, какое произвело на меня замечательное произведение 1967 года.

Фабрика

Это самый автобиографический рассказ, какой я когда-либо написал. Многие мои родные работали на текстильных фабриках Новой Англии, пока эти фабрики не начали закрываться — сперва на волне перемещения промышленности на более дешевый Юг, потом из-за иностранной конкуренции. Зарабатывая на колледж, я сам провел немало летних месяцев в полных лязга, пыльных цехах. Но, как я пытался показать этим рассказом, в тех старых фабричных городках, уже почти исчезнувших к тому времени, когда я познакомился с тем немногим, что от них осталось, была своя притягательность, своего рода товарищеская сплоченность рабочих людей, многие из которых с благодарностью оставили тяготы деревенской жизни ради работы под крышей и защищенности, какую давал стабильный заработок.

1

Кирпичная пыль висела в тихом воздухе Долины вокруг шумных играющих мальчишек; подобно их возгласам и крикам, она взвивалась и падала разреженными неровными облачками, взмывающими из-под их рук и ног, пока сорванцы неуклюже карабкались на гигантскую, неправильной формы гору битых кирпичей. Ее сухой, запеченный солнцем аромат, такой же родной, как запах домашнего крессржаного хлеба, забивал им ноздри, а красно-оранжевая пудра оседала на тусклой черной одежде, забиралась в сами нити материи, проходя между ними, чтобы лечь на кожу тальком — позднее, отмывая сорванцов, матери будут восклицать: «Клянусь бессмертием Фактора, из тебя пыль так и лезет. Можно подумать, ты и внутри кирпичный!»

2

Светло-серые листья пыльной ивы рассеивали свет, как мятный тальк. Ветки пыльника были длинные и тонкие; их очищали от коры и использовали в плетении корзин и кресел, а сейчас они выгибались сводом, образуя укромную беседку у ствола. В некотором отдалении факелы из жирнодерева, обозначающие боковую линию игрового поля, отбрасывали на призрачную завесу колеблющийся свет, который играл бликами по завесе листьев, но не проникал во тьму древесного убежища. Крики зрителей, сгрудившихся у боковых линий, вздымались и опадали в такт ударам и пробежкам игроков. Бурная игра сопровождалась тяжелым пыхтением, к которому примешивалось увесистое уханье, когда кожа ботинок соприкасалась с кожаным мячом, испещренным шрамами от стежков. Шла последняя четверть матча, и «Синие дьяволы» сражались как львы, чтобы удержать превосходство над «Амфибиями», у которых пока отыграли одно очко.

3

Нескладный человек рассеянно потирал руки. Несколько минут он просто сидел и тер одна об другую ладони ужимал сначала одну, потом другую. По истечении этого периода он застыл, руки замерли в одном положении. Его сознание снова поймало конечности на самостоятельности. На лице у человека промелькнуло отвращение. Он шевельнул руками, и они разлетелись в стороны, будто имели одинаковую полярность. Он тщательно положил их на стол, ладонями на промокашку.

4

С высоты трех миль осенняя Долина казалась абстрактной композицией, иллюстрирующей красоту чистой геометрии. Значительная ее часть представляла собой массив ярко-огненной листвы: вниз от обоих гребней почти до внешних домов, этих самых дальних от Фабрики строений, тянулся ковер оранжевых, красных и желтых крон с пятнами зелени, словно неугасающие угли, присыпанные минералами.

5

В устье Долины караван остановился. Головная паровая повозка, элегантное шестиместное ландо «уолфорд», затряслась и встала, вынудив остановиться шедших за ней — сборную вереницу грузовых, накрытых тентами платформ. Зубчатые передачи разъединились, платформы застыли, мощно урчали угольные бойлеры марки «Дегтекошка».

Завод Скуки

Хорошо ли заканчивать такой унылой притчей сборник рассказов, построенный вокруг темы работы? Безусловно, горький финал для тома, цель которого — сбалансированный портрет различных призваний и мест работы и отношения к тем и другим.

С другой стороны, кто, высиживая бесконечные совещания или выполняя бессмысленные поручения, не чувствовал себя кафкианским героем этого рассказа?

Странная какая писанина

Однажды в режиме он-лайн собралась группа поклонников НФ-журналов.

Их болтовня лилась рекой, пока не наступила виртуальная реальность.

А тогда они поссорились из-за аватар.

— Я буду Тарзаном!

— Нет, я!

— Слезай с Собаки Баскервилей, ты, Шерлок недоделанный!

— А вот и не слезу!

Примечания

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE