READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Меморанда (Memoranda)

image

звездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвезда
Рейтинг книги:  0.0  Оценить книгу

В Мире-за-граныо, построенном Драхтоном Беллоу по мотивам визионерских стихов, наступили новые времена... Мрачный, замкнутый внутри себя Город разрушен повстанцами, основавшими в равнинах свободное поселение... Но теперь этот мир отравлен чудовищным сонным вирусом, поразившим и самого неудачливого демиурга... Единственный путь к спасению — проникнуть в память Драхтона Беллоу и отыскать там секрет противоядия. Но провести туда физиогномиста клея может лишь очень опасный союзник — демон Мисрикс...

Автор: Форд Джеффри

Скачать книгу Меморанда: doc | fb2 | txt


Меморанда

Моей матери, которая научила меня мечтать,
и моему отцу, который научил меня работать.

1

С тех пор, как была поставлена последняя точка в повести о падении Отличного Города и о моем превращении из Физиономиста первого класса в рядового жителя поселка Вено, прошло восемь лет. Я и не думал, что моему перу суждено будет когда-нибудь вновь коснуться бумаги, но после всего, что случилось, я просто обязан вас предупредить.

2

Когда поднялось солнце и выяснилось, что Белоу не прячется по темным углам, я с трудом извлек затекшее туловище из кресла, в котором нес свою ночную вахту, и поплелся к кровати. В постель я рухнул почти так же, как накануне – в реку, однако не успел сомкнуть глаз, как в дверь постучали.

3

Всю ночь я трясся верхом на своей тщедушной лошаденке, поеживаясь от шороха опавшей листвы и шарахаясь от любой тени. Черный пес время от времени исчезал, но потом вдруг выскакивал из подлеска справа или слева от дороги и пробегал меж медлительных ног моего скакуна. Квисмал от этого сразу терялся и останавливался как вкопанный.

4

Я осторожно продвигался вперед, держа заряженный арбалет на плече, а палец – на спусковом крючке. Небо было облачное, безлунное и беззвездное. Впрочем, я так и не понял, хорошо это или нет. Во всяком случае, разглядеть что-либо на расстоянии пяти ярдов было невозможно, и я потерял Город из виду. Вуд против обыкновения держался рядом, и от этого было как-то спокойнее.

5

– С сахаром? – осведомился демон.

Он застал меня врасплох, и я кивнул, не расслышав вопроса. С той минуты, как я устроился за библиотечным столом, а демон ушел в соседнюю комнату заваривать чай, я не замечал ни течения времени, ни того, что происходит вокруг. В голове снова и снова прокручивалась одна и та же сцена: я нелепо бросаю в демона скомканную вуаль, а он жутко хохочет… При воспоминании о его смехе меня бросило в дрожь.

6

Я упросил Мисрикса отвести меня в лабораторию, но оказалось, что сделать это можно только днем, когда спят волки-оборотни. Лаборатория помещалась на первом этаже одного из уцелевших зданий на другом конце города, и, по словам демона, дорога туда пролегала через вероломные переулки, идеально подходящие для засады. Сама лаборатория не запиралась, и эти твари знали, как туда пробраться.

7

– Они прознали, что отец спит, – с горечью сказал Мисрикс, оглядывая разоренную лабораторию.

Не осталось ни единой целой колбы или пробирки. Разноцветные реактивы вылились на пол, раскрасив его сказочными узорами. Крепко воняло химикатами и волчьими экскрементами.

– Откуда они могли узнать?

8

Мы стояли у кровати Белоу и разглядывали спящего. Пляшущий огонек свечи озарял его лицо, и от его неверного света казалось, что Создатель вот-вот проснется.

– Все там, – сказал Мисрикс, указывая глазами на отца.

– В его памяти? Демон кивнул.

– Я могу отвести тебя туда.

– И каким же это образом?

9

Очнулся я в уютном зеленом кресле в углу просторной гостиной. Я обвел комнату ошалелым взглядом: шкафы с книгами, горящие свечи и пушистый розовый ковер с затейливым узором. Теплый ночной ветерок свободно проникал в пустые оконные проемы, овевая четыре фигуры, расположившиеся у стола. Потягивая коктейли, трое мужчин и женщина оживленно о чем-то беседовали. Вскоре один из них заметил меня, и все четверо обернулись.

10

Проснулся я, когда комнату, отражаясь от гладких белых стен, заливал солнечный свет. Была в нем такая безукоризненная, нереальная яркость, такая удивительная живость и теплота, что я погрузился в ощущение блаженства, забыв о стоявших передо мной бесчисленных проблемах. Протерев глаза и напомнив себе о том, кто я и где нахожусь, я огляделся вокруг и увидел, что постель Анотины пуста.

11

Когда я проснулся утром, Анотины уже не было. Одежду свою я обнаружил в лаборатории, где и оставил ее вчера. Натягивая штаны, я опасливо поглядывал на электрический стул, содрогаясь при воспоминании о вчерашней боли.

Здесь, как и в лаборатории Белоу, по периметру стояли выстроенные в одну линию длинные столы. Да и вообще эта комната казалась уменьшенной копией той, что осталась в руинах Отличного Города. В полном соответствии с оригиналом на столах громоздились загадочного вида приспособления со змеевидными проводками и игольчатыми отростками. Среди этой коллекции диковинной машинерии тут и там попадались зеркала, свечи, склянки с порошками и огромные банки с разноцветными растворами. При мысли о том, какими адскими способами все это можно использовать, ноги сами понесли меня прочь и привели в столовую.

12

Слышно было, как деревянная ось лебедки скрипит от натуги. Шкив жалобно визжал, и этот крик отчаяния скользил по туго натянутому канату, пока мы опускались – медленно и весьма неравномерно. Еще крепче цепляясь за рукав доктора, я тщетно пытался удержать равновесие.

– Уже можно смотреть, Клэй, – устало сказал он. – Боюсь, мы все еще живы.

13

Когда мы поднялись к острову и я стал выбираться из корзины, Анотина подала мне руку. Ступив на твердую землю, я почувствовал, что странное путешествие совершило во мне какую-то перемену. Мнемонический мир словно бы стал более плотным и осязаемым. Все вокруг казалось мне теперь живым и трепещущим. Пожалуй, впервые за время пребывания на Меморанде я почувствовал себя спокойно и даже уютно.

14

Весь следующий день прошел так идиллически безупречно, как бывает только в отшлифованных временем воспоминаниях. Меня не тревожили ни сомнения, ни страх, и мы с Анотиной каждую минуту были вместе. О работе она не вспоминала. Вместо этого из темного чуланчика была извлечена бутылка «Сладости розовых лепестков», и мы отправились на край острова.

15

Мы покинули край острова и направились к городку. Подул северный ветер. Зеленые листья, целыми потоками опадая с веток, водоворотами кружились под ногами. Деревья словно твердо решили обнажиться сегодня к вечеру – и ни минутой позже.

– Кажется, дождь собирается, – заметил Брисден.

16

Смотрите внимательно, – торжественно объявил доктор. Отвинтив от пузырька стеклянную крышечку, он осторожно вылил мерцающую жидкость на поверхность зеркала. Ртуть начала лениво растекаться: сначала горбилась посредине, но постепенно распласталась и заняла большую часть зеркальной глади.

17

После позднего завтрака, когда солнцу оставался лишь шаг до зенита, мы с Анотиной по моему настоянию вернулись в постель. Под ее вздохи и мое исступленное сопение мы легко открыли миг настоящего, соединяющий прошлое и будущее.

Предполагалось, что это событие станет первым шагом в реализации моего плана, но когда я перекатился на спину, тяжело дыша в унисон с Анотиной, то и думать о нем забыл. Если я чего и хотел в этот миг, так это чтобы все и навсегда оставалось по-прежнему. То, что я нашел в этой женщине, было не удовлетворением похоти, а любовью. Все каверзные вопросы о реальности и иллюзии рассыпались в прах стремительнее, чем кромка острова.

18

Прошло около двадцати минут, но пока что единственным заметным эффектом была возникшая тяжесть в желудке. Четверо моих товарищей расселись на стульях вокруг и затаив дыхание следили за каждым моим вдохом и выдохом.

Доктор Адман был прав: моя вера в то, что мозговая жидкость Вызнайки придаст моему зрению особую силу, не имела никакого научного обоснования. В защиту своей теории я мог сказать лишь одно: пустой череп Вызнайки – при ее-то выдающихся способностях! – подтверждал, что природные законы острова Меморанда не имеют ничего общего с наукой. Но сказать этого остальным я не мог. Это было бы все равно что признать: вся работа, проделанная четырьмя исследователями за годы их заключения на острове, – не более чем затейливая игра воображения.

19

Мы вернулись в спальню. Стоило мне поделиться с Анотиной своей идеей использования электрического стула в качестве оружия, как она тут же ее подхватила и развила.

– Под напряжением только сиденье и спинка, – рассказала она. – Можно убрать подлокотники и ножки, а остальное положить у входа. Когда Учтивец попытается войти, мы его шокируем током, а потом добьем тем оружием, которое смастерит Нанли.

20

Брисден твердо придерживался собственного плана и по возвращении сразу же опрокинул в себя бутылочку «Речной слезы». Устроившись за столиком в углу, с пистолетом на коленях, он разглядывал сосуд с океаном. Нанли в кресле напротив так же увлеченно рассматривал дым своей сигареты. Я стоял у входа, оглядывая ступеньки лестницы и залитую лунным светом террасу внизу, не мелькнет ли где зловещая тень. Анотина, скрестив ноги, восседала на коврике: копье в правой руке, черная коробочка в левой. Никто не позаботился зажечь лампы, хотя сумерки давно сменились ночной тьмой. Потеря доктора заметно ослабила наш небольшой отряд, добавив ко всем бедам горечь утраты.

21

Брисден с драгоценной бутылочкой ртути в руках стоял на коленях возле инженера, чье тело еще дергалось и корчилось от боли. Слабые стенания, больше похожие на шепот, доносились из изуродованного рта. Вся правая половина Нанли сдулась, превратившись в обвисшее месиво, в какое доктор превратился полностью. С первого взгляда было ясно, что ребра с правой стороны переломаны, а в правых конечностях не осталось и следа от костей. Ко мне наконец вернулся голос, но сочетание страданий Нанли с только что пережитым ужасом отбило всякое желание разговаривать.

22

Когда Учтивец шагнул в нашу сторону, я рванулся из тени, надеясь увести его подальше от Анотины. Он не успел сделать и пары шагов, как я уже был перед ним и во всеоружии.

– Фруктов не желаете? – коварно предложил я.

– Нет, спасибо, – всплеснул руками Учтивец. – Кушайте сами.

23

– Пусто, как в башке у Вызнайки! – воскликнул я, когда глаза привыкли к полумраку. Света из окон, расположенных по всей вертикали башни, было вполне достаточно, чтобы понять: предметов, значение которых можно было бы расшифровать, здесь нет. Изнутри основание Паноптикума выглядело как обнесенная стеной круглая площадка, в самом центре которой начиналась винтовая лестница, извивавшаяся на добрую сотню футов вверх, до самого купола.

24

Проснулся я совершенно разбитый и злой на весь мир, а особенно на мерзкий солнечный свет, бьющий прямо в глаза. Первой мыслью было проверить, здесь ли собака: вопреки здравому смыслу я надеялся, что Вуд останется со мной. Обнаружилось, однако, что пропал не только пес, но и Анотина. Я нервно вскочил на ноги, стал оглядываться по сторонам и звать ее по имени. Раз пять я обернулся вокруг своей оси, пока не закружилась голова. Я пошатнулся и чуть не упал. Внезапный страх одиночества в плену воображаемого корабля, в океане памяти, лишил меня воли. Я вдруг почувствовал себя персонажем со страницы, которую вырвали из книги. Ощущение, что меня похоронили заживо, сводило с ума.

25

Песочные часы оказались хранилищем беспорядочных обрывков воспоминаний, которые мне удалось связать вместе. В результате получилось что-то вроде любовного романа, героями которого были Создатель и моя Анотина. Сцены его вереницами перетекали одна в другую – разрозненные, но бесконечно убедительные в своей реальности. По мере того как они разворачивались, я оставался лишь невидимым свидетелем. И хотя мое присутствие никоим образом не могло повлиять на исход событий, разве что пламя свечи дрогнуло бы от моего дыхания, я совершенно четко понимал, что происходит. Эта дарованная галлюцинацией способность позволяла мне автоматически переставлять события в нужном порядке. Ровно по истечении часа красота выпустила меня из своих объятий, и я обнаружил, что сижу на полу в темном куполе, а над головой – луна и звезды. Тогда я разбудил Анотину и рассказал ей все, что видел.

26

Я уже закончил рассказ, но Анотина по-прежнему сидела неподвижно, рассеянно глядя на часы, – словно ее разум снова остановился. Я запоздало сообразил, как жестоко было раскрывать тайну ее прошлого, и, проклиная себя за непростительную глупость, попытался оправдаться:

– Я думал, что должен быть честен с тобой… Она очнулась от транса и взглянула на меня.

27

Остаток ночи прошел беспокойно. Анотина то вскрикивала во сне, то ломала руки. Что до меня, то после встречи со Скарфинати спать я уже не мог. Если старик не соврал, то Анотину, возможно, еще удастся спасти. Но ведь он сам предупреждал: память обманчива… Скарфинати мог и вовсе оказаться галлюцинацией, порождением красоты. Вероятность нашей случайной встречи практически сразу после опыта с песочными часами стремилась к нулю. И с какой стати в памяти Белоу он отбывал ссылку не где-нибудь, а именно в этом лесу?.. Мысли без толку носились по кругу, словно Создатель верхом на своем кресле.

28

Ради того чтобы провести меня по развалинам города в качестве пленника, Грета поднялась на задние лапы. Она шла чуть позади, ненавязчиво подталкивая меня в затылок кончиками длинных когтей. Судя по хищному гортанному ворчанию, которое она при этом издавала, ей стоило огромных усилий не прикончить меня на месте. Я покорно следовал в направлении, указанном ее когтями. В другой раз я бы, наверное, не смог сделать и шагу от ужаса, но в ту минуту для меня было кое-что поважнее смерти. Мне нужна была Книга памяти, и Грета вела меня прямо к ней.

29

Когда я открыл глаза, крепкие веревки держали меня на операционном столе. Сквозь дверь и пробоины в стенах лаборатории лился утренний свет – значит, я целую ночь провел под воздействием новой, усовершенствованной красоты. Меня посещали галлюцинации гораздо более насыщенные, чем когда-либо, – в этом я был уверен. Что касается содержания этих видений, то здесь все было куда сложнее. Смутно помню, что беседовал с Брисденом о каких-то философских вопросах, а в другой раз отплясывал на пару с Молчальником. Были и другие обрывки образов: трехмачтовый корабль, сражающийся с огромными валами, надкушенный белый плод с торчащим из него зеленым червяком, живая гравюра на жидкой ртути, в которой нас преследовал Учтивец… Единственное, в чем я был абсолютно уверен, что сияющее видение Анотины все время было рядом со мной.

30

Мисрикс вышел из комнаты – проследить за состоянием Белоу. Я остался сидеть, безразлично уставившись в стену и выкуривая сигарету за сигаретой. Теперь я понимал, каково это – навсегда потерять самого близкого человека. Да, Эа с детьми и Арлой тоже ушли из Вено, но я хотя бы знал, что они где-то там, в Запределье. Анотина же для меня все равно что умерла. «Она считает меня предателем», – повторял я себе снова и снова. Я вернулся в реальность, но горе в моей душе барьером отделяло меня от настоящей жизни.

31

Это я запустил змею в рай. В ящиках не оказалось шприцев, так что мне пришлось рассчитывать дозы приблизительно и вводить красоту через рот – две капли концентрата взрослым и по одной – детям. Как и в случае с Белоу, результаты оказались впечатляющими. Каких-то пару часов – и жертвы сонной болезни уже были на ногах. К заходу солнца я вырвал из лап смерти стольких, что мне уже казалось, будто воздаваемые мне почести заслужены. Вено охватило ликование, в котором смешались восторг воскрешения и наркотическая эйфория.

От автора

Этот роман не был бы написан, если бы не Фрэнсис А. Йейтс и две ее книги о мнемонике: «Искусство памяти» и «Джордано Бруно и герметическая традиция». Это поистине невероятные ученые труды – рекомендую их всем людям с воображением.

Хочу также поблагодарить следующих индивидуумов за помощь и поддержку.

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE