READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Пространство Мертвых Дорог (The Place of Dead Roads)

image

6543214321
Рейтинг книги:  6.00  оценки: 1

Во втором романе трилогии действие переносится из Города Красной Ночи и Латинской Америки времен испанской колонизации в США эпохи Дикого Запада и Северную Африку. Ким Карсонс (очередное альтер-эго писателя) создает «Семейство Джонсонов» — тайную анархическую организацию, защищающую территорию человеческой свободы от посягательств государственной тирании, за фасадом которой смутно проступают контуры подлинных хозяев этого мира — тех, кто в преданиях и мифах человечества именуется богами или Богом. В «Пространстве Мертвых Дорог» Берроуз с провидением обрисовывает новые эволюционные вызовы, которые становятся очевидными лишь через четверть века после написания романа — клонирование, биотехнологию и тотальный киберконтроль.

Автор: Берроуз Уильям

Скачать книгу Пространство Мертвых Дорог: doc | fb2 | txt


Дентону Уэлчу для Кима Карсонса

В первом варианте эта книга называлась «Семья Джонсонов». «Семья Джонсонов» – это сленговое выражение начала века, означавшее бродяг «и воров в законе» воров в законе», которые соблюдают определенный кодекс поведения. «Джонсон» никогда не забывает о своих обязательствах по отношению к ближним. Его слово крепко, и иметь с ним дело одно удовольствие. «Джонсон» не лезет в чужие дела. Он не из тех, кто повсюду сует нос и думает при этом, что всегда и во всем прав; он не скандалист. «Джонсон» всегда поможет тому, кто в этом нуждается. Он не будет стоять в сторонке и смотреть, как кто то тонет в реке или гибнет под обломками горящего автомобиля.

Глава 1 - Незнакомец, который прохоил мимо

Дуэль в Боулдере

17 СЕНТЯБРЯ, 1889 й. Вчера боулдерское городское кладбище стало ареной дуэли в лучших традициях Дикого Запада. Личности дуэлянтов установлены: это Уильям Сьюард Холл, шестидесяти пяти лет отроду, спекулянт недвижимостью с интересами в Колорадо и Нью Мехико, и Майк Чейз, мужчина за пятьдесят, о котором более ничего пока не известно.

Глава 2

Три дня кряду Ким скрывался на вершине плоскогорья, следя за долиной в бинокль. По облаку пыли, пронесшемуся к югу, он понял: преследователи решили, что он направился к мексиканской границе. Вместо этого он двинул на север, в край скал, источенных ветром и песком, – вот верблюд, а вот черепаха, а вот камбоджийский храм, – туда, где на каждом шагу в красных песчаниках пучатся, словно пузыри в кипящей овсянке, входы пещер. В некоторых из них одно время жили люди: ржавые жестянки, глиняные черепки, ящики из под патронов. Ким нашел наконечник стрелы в шесть дюймов длиной из осколка обсидиана и другой наконечник, поменьше, из розового камня.

Глава 3

Ким – довольно противный, болезненного вида юнец с нездоровыми наклонностями, сжигаемый ненасытной жаждой до всего чрезмерного и сенсационного. Его мамаша балуется спиритизмом, и по этой причине Ким обожает духов, хрустальные шары, медиумов и ауры. Он погряз во всяческих гнусностях: непристойные обряды, болезнетворные суккубы и инкубы, отвратительные тайны, о которых положено говорить мерзким многозначительным шепотом, развалины древних городов под лилово красным небом, запах диковинных экскрементов, мускусная сладко гнилостная вонь ужасной Красной Лихорадки, эрогенные язвы, высыпающие на плоти хихикающего идиота. Короче говоря, Ким – воплощение всего того, что нормальному американскому мальчику положено ненавидеть. Он порочный, мерзкий и коварный. Ему еще можно было бы простить все его пороки, если бы ему к тому же еще не хватало наглости думать. Увы, он неизлечимо умен.

Глава 4

Ким проснулся с мыслями о широкой, белозубой улыбке и запахе мертвечины, но мысли эти быстро развеял яркий утренний свет. Ким лежал нагой на койке, глядя на. нестерпимо белый панельный потолок, прислушиваясь к шуму бегущей воды и доносившимся из лесов крикам горлиц.

Глава 5

ОПАСНО. НЕ ВХОДИТЬ, 
ИДЕТ ОКУРИВАНИЕ! 

Он кладет 44 й калибр обратно в сумку, достает оттуда 38 й, берет в руки свой «аллигатор» и выходит из дома, направляясь к уборной, задержавшись по пути, чтобы установить шесть маленьких банок из под сгущенного молока на камень напротив двери уборной, и ощущая, как в животе шевелятся кишки, ну совсем как длинная коричневая река, думает он, такая внутренняя Амазонка, – хлюпанье, бульканье и бурление жидкости. Уборная расположена под старой яблоней. Отец говорил, что от этого яблоки только лучше будут, а Ким посадил вокруг будки вьюнки, чтобы те затянули стены. Он открывает дверь. Внутри – два стульчака бок о бок, прикрытые крышками. Он приподнимает крышки, нежно проводит рукой по полированному желтому дубу – собственными руками шкурил и покрывал лаком. Он заглядывает в яму И чует доносящийся оттуда слабый запах известки. Ставит свой «аллигатор» напротив соседнего стульчака, снимает рубашку и вешает ее на крючок. Спускает штаны и садится на стульчак с револьвером в руке. Он позирует для картины, которая будет называться «Долгое путешествие». Он машет рукой невидимому художнику.

Глава 6 - Из дневника Кима

Всегда полагай на выстрел столько времени, сколько нужно для того, чтобы стрелять с абсолютной уверенностью. Всегда создавай впечатление, что у тебя море времени. Это приведет твоего противника в панику и заставит его торопиться.

Глава 7

Субботний вечер, и, возможно, кто нибудь с другого берега забредет в салун к дядюшке Кесу – беды искать. Долго то искать не придется… короткоствольный полуавтоматический 44 го калибра будет в самый раз, решает Ким, а в кобуре на сапоге про запас 22 й пусть полежит. Правда, чтобы выхватить его, придется согнуться половчее. Ким репетирует перед большим зеркалом.

Глава 8

Город располагался в тополиной роще у слияния двух рек . Он слышал журчание реки и шорох листвы на полуденном ветерке. Он прошел мимо повозки, в которую была впряжена чалая в яблоках. На борту – «ТОМ Д. ДАРК, СТРАНСТВУЮЩИЙ ФОТОГРАФ». Он зашел в салун, швырнул «аллигатор» на пол и заказал пиво, приметив юнца, сидевшего у стойки. Отхлебнул пива, разглядывая тенистую улочку. Парнишка очутился вдруг прямо под его локтем. Он не услышал, как тот пересел.

Глава 9

ОРУЖИЕ ПРОДАЖА РЕМОНТ
По виду лавки сразу понятно, что дела идут плохо. Судя по всему, кто то не особо усердствует. За прилавком стоит парнишка лет шестнадцати, со стоячими ушами трубочкой, соломенными волосами и улыбкой эльфа.
– Кто владелец этого заведения?
– Мой дядя Олафсон, ебучий швед тупоголовый.
– А не хочет он продать его?
– Он запрыгает от радости. Он хочет вернуться в Миннесоту, говорит, что здесь места чересчур дикие.

Глава 10

Ким теперь в подполье, да и времена лихих перестрелок в любом случае ушли в прошлое. Так что в глазах всего мира он стал забытой главой в истории Запада. Он был м е р т в. Иначе кто бы стал гоняться за ним по пятам и выведывать все о многочисленных «аламутах», которые он создавал в США и северной части Мексики? К тому же он предпринимал всевозможные усилия для того, чтобы оставаться анонимным, и рассылал своих подручных для того, чтобы они уничтожали любые упоминания о происшествии в Форт Джонсоне из библиотек, газет, регистрационных журналов моргов и даже частных коллекций народных преданий Дикого Запада…

Глава 11

Джонсоны создали некоторое количество постов в США и Северной Мексике. Они заметно разбогатели, в основном на спекуляциях недвижимостью. Они владеют газетами, химической компанией, оружейным заводом, заводом по производству фотографического оборудования, который впоследствии станет одной из первых в мире киностудий.

Глава 12 - Портрет работы его отца

Во времена Большого Прыжка, когда пятьдесят членов банды «Лесные Ягодки» совершили самоубийство в Форт Джонсоне, клонирование находилось еще в зачаточном состоянии. Поэтому мы поместили образцы биологических тканей в холодный погреб. В ожидании, пока будут преодолены мелкие технические трудности, мы начали добиваться полного совпадения голосов и полового поведения у существовавших копий. У каждого оказалось не по одному, а по нескольку приблизительных двойников. Все, в сущности, зависит именно от имплантированных голоса и полового поведения. Затем отобранного субъекта постепенно снабжали информацией о предыдущей жизни внедренной в него личности, после чего два присутствующих в нем существа окончательно сливались в одно.

Глава 13

Киму кажется, что его жизнь чем то похожа на легенду, на историю Моисея, найденного в тростниках, принца, лишенного принадлежавшего ему по праву престола и за это ненавидимого и гонимого узурпаторами.
Я улечу поутру с дикими гусями в промозглый туман. Время двигаться в путь. Время подвести баланс с Майком Чейзом.

Глава 14

Ким принял их на службу и одел их в консервативные темные костюмы, так что они стали похожи на молодых руководящих работников. Втроем вместе они выглядели весьма впечатляюще и всюду выдавали себя за братьев.

Глава 15

Возвращение в Сент Луис…
Юнион стейшн… запахи стали, пара и сажи… Ким шагает сквозь облака пара в сопровождении Шариков Роликов и Боя, следом за ними – целая процессия носильщиков. Они поселяются в привокзальной гостинице, переодеваются и выбирают из своего арсенала оружие понеприметнее. Затем Ким нанимает карету и просит кучера отвезти их к его старому дому на Оливковой улице. Там Ким достает фотоаппарат и делает несколько снимков. Владелец выбегает из дома и спрашивает Кима, чем он тут занимается.

Глава 16 - Октябрьские ясные деньки

Когда лег на тыквы иней
И в амбарах урожай
Выйди из дому без шапки
И скотине сена дай

Глава 17

Вынашиваются планы прикупить земельный участок на другой стороне реки напротив Сент Луиса и заложить там новый город. Джонсонвиль будет служить центром коммуникаций и местом, в которое будут поступать все донесения разведки. Но выглядеть город будет весьма заурядно.

Глава 18

Призрачная рука… дуга голубого света… улицы наполовину занесенные песком запах реки в прилив он осторожно садится на матрас всего лишь впечатленье человеческая ископаемая форма сохраненная простынями медленное холодное дыхание в его легких кто то дышит рядом серые тени выползают из под досок пола у окна как тепло заливает по макушкам деревьев все легче и легче один за другим они улетают прочь в небо миллионы старых фотографий Тома готовящего чай на кухне, смеющегося, одевающегося, раздевающегося, оставляя туннель из Томов позади себя и Кима кончающего, пишущего, гуляющего, стреляющего, сдающегося и мчащегося вместе с Томом в вихрях маленьких серебряных вспышек и клубах фиолетового дыма.

Глава 19

Ким знает, что в Сент Албансе он находится в полной безопасности. Но он знает также, что ему пора двигаться в путь. У него есть дела поважней, чем стрелять по охочим до коровьего вымя собакам или сгонять скваттеров с земли…

Глава 20

Грейвуд встречает их на вокзале, и они берут кэб, который отвозит их в «Бункер» – бывшее банковское здание на углу Боуэри и Спринг… Массивные стены, толстые стальные двери. Это неприступная крепость. Резиденция Кима на верхнем этаже состоит из гостиной, столовой, кухни, спальни и ванной комнаты.

Глава 21

Нью Йорк, год этак 1910 й. Конкретные свидетельства жизни после смерти и реинкарнации придали убийствам совершенно новую перспективу. Появились этичные киллеры, которые берутся за заказ только после тщательной кармической диагностики и подбора будущих родителей для жертвы. В некоторых случаях смерть может даже увеличить могущество врага, заранее озаботившегося подготовкой соответствующих реципиентов. В таких случаях надо выбирать такой способ умерщвления, который нейтрализовал бы возможность переселения души.

Глава 22

«Пошли в „Метрополь“ и выпьем шампусика».
По Бродвею ходят парни,
Дескать, нету их шикарней,
Потому что, потому что знают то и знают сё.
Целый день толпа гуляет
По Бродвею взад вперед,
Хвастая, что, дескать, может всё всё всё.
Они жулики, громилы,
Стукачи и разводилы,
И всё ходят, и всё ходят возле «Метрополя».
Но имена их покроет грязь,
И их дух исчезнет, злясь,
Если ляжет туз рубашкой вверх на стол…

Глава 23 - Quien es?

Отец кое что объяснил Киму насчет живописи: художники при жизни не могли продать ни одной картины, а теперь их полотна буквально бесценны.
«Если знать, чем отличается хорошая живопись от плохой, то лучшего вложения денег просто не придумаешь».

Глава 24

С мужчиной, в дальнейшем опознанным как профессор Стоунклифф – куратор Британского музея и всемирно известный египтолог, – прямо на вокзале Виктория случился припадок безумия. Он вступил с другими пассажирами в пререкания, которые постепенно перешли в потасовку. Вырвавшись из рук противников, он бросился под колеса поезда.

Глава 25 - Quien es?

Ким Карсонс литературная обработка Уильяма Холла

Quien es?
Последние слова Малыша Билли, когда он вошел в темную комнату и увидел сидящую в темноте фигуру. Кто здесь? Ответом была пуля в сердце. Если ты требуешь у Смерти предъявить верительные грамоты, ты – труп.

Глава 26

Киму пришло время отправиться на арабское задание, поэтому ему нужно научиться говорить по арабски так, чтобы не осталось и следа иностранного акцента. Талант к языкам подобен таланту к игре в карты. У одних людей он есть, у других – нет. Читать – это одно, а говорить – совсем другое. Догадка Кима о том, что язык действует по принципу вирусной репликации, подтверждается в Институте языков, расположенном в окрестностях Парижа. Любой язык теперь можно выучить в результате серии инъекций.

Глава 27

– Меня зовут капитан Зомба. Из отеля «Континенталь».
Выученный английский акцент, решает Ким. У капитана искреннее и абсолютно не внушающее доверия лицо, на макушке – поношенная красная феска.

Глава 28

После завтрака на террасе Ким написал записку одному из своих агентов и попросил мальчика из гостиницы доставить ее по адресу. Мальчик вернулся назад через два часа с приглашением на ужин.

Глава 29

Ким вышел за пределы времени, теперь он может посмотреть со стороны на время, простирающееся перед ним. Он видит ферму в Сент Албансе, Джерри Эллисора и собаку но кличке Ровер, белку с пробитой головой, застывшую в падении с верхушки дерева хурмы..

Глава 30

Военные операции того или иного рода ведутся здесь постоянно, причем большинство из них абсолютно бессмысленны или, точнее говоря, имеют такой смысл, который кажется бессмыслицей западному человеку. Но, обдумывая все это на арабском, Ким начинает понимать общий замысел примерно так же, как начинали смутно видеть слепые при помощи устройства, над которым Ким в свое время работал. Они не могли «видеть» при его помощи в обычном смысле этого слова, но они начинали воспринимать реальность в виде совокупности точек, подобно тому, как это происходит на картинах пуантилистов.

Глава 31

Они усаживаются в кабину «Песчаной жужелицы».
– Воздушные шары и газовые баллоны… – сообщает Тони, показывая на ящики со снаряжением. При помощи этого мы проникнем в долину, а если по везет, то и выберемся оттуда.

Глава 32

Перед нами переполненный ресторан, двое посетителей беседуют у стойки бара…
– Что ты думаешь по поводу этого слияния, Би Джи?
– Полная фигня, – чревовещает Би Джи. Молчание, подобное удару грома.
– ЧРЕВОТОЧИНА! ЧРЕВОТОЧИНА! ЧРЕВОТОЧИНА!
Хозяева ресторана с криками бегут к выходу. Это самая заразная болезнь, которая когда либо существовала на планете. Перед нами переполненная людьми электричка…
– Билеты, пожалуйста, – чревовещает кондуктор.
– ЧРЕВОТОЧИНА! ЧРЕВОТОЧИНА! ЧРЕВОТОЧИНА!

Глава 33

Вот Ким в едущем на юг микроавтобусе. Гай Грейвуд сидит за рулем. Оба молчат. Низкое темное небо на юге… Кажется, что оно ниже, чем поверхность земли. Ветер дует нам в спину, облака несутся на восток… что то длинное и тонкое проносится по небу, тускло освещенное снизу зеленовато лиловым светом, и все вместе это удивительно напоминает постановку студенческого театра… музыка из «Острова Мертвых» . Они проезжают мимо дома из красного кирпича: стыков между кирпичами практически не видно, словно их сплавили между собой под высоким давлением.

Глава 34

Ким Крисмас, суперагент разведки, сворачивает на убогую улочку в Амане. Он бросает монетку безрукому прокаженному, и тот ловит ее зубами. Ким начинает жить по своей легенде. Теперь он – Джерри Уэнтуорт, безработный космолетчик.

Глава 35

Проводник обводит пальцем область на карте…
– «Пространство Мертвых Дорог», senor. Так называют не те дороги, которые больше никто не использует, дороги, которые заросли травой, а те дороги, которые умерли. Вы понимаете разницу?

Глава 36

Вечер опускается на Мехико Сити. Пернатая змея душит город, сжимая у него на горле кольца ядовитого ярко оранжевого дыма, который проходится наждаком по легким, колышется, обволакивая спешащих прохожих, многие из которых прикрывают нос и рот носовыми платками. Ядовитая россыпь красных, зеленых и голубых огней неона шипит и потрескивает в клубах смога.

Глава 37

Двигаясь назад во времени, Ким оставляет за собой полосу катастроф, что абсолютно логично: перемещаясь в пространстве через время, создаешь временной вакуум.
Вот он в Танжере, сидит на террасе и пьет кофе. Он устраивается поудобнее, чтобы почитать о землетрясении в Агадире, ах да, он только что был там, командующий был в отъезде, повезло, надеюсь, это не из за него, старого осла, земля зашевелилась. Ким жадно читает свидетельства очевидцев, людей, спасшихся потому что остались там где были, людей вовремя выбравшихся оттуда где оставаться не стоило, обезумевшие родственники разбирающие завалы голыми руками кажется смотрят на него с укоризной… да яйца всмятку самое то… если судить по баллам тряхнуло как следует. Ким ничего не понимает в точных науках, в конце то концов, что может быть менее магического, чем взять и сказать: сейчас я вам устрою землетрясение силой в семь микропериметров по шкале как его там звать… А вот и пикантные подробности на закуску: толчок разрушил подземное логово змей, и тысячи обезумевших кобр и гадюк выползли на улицы города, кусая всех несчастных, которые попадались им на пути…

Глава 38

Однажды в Марракеше на закате дня, сидя с Уорингом на террасе… громкий стук в дверь. Ким приоткрывает дверь и видит свое вечное проклятие – инспектора Дюпре. Центральный компьютер выплюнул назад фальшивый паспорт. Герр Уоркман скончался десять лет назад. Инспектор швыряет паспорт на стол и улыбается.

Глава 39

Итак, в каком обличье должны мы вернуться в Новый Свет, чтобы выглядеть пришельцем из Старого Света (каковыми мы, в сущности, и являемся), поскольку следы исчезают у нас за спиной, словно отпечатки на сыпучем снегу или на наметенном песке.
– Эти парни знают свое дело, – сказал ему Тони. – Любой паспорт, любая страна, какую только пожелаешь, старик…

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE